Сценарий Не пройди стороной

       НЕ ПРОЙДИ СТОРОНОЙ
       Оригинальный сценарий

       Краткая аннотация

       История в стиле позднего советского ретро, про любовь на фоне сельской жизни. Действие разворачивается на юге России во времена Андропова (1983 г.), когда делалась попытка навести в стране порядок.
... Всем хорош сельский парень Иван, но никак не может наладить отношения с девушкой, которую любит. К тому же с Иваном случилась крупная неприятность: он, передовой комбайнер, герой публикаций в местных СМИ, попался с поличным на краже нескольких мешков початков кукурузы с колхозного поля. А в стране идёт громкая кампания по наведению дисциплины и порядка, и местные власти решили устроить над передовиком Иваном показательный суд. Но принцип «не украдёшь – не проживёшь» исповедуют многие сельчане. А лучшие головы задумываются о необходимости перемен в экономических отношениях на селе – жить так дальше нельзя. На этом фоне – любовные перипетии нескольких главных персонажей.


НАТ. - ЖИВОПИСНОЕ МЕСТО ЗА СЕЛЬСКОЙ ОКОЛИЦЕЙ - ДЕНЬ

Сцена снята в несколько ирреальной манере, что позволяет догадаться, что мы видим чей-то сон.
На цветущем лугу бегают парень и девушка. Это ИВАН и НАСТЯ. Иван всё время пытается догнать её, но она то и дело ускользает из его рук.
       ИВАН
       (в нетерпении)
Да постой же, Настя!

Настя смеётся и вдруг исчезает, словно растворяясь в воздухе. Иван останавливается, растерянно оглядывается. И видит он странную картину.
Откуда-то возникла и теперь стоит перед ним длинная вереница людей во главе с колхозным начальством. Они по очереди подходят к Ивану, с размаху дают ему пощёчины и приговаривают.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
От правления колхоза!

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
От партийной организации!

       КОМСОРГ ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (с папкой под мышкой)
От комсомольцев и несоюзной молодёжи!

Пощёчины сыплются одна за другой на обе щеки Ивана. Он только успевает поворачивать голову.
Настя стоит на пригорке и загадочно улыбается.
Глаза Ивана смотрят на неё умоляюще, но она отрицательно качает головой.
Последней с пощёчиной подходит СЕЛЬСКАЯ ДЕВУШКА СВЕТЛАНА с граблями на плече.
 
       СЕЛЬСКАЯ ДЕВУШКА СВЕТЛАНА
 От всех честных, но беззащитных девушек!
       

ИНТ. - КОМНАТА СЕЛЬСКОГО ДОМА - РАННЕЕ УТРО.

Иван спит на кровати. Во сне он быстро мотает головой налево-направо, как бы пытаясь от чего-то увернуться. Затем Иван резко приподнимается и садится на постели.

       ИВАН
Чёрт, приснится же!

Иван в полутьме приближает лицо к часикам на комоде. Половина пятого. Иван резко отбрасывает одеяло.

НАТ.- ДВОР СЕЛЬСКОГО ДОМА – РАННЕЕ УТРО

Иван потягивается на крыльце и зябко передёргивает плечами.

       ИВАН
Доброе утро, ма!

МАТЬ ИВАНА подгоняет корову к калитке. С улицы слышится пастуший рожок. Корова мычит.

       МАТЬ ИВАНА
Доброе, сынок. Птицу открой.

Иван подпрыгивает на крыльце, переворачивается в воздухе и приземляется на ноги уже на дорожке. Бежит мимо фруктовых деревьев в конец двора, к аккуратным белым сарайчикам и быстро поворачивает деревянные вертушки, на которые были закрыты дверцы сарайчиков. Дверцы открываются, и наружу начинают выбегать куры, утки, гуси, важно выходят индюки. Начинается массовое квохтание.
Иван сыпет им в кормушки зерно пшеницы, кукурузы, наваливает отрубей и мелко порубленную зелёную массу. Птицы наперегонки налетают на свой корм, поднимается жуткий галдёж.
       
ИНТ. - ЛЕТНЯЯ КУХНЯ ВО ДВОРЕ СЕЛЬКОГО ДОМА – УТРО

Иван завтракает. Перед ним на столе плоская тарелка с котлетами и картофельным пюре, рядом глубокая тарелка с салатом из помидоров и огурцов. На соседнем столике большая кастрюля, доверху наполненная жареными котлетами. Мать подкладывает из неё на тарелку Ивана ещё пару штук.

       ИВАН
Мамуль, всё, спасибо, я уже наедаюсь.

       МАТЬ ИВАНА
Сегодня последний день?

Жующий Иван кивает головой.

       ИВАН
Ну да. Я бы ещё вчера закончил, но начальство приказало последнее поле на сегодня оставить. Не знаю, почему. Но сегодня я уж точно управлюсь.


