Солныш

РЕТРОСПЕКТИВА. Последняя редакция.


"Солныш"
Николас Деринг

Фантасмагория.


...Если кто не знает – Солнечный Зайчик он и в Африке солнечный… Ну скажем не зайчик, а обезьянка… Солнечная Обезьянка…
...Она весело прыгает по листве деревьев, рожденная бликами на глади озера или реки, когда животные, любящие не только Солнце, но и воду, приходят на водопой…
...Она, вдруг со стёкол проезжающей ранней машины по ещё пустынным улицам городка, весело врывается в окна спален, где ещё спят и сопят, раскатав свои сказочные губки, кучеряво-кудрявые негритята в обнимку с игрушечными бегемотиками и слониками….
...Она с первыми лучами Солнца, отражая их ещё лениво-сонные от стекол верхних этажей самых высоких домов, проникает в окна теневых сторон окружающих домов, удивляя и радуя просыпающихся людей…
...Она просто приветствует каждое утро всех и дарит новый день, заряжая утонченным ласковым светом сердца и души всех существ. И никто не был исключением – все признавали, что Солнечная Обезьянка – выдумщица и весёлый романтик… Её все называли… нет её все звали Солныш…
...Да, её так и звали – Сол-ныш…
И Крокодил любил Солнечную Обезьянку. Проводя большую часть времени на дне своей медленно текущей Реки с любимыми омутами и корягами, он смотрел с низу на поверхность воды как на небо, когда он не был увлечен охотой, а надо сказать, что он ею был увлечен фактически всегда – привычка, позволившая крокодилу как виду выжить… Можно даже сказать – выжить всех динозавров в миллионных мельканиях засушливых лет и дождливых зим. Но сколько себя он помнит, Крокодил всегда восхищался Солнечной Обезьянкой…
...Солнечная Обезьянка, Солныш, всегда была весёлой девчушкой-хохотушкой. Она была всегда … потому, что для неё не существовало времени… Плюс ко всему, и это привлекало в ней Крокодила, по его мнению, она была божеством. Но так как крокодил был хищником, а хищники по природе своей всегда хотят обладать и иметь, то он захотел, чтобы Солныш принадлежала только ему и всегда радовала только его своими весёлыми бликами, освещая самые дальние закоулки его души-омута… Ему явно не хватало света… Иногда просто для того, чтобы лучше рассмотреть добычу, иногда просто для лучшего переваривания проглоченной утки, несущей золотые яйца или зазевавшегося журавля, прилетевшего с курлыканьем с невесть какого-то там ненужного неба…
...А Солныш, она ведь всегда была такая солнечная девочка, что не обделяла никого своим светом, тем более тех, кто был большее время в тени случайно или же жил там. И она делала иногда более нужную работу, чем само Солнце, делала её вместо него. Она освещала закоулки спален и душ человеческих, нор и гнезд животных и птиц, давала свет растениям, которым не повезло пробиться на свет в тени. Она стремилась отдать собранное от Солнца тепло и свет любому цветку, любому хоть мало нуждающемуся в них существу. И даже камни на тенистом берегу реки светились феерическим светом в лучах Солныша… Это был смысл её жизни. Это было то, за что её любили все без исключения… Все кроме может только летучих мышей, которые уворачивались от вечерних добрых шалостей Солнечной Обезьянки. Летучие мыши… они иногда попадали в вечерние оранжевые лучи Солныша и каждый раз в непонимании, что происходит, пытались от них увернуться, но даже они вдруг испытывали непроизвольную восторженную радость… но мгновенно, со скоростью ультразвука одумавшись, они залетали в тень и дожидались уже ночного бесповоротного сумрака – их стихии…
...А Крокодил тем временем задумал-таки получить в свою собственность Солнечную Обезьянку… Она ему была нужна… Где-то в глубине своего холодного сердца, он чувствовал, что она ему очень нужна, что она ему очень пригодится по многим причинам.

...Ну, во-первых: какому крокодилу не хотелось бы быть ближе к Божеству??! А тут - оно рядом, да ещё и польза от него немалая предполагается…. Ну как тут не захотеть обладать божественным существом Солнечной Обезьянкой???

