Новые истины

Попробую поделиться с Вами своим первым опытом, дорогой читатель, пишу правду, правда, не очень складно, но не судите строго,- я очень старался. Здравствуйте.
Всё началось, когда мне было лет тринадцать- четырнадцать. Шёл 1984 год. Я рос очень красивым и стройным мальчиком. Меня часто путали с девочкой, и я громко возмущался, когда это происходило. Я пытался объяснить, что в этом не виноват,- все претензии к маме с папой, но кто б меня слушал! Друзья в шутку тискали и мучили меня, целовали в засос, наслаждаясь моей руганью и попытками вырваться. Я прощал им эти выходки, так как они были мне все-таки настоящими друзьями. Они не раз и не два помогали мне своими кулаками в разных ситуациях, в которые я благодаря своей нелепой внешности попадал. То деньги попытались отнять хулиганы какие-то, то алкаш какой-то лапать начал в очереди за футболками, то в автобусе всего обгладят. Друзья защищали меня от нападок чужих. Они помогали и в любой работе, которая вдруг на меня сваливалась. Потом я начал понимать, что они относятся ко мне немного как к девушке, считая, что я под их защитой. Их дружеские объятия были гораздо нежнее дружеских, при общении со мной даже голоса их смягчались, а глаза смотрели более ласково, чем разрешалось дружбой.
Самым близким моим другом был Андрей. Он был на три года старше, на голову выше, ширина плеч была неимоверной. Он был намного опытнее меня во всём. Уже имел сексуальный опыт, состоял бойцом в уличной группировке, занимался фотографией, водил машину и знал много интересных вещей на самые разные темы. Мне нравилось с ним проводить время. Мы говорили про течения в музыке, обсуждали какой автомобиль круче, а главное он рассказывал мне про своих девчонок. Я ещё не имел сексуального опыта, и трахнуть девушку было моей запредельной мечтой. Единственное, что не нравилось мне, - это то, что иногда, распалившись от моих вопросов, он накидывался на меня и начинал тискать и щупать за самые сокровенные места. Всё было вроде бы в шутку, но эти шутки случались всё чаще и чаще. Вдруг я заметил, что он неискренне демонстрирует весёлое настроение, а сам просто трепещет почему-то, голос его становился слегка дрожащим и чувственным.
Его прикосновения и поглаживания были настолько нежны, что однажды это напугало меня. Я искренне верил, что вся эта возня не более чем дружеская игра, и внезапно начал понимать, что ошибался. Я не мог справиться с ним физически, и это его забавляло. В один такой раз моё терпенье лопнуло, и я потребовал, что бы он прекратил свои издевательства и убрался, к чёртовой матери. Он шутил, спрашивал, как же я его выставлю, и что будет, если он вдруг не уйдёт.
Мне стало страшно. Я понял, что нет причины, чтобы такой умный, сильный, взрослый парень с машиной и кучей взрослых друзей так тесно дружил с четырнадцатилетним подростком. Тем не менее, он дружил, и причина была. Андрей стал серьёзным и предложил, наконец, поговорить начистоту. Он сказал, что я влетел ему в сердце, в мысли, и вообще он любит меня с первой нашей встречи. Говорил, что мечтал встретить девчонку:- весёлую, озорную, остроумную, слегка взбалмошную и легкомысленную, красивую и стройную и что бы любила его и только его. Он был потрясён, когда встретил все эти качества в юном пареньке. Он был рад проводить со мной время, его тянуло ко мне, но я не девочка,- я мальчик! И это выбивало его из колеи. Потом он решил, что свои чувства он ни изменить, ни перенаправить не сможет и ему наплевать, какой формы у меня писька. Все эти открытия, его мысли были для меня полной неожиданностью. Андрей сидел бледный, серьёзный, но на лице было заметно облегчение, оттого, что не надо больше притворяться. Он прямо предложил мне стать его девушкой. На людях наши отношения должны быть как прежде, но наедине я буду его подружкой, которую он любит и алчет, и за которую порвёт всех и вся. Я сидел как мешком ударенный и пытался всё это переварить. Я не знал ещё девок, а как самому быть девкой, не представлял и подавно, и тем более не мог представить, что кто-то из друзей жаждет меня трахнуть. Откровение Андрея заслуживало осмысления. Я попросил время подумать и попросил его уйти. Он ушёл тихо, без бравады и выпендриваний. Этот разговор обоим нам дался тяжело. Закрыв за ним дверь, я прилёг на диван и стал размышлять.
Да, - я похож на девчонку…
Да, - я немножко притворяюсь, что все эти тисканья мне не нравятся…
Да, - я замечал, что некоторые мужики провожают меня глазами, а некоторые смотрят с удовольствием на мою задорную мордашку, стройную фигурку, пышную, слегка лохматую причёску и нарочно спрашивают: - «девушка, который час?» а потом хохочут, когда я, краснея и захлёбываясь от гнева, объясняю матами, что я не девушка. А они ржут и продолжают: - «Вот девки пошли,- дескать, ни слова без мата, да ещё и под парня прикидывается».
