Три пули из автомата Узи. История Веры Птичкиной

         рассказ

  ***
Вероятно, Вере надо было родиться мальчиком. Настолько велика была у неё тяга к технике и ко всем исконно мужским занятиям. Ещё в детском саду
Вера сильно удивляла воспитателей. Отставив в сторону кукол с их нарядами, презрев даже одинаково любимых всеми плюшевых мишек и собачек, она часами увлечённо катала по полу  грузовики, паровозики или же, подняв в воздух деревянный самолётик, гудела так громко и старательно, что из кухни выглядывала изумлённая повариха тётя Маша.
В школьные годы любила она одеваться как все пацаны во дворе и непременно участвовала во всех их баталиях, сделала себе неплохую рогатку, из которой метко стреляла, а после демонстрации фильма «Спартак» деревянный меч и щит. Она отдавала предпочтение короткой стрижке и с видимым удовольствием разбирала, чинила и собирала велосипед младшего брата Кольки, причём, очень скоро к ней стали обращаться за помощью не только его ровесники -  но и ребята постарше. Вера не только быстро и качественно выправляла им «восьмёрки» на ободах колёс - она смело бралась за ремонт педалей и втулок.
Бабки на лавочке только головой качали, и надо было видеть их изумление, когда на своё шестнадцатилетие  Вера выпросила у родителей не модную дублёнку как её соседка и одноклассница Таня, а ... мопед. Понятно, отец у Веры шофёр, и она похожа на него, как две капли воды. Но ведь с годами становилась она привлекательной девушкой - ни лицом, ни фигурой Бог не обидел! С годами светлые её волосы потемнели, веснушек на лице добавилось, но зелёные озорные глаза таили какую-то загадку. Отчего же вместо того, чтобы как все девчонки рассуждать о нарядах,  учиться стряпать да шить она с детства пропадала по гаражам да мастерским.
-Израстёт! - произнесла как-то бабка Дуся, - вот увидите - израстёт! Дурь сама пройдёт! Это гены отцовские гуляют. А бабска природа... она всё равно своё возьмёт!
Но шли годы, а природа отчего-то долго не брала «своё». Родители уж было забеспокоились, начитавшись в «Аргументах и Фактах» заметок про неправильную ориентацию, про трансвеститов с бисексуалами, после чего им захотелось обратиться за консультацией к специалистам, как однажды весенним вечером заметили:  засобиралась Верочка на танцы, достала мамину губную помаду и тушь и, пожалуй,  впервые обратила внимание на флакончики духов и разных там кремов.
Отсиделись тихонько на кухне - так боялись спугнуть ненароком. А уж когда поздним вечером в окно увидели : провожает дочку до подъезда кавалер- последние сомнения рассеялись. Права, стало быть, была бабка Дуся.
     Впрочем, Вера ходила и на танцы и, переодевшись в дырявые джинсы, по-прежнему гоняла на мопеде. С танцев её неизменно провожал какой -нибудь ухажёр, однако никому она пока не отдавала явного предпочтения.


