Помойник



-Да, ничего, Витюша, - не боись за меня, проживу ... как-нибудь... - заскорузлая рука его сделала плавное движение в воздухе, - и не такое переживали, хлеба досыти не ели... Теперя хлеба ... во!
Та же неуёмная рука потянулась сначала к заострённому кадыку, а потом махнула над глянцевой лысой макушкой, обрамлённой свалявшимися седыми кудельками. Он потянулся к старой сумке, сшитой ещё его старухой лет двадцать назад из вконец изношенного, но некогда модного плаща ткани «болонья», извлёк из её недр полбатона белого, заплесневелого с одной стороны и, выложив на клеёнку стола со стёршимися от времени узорами, предъявил сыну.
-Теперя хлеба ...завались!  - он опять замахал, но уже двумя руками, - в мусор даже белый выбрасывают! Эх!
Он взял в руки заплесневелую часть батона, внимательно разглядывая позеленевшую поверхность, а узенькие выцветшие глазки подёрнулись влагой:
-Вот такого куска хватило бы сёстрёнке моей Иришке ... я тебе говорил ... в сорок втором померла... маленькая была  ... не давали и десяти ... а она маленько не дожила до четырнадцати... Мы погодки были...  А потом одна за другой ... две похоронки... сначала на деда твово ... потом на большака  дядю Егора... Вот и остался я один с мамкой, бабкой твоей...  Да и она ... совсем недолго задержалася на этом свете ... испереживалась вся и здоровье надорвала сильно... стала чахнуть, чахнуть, иссохла ... год только и протянула... Царствие ей небесное...
Он повернулся всем своим сухим сгорбленным телом к дешёвой иконке, купленной в подземном переходе, но крестится отчего-то не стал. Только внимательно посмотрел в лик богородицы словно собираясь побеседовать с ней о самом сокровенном.
Сын Виктор, крепко сбитый мужчина тридцати семи лет  в далеко не новой, но тщательно отстиранной опрятной розовой сорочке и отутюженных светлых брюках с аккуратной и почти незаметной штопкой на правом колене брезгливо покосился на белый хлеб на столе и стоящее рядом оцинкованное ведро с размоченным чёрным хлебом.
-Ты не ходил бы по помойкам, батя!  Ты же пенсию получаешь. Я ... честное слово... помогу... Сейчас кредит за телевизор закончится, Нина на работу устроилась. Вот у меня есть ... Десять рублей!
Виктор достал из брюк потёртый кошелёк, с готовностью извлёк одну бумажку.
-Нет ... не надо .... вам нужнее... Ты говорил... машину чинить тебе... на новую собираете ... Васятке осенью в школу... в шестой уже ...купи лучше ему чего... Да вот кстати вспомнил - внучонку гостинец.
Он отворил дверь старого кухонного шкафчика, достал пакетик дешёвых леденцов, протянул сыну:
-Передай. Скажи от дедушки. И спроси, почему не заходит...
-Ладно.
Закрыв дверь за сыном, дед вслушивался, как натужно гудит мотор лифта, как спускается на нём с седьмого этажа Виктор, а через минуту заводит мотор своих «Жигулей» шестой модели и отъезжает, чтобы вернуться сюда не раньше, чем через недели две. Что ж, ему не привыкать, вот уже десятый год как он овдовел и живёт один в однокомнатной квартире, в которую посчастливилось въехать после того, как их старый барак,  где жили с самой войны и где вырастили двух сыновей, окончательно обветшал и пошёл под снос.