У меня слетала крыша, и я материл их по всякому,- и по маме и по папе. Но они смеялись. Меня ни разу не побили за мой язык, хотя другого бы убили и за меньшее. Когда я этих мужиков крыл, на чём свет стоит, они только смеялись, а проходящие женщины умильно улыбались, глядя на меня гневного.
– «Не сердись», сказала как-то одна, - «ну ошиблись мужчины,- вон ты какой хорошенький, совсем как девочка».
- Да не ошиблись они!- надрывался я,- они специально меня дразнят!
Мужики захохотали ещё веселее, женщина улыбнулась ещё умилённее, а я пошёл дальше взбешённый и расстроенный.…
Потом помню, в очереди за пивом стоял,- послали на мою голову приключение.…Вдруг почувствовал, что стоявший сзади мужик положил мне руки на талию, прижался к моему виску щекой и спросил:- «Давно стоишь? А ты точно тут стоял? Ты не без очереди лезешь»? а его руки гладили меня по талии и бёдрам, пока я честно отвечал на все его вопросы. Насторожился лишь после того, как увидел стоящего сбоку улыбающегося мужика. Чего он улыбается?
В общем, мужчины и парни относились ко мне не так как друг к другу. Андрей объяснил, что во мне много чего от женщины, и мужчины это чувствуют. Он сказал:- «Ты девушка, самая настоящая, любимая и желанная, и Бог создал тебя красивой девчонкой… но в последний момент, зачем-то член приделал».
И правда, меня почему-то не унижали мужские ласки, поглаживания,- всё это я воспринимал как неизбежное зло. Пытался бороться, но друзья легко справлялись со мной, и мне же приходилось хуже. Лапали долго и с удовольствием. А когда лапали чужие в очередях или автобусах - я старался поскорее уйти от этих людей, но не считал себя опозоренным и почти не обращал на это внимания.
Признание Андрея всё ставило на свои места. Я и не знал, что так сильно отличаюсь от других. Я мечтал наконец-то трахнуть девку, и вдруг сам являюсь почти девкой, которую того гляди трахнут. Я лежал и вспоминал разговор с Андреем, его дрожащий слегка голос, трепещущее тело и понял, что являюсь очень желанным. Эта мысль мне понравилась, я ощутил себя соблазнительницей, и это мне тоже понравилось. Женские гены начали свою работу. Я представил себе, как Андрей меня раздевает, покрывает поцелуями, раздвигает ноги и нащупывает анус, а я не сопротивляюсь… Боже мой! Кровь волнами ударила в голову, в груди появилось приятное нытьё, меня охватило невероятное возбуждение, и мой член напрягся очень сильно. Я продолжил мечтать дальше:- Лежу и постанываю, выгибая спинку дугой и в моей власти отдаться ему или не отдаться. И ничего он при своей силе и крутости мне не сделает,…а то обижусь, и дружить не буду и на порог не пущу.
 Да, во мне проснулась женщина, и это возбуждало. Душа девушки в теле парня…
Я вспомнил все рассказы Андрея про голубых, которые он мне рассказывал как бы, между прочим, и я догадался, что он желал меня уже очень давно, но стеснялся или боялся признаться, пряча истинное отношение за шутливой борьбой и дружеским потискиванием. Новое ощущение требовало проверки. Правда ли, что во мне видно женщину, даже не смотря на член? Я пошёл в ванную и включив душ, стал раздеваться. От того, что я задумал - меня бросало в дрожь. Отвинтив с душа распылитель, я направил сильную струю тёплой воды в анус, и в несколько наполнений промыл себя начисто. Я осмотрел себя в зеркало, мне это всегда нравилось:- красивый, стройный, гибкий мальчишка, гладкая, чистая кожа, задорный взгляд блестящих глаз из-под длиннющих, мохнатых ресниц, легкомысленная, слегка лохматая причёска пышных волос. Потом я оделся, собрал мочалку, мыло, полотенце и пошёл в баню:- попробовать себя в роли соблазнительницы. Если Андрей прав и мужики ко мне не равнодушны, - я это увижу, и если во мне от женщины больше чем от мужчины - я стану ей. Но попробовать я должен не с Андреем, потому, что если всё не так, и мне не понравиться, то он не должен об этом знать. Просто скажу ему, что обо всём подумал, и я не голубой, и пусть держит свой член на запоре. Я шёл в баню найти партнёра для секса. Пришёл я где-то в пол одиннадцатого. В раздевалке людей не было. Банщик указал мне шкафчик, попросил сдать на хранение часы и деньги, потом удалился. Тут в раздевалку из банного отделения вышли двое мужчин, они сели на лавочку и стали разговаривать между собой. Они видимо упарились, и теперь просто отдыхали. Началось,- подумал я, и возбуждение ударило в голову. Я нагнулся, развязал шнурки и снял туфли, затем носки. Потом снял брюки и трусики. Потом стал не спеша расстегивать пуговицы рубашки. Последней снял футболку. Мой член находился на границе покоя и восстания и я боялся, что он встанет.
