Рассвет - из жизни отдыхающих


                    рассказ

Похвалин любил рыбалку и при первой же возможности посидеть у озера или речки с удочкой с большим удовольствием предавался любимому занятию. Ему, как и подавляющему большинству таких же любителей с обычными удочками, было совершенно не важно, какое количество рыбы принесёт он домой. И было так же совершенно ясно, ради чего отправляется он на тихий берег. Где ещё можно спокойно и без суеты поразмышлять о жизни и о судьбе, о прошлом, настоящем и будущем?
Вот и в дом отдыха прихватил он свою любимую пятиколенную удочку с американской катушкой и в первый же вечер своего пребывания твёрдо решил: с утра пораньше отправиться на озеро. Ранним утром каждая минутка дорога. Стало быть, всё необходимое для рыбной ловли надо готовить с вечера. И снасти, и подкормку, и наживку. Хлеба для прикормки он набрал в столовой, а в поисках червей после ужина завернул за спальный корпус с пустой полиэтиленовой баночкой из-под майонеза.
Поскольку у Похвалина была своя оригинальная методика поиска дождевых червячков, ему была не нужна лопата. Он находил подходящий камень - не большой и не маленький, быстро отворачивал его в сторону и только успевал выдёргивать из прелой земли ускользающих упругих червячков. Предпочтение он отдавал красненьким червячкам среднего размера, на которых лучше клевали окуни. Да, пожалуй, и другая рыба предпочитала именно таких червячков, весьма неохотно пробуя белых и толстых.
Очень скоро его баночка наполнилась достаточным количеством червей.
-И чего это вы тут ищете? - раздался вдруг за спиной приятный женский голос с изрядной долей кокетства. Этот голос был очень похож на голос актрисы Удовиченко, и, обернувшись, Похвалин поразился и внешнему сходству - женщина со следами былой красоты на лице возрастом около тридцати пяти-сорока лет и на внешность была также на удивление похожа. Разве только чуть полнее и пониже. А то, что причёска - забранные в пучок рыжие волосы - была другой, нежели у известной актрисы, так это ни о чём не говорило - причёски женщины готовы менять хоть каждый день.
-Клад! - бросил Похвалин.
-Ну, конечно,  -  незнакомка включилась в игру и поддержала его шутку,  - и он должен быть где-то здесь, под одним из камней, - не принимайте меня за дурочку.
Она неожиданно обиделась. Или сделала вид. Надула полные губы, нахмурила брови-стрелочки. Чуть покачнулась на каблучках.
Тут только Похвалин заметил, что она пьяна. И, пожалуй, пьяна изрядно. А женщина, словно прочитала его мысли, заметив:
-Да, я выпила... с подругой. Немного... бутылку вина... на двоих.  Ну и что? Хотела пойти на танцы.
-Что же не пошли? - холодно осведомился Похвалин.
-А успею ещё, - беспечно отреагировала незнакомка, - у меня кавалера, между прочим, нет.
Похвалин бросил в баночку горсть земли, чтобы червям было уютней, и заметил:
-Не беда,  там кавалеров полно. Без труда найдёте.
-Полно, - хохотнула женщина, - только старички одни. А вы, вижу, на рыбалку собираетесь.
Она ткнула тонким пальчиком в баночку с наживкой и просительно заглянула ему прямо в глаза:
-Возьмите меня, пожалуйста, на рыбалку. Я буду вести себя там очень хорошо.
-Нет, - отрезал Похвалин, - к сожалению, не могу - у меня только одна удочка.
-Значит, не хотите, - заключила женщина, - а я бы просто так постояла, посмотрела.
«Вот привязалась» - с досадой подумал Похвалин и решил промолчать.
-А как вас зовут? - не унималась женщина.
-Платон, - буркнул Похвалин, хотя с младенчества был Николаем.
-Какое красивое имя! - искренне удивилась женщина, - был такой философ. Ну, что же, Платон, раз не хотите принять меня в свою компанию, прощайте! Пойду-ка я на танцы. Что остаётся бедной женщине? Не помирать же в номере со скуки!
-До свидания, - очень вежливо ответил Похвалин.
Он искоса посмотрел, как женщина удаляется от него по широкой аллее среди неспешно прогуливающихся отдыхающих и направился в свой номер. Надо было поменять крючок и заменить поплавок. И вообще лечь спать сегодня пораньше. Если это удавалось, Похвалин замечал за собой удивительное свойство - его достаточно отдохнувший организм мог проснуться утром  точно в заданное с вечера время. Главное - это лечь вовремя, и он не мог дать подобному феномену никакого разумного объяснения - словно невидимые часы тикали внутри его, заставляя пробуждаться, причём на минуту-две раньше назначенного времени. Поразительно - сбоев пока не было.

