Ошибка

Только через месяц Борис, наконец, понял – Полина ушла навсегда. У них и прежде случались ссоры – не ссоры даже, так, мелкие размолвки, никогда не перераставшие в долгие и тяжёлые разбирательства, а в тот день...

О непростом характере Бориса Полина многое поняла с самого начала их знакомства, но резкость в оценках, нетерпимость и излишняя самоуверенность молодого человека совсем не испугали её. Она просто приняла Бориса таким, какой есть.
 
Потом Полине много раз приходилось мирить мужа с теми, кто ни на шутку обижался на Бориса из-за его бескомпромиссной прямолинейности. Полина сердилась и не понимала – зачем так унижать людей правдой? Конечно, правда – это хорошо, но можно же всё сказать по-другому! Она снова сердилась, снова не понимала, но любила мужа и старалась сгладить, смягчить его нетерпимость, надеясь – время рано или поздно пообтешет острые углы характера Бориса.

Полина многое прощала мужу, когда тот, остыв от горячего спора, обнимал её, прижимал к себе и тихонько говорил:
– Полинушка, не переживай. Я всегда знаю, что делаю. Меня нельзя поймать на вранье – я не вру. А если кто-то не любит правду, я не виноват. Пусть учатся принимать жизнь, как есть, а то устроили сплошной кисель. Им же станет легче, если научатся огрызаться. Сама знаешь, какое сейчас время.

Слушая его, словно заворожённая, она соглашалась – да, в непростое время надо уметь оставаться сильным в любой ситуации. Но в тот день...

Телефон зазвонил настолько неожиданно и громко, что она вздрогнула. Медленно снимая трубку, успела подумать – звонит Борис.

Но Полина ошиблась.
– Здравствуйте, Полина.
– Здравствуйте. Простите, с кем...

Позвонивший не дал договорить.
– Я – Александр. Помните, вы приезжали на годовщину... – он волновался, это стало ясно с первых слов.
Полина сразу вспомнила хмурого молодого человека, который тогда очень странно –  резко даже – отреагировал на её фамилию:
– Да, я вас помню. Что случилось, Саша?
– Конечно, вы сейчас заняты, и я отвлекаю вас, но я должен встретиться с вами. Мне нужно полчаса. Вы сможете сегодня их для меня найти?

Полина нахмурилась – очень не хотелось встречаться с малознакомым человеком, который оставил о себе не самое хорошее впечатление угрюмостью и плохо скрываемой агрессивностью, но что-то подсказывало – встречу лучше не откладывать.

Борис собирался позвонить жене, чтобы обрадовать: сегодня у него есть возможность прийти домой раньше обычного, и они могут просто так, без повода, сходить в их любимый китайский ресторанчик. Но Полина опередила его. Она неожиданно позвонила сама, и Борис понял по её голосу – случилось что-то плохое.
 
– Не задерживайся сегодня, пожалуйста. Я уже дома, – и сразу повесила трубку.
Он не удивился такому тону, мало ли что могло случиться у Полины на работе. Борис удивился другому – она не назвала его по имени и слишком быстро закончила разговор. Он ненавидел безликие обращения и не принимал условий, если не знал их причину. Подумав пару минут, набрал домашний номер. Полина не ответила.
 
Разговор с женой начался прямо в прихожей. Полина не подошла его обнять. На секунду задумалась, а потом, глядя ему в глаза, спросила:
– Тебе о чём-нибудь говорит фамилия Дмитриев?
– Конечно, я в школе дружил с Санькой Дмитриевым, только мы давным-давно не виделись, а что? – Борис удивлённо посмотрел на жену и потянулся к ней, чтобы поцеловать, как обычно при встрече, но Полина отстранилась:
– Просто дружили и всё?

Борису очень не хотелось продолжать этот разговор. Он медленно начал понимать: то, о чём старался забыть последние десять лет, снова ворвалось в его жизнь. Но как? Он давно живёт в другом городе, Полина ничего не знает о его прежних друзьях – мало ли, кто с кем дружил в школе?

– Так вы просто дружили и всё? – её тон говорил о том, что она знает его тайну и отговариваться пустыми фразами бесполезно.
 
– Тебе нужны подробности? – Борис прошёл из прихожей в комнату.
– Да, чтобы я могла понять, – Полина в комнату заходить не стала, остановилась в дверном проёме, прислонилась к косяку.

– В школе мы считались неразлучными друзьями. До десятого класса. Может, ты всё-таки присядешь?
– А в десятом классе? – Полина не отреагировала на вопрос.
– А в десятом классе пришла новенькая, и Санька умер для дружбы. Что за допрос ты мне устраиваешь?

