В лучах оранжевого солнца

Прохладный ветерок нежно шевелил мои волосы, развевал края белой хламиды, шелестел травой и листьями карликовых деревьев. Древа цвели, источая насыщенный аромат.
 Руслан остановился, бросил взгляд на шкалу прибора:
 -Ещё километр. Что мы Ему скажем?
 -Слова найдутся. Идём.
 Деревца росли по одному и утопали в цветах. Птиц не было видно, но они радостно и слаженно пели, будто единым хором, повинуясь невидимому дирижёру. Тропинки не было. Изумрудная трава по щиколотку мгновенно распрямлялась за нами, не храня в себе наших следов.
 Мы шли дальше. Ветер крепчал. Стало холодно. Чудесный сад перешёл в поле, которое терялось за горизонтом. Трава здесь доходила до пояса. Слева, метрах в двухстах от нас, виднелись человеческие фигуры в длинных, белых одеждах. Руслан ткнул пальцем в сторону незнакомцев:
 -С другой планеты—а туда же! Ищут Его! Зачем?!
 -Быть может, они здешние. На поклон спешат.
 -Нет. Прилетели, как мы. Здесь Его вотчина. Тебе не страшно?
 -Нет. А тебе?
 -Мне страшно. А ты глупец, Лёха: всякий да убоится Его!
 -Это ещё почему?!
 -Ясный перец: Он Всесильный!
 -И что?
 Руслан остановился, с тревогой взглянул на прибор:
 -Шестьсот метров. Он может и покарать—не страшно?!
 -Нет. А ты что, грешен?
 Руслан кивнул, рука судорожно сжала прибор—ориентатор:
 -Я убил человека, Лёха. В молодости.
 -Он простит, Руслан.
 -А если нет? Дальше я не пойду.
 Я взял из его рук прибор и зашагал вперёд. Их голубых туч полил нежный дождь. Тёплые капли бережно ласкали моё тело. Ветер мелодично посвистывал:
 -Руслан, Он простит: дождь это знамение Его!
 Руслан догнал меня. Губы его шевелились, руки тряслись от ужаса. Каждый шаг с трудом давался Руслану, но он шёл вперёд.
 Триста метров. Мы остановились. Впереди, посреди изумрудного поля, возвышалась церковь. В том, что Он обитал именно там, я не сомневался. Руслан выдохнул, указал на Церковь, успокоился:
 -В таком месте не может быть ничего страшного: сигнал ведь оттуда?
 Я кивнул. К нам подошли трое. Ветер умолк, тучи рассеялись. Жаркие лучи оранжевого солнца падали на хламиду.
 Высокий старик ткнул пальцем в ориентатор:
 -Он в церкви?
 -Да.
 -Мы с Центавры Семь. Прилетели на сигнал. А вы?
 -Мы с Земли, прилетели на сигнал.
 -Меня зовут Дор. А вас?
 -Лёха, правитель восточного полушария. А это капитан Руслан. Вы не боитесь Его, Дор?
 В наш разговор ворвался щуплый мужичок с компасом в руке и с косматой бородой:
 -Далеко не факт, что там именно Он, господа! Разрешите представиться: профессор Зар.
 Я спросил:
 -Вы расшифровали послание, Зар?
 -О, да! Там было сказано: «Я есмь Господь». Но это ни о чём не говорит!
 Тут чернокожая женщина с рыжими волосами и некрасивым лицом схватила Дора за руку:
 -Идёмте же! Поспешим! Желаю припасть к ногам Его!
 Зар пожал плечами:
 -Какая тебе от этого польза, Ури? Сначала мы должны установить, Господь ли Он, а уж потом…
 Дор улыбнулся:
 -И как мы это узнаем, профессор?
 -Мы устроим Ему допрос, капитан!
 -Допрос?! Вы не боитесь сомневаться в Нём?!
 -Нисколько, капитан Дор! Мы же для этого и прилетели, чтобы расспросить Его!
 Ури махнула рукой на своих спутников и зашагала к церкви. Я шёл следом. Руслан догнал нас, а профессор и капитан стояли на месте, о чём-то споря. На ходу Руслан поинтересовался:
 -А вы верите, сударыня?
 -Да. А вы?
 -Я боюсь поверить в Него.
 -Почему же, сударь?
 -Он может… наказать меня… Я бы не хотел…
 -Не бойтесь. Мы тут для другого. Вас как зовут?
 -Руслан. А вы?
 -Я Ури. Идёмте, всё будет хорошо. Поверьте мне!
 Капитан и профессор догнали нас у дверей церкви. Было не заперто. Мы вошли молча. Посреди стоял золотой трон. Стены и купол сверкали своею белизною. Пол источал синеву и прохладу. Голубой туман стелился по полу, скрывая наши ноги по колено.
