Ангел в океане

 

       1

Загудел телефон. Люси подняла трубку.
- Алло.
- Люси, это ты?
- Да.
- Это Володя. Привет. Как поживаешь?
- У меня все хорошо. Очень рада тебя слышать.
- Хорошо, что я застал тебя дома. Я через два дня буду в Петербурге. Приезжай ко мне, я тебе вышлю денег на дорогу. Хорошо?
- Хорошо. Я приеду.
- Ты знаешь мой питерский телефон, позвони, я тебя встречу.
- Хорошо, договорились.
- Тогда все, приезжай. Пока.
- До свидания.
- Скоро увидимся.
Раздались короткие гудки, и Люси положила трубку. Старый морской бродяга все-таки сдержал свое слово. Теперь в ее жизни произойдут грандиозные перемены. Она едет жить в Петербург. Жаль расставаться с друзьями, но ничего не поделаешь, нужно чем-то жертвовать ради своего счастья, ради своей любви. Конечно, она никогда не забудет их, не так уж они мало для нее сделали. Все свои печали она делила с ними много лет. Алексей… Как жаль, что у них ничего не получилось. Но теперь разве можно что-нибудь изменить? Остается лишь вспоминать об их короткой весне. Эти воспоминания приносили боль, но эта боль была недолгой, непродолжительной, потому что любовь была самым лучшим лекарством от нее. И пусть соседи говорят все, что им вздумается, скоро они будут далеко, и они не в праве судить о ней. Люси была даже рада покинуть этот небольшой городок, где почти все друг о друге все знают. Жаль, что она не может взять с собой своих друзей, сейчас они были дороги ей как никогда.
Люси подняла трубку и позвонила Мите. Он поднял трубку.
- Алло! Митя?
- Да. Я слушаю.
- Привет. Это Люси. Помнишь, я рассказывала тебе о капитане яхты, там, в Крыму?
- Да.
- Вот он пять минут назад позвонил мне, и я скоро поеду к нему в Петербург.
- Жаль с тобой расставаться, но я желаю тебе успехов в Питере. Устройся там на курсы дизайна. Найдешь хорошую работу, и все будет хорошо. Я научил тебя всему, чему только мог в компьютерной графике. Теперь тебе нужны преподаватели посерьезней.
- Хорошо. Я собираюсь поступить в частный университет. Надеюсь, что у меня останется время на курсы дизайна. Спасибо тебе за все, Митя.
- Пожалуйста. Я делал это хотя бы ради памяти об Алексее. Ты ведь никогда не забудешь его, правда?
- Конечно, не забуду. Разве можно забыть о любимом человеке? Даже если его больше нет.
- Ну, звони, не забывай.
- Я буду приезжать иногда к родителям.
- Успехов тебе в семейной жизни.
- Спасибо.
- Пожалуйста. Пока.
- Пока.
Люси надела куртку и вышла на улицу. Стоял пасмурный октябрьский день, но у нее было очень светлое, праздничное настроение. Она поехала к Кэт. До нее нужно было ехать на автобусе двадцать минут. Люси стояла на автобусной остановке и смотрела, как резвятся дети за оградой детского сада. Как им легко и беззаботно. Совсем недавно она сама была такой же. Как быстро все изменилось! Ощущение детства испарилось, как спирт на руке. Какой резкий контраст между счастьем и бедой. Беда отрезвляет, а счастье пьянит. Как много проблем сваливается на голову человека, когда ему семнадцать лет: все нужно успеть, нельзя забыть даже, казалось бы, незначительную мелочь, иначе вся жизнь рассыпается, как карточный домик, а потом так трудно все изменить…
Пришел автобус, Люси зашла в открывшиеся двери. Сегодня был четверг. Рабочие ехали на работу ко второй смене. В автобусе было тесно. Рабочие весело болтали между собой, кто-то рассказывал анекдот про Вовочку. Когда автобус остановился около завода, почти все вышли, в автобусе осталось человек пять.
- А вот молодежь не идет работать на завод, - сказала одна пенсионерка.
- Конечно, там работать надо. На заводе деньги дорого достаются, - ответила другая.
- Вот наше поколение уйдет, некому и работать-то будет.
- Нужда заставит, будут работать.
- Свежо предание, да верится с трудом.
- Мы этого не увидим. Пусть разбираются, как хотят. Бог им судья.
Люси вышла из автобуса. Это был новый район. Кэт жила в 22-этажном доме. Люси поднялась на лифте на восьмой этаж. Пройдя по узким коридорам, она позвонила в дверь. Кэт в розовом халате открыла дверь.
– Привет, - сказала она. - Заходи.
- Привет, - ответила Люси. - Ты знаешь, мне сегодня звонил Володя. Он зовет меня к себе в Петербург. Он будет там через два дня.
- Я рада за тебя. Значит, ты нас скоро покинешь?
- Но мы все равно увидимся. Я буду приезжать иногда. Это не так уж далеко.
- Вообще, да. Может, и мы выберемся к тебе. Ну, пойдем пить чай, поговорим.
- Пойдем.
Они прошли на кухню. У Кэт всегда было очень уютно, везде стояли всякие сувениры, декоративные статуэтки, шкатулки, на стенах висели миниатюры маслом и графика. Кэт включила чайник.
- Когда поедешь? - спросила она.
- Он обещал прислать деньги на дорогу. Сколько они будут идти?
- Если сегодня вышлет, то завтра получишь.
- Значит, поеду послезавтра. Он послезавтра будет уже в Петербурге.
- Давай устроим проводы? Соберем кучу народу, закупим вина. Мы с Вадимом скинемся, я думаю, он будет не против. Можно у меня собраться, если не очень много народу собирать.
- Да много и не нужно, если только Митю с женой пригласить, они все-таки обучили меня графическим программам, как смогли. Потратили на это довольно много свободного времени.
- Если остановиться на этой компании, то получится пять человек. Мы спокойно поместимся здесь, на кухне.
- Я не против, конечно.
Закипел чайник. Кэт достала вазу с конфетами и положила варенья в пиалу.
- Угощайся, - сказала она.
- Спасибо.
- А родители твои что скажут на это?
- Мама в курсе, а папу я уговорю, ведь он очень любит меня.
- Я ему сочувствую.
- Я уже не ребенок, им придется с этим согласиться.
- Да, годы бегут очень быстро.
- А ты не хотела бы родить ребенка?
- Пока нет. Может быть, лет через пять, когда я не буду так зависеть от мужа.
- Ты на каком курсе сейчас учишься?
- На четвертом.
- А я хотела бы, но мне, конечно, еще рано.
- Успеешь еще, какие твои годы!
- Ну да.
- Ты уверена, что любишь своего капитана?
- Да. Мне хорошо с ним. Надеюсь, что так будет всегда.
- От души тебе этого желаю. Давай позвоним Вадиму на работу.
- Давай.
Кэт набрала номер и позвала Вадима.
- Привет, Вадим. Люси нас завтра покидает, мы решили устроить по этому поводу вечеринку. Нужны небольшие деньги или просто купи вина на пять человек.
- Она уезжает в Питер к капитану?
- Да.
- У тебя будем сидеть?
- Да.
- Хорошо, я все куплю и приеду около шести.
- Договорились, - Кэт положила трубку. - Ну вот, все в порядке.
- Дай я позвоню Мите.
- Пожалуйста.
Люси позвонила Мите и пригласила их с Мариной на вечеринку, объяснив ситуацию. Митя обещал прийти. Некоторое время они с Кэт молча пили чай, поглядывая друг на друга. Кэт включила магнитофон, зазвучал Том Вэйтс.
- Знаешь, Люси, твоя история похожа в чем-то на мою, потому что я тоже рано вышла замуж и не за первую любовь, - сказала вдруг Кэт. - Я иногда капризничаю, но жить можно, так что, думаю, у вас все будет хорошо. Саша мог бы поселить меня в любом городе России, но я просто привыкла жить здесь. Я не хочу оставлять свою компанию.