НАТ.- ЗОЛОТИСТОЕ ПШЕНИЧНОЕ ПОЛЕ – ДЕНЬ

По полю движется уборочный комбайн. За штурвалом Иван. Идёт привычный процесс уборки урожая: крутятся лопасти жатки, обмолоченное зерно струёй ссыпается в бункер, а из накопителя вываливается очередная копна соломы.
Вдруг Иван видит, что с дороги сворачивают и едут в его сторону по скошенной части поля, прямо по стерне, легковой автомобиль и автобус. Останавливаются. Из «Волги» выходят парторг Григорий Вольнов и секретарь комитета комсомола Федя Потейкин. Машут руками Ивану, чтобы остановился. Из автобуса вяло появляются оркестранты сельского духового оркестра с трубами и табуретками. Видимо, после предыдущего торжества или похорон не совсем протрезвели. Ими командует старший. Музыканты начинают рассаживаться, продувать инструменты. Слышится какофония звуков.
Иван глушит мотор, спрыгивает из кабины на землю. Парторг Вольнов подаёт ему руку, здороваются.
       
       ИВАН
Вход свободный или по билетам? По какому случаю концерт под открытым небом намечается?


       ВОЛЬНОВ
А ты ещё не догадался?
       
       ИВАН
Нет.

       ВОЛЬНОВ
Нет? Ну, слушай сюда. Сейчас прямо на поле подгонят новенькие «Жигули». Подъедет районное начальство, наш председатель, и ещё куча народу. По решению бюро райкома партии тебе как лучшему комбайнёру, намолотившему зерна больше всех в районе, в торжественной обстановке будет предоставлено право внеочередного приобретения легкового автомобиля.

       ИВАН
Мне?! Ну, дела... Так уборка ещё не закончилась.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Не умничай, Шеломов. Райкому виднее.

Вольнов машет рукой в сторону не докошенного поля.

       ВОЛЬНОВ
Да сколько тут осталось? Так, мелочь, как раз сегодня для антуража пригодится. А фактически уже всё подсчитано. Райком своё слово сказал, а мы исполняем.

       КОМСОРГ ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Если ты, Шеломов, думаешь, что твоя кандидатура была единственной, то ты глубоко ошибаешься. Претендентов было много. Тебе просто повезло.


       ИВАН
Да ничего я не думаю. Отцепись, Потейкин. Чего ты вообще под ногами путаешься... вожак комсомольский...хренов. Что ты есть, что тебя нет – никакой разницы. Только с папкой ходишь.

       ВОЛЬНОВ
Это что за разговоры такие? А ну прекратите!

       ИВАН
Ладно... А почему прямо в поле? Я в пыли весь, грязный. В клубе нельзя было? Я бы вымылся, белую рубашку одел, галстук.

       КОМСОРГ ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Ой, Ванька Шеломов в галстуке!

       ИВАН
Я тебе щас в рожу припечатаю, Потейкин!

       ВОЛЬНОВ
Да хватит вам! Не хватало вам перед начальством с фингалами предстать...
       
Иван с усмешкой оглядывает щуплого прилизанного Федю Потейкина.
       
       ИВАН
Это у меня-то фингал? От кого? Не надо народ смешить.

К разговору прислушиваются двое пожилых оркестрантов с медными трубами, восседающие на табуретках.

       ВОЛЬНОВ
       (Ивану)
Понимаешь, Ваня...Райком новую форму поощрения передовиков обкатывает. Не было у нас ещё такого. Приглашены телевидение, радио, пресса. На фоне поля это будет натуральней, живописней. Правда жизни, одним словом.

       КОМСОРГ ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Только ты на радостях не перепутай, Шеломов. Автомобиль тебе не дарят, а лишь предоставляют право его приобретения вне очереди. Улавливаешь разницу? Так что после съёмок можешь отказаться.

       ИВАН
Не дождёшься.

       КОМСОРГ ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
А я и не жду. У нас в селе очередники ждут.


       ВОЛЬНОВ
Но зудишь ты, Фёдор, явно не из-за них. А вот из-за чего, не пойму.


Двое пожилых оркестрантов, сидящих на табуретках, разговаривают между собой.

       1-Й ОРКЕСТРАНТ
В самом деле, разве это справедливо - какому-то молокососу автомобиль на блюдечке преподносить? Ванька – парень неплохой, но люди, вон, годами на колхоз спину гнули. Вот кому-то из пожилых и надо было оказать уважение.

       2-Й ОРКЕСТРАНТ
Да тут же политика, Петя. Молодых в село завлекают... когда они почти все разбежались. А пожилые что? Отработанный материал...Давай по маленькой, чтобы лучше дулось.

На экране крупным планом чокающиеся стаканы.


НАТ. - КОЛХОЗНОЕ ПОЛЕ – ДЕНЬ

Скопление легковых автомобилей. Множество улыбающихся людей. Сверкает на солнце медь оркестра. Раздуваются щёки музыкантов. Духовой оркестр играет бравурную мелодию. Рядом с комбайном Ивана стоит новенький автомобиль «Жигули», украшенный плакатом «Герою жатвы Ивану Шеломову». Сквозь гром оркестра слышны обрывки поздравительных речей. Представители районного начальства жмут Ивану руки, хлопают по плечу, торжественно вручают Ивану ключи. Здесь же несколько корреспондентов с блокнотами, плёночными фотоаппаратами, один телеоператор с большой громоздкой телекамерой на плече. Среди журналистов - и радиокорреспондент ВИКТОР с портативным катушечным магнитофоном.
Председатель колхоза Николай Луценко под аплодисменты распахивает перед Иваном дверцу автомобиля.