- «Мне приятно оголяться при людях»! – понял я, и эта новая истина меня удивила. Мужики продолжали лениво разговаривать, время, от времени бросая на меня взгляды. Я, как ни в чём не бывало, взяв шайку, вошёл в баню. Запах парилки и веников нельзя заменить ничем - он прекрасен. В глубине зала мылось человек пять. Я занял свободную лавку и начал мытьё. Мне было просто приятно быть голым в присутствии людей. Вскоре вернулись те двое из предбанника. Зацепили меня взглядом, и взяв свои шайки, перенесли их на мою лавку. Я делал вид, что и не замечаю движения вокруг себя, а сердце ухало в груди, нервы были на пределе, и член того гляди встанет. Я искоса разглядывал их. Оба огромные, накачанные, лет по сорок. Только один из них рыжий как пламя, а второй русоволосый. Не заметно я оглядел их члены:- большие штуки, пожалуй, очень больно такой получить в попку. Но даже мысль о боли доставила мне удовольствие, как только я представил себя тоненького и беспомощного в этих чудовищных лапах. От этих мыслей моя писюлька начала вздрагивать, угрожая выдать меня с головой, и я, поставив ногу на лавку, принялся мыть её, прикрывая бедром встающий член. Мужики мылись, говорили о чём-то своём. Народ выходил один за другим. Вскоре остались только мы трое.
- «Не ужели не пристанут?»- думал я. Мне нравилось это балансирование на краю. Но время шло, а они только внимательно оглядывали меня, и продолжали свои разговоры. Рыжий снова пошёл в раздевалку, русый продолжал мыться, а я вылил на себя воду из шайки, сложил в неё мочалку и мыло и собрался в парилку. Мне хотелось отвлечься от мыслей будоражащих меня, да и парилку очень люблю. Тут снова вошёл рыжий, за ним дед банщик:- у меня перерыв, я закрою на час, пока же никто не уходит? Я ответил, что час ещё пробуду, и эти мужики тоже сказали, что не уходят. Дед ушёл, а я пошёл в парилку. Вслед за мной вошли эти двое. Они сели рядом со мной, зажав в середине.
- Попарить тебя, малыш?- спросил рыжий.
- Да я сам…
- Как самому париться?- удивился русый.- Давай ложись… да ложись!
И он, обняв меня за плечо, стал наклонять на лавку. Я лёг на живот, мой член снова меня чуть не предал, с трудом сохраняя висячее положение. Рыжий потрепал мне затылок, погладил шею и стал гладить спину, опускаясь, всё ниже к попке.
- Ну… - сказал русый, и принялся шлёпать веником по спине.
Через некоторое время я забыл обо всём. Они парили меня вениками по очереди, потом массировали, от затылка и до пяток, особенно доставалось заднице, потом снова парили. Это было здорово.
- Теперь я вас - пропищал я.
- Давай - сказал рыжий, и лег.
Я начал охаживать его веником, но русый засмеялся.
- Не так - сказал он.- Встань здесь, держи веник вот так, и маши чуть сбоку.
Показывая и объясняя, он обнял меня за талию левой рукой, а правой взял мою руку, показывая как бить веником.
Я делал вид, что не придаю значения его объятьям, и его рука съехала на бедро, потом нежно погладила мне попку, и наконец осмелев, сжала левую ягодицу. Я удивлённо взглянул ему в глаза, и он второй рукой ухватил меня за левую грудь. Другая рука молниеносно легла мне на затылок, и манипулируя моей головой, он впился поцелуем в мой рот.
Я протестующее запищал, упёрся ему в плечи, пробуя оттолкнуть его, но вдруг рука рыжего коснулась моих яичек. Они исчезли в его ладони, и рыжий их сильно сдавил. Я вскрикнул, крик перешёл во всхлип, а его заглушил поцелуй русого, который не отрывался от моего рта, прижимая мою голову за затылок. Я весь трепетал от боли и страха.
- Тихо, ти-ихо, ти-и-и-ихо... - успокаивающе, гипнотизирующее шептал рыжий. Мои потуги вырваться ослабели, и рыжий перестал давить мои яички, но из рук их не выпустил, играя и перекатывая в кулаке.- Всё нормально, не бойся, мы ничего тебе плохого не сделаем, - продолжал он. Русый, наконец закончил терзать мои губы, напоследок куснув за нижнюю, вырвав из меня визг.