До прихода Вадима оставалось еще два часа. После чая девчонки решили прогуляться, заодно купить продуктов. Они вышли из дома и пошли в парк. Это был новый парк с небольшими деревьями и прудом посередине, через который был построен красивый мостик. Они остановились на мосту и долго смотрели на воду сквозь пелену тумана. Было прохладно. Воздух был влажным и тяжелым. На середине пруда плавали еще не успевшие улететь утки.  На лавочке сидел какой-то старичок, читал газету, потом встал и ушел, оставив газету на лавочке. Ветер долго трепал ее страницы, потом подхватил ее и стал кругами волочить по асфальту. Вдруг внезапный порыв ветра поднял ее вверх, покружил над головами девчонок и забросил в пруд.
- Сюрреализм, - сказала Люси.
- Вот уедешь в Питер и не увидишь таких картин.
- Там будет на что посмотреть.
- Петербург, конечно, красивый город. Но нас там рядом уже не будет.
- Это, конечно, жаль. Мне вас будет сильно не хватать. Особенно, когда Володя уйдет в рейс. Но я иногда буду приезжать, и мы обязательно увидимся. Может быть, вы как нибудь приедете ко мне.
- Может быть, приедем. Но это не может повторяться часто. Ладно, пойдем в магазин за продуктами.
Они вышли из парка, и пошли в ближайший продуктовый магазин. Через пятнадцать минут они вышли на улицу, неся с собой полные сумки. Они вернулись домой и занялись кулинарией. Вскоре приехал Вадим, привез несколько бутылок вина. Еще через сорок минут приехали Митя с Мариной. Разговор зашел о фильмах, это была любимая тема Вадима. У Вадима был домашний кинотеатр, и многочисленные гости приходили смотреть фильмы. Девчонки тем временем накрыли стол и пригласили к нему всю компанию. Посыпались прощальные тосты, немало было выпито вина. В общем, чудно время провели.
На следующее утро Люси проснулась в одиннадцать часов. В дверь позвонил почтальон и принес квитанцию на денежный перевод. Люси пошла на почту, получила деньги на дорогу. Оттуда она пошла в железнодорожную кассу и купила один билет до Петербурга. Вечером она уже села в поезд. Люси попала в купе с семейной парой и мужчиной, который ехал в командировку до Петербурга. В Петербург поезд пришел рано утром. Питер встретил Люси хмурым осенним дождем и туманной сыростью. К счастью, Люси взяла с собой зонт. Она пошла вдоль Невского проспекта, по мокрому от дождя асфальту. Она только один раз была в Петербурге, да и то давно, в детстве, и он поразил ее сейчас своей красотой и грустным дождем. Люси включила плейер, там была органная музыка Иоганна Себастьяна Баха. Музыка удивительно подошла к питерскому пейзажу. Она дошла по Невскому до канала Грибоедова и пошла по набережной канала. Времени было навалом и она решила гулять дальше. Люси дошла до набережной Невы. Ветра почти не было, было прохладно, но хорошо, несмотря на небольшой дождик. Прохожих на улице было совсем немного в столь ранний час. Люси спросила у одного старичка, как пройти на Васильевский остров, и он с удовольствием объяснил ей и показал на него рукой. Она шла по набережной мимо Эрмитажа, разглядывая скульптуры. Все вокруг восхищало ее. Как здорово, что она теперь будет жить в этом прекрасном городе! Она прошла по мосту на Васильевский остров. Продрогнув, ей хотелось посидеть в каком нибудь кафе, хотя сейчас она могла позволить себе и ресторан. Время было половина девятого. По незнакомым улицам она дошла до метро «Василеостровская», рядом с которым открылось кафе. Люси заказала яичницу с беконом и чашечку кофе. На улицах уже стало оживленно, люди торопились на работу или в институт. Люси некуда было торопиться и, плотно позавтракав, она решила увидеть Финский залив. Она на метро доехала до станции «Приморская», как ей посоветовали прохожие, и по проспекту пошла в сторону моря, мимо каких-то универмагов и магазинов. Вскоре она дошла до бетонной дамбы и по дорожке дошла до берега Финского залива. Просторный морской пейзаж понравился Люси. Ей не хотелось уходить отсюда, но уже пора было звонить Володе, и она прошла по берегу до гостиницы «Приморская». Она позвонила из автомата. Трубку поднял Володя.
- Привет.
- Привет. Ты приехала, очень рад тебя слышать. Ты где?
- Я около гостиницы «Приморская».
- Как ты туда попала?
- Я уже давно гуляю по городу.
- Подожди меня там, я сейчас приеду за тобой.
- Хорошо.
- Я быстро.
Через двадцать минут Володя приехал на своей «Ауди». Он подбежал к Люси, крепко обнял ее и прижал к себе.
- Осторожно, ты мне кости поломаешь.
- Я буду обращаться с тобой, как с любимым цветком. Какой твой любимый цветок?
- Бордовая роза.
- Поехали отсюда.
- Поехали.
Они сели в машину и умчались прочь.

                                                                        2

Володя заехал в цветочный магазин и купил для Люси семнадцать роз. Бордовых столько не было, и ему добавили алых. Получилась целая корзина роз. Они приехали домой, это была огромная питерская квартира. Когда-то она была коммуналкой, но позже Володя выкупил соседские комнаты, в результате он стал обладателем четырехкомнатной квартиры. Его родители жили отдельно, оставив эту квартиру ему. Мама иногда приходила вытирать пыль. В таком доме очутилась Люси. Сначала было очень непривычно, но потом она освоилась. В доме было много заморских сувениров, ведь Володя обошел весь мир на своей яхте. Они сходили в магазин за продуктами, купили две бутылки дорогого испанского вина. Сегодня они устроили маленький праздник на двоих. Дома безумно пахло розами, горели свечи, и все было так, как иногда описывают счастливый момент, после которого они жили долго и счастливо, но у них все было не так просто.
Через две недели Люси поступила в гуманитарный университет, на заочный коммерческий факультет искусствоведения. Жили они с Володей весело, скучать было некогда, они ходили по выставкам и музеям. Иногда они ходили в гости к знакомым - морским коллегам Володи. Однажды они отправились на пикник, на природу, со старым Володиным другом, штурманом, старшим лейтенантом Военно-морского флота Михаилом и его молодой женой Леной. Поехали по дороге на Выборг, километров на восемьдесят, и нашли живописное местечко рядом с речкой. Там был красивый сосновый лес. Оставили машины недалеко от шоссе и дальше пошли пешком. Как раз выпал первый снег, немного подморозило, но снега было совсем немного. Ребята нашли удобную полянку и развели костер. Жарили шашлыки, пили вино. У Михаила было две сестры, они тоже хотели поехать, но не смогли. Одна из них была пианисткой, и у нее был концерт, а другая, младшая, пошла на свидание. Но вчетвером им было совсем не скучно. Лена взяла с собой гитару и пела старого Гребенщикова, Башлачева, Цоя. Володя и Михаил вспоминали свою юность в Нахимовском училище. Люси, охмелев от вина, слушала их бесконечные байки о море и кораблях. Домой вернулись уставшие, но счастливые. Уснули моментально.
В конце ноября Люси повезло, и она устроилась работать верстальщиком в рекламное агентство. Володя иногда заходил к ней на работу, что подняло ее в глазах коллег и начальства, после чего мужчины на работе перестали смотреть на нее жадными глазами. Теперь у нее были свои, честно заработанные деньги. Наступил декабрь. Петербург готовился к Новому году. Запестрели улицы новогодними украшениями, на витринах магазинов появились наряженные новогодние елочки. Было ощущение какого-то волшебства. Володя в будни, днем, теперь скучал один. Он либо слонялся из комнаты в комнату, либо ехал кататься на машине, делая покупки для Люси. Когда рабочий день Люси заканчивался, он заезжал за ней на машине и они некоторое время катались на машине, потом оставляли ее около Эрмитажа и шли гулять пешком по набережной Невы и каналу Грибоедова. Люси очень нравились эти места.