       ЛУЦЕНКО
А ну-ка, герой, давай круг почёта.

К ним быстро подходит радиокорреспондент Виктор.

       ВИКТОР
Простите, можно мне с Иваном в кабину?

       ЛУЦЕНКО
Ну, валяй!

«Жигули» начинают двигаться по полю.

ИНТ. - САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ

Иван за рулём. Виктор рядом. Автомобиль едет по кругу, поэтому за окнами то толпа людей, то комбайн, то чистое поле.

       ИВАН
Давай познакомимся. Как зовут меня, ты уже знаешь.

       ВИКТОР
А меня Виктор. Но твоё имя я впервые услышал не сегодня.
 
       ИВАН
Наверное, на районном слёте? По-моему, ты возле президиума со своим микрофоном мелькал.

       ВИКТОР
Ну да... Я там появился буквально на второй день после своего приезда на работу.

       ИВАН
После института, что ли?

Виктор утвердительно кивнул головой.

       ИВАН
А прежний что же – брюхастик в очках? Как напишет про нас, так стонать хочется. Все мы такие правильные, идейные, ничего, кроме центнеров и процентов, не знаем.

       ВИКТОР
Выгнали за пьянку. Меня вот прислали... Послушай, Иван, у меня к тебе просьба. Материала для оперативного репортажа у меня предостаточно. Но я бы хотел нечто большее – подготовить серьёзный радиоочерк. А то ведь действительно, за цифрами человека не видно. Не могли бы мы с тобой выбрать день, чтобы в спокойной обстановке, не торопясь, обстоятельно поговорить?

       ИВАН
Ну, давай... только не сегодня, конечно - тут надо с автомобилем всё быстрей решить... Ты рыбак?

       ВИКТОР
Ну... в общем, да.

       ИВАН
Тогда предлагаю такой вариант. Как только я оформлю документы на этого «Жигулёнка», созвонимся, ты заявишься ко мне под вечер с ночёвкой, а рано утром махнём на озеро – есть тут у нас замечательное местечко. Посидим, порыбачим. Времени для беседы будет, сколько хочешь. А потом я тебя и в город доставлю. А меня там кое-какие дела будут. Идёт?

       ВИКТОР
Ещё как идёт!

Автомобиль останавливается. Сквозь стёкла видно, как к нему бросается телеоператор с громадной камерой на плече. Нагибается к Ивану.

       ТЕЛЕОПЕРАТОР
Ваня, Ваня, ещё не всё! Надо набрать кадров на работающем комбайне. Полезай на комбайн, пожалуйста!


НАТ. - ЖИВОПИСНОЕ ОЗЕРО – РАННЕЕ УТРО

Зеркальная гладь воды, окрашенная в розовый тон занимающейся зари. Неподвижные камыши. Легкая дымка над водой.
В воде у самого берега, нанизанные через жабры на леску-кукан, плещутся несколько крупных зеркальных карпов.
Иван сидит между двух удочек на берегу. Неподалёку стоит новый «Жигулёнок» Ивана.
Иван смотрит на поплавки.
Доносится плеск воды, какой бывает при энергичном плавании. Иван поворачивает голову.
Метрах в пятидесяти от Ивана энергично плавает Виктор. То к берегу, то опять к середине озера. Переворачивается на спину, блаженно улыбается.
Иван тоже добродушно улыбается, слегка качнув головой: ну и напарник.
Мокрый Виктор бежит по берегу к Ивану, хватает большое махровое полотенце и тут же укутывается в него.

       ВИКТОР
Полный кайф!.. Вот так живёшь и не знаешь, что, оказывается, ничего не может быть лучше свежей утренней воды!

       ИВАН
Может. Зимой в проруби.

Иван и Виктор смеются.

       ИВАН
А ты приезжай почаще. Что вы там видите, кроме фонарей? А у нас у другие места есть. Хотя ты, конечно, не рыбак.


       ВИКТОР
Каюсь, не рыбак. Но то была святая ложь.

       ИВАН
Во имя дела, да? Ну и где же твой магнитофон?

       ВИКТОР
Сейчас.

Виктор роется в сумке, достаёт портативный катушечный магнитофон, разматывает микрофонный провод, втыкает штеккер в гнездо. Иван с интересом наблюдает, поглядывая при этом и на поплавки.
       
       ИВАН
Гм… радиоочерк...Что-то на местном радио я такое и не слыхивал. Там всё больше заметки из районной газеты зачитывают.

       ВИКТОР
Этому я и хочу положить конец. Понимаешь, у живого звучащего слова колоссальные возможности. Часто бывает, что интонация, голос человека, его манера говорить скажут больше, чем пространные описания...

       ИВАН
       (иронически)
Надо же...Только ведь всё равно - что ни прочитай, что ни послушай – везде и всюду вы своих героев в одну и ту же колодку загоняете...и не дай тебе господи в сторону отступить!

       ВИКТОР
 (включая магнитофон и глядя на стрелку индикатора)
Интересно... Ну-ка, порассуждай... сейчас...
       (проверяет голосом микрофон)
...раз-два, раз-два, проба, пробная запись... давай!
       (подносит микрофон поближе к Ивану)

       ИВАН
Вот, скажем, человек, может, хотел бы не на колхоз, а на самого себя работать, свою землю иметь... Но разве по радио об этом услышишь, разве в газете прочитаешь? Нет! Все мы днём и ночью только про партию и государство думаем...
       


