Рождественская сказка для взрослых. С чудесами

Рождественская сказка для взрослых (с чудесами).

Как-то, поднимаясь из метро, Серега обратил внимание на чудную бабулю, которая, приподнимая за подол широкую, длинную юбку, бодро бежала вверх по свободным ступеням эскалатора. Необычное, надо сказать зрелище.
«Странные бывают люди» - подумал. Ещё больше он утвердился в этом, стоя на светофоре, когда эта бабушка возникла в пешеходной пробке, перед переходом, рядом с ним, встав справа, около сложенных друг на друга поддонов с тротуарной плиткой, лежавших теперь на её пути. Ей было лет семьдесят пять, не меньше, одета она была весьма старомодно, голову плотно окутывал платок, оставляя видимым только лицо ниже лба, густо-густо до белизны напудренное, и губы, накрашенные ярко-красной помадой.
Загорелся зеленый, народ плотным потоком хлынул через дорогу, оттесняя Серегу. Чтобы не толкаться, он чуть подождал. В эту паузу, старая женщина, по-прежнему держа  за подол свою длинную юбку, слышно произнесла:
- По щучьему веленью, по моему хотенью: хочу перепрыгнуть через эти камни.
Но щука не исполнила это её желание. Серега сосредоточенно ждал возможности прохода.
Бабуля посмотрела на него снизу вверх, с горечью в голосе констатировала:
- У, какой, даже не улыбнулся,-  старушка, в освободившийся проход, держа подол обеими руками, перебежала на другую сторону дороги и мелко семеня, бегом же, двинула куда-то вдаль, по попутной полосе проезжей части.
Серега не улыбнулся, в первое мгновенье потому, что поверил. А потом из деликатности, побоялся обидеть.
Странные бывают люди.

Чудеса. Случаются на свете чудеса?
Наверное, каждый хоть раз мечтал о чем-нибудь необычном, неординарном в жизни.
Серега тоже мечтал, иногда, чтоб так: «по щучьему веленью».
В жизни у него, как у всех: суета, суета. Все спешим куда-то…
Тогда он замерз в этом незнакомом  районе огромного города. Куда  тут идти? Руки, отогревая, держал в  карманах куртки, перчатки он где-то забыл сегодня – скорее всего навсегда. И ещё: то ли от холода, то ли по причине плохого качества отклеилась, лопнула поперек подошва на ботинке. Что за день? Невезуха.
Ледяной ветер, атрибут поздней осени, продувал это распутье, вместе с ним насквозь. Стемнело. Эх, сейчас бы: раз, и оказаться дома, в тепле, а не добираться туда полтора часа. И потому хотелось небольшого чуда, невероятного везения или, на крайний случай, сапоги-скороходы какие-нибудь. Да ладно, сапоги… знать бы куда идти. Перпендикулярно его неуверенному движению, стараясь не поскользнуться на укатанном льду,  шел щуплый, странного вида дедок, неся большую сумку, да ещё катил коляску, грузом на которой являлось бережно завернутое в полиэтилен и тряпки деревце. 
Сергей подождал, пока ботаник попал в пределы возможности установления словесного контакта:
- Подскажите, пожалуйста, как добраться до ближайшего метро?
Дед, глядя на молодого человека, остановился, поставил на землю сумку, на ножку коляску. Снял и стал протирать замерзшие стекла очков. Он никуда не торопился. Молодой человек, промерзший до мозга, успел пять раз пожалеть, что связался с ним и, собрался, уж было, вприпрыжку, продолжить свой путь, когда дед неторопливо начал:
- Вам надо на троллейбус. И мне на него надо. Помогите донести до остановки сумку, а я Вам объясню, как добраться кратчайшим путем.
Да, дед никуда не спешил. Сергей, с тяжелой сумкой и замерзшими руками, забегал вперед, подпрыгивая от холода, ждал деда. Так они, через вечность, добрались до остановки.
Подошёл троллейбус, дед залез в него налегке, следом за парнем, тащившим уже и сумку и тележку. Разместившись на задней площадке, Сергей стал понемногу согреваться, отогрелись  руки от сумки и железной ручки тележки. Стало теплей от мысли, что начат осознанный путь домой - счастье его было почти неограниченным.
- Всё познается в сравнении. А то «чудо, чудо».
У Серёги непроизвольно вытянулось лицо. Он медленно повернул голову в сторону старичка и глядел на него, не зная, что надо сказать или сделать.