Полина словно не услышала вопрос мужа и продолжала спрашивать, не отводя от него взгляда:
– Человек влюбился, что в этом плохого?
– Ничего, если не считать, что Санька откровенно поглупел и не замечал очевидного: его любовь принималась без взаимности, – Борис усмехнулся.
– И ты решил помочь заметить? – голос жены оставался ровным, взгляд – холодным.
– Да, решил! И до сих пор считаю, что был прав! – Борис начал раздражаться.
– Но ведь он ни о чём тебя не просил. Ты просто влез в его жизнь.
– Я пытался раскрыть ему глаза!
– Ты обманываешь сам себя. Она зацепила твоё самолюбие. В этом всё дело.

Бориса бросило в жар. Как Полина смогла догадаться об этом?

 ... Новенькую звали Ксенией. Приветливая девушка, она ко всем в классе относилась ровно. Это не устраивало Бориса. К нему, как ко всем?! Он хотел, чтобы новенькая выделила его, старался изменить ситуацию, но вмешался Саша.

– Борь! Ты не в её вкусе.
– А ты – в её? – слова друга разозлили Бориса.
– У меня есть шанс, – Саша оставался абсолютно спокойным.
– Неужели?! Это она тебе сказала?
– Она мне ничего не говорила.

Борис взорвался:
– Открой глаза! Она совсем не любит тебя!
– Ты пытаешься меня задеть? Зря стараешься. Ладно. До завтра.

Саша пошёл вперёд, почти побежал. Борис догнал друга, встал перед ним.

– Я не хочу, чтобы ты перед ней унижался!

Саша остановился.
– Никто ни перед кем не унижается. Ты ничего не знаешь. И, похоже, не хочешь знать.
– О чём ты говоришь? – Борис почти перестал себя контролировать, не говорил слова, а бросал, как тяжёлые камни.
Саша задумался на мгновение.
– О чём? О том, что я люблю, а ты куражишься. Не цепляй её, Боря, лучше посмотри на себя.
– Я о себе всё знаю. А вот ты…
– Ладно, Борь, тема закрыта.

Отчасти Санька был прав. Борис не любил Ксению, но думал о ней больше, чем влюблённый. Его самолюбие очень страдало, разжигая странное чувство, с которым он не мог справиться. Борис хотел только одного: привязать Ксению к себе, сделать от себя зависимой. И пока счастливый Санька провожал её до дома, Борис пытался придумать то, что изменит положение вещей. И он придумал.

... Тогда Полина очень переживала из-за переезда любимой подруги, которая стала для неё, как сестра. Они дружили очень-очень давно, их родители не разделяли девчонок, покупая подарки на двоих или забирая с собой в отпуска. Семьи жили по соседству, и казалось, так будет всегда, но в один прекрасный день Полина увидела любимую подругу расстроенной до слёз:
– Что случилось? Э-эй, что за беда?

– Полинушка, мы переезжаем. Папе предложили очень хорошую работу. Но это так далеко... – снова послышались всхлипывания.
– Та-ак...– Полина растерялась.

Понятно, что родители уже давно всё знали, такие вопросы за один день не решаются, просто не хотели расстраивать раньше времени. И вот теперь она не только должна оставаться спокойной сама, но ещё и успокоить любимую подругу, которой нельзя переживать – её слабое сердце плохо переносит любое потрясение.

– Далеко, говоришь?
– Очень. Почти двенадцать часов поездом, представляешь?
– Так разве это далеко? Далеко – когда ехать пять суток. А двенадцать часов – так, прогулка. Знаешь, хорошая работа – это очень важно. Из-за работы сейчас многие переезжают, – Полина потихоньку вздохнула.
– Ты к нам приедешь?
– Конечно. На первых же каникулах. А потом ты – к нам.

И всё-таки прощание стало тяжёлым испытанием для обеих.

... То, что придумал Борис, не могло не состояться: отказаться от разговора у Ксении не нашлось никакой причины, поэтому, когда он предложил встретиться около её подъезда, чтобы поговорить, девушка согласилась.

Разговор начался довольно сухо:
– Боря, у меня мало времени. Что ты хотел сказать? – Ксения едва взглянула на него.
– А ты не могла бы смотреть мне в глаза? Не люблю, когда собеседник отводит взгляд, как будто что-то скрывает.
 