       ВИКТОР
       (испуганно выключает магнитофон)
Да ты что! Моя карьера тут же накроется медным тазом, даже не начавшись... А я лучшие свои материалы намерен предлагать областному радио, а то и в Москву...

       ИВАН
Прыгнуть выше метишь?

       ВИКТОР
Я бы хотел. Но со временем. А сейчас мне надо руку набить, жизнь поближе узнать. Так что лазить я буду по всем хозяйствам в районе. В том числе и у вас... Тьфу ты, чёрт... ну и передовик мне попался! Никому больше не говори, а то всех своих лавровых венков лишишься!..

       ИВАН
Да ведь их же мне не за что-нибудь, а за ударный труд дали, разве я их не заработал?

       ВИКТОР
И всё же не советую. Сдерут в один момент – глазом моргнуть не успеешь!...Не пойму я только, твои предки...что? - из бывших раскулаченных что ли?

       ИВАН
       (удивлённо)
Почему? Вовсе нет... Дед батрачил. А отец, когда я ещё подростком был, погиб на пожаре, пытаясь из горящих мастерских вывести колхозный трактор... Но теперь-то я думаю – не стоило ему бросаться в огонь... Поддался секундному порыву, а зачем? Мать до сих пор не успокоится – за железку жизнь отдал, а о семье не подумал... Что толку, что его фотография на доске почёта висит? Разве это кому-нибудь нужно?.. Я вот сейчас думаю – откуда вообще у него этот долбанный порыв взялся, почему это отец вообще позволил ему собою овладеть , почему ни о себе, ни о семье в то мгновение не подумал?..Ведь не людей же спасал... Конечно, если годами в головы вдалбливать, что общественное превыше личного, то...

       ВИКТОР
       (очень серьёзно и внимательно выслушав)
Извини, Иван, но про это я тоже в радиопередаче говорить не смогу.

       ИВАН
Да я понимаю... Я и сам толком во всём не разобрался... Дед батрачил на хозяина, отец батрачил уже на колхоз, а теперь и я батрачу ... Что изменилось-то?.. Ладно, валяй свои вопросы.

       ВИКТОР
       (включает магнитофон)
 
 Иван, скажите, чего бы Вы хотели добиться в своей жизни?

       ИВАН
Да у меня всё просто: большой дом построить и чтобы в нём под ногами ребятня путалась...

       ВИКТОР
       (удивлённо, забыв про микрофон)
Ишь ты! А дом двухэтажный?

       ИВАН
Почему бы и нет?

Один из поплавков резко уходит под воду. Иван быстро подсекает и тянет удилище вверх. В воздухе мелькает чешуёй крупная рыба, летит в сторону Виктора, который пытается от неё увернутся, защитившись микрофоном. Но тщетно. Рыба с размаху шлёпает хвостом по микрофону и по голове Виктора.

       ВИКТОР
Ну, ты мастер!

Парни хохочут.

НАТ. - РАЙОННЫЙ ГОРОД. ЦЕНТР - УТРО

«Жигули» Ивана подъезжают к зданию с вывеской «Районный узел связи». Корреспондент Виктор выходит из машины со своею сумкой, машет Ивану рукой на прощание. Иван машет ему в ответ и трогает с места.

ИНТ. - САЛОН АВТОМОБИЛЯ – УТРО

Иван едет по центру города. За окнами многоэтажные дома, видны вывески учреждений и магазинов. Иван поворачивает на боковую улицу, на которой за заборами начинают тянуться уже одноэтажные частные дома.

НАТ.- РАЙОННЫЙ ГОРОД. УЛИЦА ОДНОЭТАЖНЫХ ДОМОВ - УТРО

Автомобиль Ивана останавливается у крепкого одноэтажного дома за зелёным штакетником. За штакетником перед домом старые фруктовые деревья с густыми кронами. Иван выходит из автомобиля, подходит к калитке и тихонько приоткрывает её.
Голова Ивана осторожно просовывается в калитку. Во дворе тоже фруктовые деревья. Сквозь стволы видно,
что в дальнем конце двора ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА крутит на своей талии обруч.
Иван осторожно прошмыгивает в калитку, быстро сворачивает под деревья перед домом и направляется к открытому окну.
Раз – подтянулся на подоконник. Два – перевернулся через голову в комнату.

ИНТ. - КОМНАТА АЛЁНЫ – УТРО

АЛЁНА нежится в постели. Она открывает глаза. Иван сидит у окна на полу, на мягком ворсистом ковре, и, улыбаясь, смотрит на Алёну. Алёна тоже улыбается, сладко поводит плечами.

       АЛЁНА
Господи, так рано...Зачем?

Иван на корточках перебирается к кровати и оказывается перед Алёной на коленях.

       ИВАН
Глянуть на тебя. И поцеловать.

Иван начинает приближать своё лицо к лицу Алёны, но она решительно уклоняется.


       АЛЁНА
Ну уж нет. Я не приведена в порядок.