***
Вот и в это утро будто какая-то сила подбросила его на узкой деревянной кровати одиночного номера без двух минут пять. Был конец июня, и уже начало слегка светать. Похвалин быстро оделся, взял приготовленные с вечера удочку, садок, запасную катушку и коробочку с крючками и грузилами, баночку с червями, набросил на всякий случай видавшую виды штормовку, прихватил крем от комаров и тихонько выскользнул на улицу.
Он свернул с широкой центральной аллеи на второстепенную. Фонари не горели, но в стороне озера наблюдалось слабое свечение, и дорожка была освещена каким-то отражённым светом. Справа на такой же аллее послышалась какая-то приглушённая возня, а затем два голоса, мужской и женский. И этот голос показался Похвалину очень даже знакомым.
-Пусти!
-Ну, чего ты ломаешься, пойдём.
-Я так не могу. Не сейчас. Мне пора к себе. К себе, в свой номер.
-Там у тебя подруга. Сама говорила. А у меня в номере никого. Ну что от тебя, убудет что ли? Чего тогда ко мне приставала на танцах? зачем сидели в баре? Какого хрена круг дали вокруг озера?
-Да я танцевать просто хотела. А что тебе вокруг озера ночью со мной гулять было неинтересно? А сам стихи читал. Говорил: очень романтично. 
Похвалин узнал голос своей недавней собеседницы и невольно остановился.
-Романтично, - передразнил мужчина, - короче: динамо. Чего тебе, жалко?
Раздалась брань. Вновь послышалась возня, а затем женский голос, более громкий и взволнованный:
-Прекратите! Я... я буду кричать!
Похвалин не выдержал и устремился на звуки. Он выскочил на аллею и увидел свою вчерашнюю знакомую и рядом с ней невысокого, жилистого, лысоватого мужчину. Он удерживал её на лавочке, захватив обеими руками и заголив платье намного выше пухлых белых коленок, и, обернувшись на Похвалина, смерил того выразительным взглядом. В этом взгляде тот должен быть прочитать и немой призыв оставить их в покое, и нескрываемое раздражение его неожиданным появлением и даже злобу дикого зверя, у которого отнимают самку в тот самый момент, когда до долгожданного спаривания остаются считанные мгновения.
Иная реакция была у женщины, которая не смогла сдержать искренней радости от внезапного появления Похвалина.
-Платон! - воскликнула она, - ты, как всегда, вовремя!
На лице добивавшегося её мужчины отразилось несказанное удивление. Наверное, так древние люди воспринимали неожиданное явление Христа народу. Лысый отдёрнул от женщины руки, точно от горячей сковородки, и вскочил на ноги, бормоча дежурные ругательства. Наверное, он полагал: Платон, то есть Похвалин, станет драться, но тот и не собирался этого делать. Как назло, леска от удочки слегка ослабла и зацепилась за кустарник, и он лихорадочно дёргал снасть туда-сюда, пока ему не удалось достичь желаемого результата.
За это время мужчина исчез, а женщина быстро привела себя в порядок, одёрнула платье, поправила причёску и сидела на скамейке, беззаботно закинув ногу на ногу, как ни в чём не бывало.
-Ну, и как рыбалка, Платон? Много рыбы наловили? - беспечно поинтересовалась она у приблизившегося Похвалина.
-Если честно, никакой я не Платон. Николай я, - представился Похвалин, - а на рыбалку я только сейчас иду.
-Николай ... - певуче протянула женщина, - тоже хорошее имя. Коля, Коля, Николай! Сиди дома, не гуляй. А можно мне с вами на рыбалку?
-На этот вопрос я уже отвечал.
-Помню, помню. Решительно отказали. Но теперь вы должны непременно учесть следующие изменившиеся обстоятельства. На меня могут напасть. Не исключено: этот безжалостный и свирепый насильник спрятался в кустах или бродит где-то неподалёку.
Шутит она или говорит серьёзно? Похвалин так и не понял. Ему попадались люди, способные шутить даже тогда, когда впору было реветь навзрыд. 
-Да он ушёл в свой номер... кавалер ваш, - осторожно предположил он.
-Какой там кавалер... на танцах приклеился, как банный лист. А насчёт того, что ушёл - сомневаюсь. Он за соседней беседкой затаился. Только и ждёт удобного момента. Вот вы уйдёте, а он - тут, как тут.
Она приблизилась вплотную к Похвалину. Так близко, что коснулась упругой грудью, и он ощутил запах винных паров. И, жалобно глядя снизу вверх округлившимися серыми глазами, изменившимся голосом напуганного до шокового состояния ребёнка, попросила:
-Пожалуйста, не бросайте меня! Мне страшно...
Этого натиска Похвалин не ожидал и, не выдержав, бросил великодушно-снисходительно:
-Ладно уж...