- Сладкая девка,- сказал он, с удовольствием обнимая меня.
- Я не девка,- слабо возразил я.
- Уже не девка?- удивился русый,- а я думал, мы у тебя первые будем.
Он куснул меня за нижнюю губу и одновременно сильно сжал правую ягодицу. От неожиданности я опять взвизгнул,- и они засмеялись.
- Девка- это то, что трогать и трахать приятно, это то, на что приятно смотреть, это то, чьи визги и писки слышать хочется,- это состояние души, а не рваная дыра на месте члена, – глупо объяснил русый,- мы тебя ещё в раздевалке срисовали,- только девки снимают вначале трусики, а потом рубашку и майку. Так, что не удивляйся и не брыкайся, мы тебя с твоим же телом познакомим, и всем будет приятно.
Я шёл в баню именно за этим, но когда угроза секса реально подступила, я испугался. Я проклял и этот день, и своё любопытство, приведшее приключения на мою задницу, в самом прямом смысле. Он, надавив мне на плечи, принудил лечь на бок. Сам лёг рядом спереди, рыжий прижавшись, лёг сзади. Они зажали меня между собой и начали гладить моё тело. От волнения и возбуждения я нервно и шумно дышал, но лёгкая и приятная ласка постепенно меня успокоила, я расслабился, закрыл глаза и решил:- пусть, что будет, то и будет. Мне было приятно чувствовать их тела и спереди и сзади прижатые ко мне.
- «Мне приятно лапаться с мужиками», – подумал я, и это была вторая новая истина. Особенно чувствовались их горячие вставшие члены. Вся картина начала представляться мне как нереальная, как будто всё не со мной происходит, как будто я со стороны за всем этим наблюдаю. Дыхание моё выровнялось и сердцебиение улеглось.
- Вот так, умница,- сказал русый. - Всё правильно, надо смириться, вздохнуть глубоко, и отдаться. Как девушки отдаются мужчинам. Он уткнулся мне в шею и, проведя губами вверх до виска, с силой вдохнул мой запах. Рыжий, согнув в колене и приподняв мне ногу, поглаживал впадинку между ягодицами от яичек до поясницы, особенно нежно проводя по анусу. Это было непередаваемо. Чужие мужики трогали и гладили меня там, где никому трогать нельзя. А я не сопротивлялся, позволяя делать им всё, что они захотят. Я не удержался от лёгкого, стыдливого стона, и они тихонько засмеялись. Всё было так, как я представлял себе два часа назад. Я перевернулся на спину, раздвинул ноги и выгнул спинку дугой. Палец рыжего медленно делал круговые движения в моей попке, иногда он просто надавливал на анус, затем резко отпускал и его палец вновь продолжал разминать мою дырочку. А русый целовал меня в шею, лицо, виски, покусывал мочки ушей, гладя правой рукой по талии, бёдрам и груди. Время от времени он тихонько царапал меня ногтями по животу и щипал соски. Иногда его рука задевала мою писюльку. Всё это вызывало целый шквал приятных ощущений, грозящих преждевременным оргазмом, хотя моя писечка не напряглась. Я чувствовал себя полностью обессиленным.
Понимая умом, что совершаю извращение, мои женские гены не давали мне сопротивляться. Моё тело требовало продолжения. Рыжий всунул в мою попку уже два пальца и продолжал разминать мой анус всё сильнее, превращая его во влагалище. Моя попка уже размякла и легко поддавалась натиску. Рыжий вводил в меня уже три пальца. Боли я не чувствовал,- он старательно готовил меня к сексу. Русый развернул меня поперёк лавки, сам сел в голове и моя голова легла ему на колени. Он крепко взял меня за руки и завёл их вверх, пресекая любую попытку сопротивления.
Тем временем, рыжий пропустив свои руки мне под коленями, взял меня за талию и его член прижался к моей податливой дырочке. В таком положении я не мог ни сдвинуть ноги, ни отпихнуть его. Добровольно– принудительный секс, с моим участием в главной женской роли начался. Головка его огромного члена медленно начала входить в меня. Но мой анус всё равно был маленький для его члена. Он упёрся в мою узкую дырочку и начал с силой всовывать член в меня. Я заверещал от боли, извиваясь как уж на сковороде, зажмурившись и мотая головой в стороны.
- Больно! Больно!.. Да больно же!!!- кричал я.- Вынь! Вынь, не лезет!- хныкал я.
- Тише, тише!- как шмель гудел мне на ухо русый.- Вначале всегда больно, всё уже! Потерпи чуть- чуть, и боль пройдёт! Но я ничего, не слыша и не видя, извивался на скамье, пытаясь слезть, спрыгнуть с члена рыжего. Он наслаждался моими страданиями, вбивая свой кол всё сильнее, а русый зацеловывал мне глаза, губы и шею, нашёптывая успокоительные слова. Он то ли ласково, то ли насмешливо называл меня девочкой, ангелочком, заинькой, малышкой и смотрел на меня с видом, словно читая все мои ощущения, а я, всхлипывая при каждом толчке рыжего, жалобно выкрикивал только одно слово:- «Больно»!