Наступил Новый год. В новогоднюю ночь они пригласили к себе Михаила с Леной и двумя его сестрами. Люси ночью позвонила родителям и поздравила их с Новым годом. Компания веселилась до утра. Весь пол был засыпан конфетти и серпантином. Накануне Володя купил большую стройную елку. Они с Люси наряжали ее тридцать первого декабря. У Люси выходные длились до восьмого января, а двенадцатого января Володя должен был уехать в Новороссийск на яхту, на которой они должны были уйти на Канарские острова на три месяца. Праздники прошли, как один день. На Рождество они с Володей ходили в церковь и были на службе всю ночь. Двенадцатого января Володя уехал. Люси проводила его на вокзал и посадила на поезд Петербург - Новороссийск. Так они расстались на три месяца. Люси первое время очень скучала по нему, но потом она сдружилась с Мишиными сестрами и почти каждый день звала их к себе в гости. Она не любила сидеть одна в огромной квартире. Шестнадцатого января они отметили день рождения Люси. На этот праздник пришли Михаил с Леной. В феврале приехали Вадим и Кэт на четыре дня. Они вместе с сестрами Михаила устроили веселую пьянку. Теперь деньги были даже у Люси. Володя, на всякий случай, оставил ей тысячу долларов, к тому же в агентстве ей платили неплохую зарплату. Потом ребята уехали. Люси снова осталась одна, но скучать было особенно некогда, она готовилась к первой сессии. Иногда она любила гулять одна по питерским улицам, где-нибудь в центре или по берегу Финского залива, который сейчас покрылся толстым льдом до самого горизонта. Иногда она любила ходить по магазинам и покупать всякую ерунду. Однажды она купила на улице картину у незнакомого художника, там над морем была написана ярко горящая свеча. Люси повесила ее у себя над кроватью. Сессию Люси сдала успешно, и это событие решила отметить со своими новыми подругами. Купили шампанского, грузинского вина, наделали бутербродов и веселились до самого утра. Одна из Мишиных сестер, Оксана, прекрасно играла на фортепьяно. В эту ночь она устроила длинный концерт. Играла Баха, Бетховена, Моцарта. Даже соседи, которым музыка мешала спать, смирились и слушали ее прекрасное исполнение. Не каждый день Володино пианино звучало так прекрасно. Младшая Мишина сестра, Маша, привела с собой своего молодого человека, которого звали Саша. Он был студентом строительного института. Учился уже на третьем курсе. Маша училась заочно и работала секретарем в туристической фирме. Компания разошлась только на рассвете, когда люди уже пошли на работу. Люси взяла этот день за свой счет. Решила отдохнуть лишний день. Она просто легла спать и проспала до трех часов. Потом встала, оделась, выпила кофе. Позвонила мама, сказала, что они с отцом очень соскучились по ней, а так все в порядке по-прежнему, поздравила ее со сдачей первой сессии. Потом позвонила Володина мама, спросила, как дела - она иногда звонила Люси. Поговорив с Володиной мамой Люси включила телевизор и легла на диван, обложившись подушками. По телевизору показывали всякую ерунду, но ей было все равно. Пролежав так пару часов, ей стало скучно, и она решила пойти погулять. Она вышла на улицу, и не спеша пошла в сторону «Приморской». На улице было хорошо, ветра не было, и тихо падал снег. Через некоторое время она пришла на берег Финского залива - туда, где была в первый день приезда в Петербург. Она сама не знала, почему ей нравилось это место, но она приходила сюда вновь и вновь. Наверное, берег Финского залива символизировал для нее начало новой жизни, которая так отличалась от ее прошлого. У нее теперь есть любимый человек, и первый раз в жизни ей приходится его ждать долгие месяцы. Скорее всего, весной у них будет свадьба - еще один крутой поворот в ее жизни. Возможно, летом ее возьмут в дальнее плавание, на борт «Альбатроса». Тогда ее ждут фантастические приключения и масса совершенно невероятных событий. «Скорее бы лето» - подумала Люси и пошла обратно домой.
Прошло еще два месяца. Был апрель, когда вечером раздался звонок телефона. Люси подняла трубку и услышала Володин голос. Он звонил из Новороссийска, куда вернулся «Альбатрос» с Канарских островов. Сказал, что через двое суток приедет поездом в Петербург, и что он свободен теперь на полтора месяца. Люси долго ждала этого звонка, она была на седьмом небе от счастья. Теперь они снова будут вместе, и жизнь пойдет весело и интересно. В приподнятом настроении она нашла в компьютере «Джетр Талл» и включила его. Она решила немедленно позвонить Мише и обрадовать его, но трубку подняла Лена и сказала, что Михаил ушел в рейс и будет только через три надели. Люси предложила встретить Володю женской компанией, Лена согласилась прийти на вечеринку.

                                                                       3

Через два дня приехал Володя. Опять был праздник, пришли гости, горели свечи, пили красное грузинское вино. Дома было хорошо и уютно, Оксана снова играла на пианино, очаровывая публику. Володя привез с Канарских островов целую кучу сувениров и подарков. Среди них были две небольшие картины одного русского художника, поселившегося на Канарских островах несколько лет назад. Володя случайно познакомился с ним в одном местном ресторане в Лас-Пальмас и купил у него эти две картины, когда тот пригласил его к себе в гости. Володе очень понравились эти два морских пейзажа, которыми он теперь гордился перед гостями. Гости разошлись заполночь. Володя и Люси легли в постель.
- Ты теперь совершеннолетняя, - сказал он. - Ты выйдешь за меня за муж?
- Ты предлагаешь мне руку и сердце?
- Да.
- Выйду.
- Давай завтра подадим заявление.
- Давай. Я буду на работе до обеда, а потом отпрошусь, и мы с тобой пойдем в загс жениться.
- Да мы пойдем жениться. А свадьбу будем отмечать?
- Я вообще-то устала от гостей, но родители обидятся, если мы для них не устроим свадьбу.
- Еще как обидятся. Завтра мы только подадим заявление, а распишемся через две недели. Я постараюсь договориться в загсе. Давай обвенчаемся?
- Давай. Это будет очень красиво, правда?
- Конечно. Хоть мы с тобой и грешники, но бог милостив. Он простит нас, правда?
- Надеюсь, это будет так. А свадебное путешествие будет?
- Андрей договорился с начальством, в июне ты пойдешь с нами в кругосветку на полтора года. В институте возьмешь академический отпуск, а работу потом найдешь другую. К тому же, тебе будут платить жалование пятьсот долларов в месяц плюс пансион. Деятельность Андрея приносит банку большие прибыли, поэтому они согласны на любые условия, в том числе и твое участие в экспедиции. Так что свадебное путешествие не будет знать себе равных.
- Здорово! Ты изменил всю мою жизнь. Год назад я была просто депрессивным подростком и думала, что проживу всю жизнь в своем северном городе.
- Ты, наверное, так хотела перемен, что приплыла ко мне на надувном матрасе.
- Наверное.
Он прижал ее к себе и поцеловал ее левую грудь…
На следующий день Люси отработала до обеда и зашла перекусить в кафе. Запищал мобильный. Володя пообещал приехать в кафе и через двадцать минут объявился в дверях, добродушно улыбаясь. Он взял себе кофе с коньяком и подсел к ней рядом.
- Ну что, поехали жениться?
- Сейчас я доем свою сосиску, и поедем. А ты решил кофе выпить?
- Да, с коньяком, для храбрости. Я что-то разволновался.
- Тебе же не привыкать жениться.
- Не так уж часто я женюсь.
- Ну-ну. Все, я готова.
- В смысле готова выйти замуж?
- Ну да. Поехали?
- Сейчас, я допью свой кофе, и поедем.
- Тогда я возьму мороженое.
- Не замерзнешь?
- Но ведь ты не дашь мне замерзнуть?
- Пожалуй, не дам.