...А во-вторых: ну скажите, кто бы из Вас не захотел, будучи крокодилом, иметь свой портативный источник света? Ведь если он будет, этот источник, собственностью, то тогда и ночью ведь можно охотиться!!!.... Даже не охотиться, а просто таки уворачиваться от добычи, которая будет прямо-таки преследовать, сбегаясь, слетаясь, сползаясь и сплываясь прямо в крокодилову пасть…

...В-третьих: где-то в генетической памяти своих предков крокодил помнил какими-то участками спины, что там явно чего-то не хватает… даже не спины, а скорее по бокам от передних лап…
...Там не хватало… крыльев… птеродактиля… Но так как это было очень давно, то Крокодил и не понимал, чего же ему явно не хватает… А Солныш, она летала по свету…. со скоростью света…
...И Крокодил надеялся, что благодаря Солнышу, он сможет получить невиданную доселе силу и могущество… ну если не во всем Свете, то хотя бы в своей Реке, и чего стесняться-то – может даже и на Окрестных Берегах Реки… Крокодил надеялся, что Солныш научит его быстро передвигаться по небу – быстро ползать… Именно ползать, так привычнее, слово «летать» крокодил не любил, он не был романтиком…
...Как же он не любил это слово «летать»!!! Но в мыслях, уже обладая Солнечной Обезьянкой, Крокодил великодушно разрешил ей летать где угодно… Только чтобы он знал: где и к кому, с кем и когда, почему и зачем, и не дай бог… Иными словами, он уже заранее дал, нет – подарил Солнышу свободу, какую только мог бы себе позволить подарить самый крокодильно-демократичный крокодил…

...В-четвёртых: нечего этим всем там всяким быстробегающим-по-земле-и-над-землёю-передвигающимся просто так, на халяву пользоваться Солнечной Обезьянкой, его, Крокодиловой Обезьянкой!… Пусть все знают, что это Обезьянка Крокодилова! Он уже не раз предавался самодовольным мечтам о том, что все только и будут говорить: «…О!!! Это Солнечная Обезьянка Того Самого Крокодила, которому она принадлежит!»
...Крокодил в сладких грёзах даже всплывал в эти моменты кверху пузом. Но даже в этот момент он… охотился. Все кто его видел, кто с беспечной радостью, кто с осторожным удивлением, кто с любопытством, кто просто с равнодушием – не важно как – все непроизвольно становились его потенциальными добычами… И, при удобном случае, он, конечно, же «добывал» себе «корм». И уже ныряя с добычей в зубах в свой омут, Крокодил с удовольствием замечал, что Солнечная Обезьянка, даже ещё не принадлежа ему, уже приносит пользу и удовольствие. Так и жил Крокодил с мечтами о романтичной и полезной Солнечной Обезьянке. И жил бы так ещё долго…