       ИВАН
А моя бабушка говорила: если хочешь увидеть настоящую красоту девушки, посмотри на неё утренней зарёй.

       АЛЁНА
Сейчас уж не заря... И что же ты увидел?

       ИВАН
Мою красавицу. Ведь ты моя?


Иван берёт руку Алёны и прислоняется щекой к её ладони. Алёна молчит.

       ИВАН
Посмотри в окно, Алёна.

Алёна приподнимается и вытягивает шею. В раскрытое окно видно, что за штакетником стоят сверкающие на солнце «Жигули».

       ИВАН (торопливо)
У меня и времени на размышление не было: брать – не брать. Представляешь, я в поле на комбайне, а они её прямо туда привели - «тебе как передовику вне очереди, впервые в районе такое...» А «Жигулёнок» стоит, сверкает. Ну, глаза и загорелись. Своих денег половину наскребли, остальные - у родни.

Алёна не отрывает заворожённого взгляда от сверкающего автомобиля.

       ИВАН
Ничего, Алёнчик, выкрутимся. Ещё и в свадебное путешествие съездим.

Иван делает движение обнять Алёну, но она выставляет вперёд ладони.

       АЛЁНА
Без глупостей, Иван.

Иван покорно вздыхает.

       ИВАН
А я вам рыбы наловил.

НАТ. - ЗДАНИЕ КОЛХОЗНОГО ПРАВЛЕНИЯ - УТРО.

Утреннее солнце заливает здание колхозного правления. На стенах легко движутся тени от листвы деревьев, растущих возле здания. Видна вывеска «Правление колхоза «Степной маяк»

ИНТ. - ПРАВЛЕНИЕ КОЛХОЗА – УТРО

Председатель колхоза Николай Луценко в своём кабинете громко ругается с кем-то по телефону и в сердцах швыряет трубку. Через открытую дверь всё это видно и слышно секретарше Лизочке, которая восседает в приёмной у окна и печатает какой-то текст на пишущей машинке.

НАТ. - ЗДАНИЕ КОЛХОЗНОГО ПРАВЛЕНИЯ. - УТРО

На площади перед правлением колхоза притормаживает легковой автомобиль «Нива». Виден номер автомобиля 14-29 СТЯ.

ИНТ.- ПРИЁМНАЯ ПРАВЛЕНИЯ КОЛХОЗА – УТРО

Секретарша Лизочка изгибается со своего места к окну, внимательно смотрит в него.

       СЕКРЕТАРША ЛИЗОЧКА (громко)
Четырнадцать – двадцать девять ЭС-ТЭ-Я.

На лице председателя Луценко, сидящего в своём кабинете, отражается раздражение.

       ЛУЦЕНКО
Саэпидстанция. Черти принесли! Опять по третьей мэ-тэ-фэ мозги сушить будут.

       СЕКРЕТАРША ЛИЗОЧКА
В самом деле. И чего заладили?

       ЛУЦЕНКО
А то не знаешь, чего... Сколько их там?

Секретарша Лизочка изогнулась к окну. Через окно видно, что из «Нивы» выходят трое мужчин с большими портфелями в руках.

       СЕКРЕТАРША ЛИЗОЧКА
Трое вылезли.

       ЛУЦЕНКО
С портфелями?

       СЕКРЕТАРША ЛИЗОЧКА
Ага!

Председатель Луценко беззвучно, одними губами шепчет ругательство.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
А парторг где?

       СЕКРЕТАРША ЛИЗОЧКА (удивлённо)
Так он же сказал – в мастерские поехал.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Быстро иди сюда.

Секретарша Лизочка появляется в кабинете председателя.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Тогда вот что. Пока я с ними тут займусь, мигом смотайся до кладовщика. Пусть килограмма по три на каждого отпустит. Да чтобы жиру поменьше было.

Секретарша Лизочка накидывает косынку на голову.

       СЕКРЕТАРША ЛИЗОЧКА
       (с сомнением)
В прошлый раз по четыре отпускали...

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
       (возмущённо)
Не в своё дело не встревай! В прошлый раз «Сельхозтехника» была!.. Да смотри же, чтобы парторг не пронюхал!

НАТ. - ПЛОЩАДЬ У КОЛХОЗНОГО ПРАВЛЕНИЯ- УТРО

Насте Холщёвой, приближающейся по улице к зданию колхозного правления видно, как председатель колхоза Луценко возле автомобиля «Нива» что-то доказывает троим мужчинам с портфелями, потом согласно и даже обречённо кивает головой, слушая их.
Настя в нерешительности останавливается. Она стоит в некотором отдалении от мужчин, они на неё не обращают внимания, продолжая разговор. Настя поворачивает к крыльцу, поднимается на него и входит в здание колхозного правления.

ИНТ. - ПРИЁМНАЯ ПРАВЛЕНИЯ КОЛХОЗА – УТРО.
В приёмной никого нет. Входит Настя, помедлив опускается на ближайший стул. Осматривается. Через какое-то время слышатся тяжёлые шаги, шумное дыхание. Входит председатель Луценко, Настю он пока не видит.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ну,- ё-моё, спровадили одних, будем ждать других. Так и живём.

Председатель Луценко замечает Настю, округляет глаза.
 