Он так и не допил свой кофе - он был горячим, а она почему-то не доела свое мороженое. Они вышли из кафе и сели в машину. Заурчал мотор, и они тронулись с места. Они зашли в старинное здание, открыв тяжелые дубовые двери. Их шаги эхом раздавались, отражаясь от мраморного пола и сводчатого потолка. Они зашли в кабинет для новобрачных. Их встретила взглядом полная женщина средних лет, профессионально улыбаясь. Володя начал объяснять ей, что они хотели бы расписаться через две недели, на что женщина ответила мягким отказом, мотивируя тем, что расписаться можно только через месяц после подачи заявления. Володя молча достал из кармана две стодолларовые бумажки и, положив на стол, придвинул их к даме.
- Ну, хорошо. Я что-нибудь придумаю, - сказала дама, продолжая улыбаться.
- Придумайте, пожалуйста, - сказал Володя.
Люси хотелось расхохотаться. Дама начала листать какую-то толстую книгу.
- Двадцать пятого апреля вам подойдет? – спросила она.
- Вполне подойдет, - ответил Володя.
Люси закивала головой, боясь рассмеяться.
- Ваши паспорта, пожалуйста.
Они оформили заявление и вышли из здания, удивленно глядя друг на друга.
- Ну вот, полдела сделано. Осталось только рассказать родителям.
- Я сегодня позвоню своим.
- Ну что, поедем в ресторан?
- В какой?
- В «Приморский».
- Те места мои любимые в Питере.
- Я знаю.
- Я тебе не рассказывала, что я все время гуляла там по набережной.
- Уезжая, я оставил агентов.
- Каких еще агентов?
- Шучу. Просто тебя там случайно видел мой знакомый.
- Понятно. Ну, поехали в «Приморский».
- Прошу, - Володя открыл дверь в машину и пропустил Люси на правое сиденье. Обойдя машину спереди, он бодро завел ее и, не прогревая, помчался вперед. Вскоре они были уже около гостиницы «Приморская», зашли в здание, прошли к ресторану и заняли столик недалеко от окна. Володя заказал бутылку армянского коньяку и бутылку португальского портвейна для Люси. Они подняли бокалы.
- Поздравляю тебя, моя невеста.
- Я тоже тебя поздравляю.
Они просидели часа три, осушили обе бутылки.
- Я сейчас сниму номер в этой гостинице. В нумера!
- Гуляем, - сказала Люси, в ее голове шумело от вина, но ей было весело.
- Давно мы так не гуляли, мой маленький дружок, - сказал Володя и подошел к Люси.
Они, обнявшись, подошли к администратору, изрядно покачиваясь.
- Чем могу быть полезен? - спросил тот.
- Нам нужен шикарный номер и бутылочка шампанского, - признался Володя.
- На седьмом этаже есть хороший номер за сто пятьдесят долларов в день. Это вас устроит?
- Вполне, - сказал Володя и положил на стойку две стодолларовые бумажки и паспорт.
- Шампанское вам принесут, - сказал администратор, протягивая ключи.
- Ну, вот и славненько, - снова обняв Люси, сказал Володя.
Они бодро направились к лифту. Поднявшись на седьмой этаж, они зашли в свой номер. Он был действительно неплох: гостиная, спальня, ванна, большой новый телевизор и даже музыкальный центр. Поцеловав Люси, Володя первым делом опустился перед ним на колени и стал ловить что-то на волнах Fm. Наткнувшись на Роллинг Стоунз, он довольный, начал танцевать.
- Старый Джаггер все еще дает гвоздя, - сказал он.
Они упали на диван, но их поцелуи прервал стук в дверь.
- Открыто! - крикнул Володя.
Дверь неуверенно открылась, и в коридоре появился смущенный официант. Он принес шампанское и фрукты. Володя дал ему на чай сто рублей и он, вполне довольный, ушел, посоветовав им закрыть дверь на ключ. Люси пошла закрывать дверь, а Володя включил телевизор и открыл шампанское. Они вышли на балкон. Стоял ясный весенний день, впрочем, уже на закате. Им открылся прекрасный вид на Финский залив. Мимо шел красивый белый теплоход, направляясь вверх по Неве. Навигация на Неве началась несколько дней назад.
- Люблю Петербург, - сказал Володя. - Где я только ни побывал, а здесь все равно лучше. Я здесь родился и все время возвращаюсь сюда из дальних походов. Это моя судьба. Я очень счастлив, что ты теперь здесь, со мной.
- Я тоже люблю Петербург, теперь это моя судьба тоже. Смотри, там катер на горизонте.
Володя нечаянно выронил бокал с шампанским, и они долго смотрели вниз за его полетом. К счастью, он ни в кого не попал и разлетелся на мелкие кусочки.
- Это к счастью, - сказал Володя.
- Теперь будем пить из одного бокала.
- Так даже романтичней.
Володя закурил. Солнце снижалось над заливом, уходя за Балтийское море, а они все продолжали стоять и смотреть на  всю эту красоту.
- Пойдем, а то я замерзла, - сказала Люси, когда солнце спряталось за горизонтом.
Следующие две недели прошли в заботах. Приехали родители Люси. Володины родители тоже часто заходили. На свадьбу пригласили только ближайших друзей и родственников. Для торжества сняли кафе. Договорились со священником в церкви. От этой приятной суеты у Люси кружилась голова. Родители купили ей белоснежное платье, в котором она была похожа на дорогую куклу. Ее родители были очень довольны, что эта история получила такое достойное продолжение. Они очень переживали за нее. Володя пил дорогое вино и непрестанно угощал своих будущих тещу и тестя. В предпоследний день приехали Вадим и Кэт. Из Москвы приехал Андрей и снял два номера в «Приморской». Один для себя, а другой для Вадима и Кэт. Он с удовольствием с ними общался, особенно с Кэт, которая иногда сбегала к нему в номер. В знак дружбы Андрей заказывал несколько бутылок вина для Вадима, каждый вечер. В гостинице Вадим познакомился с одной девушкой, которая скрашивала его одиночество, и они вдвоем с удовольствием пили вино и болтали до рассвета, лежа на огромной софе.
Наконец, пришла суббота. На трех машинах процессия подъехала к загсу в одиннадцать утра и прошла в здание. Молодожены выслушали торжественную речь, расписались в толстой книге и одели друг другу колечки. Потом поехали на «Аврору», и распили там четыре бутылки шампанского, фотографируясь в разных позах. Вадим и Кэт были свидетелями. У Вадима болела голова после бессонной ночи. Потом поехали в храм «Спас-на-крови» и обвенчались. Церемония была небесно-красивой и торжественной. Священник отпустил их, как родных детей, за что они были ему очень благодарны. Потом поехали в кафе «Роза ветров» и до вечера поднимали тосты, кричали «Горько!» и танцевали. Компания оказалась очень дружной, не произошло ничего, что могло бы хоть как-то омрачить их праздник. Вечером компания разъехалась отдыхать. Андрей предложил остаться еще на пару дней, на что с удовольствием согласились Кэт и Вадим. После свадьбы еще три дня компания отмечала это событие по всему городу. Потом, когда разъехались друзья и родители, Володя и Люси сняли большой дом за городом у одних знакомых на неделю, где они прекрасно отдыхали от города и праздников. Они остались вдвоем в двухэтажном деревянном доме с камином и печкой. Этот дом принадлежал одному художнику, который был не очень-то богат и согласился сдать дом за сравнительно небольшие деньги, но Володя щедро заплатил ему, и тот был очень доволен. На природе было сказочно тихо. Поздними вечерами они сидели на крыльце и смотрели на звезды. Небо было удивительно ясным, и звезды были рассыпаны по темному северному небу. Потом сидели у зажженного камина и смотрели на огонь. Вместо электрического света зажигали свечи. Дом был полон старых картин питерского художника, которые выглядели загадочно при свете мерцающих свеч. Через неделю вернулись в Петербург, где жизнь Люси снова наполнилась событиями. На работе ее поздравили коллеги, подарили чайный сервиз из петербургского фарфора. Устроили вечеринку, с которой Володя увез Люси в сильно хмельном виде. На работе все любили Люси, к тому времени она стала уже довольно опытным полиграфистом. Через две недели Володя уехал в Новороссийск, чтобы заняться подготовкой яхты к кругосветке, которая намечалась на середину июня. Люси заканчивала первый курс университета и продолжала работать в рекламном агентстве. В начале июня у нее должна была начаться сессия, сразу после которой она тоже должна была уехать в Новороссийск. Был май, стояла прекрасная погода, иногда было даже жарко. Снова позеленели деревья, покрывшись свежей листвой. По Неве бодро ходили речные трамваи. Люси любила на них кататься с Мишиными сестрами. Прошли еще две недели, у Люси началась сессия. Стояли прекрасные дни, и готовиться к экзаменам ей совсем не хотелось, но все-таки ей пришлось этим заняться. На экзамене по литературе ей повезло, достался знакомый билет о Набокове, которого Люси очень любила. Она сдала его на «пять». А по искусству эпохи Возрождения она была совсем не готова, но ей поставили «три». Английский язык она сдала на «четыре». В конце концов, сессия была позади. Люси оформила академический отпуск, уволилась с работы, и купила билет на поезд до Новороссийска. Через два дня она была уже в пути. Ей удалось купить билет только в плацкартный вагон, на боковое место. Она сидела и смотрела в окно, попивая какой-то лимонад, купленный на случайной станции. Мимо проносились города, поселки, маленькие станции. Володя звонил ей на мобильный телефон через каждые два часа. Поезд пришел в девять утра. Володя встретил ее на вокзале, и они на такси поехали на набережную. «Альбатрос» совсем не изменился за это время, в Крыму Люси видела его таким же. Ребята, правда, купили новую оснастку, ведь впереди их ожидало далекое путешествие. Андрей стоял на палубе, когда Володя и Люси вышли из машины.
