Маме

Надежда умирает последней, но так случилось, что в моей жизни она умерла первой.
Привычный ряд: Вера, Надежда, Любовь, Божьей волей, был жёстко и непоправимо нарушен.
Это была остановка на всю жизнь. Какой автобус, троллейбус, трамвай смог бы безогляд-
но выдрать меня из этого бесконечного оцепенения-ожидания? После смерти, стала заду-
мываться о рождении. И тогда, где-то в далёкой, ещё не осознанной, глубине, уже теп-
лилась она - новая, сильная, всепоглощающая. Надо было. Всё было надо. Вновь обрести.
Нет, создать свою, новую! Отчеканить, отстругать до совершенства, вдохнуть жизнь и вы-
пустить... Чтобы потом только чувствовать: есть, живёт и уже ничто и никогда...
Так легче. Правильно ли? Всем создателям правил! Не кому править Создателя! Одного!
Не за чем. И так слишком много нам дал. Не пользуемся, не научились. А когда? Тогда!
Есть и Любовь, и Вера, И Надежда, которая вроде бы и должна умереть последней, нарушает
привычный ряд и становится первой. Хрупкой жертвой во имя... Нет, не для имён, не для
лет, для...
Надежда не умирает последней. Она первой рождается. Исток мой земной, источник -
непрерывный и всепобеждающий.


Рецензии
Этот рассказ дарит столько вохновения, не знаю почему..Столько много всего, мыслей-смыслов, и рождается что-то особенное, обособленное от смысла, боль и надежда, что пустота не поглотит.

Елена Солнцева   22.11.2007 19:22     Заявить о нарушении