***
Он прошёл к столу, открыл ящичек, достал острый нож, срезал зелёную плесень. Отломил от очищенного батона кусочек, в задумчивости пожевал, недоумевая. Присев на табуретку, внимательно посмотрел в окно, на мусорные контейнера, где буквально  три дня назад ему посчастливилось обнаружить тоже половину, но от чёрной буханки. Хлеб был чёрствый и потрескавшийся, но без малейших следов плесени.
Когда впервые он подошёл к контейнерам с мусором? Трудно вспомнить точно.... Должно быть, в то злополучное время спустя два года после выхода на заслуженный отдых, когда аж на целых три месяца задержали выплату пенсии. У него и своя технология поиска была разработана. Вот в прихожей палка с прикреплённым острым наконечником. Этим нехитрым приспособлением он до дна прощупывал каждый из шести стоящих во дворе контейнеров. На промысел выходил дважды в день - примерно к одиннадцати утра, когда рабочие заканчивали опорожнение бункеров подъездных мусоропроводов, и вечером перед заходом солнца с нехитрым расчётом на жильцов пятиэтажных домов, до позднего вечера со стуком выколачивающих помойные вёдра о края контейнеров ввиду того, что в их домах мусоропроводов не было.
Из всего многообразия мусора он выуживал бутылки и куски хлеба, а другими объедками и огрызками брезговал, хотя в предпраздничные и праздничные дни иной раз диву давался. Попадались и почти целые, надкушенные скорее всего кокетливыми девичьими зубками янтарные куриные ножки, и явно неумело срезанная с большим слоем сала свиная шкурка, и наполовину съеденные огромные яблоки со следами губной помады.
Не брал он ни книги, ни журналы. Этим занималась Патриция Андреевна, филолог с университетским образованием, работающая в своё время редактором  в книжном издательстве. Которое так и не сумело приспособиться и перейти на выпуск книжной продукции пользующейся теперь спросом, приказав долго жить. Она выходила чуть позже и присаживалась на деревянный ящичек у крайнего контейнера, а он громко сообщал об очередной интересной находке.
-Обратите внимание, Алексей Иванович! Какая тревожная наблюдается в нашем обществе тенденция! - церемонно обращалась она, глядя поверх круглых очков на отобранную из мусора литературу, - в начале этой так называемой перестройки какие книги люди выбрасывали на помойку? Марксистов-ленинистов,  «Малую землю» Леонида Ильича с материалами съездов и конференций да сборники «В помощь пропагандисту-агитатору». Потом очередь дошла до Маяковского. Ну это я ещё могу понять - я его не люблю за издевательство над языком, этакие неологизмы и неприкрытое заискивание перед властью, да и многие не любят. Год назад мы с вами обнаружили на помойке дешёвое издание Байрона. Клеёный переплёт, шитье «в тачку».  Что же, подумала я - не все любят читать зарубежных классиков в переводе, да порой и перевод бывает не вполне удачный. Может быть, не приглянулось полиграфическое исполнение.... Но вчера! Вчера вы любезно предложили мне из одного из этих баков с отходами прекрасно сохранившийся томик Есенина! 
Она укоризненно покачала головой и долго ещё беззвучно шевелила губами. Может быть, в памяти всплыли любимые строчки поэта...
***