– Привет молодоженам! – крикнул он.
– Здравствуйте, Андрей, – ответила Люси и помахала ему рукой.
– Как ты сдала сессию, Люси? – спросил Андрей.
– Нормально, правда, с одной тройкой.
– Ну ничего, потом восполнишь пробелы. Завтра должен приехать наш новый охранник, Александр, и через три дня мы отправимся в путь.
– Здорово! – сказала Люси.
– Вы поселитесь в Володиной каюте, можете располагаться. Кстати, обедать будем здесь, на яхте, так что желаю творческих успехов.
– Хорошо, я что-нибудь приготовлю.
– Сейчас могу предложить яичницу, я сделал ее сам. Угощайтесь.
– Спасибо.
Они бросили вещи в каюту и пошли в столовую завтракать. Андреева яичница с копченой колбасой была просто чудесна. После завтрака Андрей с Володей пошли в город по делам, а Люси осталась готовить обед. Она приготовила борщ и котлеты с макаронами. К обеду они вернулись, принесли бутылку грузинского вина. Презентация кулинарного мастерства Люси состоялась и прошла вполне успешно. После обеда привезли заказанные продукты для экспедиции. Это были консервы, сухая копченая колбаса, крупы, макароны, соки и фрукты, овощи. Недостаток продуктов в ближайшие два месяца теперь им уже не грозит. Они заполнили все кладовки. Вечером ребята возились с новыми снастями, а Люси занималась своими делами на кухне. После ужина они сидели на палубе в шезлонгах и мирно болтали. Стояла прекрасная теплая погода, на море был штиль, довольно редкий для Черного моря. Над мачтами летали чайки, совершая грациозные пируэты. Андрей кидал им кусочки белого хлеба, и они ловили его на лету. Потом он ушел работать, а Люси пошла мыть посуду. Володя остался на палубе один. Он сидел и размышлял о своей авантюрной женитьбе. Люси еще совсем ребенок, сумеет ли он удержать ее рядом с собой, когда пройдут годы, и он станет еще старше, а она будет в самом цветущем возрасте? Что бы там ни было, а сейчас он счастлив – она дает ему то, что он долго не мог найти в других женщинах. Это ощущение молодости и новизны. Солнце садилось в море, чайки уже куда-то улетели, а он все сидел, погрузившись в воспоминания своей юности. Он вспоминал свою дочь, которую уже давно не видел, вспоминал свою первую жену, с которой развелся уже много лет назад. Но тут к нему пришла Люси, и его грустные мысли развеялись в один момент, словно по прикосновению волшебной палочки. Она тихо подошла к нему сзади и обняла за шею, потом чмокнула его в ухо, стало щекотно и смешно.
– Скоро мы будем далеко от России, – сказала она. – Я буду скучать по ней.
– Мы обязательно вернемся, иначе и уезжать не стоит, – ответил он.
– Пойдем спать?
– Пойдем.

                                                                             4

На следующий день приехал их охранник Александр. Это был тридцатилетний брюнет крепкого телосложения и недюжинного роста. Он оказался добродушным весельчаком и сразу влился в компанию. Андрей знал его давно, они были друзьями. Володя тоже был рад новому участнику похода. Он доверял Андрею, ведь он прекрасно разбирался в людях. В дорогу они купили десять бутылок грузинского вина разных сортов.
Наконец, сборы подошли к концу, и наступил день отплытия.
– К сожалению, мы должны путешествовать инкогнито, – сказал Андрей. – А то мы бы сильно прославились, как путешественники. Мы могли бы устроить сейчас великолепное шоу из своего отплытия. Но поднимайте якорь, капитан, мы уходим.
Александр поднял якорь, а Володя поднял паруса, и они тронулись в свой далекий путь. Решили, никуда не заходя, дойти до Стамбула, или прилежащих к нему турецких берегов. Дул северо-западный ветер умеренной силы, было волнение в два балла, и судно бодро покачивалось на волнах, идя со скоростью четыре узла. Люси стояла на корме и смотрела на удаляющийся Новороссийск. Сегодня было прохладно и пасмурно. Город постепенно исчез за горизонтом, и Люси пошла на кухню. Андрей попросил ее сделать кофе. Он сел работать в Интернете. Володя и Саша были в рубке. Люси принесла Андрею кофе.
– Спасибо, Люси, – сказал он.
– Можно вопрос?
– Можно.
– В чем заключается ваша работа?
– Прогнозировать валютный рынок. То есть узнать заранее, какая валюта будет падать, а какая расти. Это очень непростая задача и очень ответственная. Банковская информация сильно засекречена. Крупные банки провоцируют движение курса и используют его в свою пользу.
– Азартные игры.
– В какой-то степени, да. И работа у меня тоже азартная. Только ошибки стоят очень дорого, поэтому ошибаться я не имею права. Надо иметь полный спектр информации: политической, социальной и любой другой.
– А почему Вы занимаетесь этим именно на яхте?
– Это дешевле, чем сидеть в каком-нибудь особняке, к тому же, не так скучно. А еще море сближает людей, я Володе доверяю, как самому себе. Здесь одного охранника-матроса вполне достаточно. Здесь единственный враг – это шторм, но мы уже давно с ним знакомы, по крайней мере, от него знаешь, чего ждать, в отличие от людей. Здесь все конфиденциально. Это все, что я могу тебе рассказать без вреда для моей работы.
Андрей плеснул в кофе немного коньяку.
– Я пойду готовить обед.
– Иди.
Люси вышла, закрыв за собой дверь.
Ребята встретились за обедом – первым обедом в открытом море. Люси немного недосолила суп, но вообще она старалась. На второе были макароны по-флотски, то есть с тушенкой. По этому случаю открыли бутылку «Кинзмараули».
К вечеру ветер усилился, судно сильно качало, и у Люси сильно кружилась голова, сегодня ей было уже не до кухни. Александра тоже укачало. Андрей и Володя, пройдя тысячи миль по океану, ходили и отпускали грубые шуточки по поводу новых членов экипажа, которые изрядно приуныли. Зато судно делало уже девять узлов, прыгая с волны на волну, несмотря на то, что Володя уменьшил парусность. На ужин он поджарил яичницу, а Андрей открыл бутылку коньяку. Люси на еду смотреть не могла, как и Саша.
