Ад

 1.
 Арсений спал. Во сне ему явился Ангел Божий. И Ангел тот глаголил:
 -Привет тебе, Арсений! Вот грешен ты, и смерть стучится в двери! Лишь выстрелишь—и к гибели себя приговоришь ты! Суд Божий да свершится—быть может, распахнутся врата ада! Но изменить сие ещё возможно!
 -Ни в Господа, ни в чёрта я не верю! Сон это, бред, и ничего не значит!
 -Убийца ты, Арсений, и Господа терпенью есть границы! Вот выстрелишь в банкира—и погибнешь! Но в монастырь—там есть тебе спасенье. Сто вёрст пути—и Бог тебя не выдаст!
 -Бред, сон лишь это, и ничего не значит! Что монастырь мне, коль не верю в Бога?!
 -В душе ты веришь! Со всех сторон ведь ужас окружает—и души мертвецов являются ночами. Так в монастырь беги ты—и кара да минует!
 -Уйди ты, привидение! Желаю я покоя!
 -Старик весь в чёрном ниспослан будет в помощь. В святое место он тебя проводит.
 -Не верю я! Оставь меня в покое!
 -Ужасен ад и широки ворота! Избрать ты волен путь свой, человече!...
2.
 …В поту холодном Арсений вдруг проснулся. Вот тьма кругом, и призрак первой жертвы с улыбкой злобной на убийцу смотрит.
 Арсений крикнул «Вон!». Бежит он в ванну: под душ холодный—от призрака и ангела подальше! Но не выходит! На смену первой жертве вторая вмиг явилась. Уж в ванной призрак, “Смерть!- кричит - убийце”.
 На кухню, водки—и все призраки исчезли. Процесс в мозгу пошёл в нормальном ритме.
 «Старею. Психом становлюсь немного. Быть может, бросить: к чёрту это дело?! Их двое—призраков, а третьим возник ангел. А трупов семь ещё: коль явятся все разом! Вот ад тебе, в натуре!».
 Он закурил. Светало. Десятого убийства не хотелось, но что заказчик?! Арсения и под землёй найдёт он. Аванс заплачен и отказаться поздно. Убить ведь лучше, чем обернуться трупом.
3.
 Пора настала выходить на дело. «Все люди—звери» - думает Арсений. Он выполнял работу убивая—и всё. Нет жалости, а совесть спит давно уж. Лишь призраки его одолевали: сходил с ума он.
 Рассвет. Фойе отеля, прохлада серых улиц. Вот пройдены пустынных два квартала
 Тут старец в одеянье чёрном Арсения за руку цап и шепчет:
 -Машина во дворе: уедем! Ещё хоть выстрел—и в аду ты!
 -Уйди, старик! Чего ты мелешь?!
 -Как хочешь, брат мой! Я в синем «Форде» ожидаю на стоянке: уйдём на нём мы от любой погони!
 И старец быстро зашагал от дома. Арсений в лифт. Ключи нашёл дрожащей он рукою, и дверь квартиры отпер.
 Здесь всё чужое. До городка родного долго ехать. И там пустыня. Есть дом шикарный, но для чего он?!
 Азарт погони после дела—вот он, смысл жизни! Друзей, родных Арсению не надо. Есть дело, есть азарт—того и хватит!
 И в этот миг явился призрак третий. В костюме сером, Арсения улыбкой одарил он. «Смерть» - прокричал и в воздухе растаял.
 Тут снова пот и ужас небывалый. В окне Арсений «Форд» заметил синий, в машине—старца.
 «Подстава это! То не монах, и на мента похож он! Нырнёшь в его силки—окажешься в тюряге!»
 Окно раскрыто. Винтовка собрана, нацелена на офис.
 И вдруг—листок бумаги под рукою. Текст крупный: «Виновным признан в множестве убийствах, в ад сослан по Моему Закону». И подпись: «Бог, Всевышний».
 Листок разорван, и кусочки на пол.
 «Бред это всё! С ума сошёл я, верно!»
 Он закурил. Страх отступал, и дрожь в руках пропала.
 Вот тут явилась на машине жертва. Толстяк из «Мерседеса» вылез лысый.
 Выстрел. Толстяк на землю, вниз бежит Арсений. Вот арка, парк. Тут надо идти шагом. Вокзал уж близок, поезд—и свобода!
 Тут незнакомец в сереньком пальтишке стреляет в спину. И тьма вокруг: Арсения убили.
4.
 Все сорок дней пробыл Арсений духом. Он призраком гонялся за убийцей. В конце концов, с ума сошёл тот киллер.
 И к боссу своему являлся призрак, но тот его не видел. О, скотина! Банкира ведь убийства пожелал он, и поручил Арсению сие деянье. Свершилось дело. И сам убит убийца—всё по заказу босса.