...Но однажды ранним утром на заре Лес был разбужен и сотрясен ужасным неземным скрежетом и раскатами грома с молниями в ясном небе… Те звери, кто не побоялся высунуть глаза и уши из своих нор-гнёзд-домиков, вынырнуть или выбежать, или просто осторожно с испугом повернуть голову, что тоже было не легко, так как эти звуки парализовали всё живое вокруг, те звери и птицы увидели в небе Необъяснимое…
...В небе была настоящая битва… Битва Белого Ангела с 13-тью демонами. Ангел был силён и красив. Его белые крылья даже издалека веяли мощью и одновременно снежной чистотой. Что даже когда все, кто на них смотрели , то все чувствовали прилив светлых сил в душе и внутреннее очищение. Лик Ангела был… нет не прекрасен, он был просто гармоничен… Ибо Ангелы-воины в большинстве своём созданы по мужскому подобию и это было лицо молодого, но зрелого, сильного, готового к любым испытаниям мужчины, одновременно отмеченного печатью высокого интеллекта и романтизма вольных ветров высоких небесных заоблачных сфер… Белые, как снег, волосы Ангела были седы. Белые Ангелы рано седеют. Глаза его были магического янтарного цвета, и из них исходило глубинное сияние, идущее из глубины ангельской Души. В правой руке он держал огромный меч из неизвестного перламутрового металла, а в левой - алмазный зеркальный щит. На нем была платиновая кольчуга и золотой шлем… Битва была явно не равная. Демоны хоть и были каждый отдельно на много слабее Ангела, но не настолько, чтобы быть не опасными. Их лица-морды были абсолютно одинаковы своей злобой ко всему светлому, чистому и безусловному… Глаза их налились кровью и выражали одновременно злобу и страх. От демонов исходил сильный удушающий смрадный мерзкий запах. Ангел разил их одного за другим и из 13 их осталось уже 8. Но острые как лезвия крылья уже нанесли много ран Ангелу. А одному демону даже удалось своим хвостом-пикой пробить кольчугу Ангела со спины между крыльев в области сердца. Ангел обрубил этот хвост и демон, потеряв равновесие, изрыгая из пасти смрад и копоть, разбился об снежную вершину Килиманджаро. Но остриё глубоко проникло в спину Ангела, а обрубок хвоста болтался, задевая крылья Ангела и мешая маневрировать. Когда демонов осталось только 5, вдруг из потустороннего небытия астрального измерения появились … валькирии… Числа их было не сосчитать… Демоны, желая остаться живыми и завидев подмогу, стали интенсивно кружить вокруг раненного Ангела. Но он не стал ждать и одним сферическим ударом меча сразил трусов и они взорвались, разлетевшись на комья грязи, выпали виде пепла на саванну, создав над Землёй смрадную сизую дымку-завесу…
...Это были не обычные валькирии… Это была астральная группа захвата. Большая их часть имела вместо перьев на крыльях ядовитые стрелы и лезвия, а какая-то их часть держала в лапах сети с крючками. Их посылают Верховные Демоны для захвата Светлых Небожителей. Потом из Светлых Сущностей извлекают души и делают из их душ корм для детёнышей валькирий и подрастающих демонов, смешивая души с сердцами ангелов и эльфов. Так гораздо питательнее.
...Валькирии были уже близко, они делали веерный манёвр и уже успели выпустить в Ангела пару сотен ядовитых стрел.
...Ангел, взяв в левую руку меч и щит, правой выдернул из своей спины хвост-копьё демона… Он раскрутил его с такой силой, с такой скоростью, что его не стало видно и запустил его в стаю валькирий…
...Именно в это время и проснулся Крокодил. Нет, он не испугался. Крокодил вообще никогда не пугался, он сам пугал… Но он, как и все звери Леса, был просто ошарашен звуками и захотел увидеть Это.
...«То, Что Он Увидел» заставило первый раз в жизни Крокодила испугаться… Это были падающие с неба… валькирии. Вернее то, что от них осталось… Хвост-колесо смерти сделал своё дело – он разрезал на части валькирий и разбросал их по всему небосклону. Именно это и был тот ужасный звук, парализующий всех и вся – звук разрезания панцирей валькирий и их кремниевых скелетов.
...Но… около десятка ядовитых стрел, которые успели выпустить валькирии всё же поразили Ангела и яд начинал действовать… Казалось, это был финал Битвы… Но…
Из ниоткуда вдруг возник нарастающий вой… Этот вой исходил с сумрачной стороны неба. Горизонт на Востоке уже был розовым, но с Запада из ещё сохранившегося сумрака и остатков ночи летели… две летающие тарелки… Это были их, Серых Гуманоидов, Летающие Тарелки… Серые прилетают на Землю за генетическим материалом и поохотиться…
...Они явились из другой чужой Вселенной, которой уже 30 миллиардов земных лет, а их цивилизации уже 200 миллионов лет. Но на этот раз они прибыли не просто поохотиться… они давно хотели заполучить для опытов Белого Ангела нашей Вселенной. Они дождались, пока Ангел достаточно ослабнет, но будет ещё достаточно жив, чтобы его препарировать и клонировать без потерь качеств. Ангел нужен был им живым.
...Ангел был вынужден собрать все силы и усилием ангельской воли выдавил из себя все стрелы и взмыл в высь, превозмогая боль, которой было всё его тело. Он летел в высь, чтобы солнечный свет вылечил его раны и дал ему силы. Серые боялись Белых Ангелов, как боится его вся потусторонняя и земная нечисть. Белые Ангелы способны взглядом обратить вспять время и взмахом крыла рассечь пространство любого измерения. Ангелы никогда не спасаются бегством, они на него просто неспособны. Только битва. Они созданы для этого Творцами. Но силы раненного Ангела не позволяли ему противостоять натиску внеземной цивилизации, которая по техническому развитию подобралась близко к возможностям Творцов Вселенных. Ангелы ведь тоже гибнут, хоть и не так часто… Не гибнут даже, они умирают и возрождаются, иногда через облик и жизнь человека. Мучительно и долго, иногда через несколько поколений жизней человеческих или веков… и то не всегда…

...А Крокодил забыл о приличии и, как обыкновенный бегемот, глазел вверх, туда в то место, которое многие почему-то называют «Небо». Он всплыл и оба его глаза были в кучку – непривычный ракурс и угол обзора для него, ненужный в повседневной жизни. Это так называемый «крокодилий взгляд в небо». Крокодил даже не обратил внимания на то, что перед его носом в оцепенении плавало десяток упитанных гусей собравшихся на Север. Было небывалое: Крокодил… не-о-хо-тил-ся!!!... Он, проливая от закаченных вверх глаз своих крокодиловы слёзы, просто смотрел и был весь в этом процессе.