Я натужился изо всех сил, и моя попочка внезапно обтекла головку его члена, и член в меня вошёл. Рыжий подвигал им взад- вперёд, постепенно вводя его всё глубже и глубже.
- Сволочи!- в отчаянии вскрикнул я, и русый потёрся своим лицом об моё.- Ребёнка изнасиловали!
Они рассмеялись, и русый наградил меня поцелуем в губы.
- Обоих убью! - со слезами в голосе пригрозил я,- и тут же получил второй поцелуй в висок.
- Сейчас будет приятно, терпи и жди…Наташка, - ласково улыбаясь, прошептал русый.
 Русый оказался прав. Боль постепенно ушла и я неожиданно для себя самого, начал получать удовольствие. Движение члена внутри меня стало приятным. Я начал думать, что я и в самом деле девочка, и нужно просто не мешать им, тем более эта ситуация мне уже нравилась. Меня возбуждала моя женская роль, мне было приятно, что русый назвал Наташкой, нравилось ощущение члена внутри моего тела и то, что мужиков двое, а не один, только добавляло остроты ощущений. Это была третья новая истина за сегодня. Рыжий продолжал меня трахать сильными движениями, которые заставляли меня вскрикивать от смеси боли, удовольствия, возбуждения, стыда, унижения и бессилия. Русый поглаживая мне лицо, грудь, живот и бёдра, время от времени целовал меня. Так продолжалось ещё примерно минуты три, показавшиеся вечностью. Потом рыжий часто задышал, и его движения стали быстрее и резче. Он покраснел, и с силой всадив в меня писюн, застонал и зажмурился. Внутри меня его член судорожно дёргался, извергая реки спермы. Я чувствовал всё новые и новые волны, которые выбрасывал его член, дрожа и продолжая выстреливать внутри меня.
- Всё… - отдуваясь, сказал рыжий.- Всего опустошила… - Как тебя… Наташа? Спасибо Наташа…сейчас отдышусь, ещё будем… Давай Олег,- сказал он русому, - приятная девка,- мне понравилась. Тоненькая, гибкая, извивается как рыбка, и ругается смешно.
Рыжий вынул свой обмякший член из меня и занял место русого у моей головы.
- Больше держать тебя не надо? – спросил он. Я покраснел, застеснялся, несмотря ни на что, это было волнительно и приятно. Помолчал немножко и недовольно ответил «Нет».
- Вот и хорошо,- заявил рыжий, и лёг на живот. Взяв мой правый сосок в рот, он легонько куснул его. От неожиданности я взвизгнул. Они опять рассмеялись. Русый, встав у меня в ногах, улыбаясь, ласково спросил: - Наташ, а мне тебя можно, дашь дяде Олегу?
Я покраснел, сердечко заколотилось, и смущённо ответил: - «Дам».
- Тогда давай, ножки раздвинь... сама. Я медленно раздвинул ноги и русый подхватил их под коленями. Его ладони, нежно объяв мои ягодицы, тихонько их раздвинули.- Направь сама - попросил он, и я, дрожа от возбуждения, медленно взяв его огромный член рукой, направил его себе в попку. Моя дырочка легко раскрылась ему навстречу, и русый ласково начал двигать членом во мне. В отличие от рыжего, он не бил меня изо всех сил, пытаясь влезть глубже, он мягко вводил член на всю длину, и подождав секунду, делал обратный ход. Я быстро поймал ритм и стал дышать в унисон. Ввод- вдох, вывод- выдох. Русый улыбался. Внезапно он отклонился, и стал меня трахать как- то по-другому, задевая какое-то приятное место внутри меня. Меня бросило в жар, тело стало наливаться истомой, я бесконтрольно стонал как шлюха, хныкал, рычал тихонько, повизгивал, предчувствуя какой-то взрыв. Я и не знал, что способен бесконтрольно издавать так много разных звуков! Рыжий за это зацеловывал меня, каждый раз кусая за нижнюю губку. Но вот он внимательно взглянул на меня и повернулся к русому.
- Эй, эй…Олег, ещё рано,- вдруг сказал рыжий.- Она сейчас кончит, и лови её потом по всей бане,- больше не даст.
Русый изменил положение моего тела, и волшебное ощущение пропало.
- Я хочу так как было, - попросил я.- Мне было приятно в такой позе…
- Рано, - ласково ответил рыжий. - После оргазма возбуждение пропадает и тебе неприятно будет дальше трахаться. А у нас впереди ещё большая программа, ты раньше брала в ротик? Сосала друзьям письки? А они тебе? Умеешь дарить и брать наслаждение?