- Я говорю, как мало, порой, для счастья надо.
Сергей молчал. Дедуля, глядя поверх запотевших очков, в незамерзшее сверху окно, разговаривал… с собой, что ли?
- Что считать чудом? Всё относительно в этой жизни, ох как относительно. Впрочем, что угодно считай. Все в той или иной мере его уже видели. То есть это все мы - люди. И даже рассказывать об этом пытаемся. Да только действует главное условие: никто посторонний о нём, о чуде, достоверно не узнает или, если хотите, в ваше чудо никто не поверит, не поймет, как чужое горе или чужое счастье. Каждому чудо свое. Потому малышам говорят: «не выдумывай». А про стариков: «из ума выжил» или «в детство впал». А еще: «Стар и млад». Перед смертью видят, в болезни. Есть и молодые здоровые, которые принимают чудеса правильно, знают, что другие могут сделать их бедой и молчат. Скажу более, чудеса со всеми происходят. Некоторые их объясняют, некоторые не замечают, некоторые игнорируют.
Чудные вещи с чудесами происходят, увидят люди чудо, даже по телевизору покажут и… перестанет оно быть чудом: объяснят как-нибудь или шарлатанством назовут и махнут на него рукой и никого ни в чем оно не убедит… А бывает и наоборот: произойдет малозаметное событие какое-нибудь, в первый раз ведь все бывает и думает человек: ничего такого, строчка в блокнот жизненного опыта, а вся дальнейшая жизнь покажет: не повторяется, такого ни у кого не было, да и быть не могло, и поймет человек, так ведь чудо тогда свершилось, причем самое настоящее. Но оно ведь в прошлом, его другим  не покажешь и опять оно никого, ни в чем не убедит. Так вот и живем. Человеку все даётся по возможностям его. В этом большой смысл.
- Какой смысл? Что дается?
- Вообще всё. Но мы сейчас про чудо: и сапоги скороходы и ковер-самолёт есть у достойных.
Вот уж действительно чудо – ботаник, а тоже в золотую рыбку верит. Ну, впрочем, почему бы не поддержать ни к чему не обязывающую беседу, с безобидным чудаком:
- Не верю в это. Уже бы все знали и, по крайней мере, в цирке показывали свои «чудеса».
- Никому про это не говорят… по разным причинам. Потому никто и не знает, что шапка невидимка и волшебная палочка есть у достойных. А попади это в неподготовленные руки и, главное, головы, у-ух понаделаете чудес. Вы и доступными то средствами такое творите…  Впрочем все увидят, чудеса, или то, что называют чудесами, или, если хочешь, поймут что «Это» – чудо. Все.
- И когда же?
- Вовремя. Когда они не повлияют ни на вашу жизнь не на жизнь окружающих.
- Хм, перед смертью, не очень интересно.
- Говорю же, не только перед смертью.
- Ну, в детстве там, или в бреду, кому это надо. Хотя хотелось бы, конечно, необычного, - Сергей уже жалел, что продолжил этот пустой разговор.
- Ведь не жалко чуда как такового. Возьмите, на всех хватит. Да только не сумеют люди во благо его использовать. Сделают хуже только и окружающим и себе. Даже подумать страшно, что будет.
Молодой человек замолчал принципиально.
Очередная остановка. Сквозь троллейбусное окно, разделенный тенью крест-накрест, на пол, лег ярко-желтый свет фонаря. Вдруг он приобрел объём, поднявшись полупрозрачно метра на полтора, превратился в необычную геометрическую фигуру, и в таком виде переливаясь золотом, застыл. Сергей заморгал, неровный прямоугольник света вернулся на холодный пол.  Дед расплылся сначала в улыбке, а потом и весь. Все раздвоилось, разтроилось, появилось множество разной четкости Серегиных отражений, в каких-то стеклах, зеркалах, водоёмах, некоторые не совсем верно повторяли его движения, а за некоторыми, казалось, неточно повторял он сам. Где-то, когда-то он всё это уже видел.
Дед улыбался. Сергей быстро взял себя в руки: ладно, всякое бывает.
- Что, не готовы к встречи с чудом?
Раздражаясь, сделал вид, что не понимает о чём речь:
- Каким ещё чудом?
- Не готовы.
В полупустом тролейбусе никто не обращал на них внимания.
- Вы что, гипнотизёр?
- Вот видите: сначала старались не заметить, потом попытались игнорировать, а теперь объяснили. Ну, как хотите.
