Бес


  На чердаке было пыльно и душно. Брезгливо отодвинув паутину, Денис пробрался к куче хлама в углу, отбросил пару деревянных щитов, какое-то тряпьё и извлёк небольшой изящный чемоданчик, резко контрастирующий со всей остальной дребеденью. Открыв его, вытащил части снайперской винтовки, сноровисто присоединил воронёный ствол, глушитель, оптику прицела, приладил цевьё и передёрнул затвор.
Патрон послушно, с лёгким щелчком вошёл в канал ствола, и Денис не смог удержаться, чтобы не погладить винтовку. Отличная машина!
Он достал из кармана маленький скальпель, отогнул гвоздики. Вытащив стекло, аккуратно поставил его к стенке, а потом посмотрел на фосфоресцирующий циферблат часов. До назначенного времени оставалось пять минут. Он знал цену времени, как знал и то, что оно может сжиматься и растягиваться. В его жизни бывало так, что пять минут тянулись невыразимо медленно, но бывали и минуты, летевшие стрелой...
В памяти чередой всплыли все подобные дела. Вот первый заказ. К нему готовился особо. Узнав от заказчика, что «клиента» плотно опекает охрана: не только доводит до подъезда, но поднимается внутрь и в квартиру, изменил план. Решил изучить все слабые места бизнесмена. Нашёл-таки одно звено – любовницу «клиента», проживающую на последнем этаже элитного четырёхэтажного дома. Девушка любила свежий воздух и имела привычку в летнее время настежь открывать все окна.
Денис не зря брал уроки у альпинистов, поэтому спуститься с крыши в квартиру ему не составило никакого труда. Остальное, как говорится, дело техники.
Слава Богу, в квартире громко играла музыка, так что в комнату напротив он зашёл, не будучи обнаруженным. Пуля из пистолета с глушителем чмокнула под лопатку толстяка, облапившего сексапильную блондинку,  другая пуля досталась невольной свидетельнице. Она раскрыла рот, но не проронила ни звука, лишь раскрыла глаза от неописуемого ужаса при его появлении.
По контрольному выстрелу в голову каждому – и быстрее назад на крышу. Он вышел тогда из соседнего подъезда и спокойно прошествовал мимо охраны, травившей анекдоты в джипе. «Охраняйте дальше, ребята, смейтесь. Скоро поймёте, что плохо сделали свою работу».
Денис слыл профессионалом и в зависимости от конкретных условий выбирал разнообразные средства достижения поставленной задачи. Как-то раз на море ему пришлось применить для этого всё своё мастерство пловца-подводника. А что делать, если «клиент» любил длинные заплывы, и только под водой он смог подобраться к объекту совершенно незамеченным, что позволило быстро утянуть на дно не оказывающего никакого сопротивления человека. Тот никак не ожидал его появления здесь, за километр от берега.
Он никогда не повторялся и был неистощим на выдумки. Мог просто заминировать автомобиль, но мог и подбросить усыплённую на время ядовитую змею-гюрзу в кабину одноместного самолёта клиента с точным расчётом, что она проснётся на высоте, потревоженная и готовая отомстить первому попавшемуся ей на глаза человеку. Широко использовал яды, быстро распадающиеся в организме и не оставляющие малейших следов.
Заказчики ценили креативность Дениса. Он, как правило, работал один, но иногда ситуация требовала того, чтобы из правила сделать исключение. Когда потребовалось ликвидировать известного криминального авторитета, который, чувствуя надвигающуюся опасность, никогда не расставался с оружием и метко стрелял, он поступил и вовсе неординарно. Кто мог предвидеть, что пацан-беспризорник, спускающийся с чердака – червяк, которого охрана, проходя все этажи здания до чердака, и малейшим вниманием то не удостоила, задержится, затаившись за простенком этажа у мусоропровода и, проходя мимо «клиента»,  вдруг развернётся, чтобы точно вонзить прямо в сердце ему острейшее шило. А когда тот беззвучно осядет вниз, преспокойно выйдет из подъезда, шмыгнув в ближайшую подворотню.
За свою изворотливость он получил кличку Бес. Бес так Бес, лишь бы везло ему, как и прежде. Больше всего Денис опасался: когда-нибудь удача отвернётся от него. Он верил в удачу. Как, впрочем, и в то, что он непременно вывернется из любой ситуации. Непредсказуемость и бесовская изворотливость не раз выручали его в самых сложных, порой безнадёжных ситуациях.
Сам Денис порой ощущал себя сложным механизмом, слаженная и безупречная работа всех частей которого была нацелена на достижение главной цели - ликвидацию объекта с минимальным риском. Этот механизм был снабжён совершенным мыслительным устройством, предварительно отрабатывающим различные варианты решения сложной задачи и изыскивающим самые оптимальные из них. Но он был ещё совершеннее самого сложного аппарата, так как подходил к решению любой задачи совершенно неординарно. Если бы это не звучало кощунственно, то можно было бы назвать разработку планов убийств творчеством.
Осталось ли в нём что-либо человеческое? Кем он стал? Он гнал от себя эти мысли, но порой они всё равно возникали.
«В каждом бизнесе свои правила игры – их нельзя нарушать. – убеждал он себя снова и снова, – если ты наёмный киллер, твое дело безукоризненно выполнить ЛЮБОЙ заказ».