***
На понтон, где днём в солнечные дни загорали отдыхающие, а ранним утром по обыкновению рыбачили фанаты рыбной ловли, они пришли спустя пять минут. Похвалин никогда не брал с собой на рыбалку жену - она не любила этого занятия, и теперь чувствовал себя несколько неловко. Ладно бы никого на понтоне не было. А в это утро, как нарочно, кроме них, ещё двое. Хорошо, что люди незнакомые. А, не дай Бог, подойдёт сюда кто знакомый. Что подумает о нём и его спутнице?  Невесть что подумает!
Он слыл примерным семьянином, и своей любимой супруге изменил всего-то один раз в командировке. Да и то из чистого любопытства по пьяному делу. Впрочем, мимолётная связь с молоденькой худосочной сотрудницей не оправдала его ожиданий и укрепила в правильности народной пословицы: «От добра добра не ищут». Настолько, что больше подобного он никогда не позволял ни при каких, самых располагающих к тому обстоятельствах и был кристально чист перед своей ласковой, фигуристой и весьма сексапильной половиной. На которую, кстати, жадно посматривали иные мужчины, что ещё сильнее укрепляло Похвалина в верности выбранной генеральной линии. 
Вот и эта случайная, можно сказать, знакомая, со следами былой красоты на лице, так похожая на актрису Удовиченко, не вызывала у него пока ничего, кроме лёгкой досады. По дороге он узнал, что зовут её Татьяной, и это имя совершенно не шло к ней. Отчего-то он представлял всех Татьян необычайно мечтательными, сентиментальными и романтичными натурами. И непременно неисправимыми домоседками. Эта Татьяна была явно непохожа на своих тёзок.
 «Шляется по ночам, «гулеванит», как говаривала, бывало, его незабвенная бабушка», - пронеслось у него в голове в тот самый момент, когда он сноровисто расправил удочку и насадил извивающегося красненького червячка, краем глаза наблюдая, как сосед вытаскивает огромного краснопёрого окуня.
Он со свистом направил наживку в направлении озера, с удовлетворением наблюдая, как его поплавок всплыл гораздо дальше поплавков других рыбаков. И не успела его красная надводная часть уравновеситься, как по прошествии всего нескольких секунд поплавок дернулся, заходил ходуном и, скрывшись под водой, резко пошёл в сторону. По манере клевать это был окунь. Хотя в последнее время от знакомых рыбаков ему приходилось слышать про появление на этом озере и другого хищника - ротана, у которого могла быть подобная же привычка резко и жадно хватать наживку.
Похвалин сноровисто подсёк рыбу и под восхищённым взором своей спутницы бросил в садок окунька среднего размера. Он забросил наживку в то же место, но на этот раз поплавок застыл неподвижно. Где-то совсем неподалёку время от времени плескала рыба. Но на крючок не шла.
То же самое происходило и у других рыболовов. Ближний к Похвалину, седой, но крепкий мужчина в куртке-ветровке с капюшоном глубоко вздохнул:
-Как отрезало.
-А много взяли? - поинтересовался Похвалин.
-Да не то, чтобы... - уклончиво протянул тот - пяток окуньков всего-то. Я ведь ещё в полной темноте начинал удить. Как бешеные, хватали. Посмотрим, что будет, когда окончательно рассветёт...
На противоположной стороне озера, за тёмной кромкой соснового леса возникло слабое свечение. Оно на глазах усиливалось и ширилось, и вскоре краешек багрового солнечного диска показался над горизонтом.
-Как красиво! - не удержалась от восклицания Татьяна, - с детства такого не видела.