- Это какая-то шутка. Или я умру, или с ума сойду?
- Нет. В вашей жизни почти ничего не изменится, во всяком случае, так как вам это представляется.
- Вы знаете, как мне это представляется?
- Новое корыто, почетное доходное дельце, женщины – все одним взмахом… что уж тут гадать. Старо как сказка.
- А в чем выразится это ваше чудо? В галлюцинациях?
- А в чем хотите.
- Что можно загадать желание как в этих самых сказках. Или три?
- Как в сказках… Для того чтобы окончательно и бесповоротно поверить в чудеса достаточно увидеть одно явное, да? Или как, и ста не хватит? Разумному достаточно. А дурак и жить в сказке может, ему все едино. Давайте одно, как пищу для размышлений.
Непостижимым образом молодой человек втянулся в этот паранормальный разговор:
- Вы хотите сказать, что если я, сейчас попрошу у вас волшебную палочку, вы мне её дадите… И в моей жизни ничего не изменится?
- Волшебная палочка… детский сад, в самом деле. Шапку невидимку попросите.
Сергей глянул на сумку, принадлежащую его странному собеседнику и до него начало кое-что доходить:
- Сразу вам говорю, дабы не тратить свое и Ваше время: денег нет, и ни какие шапочки, перчатки, тайные общества магов и прочие секты мне не нужны. Денег нет, извините.
Сергей отошёл на другой конец троллейбусной площадки, давая понять, что разговор окончен, повернулся к деду спиной и стал глядеть в окно.
- Ну, на счет перчаток, это Вы зря. Да и на счет денег не совсем правда. А может, тележку всё же купите? Или вот, деревце? Недорого отдам.
Сергей развернулся к надоевшему попутчику, чтобы сказать резкие слова, но осёкся. Чудак искренне, беззвучно хохотал. Из его умных глаз текли слезы.
- Простите, простите старика, молодой человек. Вы добрый, хотел поднять Вам настроение. Не обижайтесь.
Ну, блин, дед, купил, с потрохами. Во, даёт.
- Да ладно… Вы шутник, - и даже улыбнулся.
- Ну, вот видите, и согрелись, и развеселились, разве не чудо? Помогите мне ещё раз, нам выходить.
Сергей помог вытащить деду сумку и тележку.
- Вон ваше метро. А мне туда. Спасибо за помощь и за компанию. Всего доброго.
- До свидания.
Как же тогда там свет и отражения?
- Простите.
- Да,- хотя дед уже был озабочен дальнейшим маршрутом и на парня посмотрел как впервые.
- Если бы была возможность чуда, попросил бы удачи, во всём, всегда. Впрочем, на сегодняшний вечер: удачу во всём! Вот это было бы чудо! Тут не прогадать.
Старик, не глядя Сергею в глаза, как-то раздраженно пожал плечами, и покатил свою тележку прочь.
В метро народ толкался, спеша домой. А Серега размышлял над странным разговором. И находил что в этой частности – ни к чему не ведущей беседе, прав дед. Попади какое-нибудь явное чудо, ну там та же шапка-невидмка, в руки недостойного ого, что может быть. Хотя ведь и самый достойный может очень искренне заблуждаться, исполняя своё очередное желание… Хотя вот если бы удачу, во всем. Не грубо, кажется. Кому от этого вред? Не интересно жить будет, зная, что во всем повезет. Ну, так хоть на вечер, точно: во всем.
- Серега, здорово!
Ого, Константин, и ещё тип с ним. Оба дорого одеты и с большими спутниковыми телефонами в руке, явно выделяются в среде обычных пассажиров общественного транспорта.
- Здорово, Костя, - равнодушно сказано. Костя этот, года три назад, занял пять тысяч, на неделю, и не делал вообще никаких попыток вернуть, или просто дать о себе знать. Он просто растаял, пропал в огромном городе. Хочешь потерять друга, займи ему денег.
Каждое Костино предположения было четко законченной мыслью:
- Как удачно я тебя встретил. В метро, в час пик, в одном вагоне, я в метро-то за год впервые, и ты. Ну, и ну. Понимаешь, пробки, а есть дела, на метро быстрее. Машина позже подъедет. Я у тебя денег занимал. Помнишь?
- Да уж забывать стал.
- Серый, не сердись, с меня кабак.
- Да ладно, я и впрямь забыл. Ты-то сам куда пропал?