Ветер утих только к утру. Люси всю ночь не могла заснуть, боясь шторма. Но все же утром ей стало легче, и, приготовив завтрак, она легла спать. Проснулась часа через четыре, вышла на палубу. Там ярко светило солнце, дул ровный ветер, «Альбатрос» бодро шел по волнам, оставляя пенистый след на морской глади. Володя стоял на юте и курил сигару.
– Если будет стоять такая погода, то через три дня будем уже в Стамбуле, – сказал он. – У тебя, наконец, пропал зеленый цвет на лице. Крепись, это только начало.
– Я знала, что будет трудно.
– Я надеюсь, что это пройдет.
– Я тоже. Пойду, займусь обедом.
– Попроси Сашу почистить картошку.
– Это было бы здорово.
Люси спустилась вниз и постучалась в Сашину каюту, он тоже спал после бессонной ночи. Саша встал и открыл дверь, он был в одних шортах.
– Володя просил почистить картошку, – сказала Люси.
– Сейчас почистим.
– Ты ожил?
– Я в норме.
– Тогда пойдем, выдам тебе инструменты.
– Пошли. Я только надену рубашку.
– Да. Лучше одень, – сказала Люси, оценивающим взглядом пробежавшись по его атлетической фигуре.
Они пошли на камбуз. Там Люси выдала ему нож и картошку, а сама поставила вариться воду для супа. Когда вода закипела, она забросила туда банку тушенки и обжаренный лук с морковью. Из камбуза аппетитно запахло. Пришел Андрей, остановившись в дверях.
– У вас сегодня вкусно пахнет, – сказал он.
– Через полчаса будем обедать, – ответила Люси.
– Молодцы!
Через полчаса обед на самом деле был готов, и ребята бодро собрались в кают-компании.
– Я вас поздравляю с первым боевым крещением, – сказал Андрей.
– Я втянул тебя в славную авантюру, детка, – сказал Володя, обняв Люси за плечи.
– Давайте откроем еще одну бутылочку вина? – предложил Андрей.
– Экипаж принял это предложение, – сказал Володя тоном, не терпящим возражений.
– Когда-нибудь потом, когда мы станем дряхлыми стариками, мы еще долго будем вспоминать эти славные дни.
– Мне не верится, что мы станем старыми.
– Это иногда случается у людей, достойно проживших свою жизнь.
– Я сейчас не могу представить себе этого.
– Это свойственно твоему возрасту.
– Друзья мои, не будем говорить о старости, мы еще достаточно молоды, чтобы не думать о ней. Мы еще побороздим океаны, нас еще увидят в самых разных странах. Мы, может быть, еще съездим по морде кому-нибудь в портовом кабаке, – горячо ответил Володя.
– Послушай, вояка, старость – это мудрейшее состояние души и, пожалуй, самое благородное ее свойство.
– Я хочу остаться молодым до конца.
– Поэтому ты и женился на Люси?
Ребята расхохотались.
– Да, поэтому. Я хочу каждый день прожить так, словно это первый и последний день в моей жизни. Мне нужен свежий ветер, чтобы дышать полной грудью. И что по сравнению с ним твой жизненный опыт и твоя старость, которую ты ждешь с таким благоговением?
– Ну, тут я не могу с тобой согласиться. Ведь я тоже романтик, иначе меня бы здесь не было. Я мог бы преспокойно сидеть в своем особняке, пить кофе с коньяком и заниматься той же работой. Вместо этого я скитаюсь с тобой по всем островам и континентам. Просто я не боюсь старости, хотя я могу остаться в одиночестве, но я буду работать до последнего дня своей жизни, пока это кому-то нужно.
– Наверное, просто профессиональная жизнь моряка короче, чем у банкира.
– Может быть. Ну ладно, Люси, принеси вино и штопор.
– Сейчас.
Люси спустилась в кладовку и взяла из ящика бутылку вина, потом прошла на кухню поискать штопор. Через пять минут она вернулась в кают-компанию. Андрей уже рассказывал какой-то старый анекдот. Начали обедать, угощаясь вином.
– Через три дня мы должны быть в Стамбуле, а потом – Греция, Италия, – сказал Андрей.
– Не будем торопить события, – ответил Володя.
– События должны развиваться постепенно, – заметила Люси.
– У нас они часто развиваются стремительно и бурно. Например, ваша женитьба. Кто бы мог подумать, что ты приплывешь к нам на матрасе и выйдешь замуж за Володю. Но я рад за вас, это все то, что вам нужно. Вы нашли друг друга, а это самое главное в этой истории.
Некоторое время ели молча. Было слышно, как скрипят переборки и плещутся волны за бортом. Лишь завывания ветра заглушали эту морскую симфонию.
– Вы слышите море? – спросил Андрей.
– Да, – ответила Люси.
– Я с детства мечтал стать моряком, – сказал Володя.
– Значит, ты счастливый человек, твоя мечта сбылась в полной мере.
– Да, я счастливый человек. Особенно теперь, когда у меня есть мой ласковый ангел, – Володя улыбнулся и посмотрел на Люси. В его взгляде было столько теплоты и нежности, что у Люси порозовели щеки.
– У меня сейчас такое чувство, что в этом походе что-то должно произойти форс-мажорное, – заметил Андрей. – Знаете теорию сохранения вещества? Если где-то становится больше, то где-то становится меньше. Нам слишком много везло за последние годы.
– Ну что ты каркаешь, как старый ворон?
– Нет, правда. У меня именно сейчас появилось это чувство.
– Лучше бы оно не появлялось вовсе. Саша, помой, пожалуйста, посуду.
– Хорошо.
Володя обнял Люси, и они ушли к себе в каюту.
– Саша, подожди с посудой, я предлагаю выпить немного коньяку. У нас с тобой свои холостяцкие радости. Но меня обеспокоило это мое чувство. Знаешь, у него какой-то металлический привкус беды. У нас слишком все хорошо.
– Может, лучше не думать об этом? Или хотя бы не говорить на эту тему?
– Да, ты прав. Поговорим о чем-нибудь другом. О музыке, например.
– Я лично люблю наши питерские группы.
– А классику не слушаешь?
– Честно говоря, очень редко.
– А я тебе сейчас Моцарта включу. Слышал Моцарта?
– Конечно слышал, но по-моему, он очень светский композитор.
– Нет, парень, ты сильно ошибаешься. Моцарт – уникальный композитор. Глубина его музыки не знает себе равных. Вот послушай.
Андрей порылся в компакт-дисках и включил магнитолу. Минут двадцать сидели молча, слушали музыку и пили коньяк. Александр, действительно, был удивлен услышанным.
– Ты прав. Я напрасно недооценивал Моцарта. Честно говоря, я его ни разу внимательно не слушал.
– То-то, – довольно заключил Андрей.
Через полчаса они разошлись по каютам.
Прошло два дня. «Альбатрос» удачно дошел до Стамбула. Там ребята остановились на два дня. Гуляли по городу, ходили по рынкам и делали покупки. Через два дня они снялись с якоря и через два дня были уже в Афинах. Там Володя показывал Люси чудеса древней архитектуры, они ходили по православным храмам, любуясь их небесной красотой. Здесь решили задержаться подольше. Володя и Люси сняли номер в гостинице на четыре дня. Саша и Андрей остались на яхте. Люси иногда приходила к ним чтобы приготовить обед.