-Нет… - ответил я.
-Научим, – сказал рыжий. А русый готовился кончать:- он подвывал, стонал, наконец, вскрикнул и забился в конвульсиях. Его член внутри меня мощно стрелял спермой. Он, как и рыжий, тяжело отдувался и покраснел. Он вынул член, и нагнувшись, поцеловал меня в глаз.- Спасибо зайка,- сказал он.- Всё перерыв, отдохнуть надо. Пойдемте в зал. И мы, с трудом поднявшись, вышли из парилки. Мужики подошли к сливному отверстию в полу и, помочившись в него, пошли под душ. Я тоже встал под душ. Тёплая вода приятно омывала моё измученное тело. Я потрогал анус, - он немного болел и был большой и горячий. Обмывшись и подмывшись, я лёг на лавку,- ноги не держали меня. От пережитого меня мелко трясло, и в теле не было ни капли сил. Я лежал, слушал журчание воды, и умиротворение накрыло меня. Я искоса поглядывал на своих неожиданных любовников. Почти в два раза шире меня, на две головы выше, накачанные звери, не дай Бог встретить таких в драке. Но они воспринимают меня как девушку, обращаются как с девушкой, ласкают и нежат как девушку, и трахают как девушку. Поэтому мне нечего их бояться,- эти быки опасны только для мужчин. Страшно подумать, до какой степени они могут избить человека, вызвавшего их неудовольствие. На каждом из них я мог бы лежать как на кровати, с такого даже ворочаясь, не упадешь. Мужики намылились, помыли свои агрегаты, и ополоснувшись, подошли ко мне.
- Давай целоваться, подружка, - игриво предложил рыжий.
- Не хочу,- враждебно ответил я, и в мгновение ока лапа рыжего схватила мои яички.
- Вставай, - приказал рыжий и легонько их сдавил, заставив меня ахнуть.– Обними меня за шею.
Я встал на цыпочки и обнял его за шею. Левая рука рыжего, обняв за талию, прижала меня к себе. Другая крепко держала яички.
- Нежно целуй сто раз,- строго велел рыжий, - если в одно и то же место дважды поцелуешь, сделаю больно,- визжать будешь.
- Я не достаю,- пожаловался я, и тут же вскрикнул от боли.
Встав совсем на цыпочки, и выгнувшись под левой рукой рыжего, я начал целовать его, обнимая руками за шею. Его глаза искрились наигранной строгостью и нежностью.- А говоришь, не хочешь. Время от времени он резко, но не сильно сдавливал мне яички, чтобы послушать протестующие визги, которые я нечаянно издавал. Я его ругал, сердился, обзывал живодёром, а ему это нравилось.
- Не забывай, что в моих руках твои яички, и ты вся вместе с ними,- удивлённо говорил он,- а ты ещё ругаешься, пичуга худющая… но я видел, что ему приятно повозиться и поругаться со мной. И самому, эта игра начинала нравиться. Новая истина посетила меня:- «Боль тоже может давать наслаждение, если её превращать в игру, и не переборщить с ней»….98, 99, 100.
-Всё…напоследок рыжий сдавил мне яички сильно, одновременно поцеловав в губы. Нижнюю губу опять укусил…зар-р-раза.
Заставив меня поизвиваться и повизжать в своих руках, он выпустил меня.
Я обессилено вновь лёг. Они сели на лавку по бокам от меня и их руки легли на моё тело. Они гладили, ласкали меня, тихонько тискали, а я, закрыв глаза, полностью отдался их ласке. Мне было приятно, что они очень нежно, осторожно и даже с каким-то благоговением прикасаются ко мне. Могли бы, и замучить, и изнасиловать, и я не смог бы защититься, но они были очень добры и нежны со мной. Я нежился в их руках как котенок, попавший в лапы доброго льва, и возбуждение начало снова наполнять меня. Я лёг на левый бок и посмотрел в лицо русому. Он ответил добрым взглядом, и я, удивляясь сам своим действиям, подтянулся к нему и уткнул лицо ему между ног. Русый молчал. Тогда я начал целовать внутренние стороны его бёдер, постепенно приближаясь к половому члену. Русый раздвинул ноги пошире, и я с замирающим сердцем коснулся губами его открытой головки. Затем я облизнул её, и взяв член в рот, начал посасывать. Рыжий гладил меня по спине и попке, иногда раздвигая ягодицы и проводя внутри пальцем. Русый стал постанывать. Он взял мою голову в руки и стал направлять её движение. Мне было приятно ощутить член во рту, он пах мылом и имел металлический привкус. Но одно осознание того, что я беру в рот письку другого мужчины, заставляло просто вибрировать от возбуждения. Русый кончил быстро. Он завыл, и мощная струя спермы ударила мне в глотку. Я отшатнулся, и вторая струя ударила мне в лицо. Его член ещё несколько раз дернулся, выбрасывая сперму, и затих. Русый лёг спиной на лавку и тяжело дышал. Рыжий тихо засмеялся.