  ***

Она училась достаточно хорошо, и для многих было неожиданностью, когда после восьмого класса Вера не продолжила образование, а собралась поступать в профтехучилище по специальности «автослесарь». На недоумённые вопросы домашних  резонно отвечала:
-Между прочим, после училища тоже можно поступать в любой университет или институт. Такое же среднее образование. И специальность к тому же!
Мать вздохнула, а отец коротко одобрил:
-Хорошо, дочка, делай как знаешь.
Спустя два года Вера с отличием закончила профтехучилище, переименованное к тому времени в «технический колледж», получив там заодно и права водителя. Вновь удивив родителей, да и всех, кто знал её неплохие способности к учению, она не стала поступать в университет, огорошив таким заявлением:
-Прежде, чем учиться, хочу поработать... Чтобы стать настоящим специалистом, а не теоретиком-ботаником.
«Ботаниками» Вера называла тех людей, кто не мог разобраться при желании в технике и у которых вдобавок «руки были вставлены не тем концом».
Устроилась она не на автобазу, где шоферил отец, а на другую, расположенную совсем в другом конце города. И здесь сказался её независимый характер.
Не обращая внимания на снисходительное к себе поначалу отношение, Вера с первого же дня охотно бралась за любую, самую грязную и малооплачиваемую работу и делала её на удивление добросовестно. Так, что вскоре ей стали доверять и ответственные операции по ремонту двигателей внутреннего сгорания и коробок передач, благо теоретические знания у Веры Птичкиной были.
Чего не хватало автослесарю Птичкиной в работе - так это физической силы. Вроде бы и ростом вышла она не маленькой - для женщин метр шестьдесят девять, согласитесь, весьма неплохо - но возьмёт порой съёмное приспособление, а деталь никак не поддаётся! От досады слёзы на глаза наворачиваются.
Впрочем, долго в автослесарях  она ходить и не собиралась. В планах Веры было изучить ремонтное дело где-нибудь за полгода, а затем... Затем она планировала покрутить с полгода баранку и тогда уже поступать летом в университет.
И вот однажды радостная и возбуждённая  зашла она к начальнику автоколонны, положив ему на стол листок бумаги:
-Вот!
-Что это?
Петр Иванович прочитал заявление о переводе водителем и почесал вспотевшую лысину:
-Ты же знаешь, Птичкина, наш парк? На какую машину прикажешь тебя посадить? У нас «ЗиЛы» да «КАМАЗы»! Даже если Гришку перебросить с «УАЗика», разве ты с этой машиной справишься, ежели в дороге чего приключится? Вот только представь: поедешь ты в грязь или в мороз, а  с  колесом прокол! Да ты хоть знаешь, где у бортового «УАЗика» запаска? Она ведь, зараза, к днищу во-о-т такими болтами приделана!  Чтобы достать колесо, надо лезть в самую грязь под машину да и силушку необходимую иметь.
-А «шиньон»? - вспомнила Вера.
-Что «шиньон»? - озабоченно проговорил Петр Иванович. - Да он же «убитый» совсем! Его Васильев раздолбал вдребезги ещё до того, как был уволен за пьянку! Коробку сняли, тормоза никакие - надо менять главный цилиндр. А движок! Он же до предела изношен! Шутка сказать - на третий круг пошёл!
-А если я «шиньон» сделаю? - предложила Вера, - вы, Петр Иванович , поможете запчастями?
-Ты?
Петр Иванович оглядел девушку с головы до ног -  будто впервые увидел. Она стояла, засунув руки в карманы засаленного комбинезона и внимательно смотрела на него, а в озорных глазах виделся какой-то вызов. В конце концов, подумалось Петру Ивановичу, пусть пообломается на этой работе,  как ему ещё отвязаться от настырной Птичкиной? А вреда особого не будет - «шиньон» и так и этак неисправен. Пусть попробует - не получится  - так  спеси поубавится!
-Ладно! - махнул он рукой, - давай попробуем! И, быстро подписав заявление, потянулся к телефонной трубке.

***

Прошло два месяца, и Вера выехала на «шиньоне» - так на автобазе прозвали «ИЖ-2715» - за ворота. С гордостью проехала она по знакомым улицам города, миновала здание родной школы и лихо подкатила к профтехучилищу, точнее: к техническому лицею.
Как хотелось Вере, чтобы кто-нибудь из знакомых преподавателей случайно вышел и увидел  и её и автомобиль, отремонтированный Верой,  хотя и не без помощи механиков автобазы! Она вышла из машины, прошлась по двору. Душа пела... Но, подумалось вдруг: нет... это нескромно. Чем  я собираюсь хвастаться? Обычная работа! Пекарь печёт пышный хлеб, мать дома стряпает вкусные пироги. И все к этому так привыкли, что ограничиваются обыкновенным дежурным «спасибо», а не восторгаются. Отчего же нужно выражать восторг Вериной работой?
Сев в машину, она рванула с места.
Со следующего дня Вере стали открывать и закрывать наряды как и любому другому водителю, выписывая путевой лист на поездки. Конечно, старались подкинуть маршрут поближе, а задание дать попроще. Но это Вере очень не нравилось.
-Послушайте, Нина Петровна! - не удержалась она в очередной раз, - Алтынбаеву выписали ехать на «УАЗике» за карбюратором для «ЗиЛа» через весь город. Туда лучше на моей машине съездить, а его направить на мукомольный по заявке. И бензина уйдёт в два раза меньше и  заработает Марат не меньше. Автобаза в этом случае только выиграет.
-И то верно,  Петровна, - подключился внезапно появившийся начальник автоколонны, - Птичкина правильно говорит, - давай так и сделаем. А наряд и переписать недолго!