Ксения подняла глаза на Бориса.
– Так что ты хотел сказать?
– Тебе нравится Саня?
– Мы не будем об этом говорить, – Ксения говорила тихо, но решительно.
– Нет, будем! Он мой друг, – Борис подошёл ближе к Ксении.
– Тогда давай позовём его, – Ксения отошла на полшага.
– В следующий раз. Лучше скажи, зачем ты морочишь ему голову.

Она не стала отвечать, просто отвернулась и пошла к подъезду. Именно этого Борис и ждал. Он вошёл вслед за ней не только в подъезд, но и в лифт. Кнопку «стоп» нажал где-то между шестым и седьмым этажами. Ксюша смотрела на него. Борис не отводил взгляда и тоже смотрел на неё. Затянувшееся молчание раздражало.

– Не надо молчать, Ксения. Послушай...
– Не хочу тебя слушать.
– Придётся. Тебе не нравится Саня. Ты просто жалеешь его. Почему бы тебе не пожалеть и меня?
– Сашино чувство я уважаю. Твоё – нет.
– Сейчас – нет. А завтра всё может стать по-другому, – он попытался взять её за руку.
– Я хочу выйти из лифта. Нажми кнопку.
– А я хочу, чтобы ты изменила своё отношение ко мне, – он злился и плохо себя контролировал.
– Пожалуйста, нажми кнопку. Мне плохо.
– Мне тоже плохо. Всё зависит от тебя, – Борис подошёл вплотную к Ксении...

... Первыми каникулами, на которых собрались встретиться подруги, стали зимние. У Полины оставалось два дня до отъезда, когда принесли телеграмму. Выезжать пришлось раньше и не одной, а с родителями. Полина приехала к подруге. Только не на каникулы. На похороны.

– Полюшка, она очень тебя ждала.
 
Полина не могла поверить, она почти сошла с ума от свалившегося несчастья –умерла та, которая давным-давно стала для неё сестрой:
– Но ведь операцию Ксюше назначили на весну! Что изменилось?! – Полина не говорила – кричала.
– Ей стало хуже. Никто не ожидал.

... О том, что произошло потом, Борис никогда никому не рассказывал. Он попытался обнять Ксению, девушка отпрянула и стала оседать на пол лифта. Её лицо побледнело, но Бориса это не волновало. Он тряс Ксюшу и шептал что-то гадкое и злое, пока не понял – Ксения его не слышит. Она сидела, неловко согнувшись, с закрытыми глазами. Ему стало не по себе. Хотелось одного – уйти.
По счастью, на этаже, где остановился лифт, никого не было. Борис выскочил из полутёмной кабины и сбежал вниз по лестнице.
 
На следующий день Ксения в школу не пришла. Саша тоже пропустил занятия. Борис зашёл к нему вечером.
– Ты где пропал?
– Ксюше очень плохо. Она в больнице.
– Что-то серьёзное?
– Ей стало плохо в лифте. У неё больное сердце.

У Бориса задрожали руки:
– Она что-нибудь сказала?
– А что она должна была сказать?

Саня пристально посмотрел на друга:
– Ты что-то знаешь?
– С чего ты взял?
– По глазам твоим вижу.
– Ничего особенного я не знаю. Мы с ней вчера разговаривали. О тебе, между прочим. Потом я ушёл.
– Боря, она умирает.
– Ты всё усложняешь. Вылечат твою любимую.
 
Задерживаться у Сани Борис не стал, не хотелось говорить о Ксении.

Ксюша умерла через два дня после разговора. Борис на похороны не пошёл. Саня не смог этого понять, а он не стал ничего объяснять. Их дружба закончилась. Все жалели Ксюшу. Борис жалел себя. Особенно после того, как Саня сказал ему: «Я знаю, ты виноват в том, что с ней случилось. Я это чувствую. Только доказать нечем. Живи, если можешь». Умирать Борис не собирался.
Сразу после окончания школы он уехал из родного города.

Прошло чуть больше десяти лет. Про историю в лифте Борис старался не вспоминать.

... – Так я права, да? Она зацепила твоё самолюбие, и ты решил отыграться на этой девочке. Что же произошло в лифте?
 
Борис никогда не слышал такого голоса у Полины, казалось, она стала ледяной, и голос – тоже.

– Да ничего там не произошло. Я пытался объяснить, она не хотела понимать. Меня это разозлило, и я ушёл.
– Ты не просто ушёл. Ты бросил её, когда ей стало плохо. Из-за тебя, между прочим.
– Да, я в чём-то неправ, но не понимаю, почему должен перед тобой исповедоваться!
– Сейчас поймёшь. Жаль, что у тебя не хватило смелости прийти на похороны Ксюши.