Его судьба была проста. Не прошёл по конкурсу в университет. На платное отделение не стал переводиться ввиду бедственного финансового положения родителей. Через полгода попал в армию, где волей случая стал снайпером,  не раз выходившим победителем из дуэлей со снайперами чеченских «духов».
На войне научился подавлять любые эмоции, привыкнув к смерти, к крови и страданиям раненых. Но почему-то хорошо запомнил не первого убитого им врага – молодого чеченца, неосторожно высунувшего голову из развалин, а снайпера, работавшего в развалинах Грозного и уничтожившего много наших солдат и офицеров.
Он долго охотился за ним, изучал его тактику. Необходимо перехитрить врага. Иногда очень полезно поставить себя на его место. Что он будет делать, где ему лучше всего занять позицию? Где враг должен оборудовать запасную, какие выберет пути отхода?
Убитым им снайпером, к удивлению, оказалась красивая, молодая, хрупкая девушка с короткой стрижкой тёмно-русых волос и голубыми глазами. Она была явно не местной. Подтверждение этому он нашёл, когда в карманах камуфляжа обнаружил записку на незнакомом языке с латинскими буквами и суммами в долларах. Кроме этой своеобразной ведомости расчётов за выполненную «работу», он обнаружил эти самые доллары – зелёные бумажки с портретом заморского президента.
И ещё маленькую цветную фотографию. На крыльце деревянного дома, залитом весёлым ярким солнцем, стояла девчушка лет трёх с симпатичными ямочками на пухлых щёчках и обворожительной улыбкой.
Она была чем-то похожа на его младшую сестрёнку. Только его сестра очень редко улыбалась, давно уже прикованная к постели. На операцию требовались деньги, много денег.
Он посылал их с самой первой своей получки, работая грузчиком на оптовом рынке. Посылал и с последующих расчётов в огромном супермаркете, куда перешёл, затем работать охранником. Но скоро прикинул, что ему не хватит и трёх жизней, чтобы, отказывая себе буквально во всём, скопить на операцию за границей. 
Он сменил одну работу, другую. В России сложно заработать большие деньги честным трудом. Ему говорили об этом друзья. А он возражал, хотя со временем поверил: так оно и есть. И стал тем, кем стал. И по-прежнему посылал деньги в тихий и уютный городок, причём, уже более значительные суммы... 
... Новый заказ он получил неделю назад. Встретился в условленном безлюдном месте, привычно взял в руки фотографию...
... И чуть не выдал себя. С цветного фото, сделанного не то на Сейшелах, не то на Канарах, на него смотрело улыбающееся лицо Димки – школьного друга.
Как же давно он не видел его! Наверное, с памятного школьного вечера, когда они до рассвета бродили по ночным улицам их тихого городка, чтобы на следующей неделе разъехаться кто куда.
Стало быть, Димка тоже попал в столицу, преуспел, судя по всему, и кому-то здорово помешал.
Бес ничем не выдал своего волнения. Подробно расспросил заказчика об основных привычках «клиента». Где бывает, чем интересуется. Друзья, знакомые, дача, офис, охрана. Удивительно: заказчик был обо всём превосходно осведомлён. Ещё бы! Ведь он три года являлся его бессменным первым заместителем, соучредителем концерна и, как никто иной, знал все привычки своего шефа.
Петр Петрович обстоятельно ответил на все вопросы, то и дело вытирая платочком потную лысину. Его чёрные прищуренные глазки бегали из стороны в сторону, как бы желая охватить как можно больше пространства. Раскрыв «дипломат», он достал несколько пачек американских долларов, протянув Денису:
– Это задаток. Половина суммы. Остальное получите после выполнения работы в семь вечера здесь же...
На чердаке было душно. Истекала пятая минута. Денис услышал звук мотора подъезжающих автомобилей и осторожно высунул в окошко ствол.
 Вот и машина – шикарный перламутрово-зелёный «Лексус» с тонированными стёклами и сверкающими титановыми дисками колёс. Он мягко притормозил у парадного подъезда дома напротив.
В оптику прицела Денис хорошо видел, как выскочившие из автомобиля быки-телохранители слаженно заняли свои позиции. Один оглядел улицу, другой открыл дверцу автомобиля, из которого неспешно выбрался плотный мужчина. Из второго автомобиля вышли другие люди, потянулись к зданию.
Денис выбрал цель. Он нацелил перекрестье прицела на затылок и плавно нажал на спусковой крючок.
Петр Петрович в этот день предусмотрительно одел под модный пиджак бронежилет и вообще на всякий случай старался держаться как можно дальше от своего шефа. Бывает всякое. Рикошет, например, или ответный неприцельный выстрел охраны. Впрочем, это вряд ли. Всё должно пройти как по маслу, ведь не зря за работу взялся Бес, которого рекомендовали, как чрезвычайно надёжного, редкого профессионала.
Первый заместитель, ожидавший услышать звук выстрела, наконец, услышал его.  Жёсткий, как удар плётки пастуха. Неотвратимый,  как сама смерть, спустившаяся с расколовшегося надвое неба и протянувшая костлявую, тощую и одновременно необычайно цепкую руку к одному из находящихся внизу людей.
Почти одновременно Петр Петрович почувствовал сильный удар в затылок, рухнув на землю. Когда душа его, провалившись в самую глубокую пропасть планеты, стремительно набирала скорость по направлению к чистилищу, тело, точнее, большая голова успела шевельнуть толстыми губами, силясь произнести что-то.