***

В этот ноябрьский день Вере Птичкиной выписали наряд на дальнюю поездку в райцентр, расположенный в тридцати километрах от города. Результатом сложной бартерной цепочки были десять рулонов рубероида, но получать его надо было в филиале организации в этом самом небольшом городке.
Снабженец автоколонны давно уже не ездил с Верой за экспедитора - она успешно сама разбиралась и с накладными и с доверенностями. Так что возвращалась ноябрьским вечером Вера одна и весьма довольная тем, что всё прошло так успешно. Нужный автохозяйству материал лежал в багажном отсеке автомобиля.
В тот году зима пришла рано, но снега было немного. Вера ехала по шоссе с включёнными фарами и думала о том, что неплохо было бы успеть разгрузиться до того, как закроется склад. Навстречу ей проносились тяжёлые автопоезда, бросая в стекло горсти грязной снежной пыли, её обгоняли шипованные иномарки и шустрые «десятки».
Быстро стемнело. Вдруг на обочине шоссе Вера заметила зябко кутающуюся в шаль женщину со свёртком на руках, напоминавшим грудного младенца. Она подняла руку, Вера притормозила.
-До города подбросишь, да? - с сильным кавказским акцентом спросила незнакомка.
-Садитесь, - Вера с готовностью распахнула дверцу автомобиля, и женщина опустилась на сиденье. Автомобиль тронулся с места .
Странно, подумалось Вере. Встретить в таком безлюдном месте женщину с маленьким ребёнком на руках! Очень странно! Что-то настораживало в поведении незнакомки. А что именно? Возможно то, что как-то не особенно бережно обращалась она с младенцем при посадке в машину? Или её какой-то очень настороженный и очень уж сосредоточенный взгляд?
-Сэйчас сворачивай быстро эта дорога! - в бок Веры упёрся ствол обреза, выглянувший из детского байкового одеяла.
Вера не ожидала такого развития событий и скорее машинально подчинилась, свернув на указанный просёлок. Что делать? В голове пульсировал этот вопрос. Может, направить машину на дерево. Но, как нарочно,  в этом месте деревья были скрыты за насыпью снега. Скорее  всего машина увязнет в нём. А если бандитка выстрелит? Что же делать?
Вот на пустынной дороге по направлению движения показалась другая машина с включёнными фарами дальнего света. Кажется, «БМВ», разобралась Вера.
-Здэсь останови! - приказала незнакомка.
Из иномарки выскочили трое. Все в коротких кожаных куртках. Кавказцы!
-Ну, влипла, - пронеслось в голове. Кавказцы подошли поближе.
-Молодэц, Фатима! - отчего-то по-русски гортанно произнес один из бандитов и затем добавил несколько слов на незнакомом Вере языке.
-Вылэзай! - гаркнул на Веру другой, рывком распахивая дверь «шиньона».
Что делать? Решения не было! Только тут Вера заметила у третьего бандита ствол короткого автомата, который никогда прежде не видела ни в кино ни по телевизору. Что им нужно? Вряд ли они хотят меня ограбить или изнасиловать. В подъезде дома, где жила Вера, одну квартиру занимали чеченцы, торгующие на рынке и практически ежедневно водившие к себе новых и новых девок. Бабки, сидевшие на лавочке, плевались в их сторону, но ни девкам, ни чеченцам и дела не было до бабок. У них были другие «бабки», и было их очень много.
Наверное, им нужен автомобиль! Перевезти взрывчатку, оружие... Да мало ли для каких целей. В машине вполне можно совершенно незаметно разместить пять таких абреков, причём совершенно незаметно.
Все эти мысли пронеслись в голове Веры за доли мгновения. Она левой рукой взялась за ручку автомобиля, слегка нагнулась и правой рукой нащупала пучок проводов за панелью, рванув их со всей силы.
Может, оттого, что было темно и была она в машине одна, бандиты этого не заметили. Вера вышла из машины, и человек с короткоствольным автоматом ткнул стволом  в сторону опушки леса:
-Иды туда, сука!
Вера сделала несколько шагов по неглубокому снегу и только хотела обернуться, как прозвучала автоматная очередь, и тело пронзило жгучим огнём. Она не слышала, как над нею склонились бандиты, не чувствовала, как оттаскивали в сторону её бесчувственное и окровавленное тело, как присыпали его свежим, таким чистым снегом -  вперемешку с листьями и не знала, что обесточив цепь зажигания, не только не позволила нападавшим завладеть столь необходимым им автомобилем - но фактически спасла себе жизнь.