- Дела, дела… Помнишь пацанами… эх. Ты же здесь пересаживаешься? Слушай, возьми визитку, позвони, встретимся, посидим в ресторанчике, поговорим… А мне долг этот, особенно в последнее время, как на горло наступил… Как удачно я тебя встретил! На, это с процентами.
Сергея, Константин втолкнул в поток выходящих на станции людей и тот очутился на перроне, с деньгами и визиткой, раньше, чем успел, что-либо ответить. Костя помахал ему рукой из вагона, показал: «позвони» и, набирая скорость, отчалил, всего на минуту вынырнув из многомиллионного океана людей.
Совсем сбитый с толку происходящим с двумя пятитысячными купюрами и визиткой в руках, Серега слишком поздно понял, что на эскалатор ему не надо было…
Удача, где-то это слово уже звучало. Не может быть. Неужели дед, со своими фокусами? Или это у Костика удача? И он про неё никому не говорит?
За думами Сергей зашел в попавшийся ему магазин и купил на свалившиеся деньги добротные зимние полусапожки. В кассу стояла небольшая очередь. За кассой сидела симпатичная девушка и как-то, с чрезмерным вниманием, работала. «Стажерку экзаменуют»,- решил Сергей. Недовольную «такие цены и везде очереди» пожилую даму, молодой человек вежливо пропустил вперед.
Взяв пятитысячную, кассирша долго что-то, там у себя рассматривала, кивнула кому-то головой, к ней со всех концов начали подходить служащие с бейджиками, среди них замаячил здоровенный охранник, подходящие мимоходом оглядывали Сергея и тоже склонялись над кассой. Парень почувствовал дискомфорт.
- Что Вы хотели взять?
Заволновались люди в очереди сзади.
Серегу пот прошиб. Что такое? Фальшивые? Вот ещё не хватало. Влип. Мог бы и сам проверить!
- Са… Сапоги.
- Молодой человек, - официально так, - Вы знаете, что в нашем магазине проводится акция: каждому тысячному покупателю – покупка бесплатно?
- Нет, - выдохнул взмокший тысячный покупатель.
- Мы Вас поздравляем! – окружающие захлопали в ладоши, появился фотограф, снял одуревшего Серегу вместе с сапогами и коллективом магазина, через пять минут это фото висело на рекламном стенде «Каждому тысячному покупателю бесплатно» в ряду ещё нескольких снимков того же рода.
Серега от счастья купил там же ещё и добротную зимнюю куртку, но уже за деньги. В прекрасном настроении, с иголочки одетый он вышел в горящий огнями город. Удача. Удача. Неужели дед? Хоттабыч прям какой-то. Надо проверить. Два случая – совпадение, три – система. Надо проверить. «Испытайте свою удачу»! Ну, конечно же, надо расставить все точки над i, ведь всего один вечер, если… если это он. Лотерея!!! Возле ближайшей станции метро Сергей нашел то, что искал. Максимальный выигрыш сто тысяч! Так-так. Он купил билет – ничего. Ладно. Отошел о чем-то думал, посчитал деньги. Взял на все. Среди билетов оказался таки один с выигрышем в двадцать пять тысяч. Какая-то неполная удача. Продавщица долго рассматривала билет, крутила, вертела, нюхала, только на вкус не попробовала. Потом с очень недовольным видом, вздыхая и причитая, но отслюнявила двадцать пять полновесных тысяч. И тут Серега прочитал написанное крупным шрифтом объявление, свисавшее со стола, которое не заметил раньше: «Выигрыш до двадцати пяти тысяч выплачивается на месте, пятьдесят и сто тысяч можно получить по адресу такому то, по понедельникам с 9 до 14».
Всё-таки это была она – удача. И, похоже, полная.
Схватив момент за хвост обеими руками, очень удачно, как по маслу, он решил несколько вопросов по телефону, в том числе об устройстве на вторую работу, о которой давно мечтал.
Здесь, недалеко, работала одна очень симпатичная давняя Серегина знакомая (все что-то мешало ему сделать навстречу первый шаг), и рабочий день её должен, по его прикидкам, подходить к концу.
Оксана, так зовут давнюю знакомую, легко согласилась на встречу. Он пригласил её на ужин. Прямо в ресторанчике слушая популярное радио, Серега позвонил в студию, заказал для неё песню в прямом эфире, оказался каким-то там первым дозвонившимся и ему объяснили, где и как можно забрать два билета на очень хороший концерт.