       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
А ты откуда взялась?

Настя поднялась со стула.

       НАСТЯ
Здравствуйте, Николай Васильевич. Приехала, вчера.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ну, здравствуй. Ко мне?

Настя кивает головой.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Пойдём.

Луценко и Настя заходят в кабинет, садятся. Тут же звонит телефон. Луценко резко крутит головой: ну не дают покоя. Снимает трубку, слушает и вдруг отыгрывается на ком-то.
 
       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
       (в трубку)
Тю, культработник!.. Если бы ты мне доярку или механизатора прислала, я бы в ножки поклонился. А то – культработник.

Голос в трубке что-то яростно возражает. Председатель Луценко набирает в грудь побольше воздуха.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
       (чётко декламирует в трубку)
Семь лет мак не родил, а голоду не было!

Не дослушав, председатель Луценко бросает телефонную трубку на рычаг.

       НАСТЯ
Это обо мне речь. Вот направление.

Настя достаёт из сумочки документы, кладёт их на стол перед председателем. Председатель Луценко таращится на неё.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Так это ты культработник? Что ж ты молчала? С тобою и проблем нет – местная, квартиру, по крайней мере, требовать не станешь. Ну, ёлки...

Председатель Луценко шумно вздыхает и смотрит на Настю уже спокойно, мягко.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ты, девонька, не обижайся. Не про тебя ведь разговор, а про культуру. Сердитый я на неё. Мало пока что от культуры проку. Ты у нас не первая. Приедут, носом покрутят: это не так, то не эдак, клуб плохой, люди не такие – и айда назад.


       НАСТЯ
Клуб неважный.

В соседней приёмной появляется секретарша Лизочка и восседает на своё место за пишущую машинку у окна.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
       (Насте, продолжает)
В соседней Грушовке дворец культуры отгрохали, розовым туфом обложили. Ну и что? Пустой стоит! А деньги кто-нибудь считал?.. Я так скажу, дочка. Покажи себя. Покажи, на что способна. А мы пока детский садик строить будем, я считаю, это сейчас поважней... Баня вот нужна. Парни давно просят с этой сделать, как её...
 
       НАСТЯ (улыбается)
...с сауной.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ну да. И чтобы бассейн там был... Рук не напасёшься.
Вот так пока. А там видно будет. Клуб-то у нас просторный , другое дело – неказистый на вид. Но это поправимо.

Председатель Луценко с интересом оглядывает Настю.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
А я думал, не вернёшься. Замуж не выскочила?

       НАСТЯ
Была.

Наступает неловкое молчание.

       ГОЛОС СЕКРЕТАРШИ ЛИЗОЧКИ (из приёмной, громко)
Двадцать девять – сорок девять ЭС-ТЭ-Ю.

Председатель Луценко с недоумением поднимается. Поднимается и Настя.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Милиция?..

Председатель Луценко вдруг бьёт себя ладонью по голове.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ох, чёрт, сегодня же рейд. Опять наш колхоз крайним оказался. А я даже членов комиссии не назначил.

Председатель Луценко вдруг упёр свой взгляд в Настю.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Слушай, хочешь с нами? Давай, давай, с ходу включайся, ты всегда была активисткой.


НАТ. – АВТОМОБИЛЬНАЯ ДОРОГА – ДЕНЬ

По извивающемуся среди холмов и полей автомобильному шоссе движется автомобиль Ивана.

ИНТ. – САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ

Иван за рулём. Он включает радиоприёмник. Начинает звучать милая, чем-то берущая за душу мелодия. На лице Ивана умиротворение. Ему нравится мелодия, ему нравится смотреть на родной и знакомый пейзаж – мелькающие за окнами автомобиля поля, сады, холмы и лесополосы.

НАТ. – АВТОМОБИЛЬНАЯ ДОРОГА – ДЕНЬ

На одном из взгорков автомобиль Ивана останавливается. Иван выходит из автомобиля, потягивается, вдыхает свежий воздух. Перед взором Ивана панорама колхозных полей. Поля словно большие цветные пятна – зелёные, жёлтые, буроватые… Под милый мотив из радиоприёмника Иван некоторое время любуется родными просторами, потом садится в машину и трогается с места. Автомобиль Ивана снова едет по асфальтированному шоссе, а затем на одном из поворотов сворачивает на просёлочную дорогу.
Вскоре автомобиль Ивана въезжает в просеку на кукурузном поле.

ИНТ. – САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ

Иван за рулем. Видно, что автомобиль движется по узкой просеке. С двух сторон от автомобиля мощной стеной проплывают высокие кукурузные стебли. Иван останавливает автомобиль и глушит мотор.

НАТ. – КУКУРУЗНОЕ ПОЛЕ - ДЕНЬ

Молодые кукурузные початки звучно, с хрустом отламываются от стеблей в сильных, торопливых руках Ивана. Иван набивает зелёными початками мешок доверху, быстро завязывает его и бросает в багажник автомобиля. Разворачивает другой пустой мешок. Вскоре и он наполняется, Иван тоже бросает его в багажник, и начинает ещё ломать кукурузные початки…

       ГОЛОС ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛУЦЕНКО
       (со вздохом)
Бог в помощь, Иван.