***

Она также не знала, сколько пролежала в полном беспамятстве под ворохом листьев и снега. Сознание вернулось к ней, а вместе с ним и нестерпимая боль. Она попыталась встать, не смогла, повернулась на бок, затем на живот и попыталась встать снова. Стало так больно, что она чуть было вновь не потеряла сознание.
Надо ползти!
Вера увидела свой автомобиль. Он стоял на том самом месте, а иномарки рядом с ним не было. Это придало ей силы. Оставляя за собой кровавый след, она выбралась на проселочную дорогу и поползла, постанывая как побитая собачонка...
...Дверь «Шиньона», к счастью, была открыта, но попытка взобраться на водительское сиденье дорого стоила Вере - она потеряла сознание.
Вере повезло: произошло это на весьма непродолжительное время. Не сразу, но всё-таки соединила она нужные проводки - помогли навыки, полученные на автобазе - и, вытянув рукоятку дроссельной задвижки, завела двигатель.
Произошло чудо! Её машина, которая с наступлением холодов начинала капризничать, отказываясь заводиться, ... на этот раз не подвела - вздрогнула,  её двигатель чихнул пару раз и затарахтел. Недаром выклянчивала Вера у завхоза новый аккумулятор и добилась-таки своего!
Куда ехать? Прямо? Но путь по просёлочной дороге её абсолютно неизвестен. Эта дорога может привести и к заброшенной на зиму стройке и к охотничьей избушке. Развернуться нельзя! Назад, на «шиньоне», с плохим задним обзором?  Тяжело, но другого выхода не было!
Ревущий автомобиль выбрался задним ходом на дорогу и помчался по направлению к городу...
... И вновь повезло Вере. На ближайший же перекресток встала на пост машина ГИБДД. Милиционеры сразу же обратили внимание: с этой машиной что-то не так, остановив слегка виляющий автомобиль. Да и сама Вера, увидев патрульную машину, стала тормозить, поняв, что у неё появился шанс. И потеряла сознание
На милицейском «УАЗике»  с  ревущей сиреной она была доставлена в отделение реанимации, где врачи всю ночь делали её операцию за операцией, рассказывая и пересказывая то немногое, что успела проговорить людям в форме и в белых халатах в промежутках между беспамятством. По её описаниям уже следующим утром были задержаны двое из нападавших, и милиция вышла на след чеченки Фатимы и третьего бандита.
Жизнь врачи Вере спасли. Только вот здоровье вернуть не смогли. Три пули, выпущенные из автомата «Узи», слились в одну большую жирную точку, поставленную в конце той жизни. В которой была весёлая и неунывающая Вера с её огромным желанием мечтать и - самое главное - воплощать свои мечты в жизнь. В которой она шла своей дорогой, заряжая не всех, но многих энергией. В той жизни она только начала жить. И у неё это получалось!
...Эти три пули стали многоточием в начале той, другой жизни с долгим оформлением пенсии по инвалидности, хождением по многочисленным учреждениям с бумагами и справками, с посещением поликлиник и разных аптек.
Да, поначалу Вера была героем. У неё оказалась феноменальная зрительная память на лица, за помощь в поимке преступников её благодарили в горотделе милиции, а седой полковник крепко, с чувством жал руку.
А потом? Потом началась серая и совсем неинтересная жизнь инвалида второй группы...
...Она часто сидит на одной и той же лавочке в городском сквере. Отсюда хорошо виден оживлённый перекрёсток и разбегающиеся в разные стороны разноцветные автомобили, на которые она подолгу смотрит. Смотрит таким взглядом, каким моряки, списанные по той или иной причине на берег, провожают уходящие в далёкое море корабли...



 


 


Рецензии
Рассказ хорош. Читается на одном дыхании. Но отдаёт публицистикой, как бы "журналистским расследованием". Сделав концовку более душевной, атвор выдавил бы слезу, а так - вызвал возмущение бюрократией в судьбе девушки.
Всё равно - спасибо. Обязательно почитаю что нибудь у Вас еще.

Владимир Давыденко   10.10.2007 04:14     Заявить о нарушении
Cпасибо, Владимир! Вы очень чуткий читатель - очень точно уловили - дело в том, что я всю жизнь, как писатель, стремящийся стать художником, борюсь с самим собой-журналюгой, который привык идти от факта, и оттого налет публицистики везде проступает - но борюсь с ним.


С признательностью

Александр Кожейкин   10.10.2007 08:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.