Полина говорила с трудом, глотая слезы. Теперь её голос дрожал, но она по-прежнему пристально смотрела на Бориса:
– Возможно, я запомнила бы тебя, потому что видела всех твоих одноклассников. Ты, конечно, и представить не мог, что давняя история напомнит о себе. Надо же! Ты сбежал именно в тот город, из которого уехала Ксюша, когда её отцу предложили интересную работу в вашем городе. Ближе Ксюши у меня подруги не было. Я рассказывала тебе о ней, помнишь? Тебя не заинтересовало, что она переехала в твой родной город, а меня это совпадение удивило, но я и подумать не могла, что Ксюша пришла именно в тот класс, где учился ты.
Недавно я ездила на годовщину Ксюшиной смерти. Помнишь, тебя не очень обрадовал мой отъезд, ты сердился, хоть и старался не подавать вида. К родителям Ксении тогда пришёл Саша, нас познакомили и я никак не могла понять, почему он изменился в лице, когда услышал мою, то есть твою, фамилию. Он тогда быстро ушёл. А сегодня Саша позвонил мне на работу и попросил с ним встретиться. Я услышала от него... – Полина замолчала, словно собиралась с силами, – я услышала от него историю, которая касается тебя. 

Сейчас Борис многое отдал бы, чтобы не слышать эту историю от Полины. Но она продолжала:
– Эта история меня ошеломила. Нет, не ошеломила – раздавила. Я поняла, что ты должен сам рассказать мне. Ты – главный виновник! Только признаться ты так и не осмелился.

Полина усмехнулась и продолжила:
– Ты ошибся, когда решил, что самое правильное – уехать. Правильно было прийти к родителям Ксюши и раскаяться в мерзком поступке. Ты ведь не знаешь, Ксюша всё им рассказала. Ты до сих пор так ничего и не понял! Ей предстояла сложная операция. Мы верили в счастливый исход. Когда ты бросил Ксению в лифте, то отменил операцию и предопределил исход не только Ксюшиной жизни, но и Сашиной. Ксюша и Саша любили друг друга! Ты завидовал им... Не хочу рассказывать, как сейчас живёт Саша. Может быть, наберёшься смелости и съездишь к нему.

Борис понял – Ксения не всё рассказала родителям.

Он обернулся, когда выскакивал из лифта. Ксения смотрела на него, просто смотрела, она не могла подняться, но в её глазах плескалось столько жалости, что Борис рассвирепел и ударил девушку по щеке. Борис знал, почему Ксения не рассказала об этом: она, как и он, считала, что совершить ошибку может любой человек.

Ксения дала ему шанс эту ошибку исправить, а вот Полина – нет.
Она просто очень спокойно ушла. Взяла свою сумочку, накинула плащ и тихонько закрыла дверь.
 
Борис не пытался её искать и не поехал к Саше. Он не собирался ни перед кем оправдываться. В жизни случается всякое. Каждый сам для себя решает, что правильно, а что – нет. Любой человек имеет право на ошибку. И если кто-то думает иначе, пусть себе думает.


Рецензии
Тяжелая история, Оля! Раскаяния не было и не будет, именно поэтому Полина ушла. Думаю правильно сделала, Борис упивается своей прямолинейностью, он слеп, гордыня не дает ему увидеть важное. Я даже задумалась: Что должно произойти в его жизни, чтобы встряхнуло его? Не знаю... Спасибо огромное, с теплом и наилучшими пожеланиями,

Ольга Владимировна Рязанцева   18.11.2016 12:54     Заявить о нарушении
Оленька, за несколько лет я много, много всего передумала - и не сумела ответить: что должно произойти в жизни Бориса, чтобы он переменился. Пока всё остается, как прежде...
Эта история - из самых тяжелых рассказанных мной. И - из самых (пока) безнадежных.
Вы прочитали и откликнулись, Оль. Вы не прошли мимо, а пережили вместе с автором и Полиной. Я очень Вам благодарна, моя хорошая!
О гордыне... Думаю так же, как Вы, Оленька. И как Вы - не осуждаю, а переживаю и не понимаю. И всё надеюсь - придет время Борису и понять, и раскаяться. О противном и подумать страшно...
Великое спасибо, Оль! Светлый Вы человек.

Ольга Суздальская   22.11.2016 20:45   Заявить о нарушении
Спасибо Вам за добрые слова, Оля! Радостно, что встретила Вас и рада дружбе необыкновенно! Будем дружить, я не просто так Вас встретила здесь, очень мне это нужно! С теплом,

Ольга Владимировна Рязанцева   23.11.2016 12:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 46 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.