Через четыре дня они опять снялись с якоря и через три дня были уже в Италии. Остановились у города Реджо-ди-Каламбрия. За два дня облазив этот город, они отправились дальше, до города Мессина на острове Сицилия. В окрестностях Мессины были живописнейшие скалистые берега. Стояла прекрасная погода, было около 27 градусов, и ребята купались в море, просто прыгая за борт. Море было теплое, как парное молоко. Оставив яхту в Мессине, Володя и Люси взяли напрокат машину и отправились в небольшое путешествие по Сицилии. Останавливались в недорогих гостиницах на ночь, в придорожных поселках и небольших городах. Через четыре дня они вернулись в Мессину. Люси очень понравилась Италия, она была просто влюблена в нее. Отдохнув еще два дня, компания отправилась дальше, до Ниццы. Через два дня они дошли до острова Сардиния и, обойдя его вдоль северного берега, через сутки были уже в Ницце. Там они купили четыре ящика французского, местного вина, по довольно низкой цене. Немного отдохнув от моря, они тронулись до Барселоны. Испания встретила их проливным дождем, впрочем, он скоро кончился, и выглянуло жаркое солнце. Люси к тому времени уже порядком потемнела от загара. В Барселоне она проводила время в основном на пляже. Кухней занялся Александр, чтобы дать ей немного отдохнуть от этой скучной работы. Володя и Люси ужинали в бистро или в ресторане. Андрей провернул удачную крупную валютную сделку и устроил банкет на яхте, пригласив французских девушек, с которыми познакомился накануне. До пяти утра пили вино и веселились. Андрею приходилось работать переводчиком, так как кроме него французский никто не знал. Девушки были поражены щедростью русских хозяев банкета. Андрей заказал несколько ящиков шампанского и роскошную кухню из ресторана. Утром пошли купаться все вместе. На яхте остался только Александр.
Еще через два дня они снова тронулись в путь. Вдоль побережья Испании они дошли до Гибралтара и пошли на юг до Африканского континента. Через четыре дня после отплытия они были уже в Танжере. Там они оставались всего сутки. Вдоль Марокканского  побережья они приближались к  Канарским островам, где у Андрея и Володи было много знакомых. Через неделю они дошли до Лос-Пальмаса. Там Володя и Люси поселились у одного знакомого русского художника. По просьбе Володи он написал портрет Люси. От него сильно веяло экспрессионизмом, но все же портрет получился вполне удачным. Андрей работал на яхте. В Лос-Пальмасе решили остановиться на неделю. Впереди был долгий переход через Атлантический океан до Карибского моря. Канарские острова были райским местом с прекрасным климатом. Андрей проводил здесь обычно по несколько месяцев в году. Художника, у которого жили Володя и Люси, звали Олег. Ему было около сорока лет, из Москвы он уехал в 1992 году, и поселился в этом тихом месте, купив четырехкомнатную квартиру на втором этаже в центре Лос-Пальмаса. Для этого пришлось продать трехкомнатную квартиру в Москве и около тридцати лучших своих картин. Теперь он жил здесь, и его навещали русские моряки, которым доводилось заходить в это райское место. Олег хорошо говорил на испанском и помогал Люси общаться в местными торговцами в магазинах.
Через неделю «Альбатрос» покинул Канарские острова и направился через Атлантику к Карибскому морю. В экипаже произошло небольшое пополнение. Андрей взял с собой одного странствующего хиппи из России в качестве помощника матроса. Его звали Миша. Он предлагал двести долларов за переход через Атлантику, до Эквадора, но Андрей отказался, договорившись о Мишиной помощи во время перехода. Впрочем, в первые дни его помощь заключалась в чистке картошки и мытье посуды. Ему было 22 года, вечерами они с Люси весело играли в карты. Володя ревностно не спускал с них глаз. Через пять дней после отплытия от Канарских островов случился приличный шторм. Люси и Александр опять вышли из строя, и Миша занялся кухней. Во время шторма повредились некоторые снасти, и Миша вызвался заняться их починкой. В общем, длинноволосый Миша оказался полезным пассажиром. После шторма началась прекрасная, солнечная погода, температура стояла около 25 градусов, дул мягкий южный ветер, унося «Альбатрос» все дальше на запад. Андрей и Володя мирно играли в шахматы, Саша и Люси постепенно пришли в себя, а Миша штопал порванные паруса. У ребят их было два комплекта, и один из них теперь нуждался в ремонте. Люси занялась обедом, Саша помогал ей чистить картошку. Андрей с Володей открыли бутылку коньяку и продолжали сидеть за шахматами. Люси позвала их к столу, и они, прихватив с собой бутылку, сели за стол.
– Ну что, Миша, замучили мы тебя? – спросил Андрей.
– Все нормально, только пальцы от иглы болят.
– Давно ты путешествуешь по Европе?
– Уже почти два года.
– Чем зарабатывал на жизнь?
– Играл на губной гармошке, иногда картины рисовал.
– Не голодал?
– Почти нет. Жировать тоже не приходилось, но я не жалею ни о чем, ведь моя жизнь гораздо интересней, чем у большинства людей.
– Рискованный ты парень. А зачем в Эквадор собрался?
– Потусоваться, травки покурить.
– Эта травка может тебе дорого обойтись. Эквадор – совершенно дикая страна. Это тебе не Испания и не Канарские острова.
– У меня там есть знакомые немцы. У  них свой дом.
– Главное для тебя – не попасть в наркосиндикат. Их очень много в Эквадоре, и они часто воюют между собой.
– Мой ангел-хранитель всегда со мной.
– Это хорошо, парень, что ты еще во что-то веришь. Храни тебя бог. Коньяк хочешь?
– Сто граммов я, кажется, заработал.
Андрей налил ему коньяку.
– Как долго ты рассчитываешь жить в Эквадоре? – спросил он после некоторой паузы.
– Да я планов особенно не строю. Через полгода хочу отправиться в Бразилию.
– У тебя российское гражданство?
– Да.
– Как тебя не депортировали до сих пор?
– Я довольно долго жил в Берлине у местных анархистов.
– Ты хорошо знаешь немецкий?
– Да, и испанский тоже. Я полгода прожил на Канарах.
– А где ты жил в России?
– Недалеко от Москвы.
– Родственникам пишешь?
- Редко, но иногда пишу.
– Миша, мы не будем заходить в Эквадор. Тебе придется добираться через Колумбию, – сказал Володя.
– Хорошо, как нибудь доберусь. Там ведь не очень далеко.
– По крайней мере, это соседняя страна. Я думаю, что лучше добираться как-нибудь по морю.
– Доберусь, торопиться мне некуда.
– Я очень люблю путешествовать, но я бы так жить не смогла, – сказала Люси. – Я даже в Петербурге чувствовала себя, как за границей, когда приехала к Володе. А без России я бы долго не смогла.
– У меня такая судьба. Во мне поселился дух бродяжничества.
– В нас, наверное, тоже он живет, – заметил Андрей. – Правда, мы путешествуем гораздо комфортней.
Через полчаса ребята разбрелись по каютам отдыхать. Сашу отправили в рубку, на дневную вахту, хотя особенной необходимости в ней не было, так как погода стояла прекрасная для Атлантики, «Альбатрос» шел на всех парусах.
Прошло четыре дня. Погода испортилась, на небе появились серые тучи, и ветер усиливался с каждым часом. Начинался новый шторм. Володя убрал все паруса, чтобы не рисковать снастями. Ребята собрались в кают-компании. Из-за бортов слышался зловещий рев волн и свист ветра. Люди притихли в ожидании дальнейших событий, изредка разговаривая в полголоса. Скрипели переборки, звенела посуда в шкафу.  На столе ездил бокал с недопитым бургундским вином. Люси сидела за столом и смотрела на этот бокал. Вино пролилось на стол и потекло красным ручейком. Ходить было практически невозможно, и, вместо того чтобы бежать за тряпкой, Люси продолжала смотреть на этот ручеек, который извилистыми линиями растекался по столу.
– Не бойся, малыш, это не первый и не последний наш шторм, – сказал Володя. – Все будет хорошо.
Яхту неистово бросало из стороны в сторону. Иногда она наклонялась на сорок пять градусов, и было трудно удержаться на стульях. Шторм продолжался одиннадцать часов, о сне и еде не могло быть и речи. Наконец, буря начала стихать, оставались только ее слабые отголоски. Измученные люди, наконец, легли спать.