...Ангел взлетал по спирали всё выше и выше в уже утреннее Небо. Но тарелки Гуманоидов уже подобрались очень близко и молочно-лимонный луч захвата одной из них начал свой путь к Ангелу, а вторая, пытаясь отрезать ему путь к Небу, устремилась наперерез.
...Солнечная Обезьянка любила встречать восход Солнца, она всегда первой приветствовала своего кумира и брата по разуму и делу. И поэтому она забиралась с рассветом на самую высокую вершину Килиманджаро, и когда первые лучи Солнца касались вершины горы, она уже ждала их на гладкой ледяной почти зеркальной поверхности ледника, снег с которого по её просьбе по-дружески услужливо разметал Утренний Ветерок.
...Но в это утро Солныш ещё только просыпалась… Она ещё была переливами серебристой росы на пальмовых ветвях и листьях. Она только начала отражать рассвет и светлеющее Небо, радуя ворочающихся и уже не спящих обычных обезьянок тем, что она даже без Солнца по памяти могла на рассвете, хоть и рассеянно, но всё же осветить и порадовать обезьянок-малышей, которые заворожено смотрели на то как мелкие капельки сливались в более крупные и вспыхивали, как глаза волшебной обезьяны… Это была Солнечная Обезьянка и её забавы. Но в это утро она вздрогнула вместе с каплями росы от скрежета в небе и поняла: надо срочно отправляться на Килиманджаро и увидеть, что происходит. Может кому-то нужен её свет?
...Ветер подхватил капли росы с пальмовой ветви и серебристым лучащимся облаком понёс Солныша на вершину Килиманджаро. Ещё по пути туда она заметила, что весь мир, все травы и звери с птицами, всё замерло, как бы ожидая чего-то судьбоносного. Именно судьбоносного и апокалипсического. И из-за этого тревога Солныша усилилась, как она усиливается, когда протискиваешься всё глубже по узкому проходу тёмной пещеры. Она усилилась так, как возникает и усиливается паника выныривающего из глубины ныряльщика, когда уже не хватает воздуха, а до переливающейся поверхности ещё далеко… Тревога усилилась, как усиливается шторм – сначала вызывая интерес, потом неопределённый восторг и восхищение мощью стихии, а потом… ужас и чувство бесполезности каких-либо действий и неизбежности трагического исхода одновременно. Солныш просила ветер как можно быстрее поднять её вместе с каплями росы на вершину горы. Она уже превратилась в полупрозрачное облако, вытянувшееся стрелой. Она рисковала растаять и испариться. Но чувствование её говорило ей, что надо торопиться… Кому-то нужна её помощь…
...Ангел, тем временем, вынужден был обороняться, введя себя в состояние алмазной твердости тела и духа. Он вращался в 8-ми плоскостях, создавая вокруг себя антигравитационное защитное поле. Он сам уже превратился в полупрозрачный призрак, так как ангельской крови было пролито много, и её остатки не успевали без Солнца регенерировать.
...Гуманоиды даже не сомневались в том, что они уже наконец-то завладели таким великолепным экземпляром полубожественной сущности и в своих прожектах уже видели расцвет своей расы в новом самом совершенном варианте когда-либо существовавших во всех Вселенных. Они бы даже сравнялись и, может быть, даже со временем превзошли расу Творцов Вселенных… И стали бы они сами Творцами. Можно представить, что бы они натворили.
...Но вдруг… они увидели, что их гравитационный луч не видит Ангела… Они не готовы были к такому развитию их миссии. Но 200 миллионов лет техногенной эволюции что-то да значат.. Серые решили создать пространственно-временной коллапс, в результате которого бы часть Неба с Ангелом потеряла бы все физические свойства… Кроме одного – возможность передвигаться в нём могли сохранить лишь Гуманоиды в специальных транспространственных капсулах-челноках. Они бы элементарно захватили и отбуксировали парализованного Ангела на одну из тарелок и… Осталось сделать последние манипуляции и…
...Солныш, благодаря Ветру, развила близкую к скорости звука скорость и на этой скорости врезалась в вершину Килиманджаро… Она уже знала, не только чувствовала, потому что видела разыгравшуюся драму. Она знала, Что она должна делать… Она не думала о себе… Она беспокоилась за Ангела…
...А Крокодил… Он, несмотря на паралич, вдруг понял, что Небо – Это… Это… Это… Это была его единственная мысль в голове, когда он увидел в Небе серебристую полосу, направлявшуюся очень быстро из Леса к Вершине Горы…и «То, Что Было в Небе»…
...Надо сказать, что Солныш… любила Крокодила… Она любила его потому, что он видел в ней Божество, которое может предсказать его будущее, осветив тёмные закоулки его души-омута, и которая осветит ему путь к добыче… Солныш надеялась, что она изменит Крокодила, и он сможет стать более романтичнее и добрее. Но при этом Солныш любила Крокодила безусловной любовью, ничего не требуя взамен… Крокодил был уверен в том, что она вовремя сможет высветить все движущиеся под водой коряги и он не сломает себе зря зубы , а может и челюсть… Ну и что он не был романтиком. Ведь романтика – это не вся жизнь, а только её необязательная часть…
...Но в это утро Солныш не думала о себе и о Крокодиле, и о романтике. Она скорее хотела стать лучом, не отражением Солнца, а именно Лучом, прожигающим пространство и время. Она превратилась в это желание. Она стала этим желанием… Она - желание… Сила намерения, сметающая всё на своём пути и неизбежно становящаяся результатом.
...Ангел не успел… Он не успел достаточно взлететь, чтобы попасть в лучи звезды дарящей жизнь и гармонию, он явно не успевал… не успевал взлететь на достаточную высоту, чтобы восстановить силы, вдохнув в себя солнечные лучи… Обескровленный Белый Ангел...
...Солныш на какое-то время после слияния с ледником потеряла всякую ориентацию – удар был очень сильный… Но через секунду-вторую (для Солныша ведь время не существовало, пока существует Солнце…) она опять была Желанием… Желанием помочь…
...Вершина Килиманджаро была выше уровня Битвы… И это было место откуда можно первым увидеть утреннее Солнце. Первым его увидела Солныш…
....Сердце Ангела, его раненное сердце, оно почти не билось…Кровь, её остатки, остановилась… Наступило Ничто…
...Гуманоиды медленно продвигались к Ангелу в это Ничто и Нигде на своих транспростастверах. Их обмен веществ тоже был замедлен, но не парализован… Они делали свою привычную серую работу. Сколько же существ в разных Вселенных были пленены и захвачены таким образом, сколько дыр оставлено во времени и пространствах этими технологиями!
...Ангел был готов ко всему. Н в этой ситуации ему оставалось только одно – накопить в своем сердце ангельской крови и… взорвать его… Он ждал. Всё было парализовано в нём, всё кроме его большого и горячего сердца, его холодного разума андроида. Он ждал… ждал приближения Гуманоидов… Их было … 13… На 4-х оперативных и одном транспортном челноках, имевших форму вытянутых капель с прозрачными оболочками, коронированных ядовито-сине-зелёным свечением… Серые сидели внутри, в позах до того не естественных, что казалось они медленно деформировались. И это было на самом деле так, но деформировались не они а пространство, они же жадно смотрели своими миндалевидными огромными мутно-зеленовато-коричнево—чёрными глазами на Ангела… Грузовая капля-челнок продвигалась в безвременной пустоте позади всех остальных оперативных и наконец остановилась. О стальные четыре совершали обходной манёвр вокруг Ангела и уже выпустили псевдоподии, деформируясь и удлиняясь в его сторону. Они ждали когда окончательно разрядится защитная сфера вокруг Ангела.