 Узнал Арсений и про старца в чёрном. Монахом был он, не подстава, точно. Но шанс упущен.
 Арсений же всё грезил о пощаде.
 Мечтал об институте, но не сложилось: киллер. Стрелял отлично деревенский парень. Винтовку снайпера освоил очень быстро. Тут дембель. Вот «гражданка»: работу поищи-ка! И в институт без денег не поступишь, и ПТУ, казалось, очень мало. Работа грузчика Арсению не льстила. Вот и попался он в силки, несчастный. Сначала был громилой в захолустье. Хотелось больше: доставались крохи. Достал Арсений знатную винтовку -и пулей наградил сердечко босса.
 Вот так явился миру наш убийца. «Джек чёрный». Тюрьма, побег—и злобы на мир больше. Затем—болезнь: явился призрак первый—тот самый босс, которого убил он. Второе привидение и третье—покоя для убийцы не осталось. И вот Арсения убийство да свершилось. Конец мирскому.
 За смертью суд свершится над душою—а там, кто знает?!...
 …Так сорок дней душа томилась. Бандитов, грешников настигли его пули. Ни он—другой кто застрелил бы гадов! Но жребий пал—и вот Арсений киллер. Пошлёт ли Бог его к воротам ада, иль милость к падшему Господь проявит ныне?!
 И Суд. Господь вошёл в одеждах тёмно-красных. Устроился на Троне, и сказал Он:
 -Всяк человек Творцу подобен, Богу. Не раз убил Меня ты--человека. В глазах твоих не вижу покаянья. Ну, говори же!
 -Я грешен, Боже! Не ведал, что стрелял в подобного Тебе я! Тяжки грехи, но пощади меня Ты!
 -Смиренья нет в душе - пощады ждать не надо! Родных потеря—вот ты чего достоин! Иди, несчастный!
5.
 Свершился Суд. О нём душа не помнит. Всё кажется Арсению, что жив он.
 Рассвет. Арсений в своём доме. Жена младая рядом, сын у них родился. Работа—всё законно, семье хватает денег. А призраки убитых давно не приходили—с головкой всё в порядке. Эх, хорошо—лишь жизнью наслаждайся!
 Стук в дверь. Арсений потянулся. К двери направился походкою ленивой:
 -Кто там?! Что надо?!
 -Открой, есть разговор серьёзный!
 Вдруг сердце застучало, неладное почуяв. Арсений—в спальню. Жену толкает в бок он:
 -Скорей в гараж! Буди ты Рому и беги к машине!
 Но поздно, и из детской слышен выстрел. Бандитов двое на пороге спальни. Стреляют лишь в Елену, убивают.
 -Скоты! Уроды! Что вы натворили?!
 Один бандит с улыбкою ответил:
 -Расплата за отца: банкира помнишь?!
 Арсений к тумбочке. Налётчики исчезли: поди, сыщи их!
 К жене тут подскочил Арсений: но холодна уж! Он в детскую: там сына нашёл трупик!
 И слёзы градом: любил жену он сильно. И сына обожал, но и того убили!
 «Вот и конец: мертва Елена, её не будет лучше! Эх, Рома, мой любимый! Лишь пуля в лоб—один остался выход!»
 Арсений застрелился.
6.
 А сатана не дремлет. Вот мука первая Арсением забыта, сочинена же дьяволом вторая.
 Вот думает Арсений: жив он. Не помнит ни Суда, ни приговора.
 Весна. Идёт Арсений с Катей. Любимая ребёнка ожидает. Убийства в прошлом, в будущем лишь счастье. Живут в достатке, здоровье в полной норме. Друг друга любят, ребёнка ожидают.
 Супруги вот дорогу переходят. Визг тормозов вдруг—и Катя на асфальте Катю. Машина с места, и над женой склоняется Арсений
 Такси, больница, весть о смерти. Жена погибла, сын—в её утробе.
 «Пропал смысл жизни! Иное счастье невозможно—одна лишь в мире женщина такая! Допью бутылку—и застрелюсь я!»
 Арсений застрелился…
 …А сатана иное приготовил. Вот в третий, в сотый раз Арсений всех, кто дорог был, теряет. И всё он злится, ищет виноватых. И нет в нём покаянья, смиренья нет пред Богом Из раза в раз мученье повторится, пока вины своей в несчастье не увидит.
 Как дьявол рад, что нет в нём покаянья! Всевышнему же больно. Но что поделать можно, раз грешник не раскаялся пока что?


Рецензии
Необычно!
С интересом и размышлением,
Владимир

Владимир Хвостов   05.03.2018 20:48     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.