 Все мы замерли в трёх метрах от трона. Он возник на троне, ниоткуда и отовсюду. Алые уста и голубые глаза Его сияли состраданием и болью. Никто из нас уже не сомневался в том, кто Он.
 Я—глупец из глупцов—желал присягнуть Ему, править так, как велит Он мне. Но я почувствовал, что уже давно принадлежу Ему.
 В какой-то момент купол Церкви беззвучно раскрылся. Рыжие лучи оранжевого солнца нежно грели теперь и Его, и нас. Он сошёл с трона, легко преодолев расстояние от Бога до человека. Шаловливый ветерок шевелил Его длинные волосы и раздувал наши шевелюры.
 Капитан Дор упал к ногам Его. Видно, капитан так мечтал увидеть Его, что умер от счастья.
 Ури пала на колени, губами коснулась края Его одежды. Он одарил женщину своей улыбкой, в которой так нуждалась она.
 Протянув белую, изящную руку, Он коснулся головы Руслана. Мой товарищ шепнул:
 -Простил!
 Во взгляде Руслана теперь не было ужаса перед Ним. Пожалуй, невозможно было отыскать во Вселенной более счастливого человека, нежели Руслан.
 Отныне Зару не нужны были доказательства, что Он есть. Профессор увидел голубые очи Его, полные грусти и сострадания, и… уверовал. В сущности, Зар и пришёл сюда, дабы уверовать в Него, только сам не понимал этого.
 Если бы поиски мои оказались тщетными, и я бы не увидел Его, то вера моя не ослабла бы. Оттого Он просто пожал мне руку и взошёл на трон. Больше мы не видели Его, хотя Он и до, и после этого обитал в сердцах наших.
 Купол Церкви закрылся, синий туман, что стелился по полу, расселся. Рыжие лучи, проникая в стрельчатые окна, играли на мраморе стен и пола. Всё нутро Церкви искрилось, радуя глаз и душу. Верно, сам Он воздвиг эту Церковь, дабы тут исполнялись все грёзы человеческие.
 Я вышел и направился к кораблю. Руслан шёл следом. Мой товарищ словно сбросил с плеч тяжёлый груз—страх перед карой Его.
 Ещё недавно казалось мне, что прилетел отдать должное Ему, коснуться губами края одежды Его. Ныне увидел я человека во всём величии его, и всякое почитание Его в человеке мало для Него.
 Прохладный ветерок подгонял в спину. травы мелодично шуршали под ногами, не оставляя следов за нами. Солнце ласково припекало. Достигли сада. Не было сомнений, что каждое деревцо было посажено Им для меня, для Руслана, для всех. Насыщенный аромат цветущих деревьев приводил в восторг в сочетании с мелодичным пением птиц.
 Во всем здесь—в солнце, в небе, в траве в ветре, в пение птиц и шелесте листьев было нечто от Него, божественное и вместе с тем наше, человеческое.
 Захотелось на Землю. Туда, где уже неясны следы Его, и где забылся истинный образ Его. Туда, где с трудом можно учуять запах Его.
 Здесь же всё дышало Им, но жаждалось оказаться на Родине, дабы там отыскать следы Его. Радоваться, что нашёл, и беречь следы те, и преклоняться пред состраданием Его, ибо на Родине мало, что сохранилось от Истин Его,—а здесь всюду Он.


Рецензии
Немного странный рассказ, Алекс! Словно Сон, - он и привлекает, и заставляет сомневаться. ОБИТЕЛЬ БОГА...Явление Бога...Прощение, понимание и сострадание вселяют уверенность в души прилетевших с разных планет: "Ныне увидел я человека во всём величии его, и всякое почитание Его в человеке МАЛО для Него". Почему МАЛО? А что больше? "Жаждалось оказаться на Родине, дабы там отыскать следы Его. Радоваться, что нашёл, и беречь следы те, и преклоняться пред состраданием Его, ибо на Родине мало, что сохранилось от Истин Его..."
Знаете, Алекс, что хотелось бы прочитать? НЕ ТОЛЬКО ПРЕКЛОНЯТЬСЯ ПЕРЕД СОСТРАДАНИЕМ ЕГО - НО И ДЕЛАТЬ ХОТЬ ЧТО-ТО ПО ЕГО ЗАВЕТАМ. Вы согласны? С уважением,

Элла Лякишева   11.12.2017 12:51     Заявить о нарушении
Делать это важнее, не спорю

Алекс Беляев   11.12.2017 15:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.