Но в этот самый момент произошло то, что не понял никто… Никто, кроме Ангела и Солныша…
...Яркий стремительный как лазер луч скользнул с Вершины по тарелкам и прожег их ртутно-серебристые корпуса! Луч был настолько ярок, что Крокодил непроизвольно закрыл глаза, но пасть осталась от удивления открытой…
Л...уч был настолько ярок, что в городе, находящемся в 20 километрах, автоматически отключилось раньше времени дежурное освещение и сработали от его импульса все сигнализации на всех автомобилях в городе. Даже спящие люди зафиксировали вспышку…
...Это была вспышка, вернее две вспышки с интервалом в доли секунды, от взорвавшихся летающих тарелок… В это мгновение звери и птицы уже не были парализованы – они бежали, закапывались, залезали в норы, ныряли или просто прятались, а кому нельзя было спрятаться , просто сломя голову бежали натыкаясь друг на друга и на деревья. Убегали со всех ног, куда и как кто мог. Крокодил тоже нырнул…
...Ангел видел всё...
Мозг ангелов умирает последним и даже после смерти является источником бесценной информации. Это была ещё одна беспроигрышная выгода Гуманоидов… Несбывшаяся выгода, вернее сбывшаяся невыгода. Но они уже ничего об этом не узнают…
... Ангел держался на остатках антигравитационного поля по-прежнему не в силах двигаться.
... Он видел всё, его глаза-сканеры видели всё… Он видел серебристое облако, устремившееся к Вершине Горы. Он видел фонтан взрыв снега и льда на Вершине. Он видел как этот луч прожег космолёты пришельцев, и как они завибрировали и взорвались, вспыхнув ослепительно белым светом и схлопнувшись в маленькие, но огромные по тяжести комки, похожие на пережёванную жвачку Риглис. Он видел как эти «жвачки» превратилась в два туманных лимонно-молочных облака. Как Серые в недоумении обернулись назад и как они уже не успели повернуться обратно в сторону Ангела… Не успели, потому что челноки-капли тоже схлопнулись, раздавив и сплющив Серых, и превратились в слюдо-желеподобные шипящие сгустки, некоторое время повисевшие в воздухе, а потом, стёкшие расплавленным воском на Землю… И в том месте, где они коснулись почвы, образовались отверстия шириной несколько метров каждое – земля просто испарилась.
... Горизонт на Востоке стал уже не розовым, а кроваво красным. Солнце издалека извещало о своём приходе в новый день.
... Ангел увидел снова этот луч с Вершины Горы. Но на этот раз это было нежное касание, теплое, мягкое, прямо его сердца. И это позволило ему сделать несколько взмахов крыльями и, благодаря этому не упасть и не разбиться, так как поле, державшее его уже фактически исчезло. Он сделал ещё несколько взмахов и немного воспарил. Его бледное полупрозрачное лицо засияло божественным перламутровым светом… Его лицо осветило Солнце…
.. Когда Крокодил опять нырнул в свой Омут, то его привычная мутная обстановка была им неузнаваема… Нет, не потому, что что-то в ней изменилось… Нет.. Изменилось что-то внутри Крокодилова сознания… Он вдруг понял, что существует Оно… Небо… Он вдруг понял, что никогда не сможет получить в свою собственность Солнечную Обезьянку, потому что… И тут его разум под воздействием холодной воды пришёл в своё привычное крокодилье состояние и Омут опять стал родным и очень даже уютным. Он так и не успел додумать почему же… «…А собственно о чём это я?» - в недоумении подумал Крокодил и схватил своей пастью проплывавшую мимо полупарализованную рыбину…
... Солныш с разлёта так глубоко проникла в Ледник, что весь Ледник вдруг засиял изнутри. И когда первый луч Солнца коснулся его, Солныш вспыхнула всеми своими чувствами и желанием помочь Белому Ангелу, так, что на какой-то момент Солнце показалось тусклее, чем та Вспышка на Горе Килиманджаро…
Ангел уже достаточно окреп, его раны исчезли и силы полностью восстановились. Мощными взмахами крыльев он направился к Вершине…
... Он летел и чем ближе он подлетал, тем теплее становилось в его почти замерзшем сердце.
... Солныш смотрела и не верила тому, что происходит. Она впервые видела настоящего Белого Ангела, да и вообще ангела она видела впервые. И этот Ангел летел к ней… Да-да, этот величественный небесный Воин летел к ней! Она засияла как Солнце… И радуга вспыхнула над горой Килиманджаро…
. . Ангел подлетел и опустился на вершину рядом с Ледником. То, что произошло дальше, Солныш не в состоянии была осознать и она только чувствовала… Она почувствовала, как от Ангела, от его сердца к ней как ласковая рука, протянулось сияние. Это сияние коснулось её и обволокло… Оно наполнило её небывалой, впервые ею почувствованной сладкой негой и какой-то нежной хрустально-серебряной музыкой, которая даже не звучала, она была, и это как-то воспринималось без удивления, всё пространство стало этой музыкой. Солныш сама стала этой музыкой Небесных Сфер…
... И тут Солныш почувствовала, что с нею происходит что-то невероятное…
Она уже могла различить… руки… да-да, руки… И это были её, Солныша, руки! Откуда у Солнечной Обезьянки руки?! Она посмотрела на Ангела… Что?! Посмотрела?! Чем? Она посмотрела на Ангела своими, синими и ясными, как утреннее Небо глазами… У неё есть глаза?! Да, теперь она уже поняла это и приняла. Она посмотрела на Ангела. Он улыбался. Но как он улыбался! Это была воистину ангельская улыбка. Умиротворенность, нежность и сила одновременно. Его глаза лучились космическим светом. Когда Солныш посмотрела ему в глаза, ей вдруг показалось, что она сама – это вся Вселенная. Она почувствовала, что в неё хлынули звёзды, планеты… целые галактики… В этот момент она стала, она почувствовала это, Центром Мироздания… Солныш почувствовала как бьётся её сердце…
. . Ангел знал, что Солныш спасла его. Она спасла этот Мир… людей, растения, птиц, животных, насекомых… Она спасла нашу Вселенную.
... Ангел знал, что делать и делал сейчас это. Он завершал то, что должно было неизбежно случиться. Он создавал Нового Ангела. Он отдавал часть себя, часть своего сердца и своей сущности… Он создавал новую Божественную Сущность. Он и явился то сюда за тем, чтобы найти Солныша. Но никто, даже Творцы, никто не мог предположить, что вот так родится Новый Ангел. Ангел Света…
... Солнышу вдруг захотелось… взмахнуть крыльями… Да-да, взмахнуть своими белыми лёгкими крыльями... И она воспарила над её любимой Килиманджаро, но уже по-новому взглянув на весь этот прекрасный солнечный Мир, на небо с белыми и перламутровыми облаками, на Солнце, на Ветер, на озорной и лёгкий на подъем Ветер, её лучшего друга. Они теперь были опять рядом…