- Ты чудесная девочка, Наташа,- сказал он.- Брать в ротик,- это чисто женская обязанность. Это показатель превосходства мужчин над женщинами. Указание их слабости. А ты просто женским чутьём угадала, что и как нужно делать.
Я встал, и подойдя к кранам, прополоскал рот. Потом вернулся и посмотрев в лицо рыжему, опустившись перед ним на колени, ответил: - нет, когда девочка берёт в рот, она берёт всю власть над мужчиной в свои руки. Эту новую истину я постигла только сейчас, когда стала Наташей. Затем, я как он меня, царапнул его по животу, заставив от неожиданности подпрыгнуть, приблизил лицо к его члену, и, собравшись с духом, взял его в рот.
Я чувствовал его напряжение, потом рыжий застонал и мелко задрожал. Отпустив его писюн, я спросил:- Мне продолжить?
- Да, не останавливайся…
- А как там насчёт превосходства и власти?
 - Я тебя сейчас трахну, детка…Больно трахну! Очень больно и долго! Визжать и пищать будешь!
- Я сейчас вообще уйду!- огрызнулся я.
- Продолжай, прошу тебя… Наташка, ну не вредничай!
- Конечно, вымахал два метра, теперь насилует всех кто меньше в размерах!- упрекнул я.
- Ну прости, киска, я тебя не обижу…
- Так я тебе и поверила,- фыркнул я.
- Правда… Наташка, сделай приятно, и я тебе сделаю…
Я сделал вид, что колеблюсь, чего- то обдумываю, и нехотя ответил: - Ну ладно, хозяин мира, так уж и быть, чёрт с тобой:- уговорил,- и мои губы вновь сомкнулись на его члене.
Теперь рыжий молчал, только постанывал и вздрагивал, когда я проводил ногтями в отместку по его животу. Русый уже придя в себя с удовольствием слушал наш диалог, и похохатывая, смотрел на нас. Рыжий был близок к оргазму, я осторожно работал ртом, готовясь отпрянуть, но всё равно не угадал этот момент. Он схватил мою голову и несколько раз сам всунул мне в рот. После этого дрожащий член выбросил волну спермы, потом ещё одну, потом ещё и ещё. Рыжий не давал мне увернуться, и я возмущённо повизгивая, боролся с его руками. Русый наблюдая за нами, снова возбудился. Пока я опять ходил умываться и полоскать рот, он о чём- то договорился с рыжим. Я постоял под душем, и новая истина пришла на ум:- «Вся власть у женщин:- даже крутые мужики в душе подкаблучники. Именно маленький котёнок указывает льву, что делать и куда бежать. А то, что там о себе думает лев,- котёнку по боку. Женщины дарят наслаждение, и мужику приходится уступать, всегда и везде».
- Наташ! – позвал меня русый, - иди ко мне.
Я подошёл.
Русый лёг на спину и притянул меня на себя.
- Садись в позу «наездницы»- сказал он. Я забрался на него и устроился на его животе. Русый продолжал командовать:- упрись руками мне в плечи, выгни спинку, прижмись животом. И его руки прижали мою поясницу. Спина выгнулась дугой. Вытянутыми руками я упирался в его плечи. Русый погладил меня по талии и ласково- укоризненно сказал: - худышка маленькая, такая миленькая, хорошенькая,- а как базлается-то! Он кивнул рыжему, и тот внезапно угрожающе сказал:- Помнишь, я обещал, что визжать будешь… попалась?!
Я в растерянности и испуге заметался, но руки русого крепко прижимали меня, а рыжий, несмотря на угрозу, очень нежно погладил мне попку, и начал осторожно разминать мне анус, снова превращая его во влагалище.
- Совсем новая девка,- пожаловался он,- попка уже закрылась. Он очень осторожно направил в меня член русого. Член вошёл причинив мне небольшую боль.
- Двигайся,- сказал русый, и прижимая меня к себе, сам стал помогать в движении. Постепенно попка расслабилась, и я стал трахаться сам. Русый следил за ощущениями на моём лице, и начал пощипывать соски. А я не мог уложить в голове того, что сейчас делаю. В позе наездницы, да ещё в женской роли…- такого я не мог себе представить даже в самой буйной фантазии! А фантазия у меня буйная, я часто пользовался ею, мастурбируя в ванной и по ночам в постели. Но я никогда не мечтал о сексе с мужчиной…и в роли девушки…до сегодняшнего дня.