Прошло две недели. «Альбатрос» дошел до острова Гаити и по береговой линии продвигался к городу Санто-Доминго. Там ребята, наконец, ступили на берег. Было ужасно непривычно, так как не хватало морской качки. Вокруг не спеша ходили местные жители, говорили на испанском. Отдохнув две недели, снова подняли якорь, и отправились на юго-запад, до берегов Колумбии, чтобы высадить Мишу. Через пять дней они достигли берегов Колумбии и пристали к берегу рядом с одним рыбацким поселком, где расстались с Мишей навсегда. Пройдя два дня вдоль берега, они взяли курс на запад, до Панамы. Пройдя шлюзы, разъединяющие два океана, остановились в городе Панама. В Панаме решили остановиться на три недели, после чего за неделю дошли до Галапагосских островов без особенных препятствий и лишних приключений. Побывав на нескольких островах этого архипелага и проведя на них в общей сложности две недели, отправились дальше, теперь до Маркизских островов.
Был ясный день, светило жаркое солнце, бросая ослепительные зайчики, отражаясь от пенящихся морских волн. Вся компания мирно отдыхала в шезлонгах на палубе. Только Люси суетилась в камбузе, готовясь к обеду. Это был обычный день их плавания, каких было сотни. Каждый уже без слов знал свою работу, и ничто не предрекало бурных, опасных событий которым суждено было случиться.
 На следующий день погода резко изменилась, началась сильная тропическая гроза, за которой пришел неистовый шторм. До Маркизских островов оставалось всего одни сутки пути. Володя и Саша убрали все паруса и завели дизель, чтобы дойти до островов. Но Маркизские острова были окружены многочисленными рифами, приближаться к которым во время шторма было безумием. Володя маневрировал, держась носом к ветру. Ветер был восточный и дул с неимоверной силой. Яхта держалась на некотором расстоянии от островов, но вдруг дизель заглох. Их понесло на запад к рифам. Завести дизель не удалось, и на ремонт уже не было времени. Команда приготовилась к самому худшему, что могло произойти. Все надели спасательные жилеты и собрали самое необходимое, что можно было спасти. Шторм нес яхту прямо на небольшой остров, окруженный рифами. Володя пытался поставить один парус, чтобы обойти остров южнее, но сильный ветер не дал это сделать. В конце концов, парус не выдержал нагрузки и лопнул. Послышался страшный удар и скрежет. Никто не смог удержаться на ногах. Все предметы, которые могли упасть, полетели на пол. Володя дополз до люка, ведущего в трюм, открыв его, он увидел прибывающую воду. Это были последние секунды существования «Альбатроса». Володя, как капитан, приказал немедленно покинуть судно. Ребята вылезли на палубу, и их смыло за борт первой же волной. Жилеты держали их на поверхности, хотя, конечно, им пришлось изрядно нахлебаться морской воды. Огромная волна удачно бросила их через рифы. Они оказались вблизи песчаного берега, но откатная волна долго не давала им выбраться на берег. В конце концов, им это удалось. Они отделались лишь синяками и ссадинами, только Андрею повезло меньше, он разбил голову о какой-то камень. Если бы удар был немного сильнее, он бы, скорее всего, погиб. Ребята оттащили его подальше от волн. Рана сильно кровоточила. Они долго валялись на песке, не в силах подняться на ноги. Через некоторое время прибежали туземцы и принялись задавать вопросы на ломаном французском языке. Потом они позвали моряков к себе в деревню и взяли Андрея на руки, так как идти он не мог, у него сильно кружилась голова. Придя в деревню, туземцы принялись угощать гостей апельсинами и жареными моллюсками, проявляя трогательное гостеприимство. Андрей есть не мог, у него были все симптомы сотрясения мозга. На этом острове жил старый француз с женой, он был представителем властей и занимался сбором копры и туристическим бизнесом. Они жили в шикарном двухэтажном каменном доме. Их дети, повзрослев, уехали жить во Францию, оставив стариков одних. Вечером ему было уже известно о русских нежданных гостях. Он пришел в полинезийскую деревню и пригласил русских в свой дом, где пустовало несколько комнат. Его звали Жовен, а его жену звали Натали. Они прожили на этом острове уже тридцать пять лет. Жовен был очень рад новым гостям. На этом острове редко бывали европейцы, а тем более – русские. Через две недели должна была прийти шхуна за копрой, на которой наша компания должна была покинуть это райское тихое место. Впрочем, два раза в неделю, когда была хорошая погода, прилетал вертолет с туристами. Остров назывался Уа Хука. Ребятам крупно повезло, что они попали именно на этот остров. Немного южнее был необитаемый остров Фату Хуку, там не было песчаных пляжей, берега там были скалистые и обрывистые.
Через два дня погода наладилась, ветер стих. Володя и Жовен предприняли поход на место гибели «Альбатроса». Им помогали полинезийцы. Из трюмов яхты удалось вытащить два ящика вина. Один подарили полинезийцам, а второй принесли домой и устроили пьянку. Пели русские песни, Жовен пытался подпевать, хотя совсем не знал языка. Было смешно и забавно.
На следующий день прилетел вертолет с туристами, и Жовен договорился отправить на нем нашу компанию на остров Нуку Хива, который являлся административным центром Маркизских островов. Жовену совсем не хотелось расставаться с нашими моряками, но Андрею нужен был врач. Через три часа они отправились на  вертолете в центр. Там Андрея госпитализировали, а остальные поселились в гостинице «Хенеки Хива Оа Пиэрл Лондж». К счастью, Андрей, несмотря на сильную травму, сумел спасти документы и наличные деньги, которых было около двенадцати тысяч долларов. Володя довольно долго разбирался с властями в этот день, объясняя все подробности крушения яхты. На следующий день их поселили в пансионате, там было дешевле и комфортней. Власти проявили трогательное гостеприимство. Через несколько дней о них появилась статья в местной газете, на первой полосе. Андрею врач советовал отдохнуть в госпитале еще два месяца. Друзья навещали его каждый день. Сами развлекали себя тем, что катались на лошадях и купались в море.
Два месяца пролетели довольно быстро. Местные развлечения уже приелись. Андрей, к счастью, успешно выздоровел. Теперь он тоже ходил на пляж и даже иногда залезал на лошадь. На Нуку Хиве лошадей было очень много, и местные жители предпочитали передвигаться по острову на них, хотя дороги были вполне неплохими и для автомобилей. В лесах было много диких лошадей, и полинезийцы приручали иногда некоторых из них. Андрея выписали из госпиталя, и через неделю после этого ребята решили лететь до Австралии. Андрей купил билеты до Сиднея. В последние дни он решил шикануть и устроил банкет с шампанским, он пригласил трех девушек из Германии, с которыми познакомился в пансионате. Хотя доктор просил его быть поаккуратней с алкоголем, Андрей изрядно напился и рассказывал какие-то старые анекдоты на немецком, девчонки ему весело аплодировали. Володя и Люси на рассвете уехали кататься на лошадях. Саша судорожно вспоминал свой скудный немецкий. Ему очень понравились девушки. Когда поднялось солнце, они впятером пошли купаться на берег.
Через неделю они сели в самолет. Немецкие девушки проводили их до турникетов аэропорта. Всю неделю они виделись каждый день. До Сиднея нужно было лететь три часа. В Сиднее Андрей купил билеты на самолет до Египта. Вылет был через три часа после посадки. Они еще успели погулять по городу. В Египте они переночевали одну ночь в гостинице и на следующий день купили билеты на российский самолет «Аэрофлота». Когда они вошли в самолет и увидели русских стюардесс, они почувствовали себя в России.
– Как  здорово! -– сказала Люси. – Мы уже почти дома. Только жалко нашу яхту.
– Она была застрахована, – сказал Андрей. – Мы скоро купим другую.
– Ты, наверное, теперь возьмешь на работу другого капитана? – спросил Володя.
– Нет. Я бы не хотел менять своего капитана, – сказал Андрей и взял с принесенного стюардессой подноса рюмку коньяку.

Черноусов Владимир 2004 г.


Рецензии
Это я так удачно попутешествовал, однако...по миру, по жизни.
Спасибо!

Александр Шадрин   19.09.2013 07:50     Заявить о нарушении
На здоровье. Заходите еще.

Владимир Черноусов   20.09.2013 10:23   Заявить о нарушении