... Крокодилу было явно не по себе… Недопроглоченная рыбина стала ему поперёк горла и не глоталась дальше. Ему вдруг стало так жалко себя… и он вынырнул, чтобы поплакать. Вынырнул и замер… Вокруг было такое оживление! Птицы пели все одновременно кто во что горазд и не горазд, лягушки заливались трелями и романтично квакали, стрекозы и бабочки стайками носились над водной гладью Реки. А на берегу… на берегу был просто-таки какой-то банкет - на водопой пришли все звери и не было ни агрессии, ни давки, всем хватало места, хотя и было тесно. Львы благодушно, почти улыбаясь, смотрели на зебр и антилоп, а маленький жирафёнок играл с львятами в догонялки. Он их догонял, а они, прильнув к земле, весело затем бросались врассыпную… Слоны, набрав в хоботы воды, устраивали всем животным душ, выпуская фонтаны воды и трубя что есть силы. От их фонтанов над Рекой установилось сразу три радуги. А обезьяны, сидящие на прибрежных деревьях и которых доставали брызги, радовались и визжали, хлопая себя во все места ладошками и требуя их полить ещё. Бегемоты, как островки, торчали из воды и были улеплены, усажены гогочущими, щебечущими разнообразными птицами.
... Солнце как-то по особенному мягко и ласково светило. Было тепло, но не жарко.
Крокодил нерешительно посмотрел на Небо. Он теперь знал, что оно есть, он смирился и принял это. Он увидел в Небе две белые серебристо-перламутрово-розовые точки. Они летели к Реке. И когда они совсем приблизились, Крокодил смог различить двух прекрасных крылатых существ. Они летели и от них во все стороны разлетались перламутровые лучи. Глаза Белого Ангела были как два Солнца, а глаза Ангела Света – как два синих ясных перламутровых Неба.
... Всё, чего касался их взгляд, начинало светиться перламутровым светом. И растения, и животные и вода и камни… И уже от них самих разлетались во все стороны перламутровые солнечные зайчики, перламутровые обезьянки, львята, солнечные бабочки и стрекозы… Они сливались, попарно находя своих любимых, и превращались в розовые перламутровые облачка. Эти облачка воспаряли в Небо. И уже всё Небо было в перламутровых облаках. Розовые перламутровые облака, Солнце и два Ангела в синем весеннем пронзительном Небе…
... Крокодил вдруг увидел, что от него тоже отделился его перламутрово-розовый двойник и... воспарил над рекой и полетел, перебирая лапами и смещаясь куда-то в сторону… «Куда это я !?» - удивившись немо прокричал Крокодил. А рядом в нескольких метрах в воздухе парила... перламутровая ... Крокодилиха… Солнечные двойники крокодилов встретились, обнялись и превратились в розовое перламутровое облако. И тут Крокодил увидел, что рядом с ним в нескольких метрах от него плавает на поверхности Реки… прекрасная Крокодилиха. «Эх… Настоящая красавица»- подумал Крокодил и он вдруг понял, нет он почувствовал, чем только может почувствовать крокодил, что он хочет её... любить… Это было какое-то наваждение, у него в груди что-то затрепыхалось… «Рыба?»- подумал Крокодил… «Нет, рыба по-прежнему торчит у меня поперёк горла… Так что же это?»- недоумевал Крокодил. Это было его сердце. Солныш выполнила своё обещание – сердце Крокодила пробудилось для настоящей безусловной любви.
... Мир был наполнен солнечными лучами и их перламутровыми отражениями, принимавших форму всего, чего они касались. Люди обращали к Небу лица и смеялись… Всё Небо было в перламутровых облачках, по форме напоминавших разных животных, птиц, бабочек, людей… Все люди улыбались друг другу, обнимались, целовались… И начинали светиться счастьем. Любовь наполнила весь Мир... каждое сердце и душу любого существа…