- Слезай, - скомандовал русый. Я соскользнул с его члена. Русый уложил меня спиной на лавку, раздвинул ноги и всунул свой член. Он опять задевал приятную точку внутри меня. Я сильно задышал, меня снова кинуло в жар. Снова повторялись те ощущения. Преддверие чего-то глобального и невероятного. Мне было всё приятней, я и стонал, и визжал, и подвывал, абсолютно бесконтрольно. Мотал головой в стороны, а руки шарили по лавке, ища во чтобы вцепиться. Русый внимательно следил за моим лицом. Наслаждение стало пугать меня, я почти кричал, а оно всё нарастало. Я попытался отпихнуть русого. Я не мог больше этого выносить. Я думал, что умру.
- Денис! – зарычал русый, и рыжий тут же схватив мои руки за запястья, завёл их за голову. Я заплакал. Наслаждение убивало меня. Оно изнутри отдавалось в письку. Потом ударил оргазм. Ударил как обухом. Наслаждение ослепило меня, член не в состоянии был выбросить столько спермы, и она вылетала с болью. Приятная точка внутри тоже взорвалась болью. Я кончал и кончал без перерыва. Я стонал и выл, а рыжий шептал мне успокоительные слова, целовал в глаза, щёки, шею, а я извивался, не в состоянии пережить такой оргазм. Минут десять- пятнадцать я пролежал безучастный ко всему. Я залил всё своей спермой, и мои мужчины, наполнив шайки тёплой водой, обмывали лавку и меня. Наконец я пришёл в себя.
- Поздравляю, - сказал рыжий.- Это твой первый женский оргазм. Отныне ты женщина до мозга костей.
- Это правда, - сказал русый грустно.- Такое можно испытать только с мужчиной, и те, кто испытал – уже не мужчины. Им не нужны женщины,- они сами женщины. Прости дружок. Ты скоро всё сам поймёшь.
- Хочу писать,- простонал я устало,- помогите встать.
Они приподняли меня, и я пошёл к сливному отверстию. Внутри меня произошли какие-то перемены, внутренности чувствовались по-другому. Болел мочевой пузырь. Я по девичьи сел на корточки, и писая, почувствовал боль. Мужики смотрели на меня немного грустно.
- Наташа, а как тебя зовут по-настоящему?- спросил рыжий.
- Не важно,- ответил я.
- Давай мы тебя домой подвезём?- предложил русый.
- Сам дойду,- я не хочу, чтобы вы знали, где я живу,- ответил я.
- Хочешь всё забыть?- догадался рыжий,- жаль, жаль тебя терять. Нам ты понравился, да и тебе приятно было.
 - У…у…меня парень есть,- краснея и заикаясь, сказал я.
- Ты же говорил, что ты девственница? – удивился рыжий.
- Да, но парень есть, и я буду с ним.
- Ладно, удачи девочка,- сказал русый помолчав, и вместе с рыжим они пошли в раздевалку. Я присел на лавку. Мне многое было нужно обдумать.
«Я отдамся Андрею» - решил я.- «Я буду его девушкой. Я стану виртуозной любовницей, я научусь дарить неслыханное удовольствие, и…и…и вообще пора домой».
Я пошёл в раздевалку, и первое, что увидел, - хитрющая рожа банщика! Он и не уходил никуда, паскуда! И никакого перерыва не было. Видимо рыжий его подкупил, или заставил выставить всех, а меня оставить. Если бы я решил уйти с остальными, он бы мне шкафчик не открыл, притворяясь, что замочек сломался или ключи в подвале забыл. Лишение меня девственности было предопределено ими.
- Натрахалась зайка?- спросил он меня,– чё, сделали девкой?
Я не ответил.
Банщик открыл мой шкафчик, провёл рукой по попке, сжал её, и хитро ухмыляясь ушёл.
Я вытерся полотенцем и надел футболку, затем рубашку, потом трусики, а потом ко мне подошли рыжий и русый. Они были уже полностью одеты и улыбались. Русый, оттянув мне трусики, вложил туда несколько десятирублёвок. Потом взял моё лицо в ладони, и теребя пальцами волосы на висках, погладил брови, большими пальцами рук, и нежно покрыл лицо поцелуями. Целовал мне глаза, щёки, виски, потом поцеловал в губы, куснув нижнюю напоследок. Я вздрогнул и тихо пискнул, как всегда, и они как всегда засмеялись.
- Настоящее имя скажешь? – ласково спросил русый, я отрицательно покачал головой.
- Ну ладно…прощай,- сказал русый.
- Прощай Олег,- сказал я.
Рыжий погладил меня по голове, по спинке и подмигнул:- Гляди веселей! Береги себя, девочка.
- Пока, Денис, – ответил я и они ушли.
Я надел джинсы, обулся и пошёл домой. Для себя я уже всё решил. Завтра я позвоню Андрею и скажу, что я согласен стать его голубой подругой…нет, я согласна…и пусть, когда чужих нет, называет меня Наташей...


Рецензии
Замечательный опус! Приятно читать!

Максим Арсанов   14.08.2017 19:14     Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.