- Видишь - это судьба, нам встретится ещё хотя бы один раз.
Оксана задумчиво кивнула:
- Да, это серьезная причина для встречи. Что бы мы без неё делали?
Серега сегодня блистал, как на бенефисе, только вдруг, будто вспомнив что-то, на минуту затихал и смотрел, не видя в сторону.  Хороший вечер. Оксана дала понять, что и сегодня никуда не торопится… но заторопился Серёга. Ему пришла в голову ещё одна мысль, а время уходило.
Они договорились о встрече, он заказал ей такси, красиво попрощался…
Для уверенности, зайдя в гипермаркет, он выиграл ещё в какую-то лотерею. Всё вроде получалось как надо.
Теперь он шел по улице и искал продолжения. Ведь всего один вечер. Интересно, что в понятии ботаника вечер? И не превратится ли эта шикарная иномарка в тыкву, а эта Ягодка в крысу в двенадцать ноль-ноль?
Ягодка, в шикарной распахнутой шубке, скучая, докуривала тонкую сигарету около водительской дверцы, место рядом пустовало. Сердце сильно забилось, но… ведь все будет удачно, как не поверни. Серёга развязно начал:
- Добрый вечер, девушка.
Та с удивлением посмотрела на парня:
- Привет.
- Гляжу, скучаешь.
Та помедлила с ответом, разглядывая Серегу:
- Ну и что.
- Меня Колей зовут, - соврал зачем-то.
- А меня Авдотьей, - красавица проявила интерес.
- Красивое имя. Давай сядем в машину, а то замерзнешь.
В глазах у девчоночки засветились огоньки:
- Садись.
«Все удачно, удачно, все будет удачно!»
Она села на место водителя, повернувшись вполоборота к нему, показывая красивые коленки.
Он хотел, было сразу их потрогать, но немного смутили два короткостриженных  верзилы на заднем сидении. Но ведь: все удачно!
У девчонки глаза горели, от былой скуки не осталось и следа:
- Ну?
- Так я говорю, может охрану отпустим, - Серега покосился на заднее сидение, - приглашаю на ужин…
- А потом?
- Гм… все красиво будет... Я никуда не спешу.
Девчонка засмеялась, она видимо ничуть не смущалась сидевших сзади:
- Поедем к тебе?
Серега расслабился окончательно:
- Можем поехать и к тебе.
- А ты что голодный? – куколка веселилась во всю.
- Да нет, за знакомство… вина выпить.
- Так, может, поедем сразу ко мне, что тянуть-то? Или в гостиницу?
- Как Вам будет угодно мадам.
- А ты часто так знакомишься?
- Ты первая.
- Денег тебе, потом, что ли дать?  Развеселил, - она, смеясь, кивнула верзилам и те, организованно, через две двери покинули салон.

Болело всё. Руки, ноги, ребра, голова, губы опухли и правый (почему-то) глаз почти не открывался.
В кабинет зашел с рентгеновскими снимками седой доктор.
- Доктор, ну что там у меня?
Тот ещё раз осмотрел раздетого по пояс Серегу:
- Должен сказать молодой человек, что Вы весьма, весьма удачно отделались…

- Алло, Андрюх, приедь за мной.
- А ты где? … Куда?! … Ты в порядке? … Давай жди.

Андрюха хлопотал, ни о чем у друга не спрашивая. Переговорил только кратенько с доктором. Сереге сделали укол.
Уже дома, уложив друга на диван, он не выдержал:
- Серый, ты чё? Ты куда полез? Вроде трезвый? Жить надоело? Что с тобой?
Сергея пробрал смех. Нет не так - он рыдал от хохота и корчился от боли. Друг терпеливо ждал.
- Понимаешь Андрюх, я сегодня целую жизнь прожил, ну, ту к которой мы стремимся…  я стремился… в тезисах правда, чудо видел… значит не зря.
Андрей выжидательно смотрел на друга, но тот впал в задумчивость и замолчал.
- Ладно, понял. Только никому больше не рассказывай про это.
- Про что?
- Про чудо.
- А-а… да, я знаю… никому не расскажу.
Серега тяжело заморгал, закрыл глаза и задышал глубоко и ровно.
Андрей о чем-то размышлял, еще некоторое время, глядя в пол. Потом словно спохватившись, встал и, стараясь не хлопнуть дверью, тихонечко вышел.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.