. . . Ника проснулась от нежного прикосновения к её губам… Это был её любимый Солнечный Зайчик. Он первый своим ласковым касанием поздравил Нику с её Днём Рождения… «Спасибо, Зайчик…» - мысленно поблагодарила его Ника. Она окончательно проснулась. Но сон её ещё не отпускал. Она была ещё там, в своём сне… Ей снилась Африка…
... «Ну, довольно расслабляться…День начался, начался день чистоты и весны… Сегодня День моего Рождения…» Она взлетела с кровати… «Быстро - гимнастика, пару шаманских танцев, душ, персик, йогурт и за компьютер… Кто там меня уже успел поздравить?»…

. . . И она включила кельтскую музыку на магнитоле. После привычного утреннего тренинга, холодного душа и завтрака Ника переключила магнитолу на радио… «Радио-Классик» - «Времена года» Вивальди… включила компьютер и, пока он грузился, подошла к окну… Конец марта, в Небе Солнце и перламутровые облака и… идёт снег… За окном кружились перламутровые снежинки… Они переливались и сверкали в лучах Солнца и Солнечные Снежинки кружились по комнате…Они были везде: на потолке, на стенах, на цветах, которые Ника любит выращивать, на её лице… Её глаза светились синим перламутром... «Как красиво… как в Саду Ангелов…» - восхитилась Ника…
. . . По радио после музыки – новости… «...Сегодня рано утром в районе горы Килиманджаро в Африке наблюдалось необычное атмосферное явление – вершина горы светилась перламутрово-розовым сиянием и всё небо покрыли перламутровые облака…»
Ника не отрываясь смотрела на кружащиеся за окном перламутровые снежинки и на… розовые перламутровые облака в небе.