Значительную часть собранных кусков хлеба он заливал дома в ведре обычной водопроводной водой. И затем выходил с ведром во двор кормить голубей и воробьёв. А они привыкли к чудаковатому старику и спешили со всех сторон. Он стоял, наблюдая как птицы расклёвывают угощение, которое совсем недавно находилось среди зловонного мусора, не в силах скрыть довольной улыбки.
Досаждали мальчишки. С криками «Эй, помойник!»  или «Дед-помойка» они кружились вокруг него и во время поиска хлеба и во время раздачи корма птицам. Он старался не обращать на них внимания. Чего с них, глупых, возьмёшь. Ни холода, ни голода не видели, никто у них не умирал от недоедания. Вот и слава Богу, что не видели тот ужас, что выпал на его долю!
Иногда старик для вида топал ногой и грозно замахивался, но вид его был настолько карикатурен, что это вызывало у сорванцов ещё больший восторг. Впрочем, скоро им надоедало дразнить деда, и  они переключались на другие занятия, а летом и вовсе пропадали на речке.
В один из осенних вечеров, когда небо подолгу плачет надоевшим дождём, кропит и кропит без остановки, и промозглый ветер отбивает всякое   желание выходить без особой нужды на улицу, а во дворе и нет почти никого,  за исключением собачников, прогуливающих своих питомцев и кутающихся в тёплые куртки, Патриция Андреевна вышла из своего подъезда и проговорила, обращаясь непонятно к кому:
-Второй день я не вижу уважаемого Алексея Ивановича. Второй день!
Очевидно, она поделилась с кем-то ещё, и уже через час дежурный слесарь в присутствии участкового и двух соседей без особого труда вскрыл ломиком и монтировкой деревянную дверь и потянулся за носовым платком, брезгливо морщась от сладковатого запаха.
На похоронах и народу совсем не было. Кучка старушек да два взрослых сына, один из которых - Серёга пил горькую, разошедшись с последней женой, и на церемонии-то еле стоял на ногах.
С могилой и транспортом помог завод, на котором двадцать лет трудился до самого выхода на пенсию покойный. Вездесущие старушки сначала долго судачили:  как это будут выносить с седьмого этажа? И отчего в новых домах ничего не предусмотрено, приводя в пример соседний шестнадцатиэтажный дом с вместительным вторым грузовым лифтом. Округлив глаза передавали друг другу сногсшибательную новость о зашитой в матрасе старика огромной сумме денег, которой хватило бы на три новых машины. Но старик всё расписал в своей предсмертной записке. Треть только  - сыну Виктору на новую машину, а остальную сумму завещал разделить поровну внучатам Васятке  и Игорьку «на учёбу в институтах и ниверситетах». И совершенно обошёл сына Сергея, обосновав свою позицию и приписав жёстко: «Серёге ничего. Всё равно пропьёт!»
Очень скоро о старике забыли. Его место у мусорных контейнеров никто не занял, хотя жить лучше не стали, и оно пустовало. Лишь изредка Патриция Андреевна, сидящая у окна за чашкой чая и вспоминающая порой своего доброго знакомого, наблюдала, как один и тот же небритый субъект искал в контейнерах бутылки, но везло ему не очень. Виктор затеял обмен квартиры и пару раз привозил на своей новенькой машине «Жигули» десятой модели золотистого цвета каких-то деловых и весьма озабоченных людей.
Голуби и воробьи, поначалу долго ожидали в обычное своё время кормления доброго деда. И, не дождавшись, недоумённо покидали место, где за долгие годы на асфальте образовалось заметное пятно. Они прилетали так несколько дней, а потом как то незаметно переключились на поиски другой пищи.
Так получилось, что  перед выборами мэра города во дворе решили обновить асфальт, и вскоре уже ничего не напоминало о старике в обычном городском дворе, где мощный джип соседствовал с дребезжащим  «Запорожцем», а богатство и  роскошь, не успевшие переехать в загородные трёхэтажные коттеджи, - с пронзительной нищетой и отчаянием.





Рецензии
Ну, извините, Александр.. О нищете здесь говорить, пожалуй, неуместно. Только о свободе выбора.. только и всего.
С уважением.

Мэг Шелли   03.09.2009 10:39     Заявить о нарушении
Не понял.
Какая свобода выбора может быть у российских стариков со средней пенсией 100 -130 $ в месяц? Или это шутка такая? Вычтите из этой суммы коммунальные платежи и попробуйте на эту сумму хоть как-то прожить. Хотя бы мысленно представить попытайтесь. Тогда появится настоящая свобода выбора: умереть сразу или экономить каждый день буквально на всем, умирая медленно.

Спасибо за отзыв.

Александр Кожейкин   06.09.2009 07:45   Заявить о нарушении
Я, конечно, дико извиняюсь, но "экономить буквально на всём, медленно умирая", при этом имея в "заначке" "три автомобиля" - это, конечно, насущная необходимость "обделённого", на ваш взгляд, старца.

Мэг Шелли   09.09.2009 22:44   Заявить о нарушении
Мэг, он же "съехал", таких стариков полнО.
Я с натуры его зарисовал.

Александр Кожейкин   10.09.2009 14:33   Заявить о нарушении
Я не сомневаюсь, что "с натуры", Александр. Просто конкретно данный сюжет никак не "проходит" в качестве иллюстрации обделённой старости.
Да и, честно говоря, не подходит дед, на мой взгляд, под определение "съехавшего". Своеобразный - да. Завещание достаточно трезвое, к примеру..

Мэг Шелли   11.09.2009 17:28   Заявить о нарушении