Иван резко оборачивается. В глаза ему бросается милицейская форма. Перед ним два милиционера и хмурый председатель колхоза Луценко. Потом Иван видит, что людей много: парторг Вольнов, качающий головой, ухмыляющийся комсорг Федя Потейкин, ещё какие-то люди и … НАСТЯ. Настя? Она-то здесь откуда?
В глазах Ивана стыд, растерянность и недоумение. Кровь медленно заливает лицо Ивана, в ушах его нарастает какой-то противный вой, заглушая все остальные звуки. Люди шевелят губами, взмахивают руками, один из милиционеров что-то пишет, примостив листки бумаги на капоте. Настя молча смотрит на Ивана, и ему трудно выдержать этот взгляд.
       
       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Сподобился! Знал бы отец…

Все начинают садиться в автомобили. Иван так и стоит, ухватившись за край не завязанного ещё мешка. Опустив голову, он смотрит на початки в мешке.

       ИВАН
       (сдавленно)
С ними-то теперь что делать?

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
       (из автомобиля)
А это уж как твоей милости присветит!..
       (шофёру)
Поехали.

Все уезжают. Иван неподвижно стоит с мешком рядом со своим автомобилем. Багажник открыт, в нём лежат два завязанных, туго набитых початками мешка.

НАТ. – СТАРАЯ МОЛОЧНО-ТОВАРНАЯ ФЕРМА – ДЕНЬ

Стиснув зубы, Иван вытаскивает из багажника своего «Жигулёнка» мешки с кукурузными початками и швыряет их на землю рядом с копной сена. Коровы в загоне таращатся на Ивана своими большими, словно слезящимися, глазами. Несколько молодых доярок у дверей коровника молча наблюдают за Иваном. Из подсобки на шум выбегает заведующий МТФ СЕРГЕЙ ШЕВЦОВ, дружок Ивана. Он с пробирками в руках и в белом несвежем халате.

       СЕРГЕЙ ШЕВЦОВ
Что случилось, Иван?

Иван не отвечает. Он уже в кабине автомобиля. Хлопает дверцей и уезжает. Сергей Шевцов растерянно оглядывается на доярок.

НАТ. – ДВОР СЕЛЬСКОГО ДОМА – ДЕНЬ

Мать Ивана осторожно проходит по двору. Пустое ведро в её руке звякает, мать быстро придерживает его рукой и оглядывается на Ивана. Иван сидит на крыльце неподвижно, руками голову обхватил. Здесь же, во дворе, стоит Иванов «Жигулёнок».

       МАТЬ ИВАНА
       (несмело)
Не казнился бы так, сынок…

       ИВАН
Стыдно как, мама… Отчего не удержали… мешки дали?

       МАТЬ ИВАНА
       (также робко)
Не одни мы такие.

Иван качает головой.

       ИВАН
Вам-то откуда знать, мама?

       МАТЬ ИВАНА
Тут и знать нечего, Ваня. Вон у Машки Саранчихи сто утей, сто гусей, кур не сосчитать. Да порося. Да корова. Это какой же горб надо иметь, чтобы…

       ИВАН
       (перебивает её)
Не по Саранчихе нам жизнь равнять… Сам я виноват, развинтился. Отец бы не позволил.

Мать тогда молча берёт совок и идёт в загончик для птицы. Там совком помёт вычищает, в ведро складывает да приговаривает, поглядывая в сторону Ивана, сидящего на крыльце.

       МАТЬ ИВАНА
Мать осудить легче всего. Спросить только некому, как одна лямку тащила, чтоб одеты-обуты были. Отец, конечно, герой. За колхозным трактором в огонь полез, да про свою семью не подумал - каково нам-то от его подвига? Кому он нужен был, этот трактор, господи? Люди всё одно неблагодарные, про себя думают: дурачок, за железку жизнь отдал…

       ИВАН
       (кричит)
Да замочите же, мама!

С улицы слышится треск подъезжающего мотоцикла.
 Мать Ивана поднимает голову.
Сквозь невысокий штакетник видно, как у двора приостанавливается мотоциклист – пожилой, сутуловатый мужичонка. Это ПЕТРО ХОЛЩОВ. Он поворачивает голову в сторону Ивана. Землистого цвета лицо имеет странно неприятное выражение.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
       (Ивану,громко)
Допрыгался? Так тебе и надо!

Иван неподвижно сидит на крыльце, взглядом в землю упёрся. Мать Ивана подходит к калитке.

       МАТЬ ИВАНА
Всё не успокоишься, Петро? Нельзя злом-то всё время жить.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Ничего, живём не тужим. А своим «Жигулям» «до свиданьица» скажите. Всё положу, чтобы на них ездить.

Петро Холщов даёт газу, мотоцикл ревёт, Петро Холщов уезжает.

       МАТЬ ИВАНА
       (растерянно)
Что он про машину-то?..

       ИВАН
Конфисковать могут. Как орудие преступления.

       МАТЬ ИВАНА
       (ахает)
Иван! Да мы ж в долгах, как в шелках! Иди к председателю. Проси! Пусть щтрафуют, пусть что хотят делают, только не конфискуют!

Иван медленно, через силу качает головой: нет.