... Компьютер наконец-то загрузился и Ника открыла почту mail.ru.
В колонке новостей она прочла: «Сегодня… в районе горы Килиманджаро в Африке потерпели крушение два неопознанных летающих объекта, бесследно исчезнувших после крушения. Крушение совпало с необычным свечением вершины Килиманджаро…»

. . . Ника открыла свою почту...
Сегодня Нику поздравили с Днём Рождения все её друзья и даже незнакомые люди. И ещё все они благодарили Нику за её прекрасные сказки… Было там письмо и от... Белого Ангела...

. . . Он поздравлял её с Днём Рождения и благодарил... за перламутровые облака...


© Copyright: Николас Деринг 2005




*Все персонажи вымышлены, случайное совпадение с судьбой конкретных солнышей, крокодилов, ангелов и прочих инопланетян - случайно.
До, во время и после описания сего Сна никто из валькирий и гуманоидов не пострадал.
Килиманджаро на месте... Радио-Классик в эфире... MAIL.RU приносит письма радости...
А Белый Ангел спрятал крылья и... пашет...

Автор выражает признательность своей фантазии и прообразам из реальной жизни за вдохновение... Особая признательность Кубрику, Кафке, Дали, Николаю Дроздову из "В мире животных", долгой и периодической дороге в Солнечногорск и обратно, во время которой и написан "Солныш"...
А также читателям дочитавшим до конца.

21.10.2006г

Н.Деринг


Рецензии
Рассказ прекрасен! Приглашаю на мою страницу.

Олег Рыбаченко   06.12.2016 18:28     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.