Но сумела выплюнуть только струйку тёмной крови изо рта, застывшую на асфальте последним незатейливым автографом.


август 2002 г.




 


Рецензии
Странный рассказ написанный в странное время. О вкусах не спорят, но осколок зеркала в глазу кривого точно есть

Иван Степанов   17.01.2018 21:36     Заявить о нарушении
Вы это точно заметили - давно написано.
Но приметы того времени перешли в наши дни, это факт.

Спасибо за внимательное прочтение и отзыв.

С уважением

Александр Кожейкин   18.01.2018 18:36   Заявить о нарушении
Уродливое было время, вернее взгляд людей на мир и их многие поступки. Но это сугубо моё мнение.

Иван Степанов   18.01.2018 18:38   Заявить о нарушении
А по-вашему сейчас люди стали лучше или хуже? Мне кажется, принципиальных изменений не произошло.

Александр Кожейкин   19.01.2018 15:56   Заявить о нарушении
Да люди во все времена одинаковые. Просто тогда норы жизни смешались, всё стало без ограничений и правил.И, объективности ради, уровень жизни очень упал у многих. Сейчас просто ограничения установлены опять и дети не падают в голодные обмороки в школе. Мне сейчас больше нравится люди , чем тогда. Хотя тогда, лично я, жил прекрасно.

Иван Степанов   20.01.2018 13:58   Заявить о нарушении
Спасибо. Сейчас поколение, на мой взгляд, более прагматичное, меньше романтиков, больше цинизма что ли.

Александр Кожейкин   20.01.2018 16:04   Заявить о нарушении
Они другие. А цинизма всегда хватало. Я себя тоже к циникам отношу. А основал эту философскую школу ещё Диоген. Так что главное, что бы меньше было эксптремизма, больше альтернатив развития. Как-то так.

Иван Степанов   20.01.2018 16:59   Заявить о нарушении
Поддерживаю Ваши мысли.

Александр Кожейкин   21.01.2018 15:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.