Вот и дальний край озера начал менять свой цвет. Заиграл переливами тёмного и светлого, ночного и дневного, лунного и солнечного, рассыпался искорками по небу, раззадорил облака, которые включились в весёлую игру, откликнувшись ещё более красивыми оттенками. А вскоре и вода не устояла от этой игры. Озорными лучами побежали по ней посланцы солнца, расцвечивая водную гладь и давая всему живому сигнал к пробуждению.
-Но тогда... в детстве... было не так. Не так красиво... - продолжила женщина, - да, совсем не так.
-А рассвет он … разный бывает, - неожиданно промолвил седой рыболов, - я вот двадцать три года проводником работаю, каких только рассветов не нагляделся. Едешь, бывает, по бескрайней земле нашей и под стук колёс любуешься, что солнце вытворяет. Вот зимой, к примеру, когда едешь по широкому полю. Едва поднимется над горизонтом, кинет пробный лучик, а потом заиграет вовсю. И неправда, считают некоторые:  зима скупа на краски – они просто настоящий зимний рассвет не видели!  А осенью? В иные дни небо ярко-синее, холодом дышит. Но это днём, а ночью в заморозки ярко-звёздное. Едешь перед станцией и наблюдаешь из тамбура. Сначала только угадываешь, где взойдёт солнышко, а потом оно начинает набирать силу и всё вокруг себя как бы отогревает. И словно оправдывается, что задержалось.
-Нагляделся я рассветов в Чечне, - вдруг поделился молодой, коротко стриженый мужчина в камуфляжной куртке, стоящий на понтоне с другой стороны. Помню: одно время "духи" как раз перед рассветом повадились навещать наш блок-пост. Соседей тепленькими расстреляли как раз на рассвете. Так возненавидел я это время. Стоишь, вглядываешься в эти горы, в полоску кустов, во всё. И везде, понимаешь, везде видишь подкрадывающегося "духа". Днём-то они все добропорядочные крестьяне, а вечером достают из тайника "калаш" и в нас шмаляют. Сколько ребят положили! Ненавижу гадов!
  -Чеченцы разные, - тихо, но твёрдо возразила Татьяна.
  -Да откуда вы, девушка, знаете, какие они, - сплюнул в воду камуфляжный.
  -Знаю.
  Похвалин не вступил в их спор, а проверил удочку.
  -Теребит мелочь пузатая. А крупняк отошёл в глубину, - высказал он предположение, - надо бы обновить наживку.
  Крупная чайка спикировала на воду неподалёку и взмыла в воду с небольшой рыбкой в клюве.
  -Ловко! - не удержалась от восклицания Татьяна.
  -Она этим кормится, - бросил Похвалин, - а если птенцов надо кормить к тому же, поневоле ловкой станешь, всему научишься. Проснулись поди птенцы-то, есть запросили. Вот и начинает денёк с охоты.
  -А денёк-то ничего начинается, - протянул седой.
  Солнце поднялось над синей полоской леса, проложило дорожку на их берег и по этой дорожке побежало к ним. Над понтоном в воде заискрилось весёлыми блёстками, высветив в прозрачной линзе чуть видимые силуэты рыбьей стаи. Повинуясь этому оживлению, заплясал, резко дёрнулся, а потом пошёл в сторону поплавок. Похвалин подсёк рыбу, и вот уже второй окунь, гораздо больше первого, заплясал в его садке.
   Скучать не пришлось и другим рыболовам. Затянувшаяся пауза закончилась. А отчего случилась она?
   Может оттого, что обитатели озёрных глубин, как и люди, на какое-то мгновение замерли, наблюдая, как с рассветом на земле начинается новый день. А люди, вспоминающие свои рассветы, к тому же задумались. Ведь начинался новый день. А всем хотелось, чтобы был он лучше предыдущего ...
 
 
 
 
 


Рецензии