       МАТЬ ИВАНА
       (голосит)
Ванька! Сломи гордыню-то! Покайся…

У Ивана на глазах злые слёзы сверкают.


       ИВАН
Не пойду! И вам не позволю! Я что – самый отпетый преступник? Они там сами этого не понимают?.. Не пойду!

       МАТЬ ИВАНА
Сколько лет сама тянулась, не знала, что с этим рублём делать… Только-только жить по-людски начали…


Мать Ивана медленно опускается на скамейку под стенкой во дворе. Рот её кривится, грязной ладонью она размазывает слёзы по лицу.

 ИНТ. – ГОСТИНАЯ В ДОМЕ АЛЁНЫ – ДЕНЬ

Пухлая белая ручка нежно смахивает салфеткой пыль с резных дверец мебельной стенки явно заграничного происхождения. Движения не лишены изысканности, золото и каменья на пальцах переливаются.
       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (протирая дверцы салфеткой и любуясь ими )
Нет, финны – это финны…

Изольда Матвеевна и Алёна наводят порядок в большом и обильном хрустальном хозяйстве. Множество хрустальных ваз, фужеров, рюмочных наборов временно размещено на столе, диване, стульях. Алёна по очереди осторожно перетирает салфеткой каждое вазу, каждый фужер, а Изольда Матвеевна благоговейно принимает из её рук очередное хрустальное чудо и водружает на полки за резные дверцы. Чувствуется, что это любимое занятие Изольды Матвеевны.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
У нашей заведующей есть двоюродная сестра. А у той – подруга. А у той – тётка. Так вот она, эта тётка, ездила по делам в Москву, в своё министерство, побывала у некоторых сотрудников в гостях, а потом рассказывала…

В дверях гостиной робко появляется маленький лысый мужчина в майке и трико, муж Изольды Матвеевны, отец Алёны.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (продолжает)
Живут они там – не то, что мы. Один иконы собирает, другой – полотна импрессионистов, третий – старинные часы… И каждый под себя подгребает. Не квартиры у них, а антикварные музеи. Что мы? Мы по сравнению с ними – убожество, убожество…
       (вдруг грозно)
Не порть композицию!

Маленький лысый мужчина в майке и трико резко отдёргивает руку от вазы с яблоками и виноградом, размещённой на журнальном столике.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВЕА
       (более спокойно)
Съешь лучше коку, Кирилл. Там, на кухне, я приготовила.

Маленький лысый мужчина в майке и трико безропотно удаляется.
Очередная хрустальная ваза занимает своё место на полке за резными дверцами.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Автомашина – это хорошо. Заочно сельхозинститут – тоже неплохо. Есть перспектива. Но, мне кажется, этому твоему Ивану не хватает воспитания. Как ты будешь появляться с ним в обществе? О чём он сможет говорить? Какой рукой возьмётся за вилку?

       АЛЁНА
       (усмехнувшись)
Это, мама, я беру на себя.

Но Изольда Матвеевна задумчиво морщит губки.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Не так-то просто всё… Вот у нашей зав.отделом Любовь Сергеевны – роман с зам.управляющего. Мне рассказывали. А муж у неё – шофёр этого самого зама. Представляешь? Она всегда очень страдала оттого, что она - жена всего лишь какого-то там шоферишки, и вот тому закономерный венец…
       (вдруг в ужасе)
Ах, ну что же ты!

Большая хрустальная ваза выскальзывает из рук Алёны, падает на пол и разбивается на куски.
Изольда Матвеевна в ужасе заламывает руки и с мучительным стоном начинает ходить по комнате.

       АЛЁНА
Что я наделала? Это оттого, что не выспалась. Вчера до полуночи читала «Бедную Лизу».

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (ядовито)
Как бы тебе самой бедной не оказаться. Он к тебе уже в окно лазит!



       АЛЁНА
Я не такая дура, мама!

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Да, очень умная! В институте училась – нос кверху драла, а теперь приходится и колхозником довольствоваться. А какой был выбор, какие интересные хороводились мальчики, какие удачные партии они могли бы составить…

Алёна молча собирает осколки вазы. Изольда Матвеевна по-прежнему не может себе найти места.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Чешский хрусталь! Чешский хрусталь!

ИНТ. – КАБИНЕТ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛУЦЕНКО – ДЕНЬ

С портрета на стене строго смотрит генсек Андропов. Мать Ивана сидит с каменным лицом. Она, кажется, уже и не слышит, что говорит ей председатель Луценко.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ты пойми, Петровна, при других обстоятельствах и разговору бы не было – мы тут сами это дело потихоньку и замяли бы. Но момент не тот. В стране, сама знаешь, что началось - шмон по наведению порядка и дисциплины… Спохватились! В городах вон – слыхала? – в магазинах, кинотеатрах, парикмахерских стали облавы на прогульщиков устраивать... А ты знаешь, где лично меня с кумом хватанули, когда я у него зимой в городе гостил? В бане!.. Стояли с кумом голые и доказывали, что в законном отпуске находимся!..Это, конечно, перегибы, у нас без них не могут... наверное, уже в крови сидит.. Но несунам и летунам бой объявлен серьёзный.

       МАТЬ ИВАНА
Несуны и летуны… Значит, вон в какую категорию мой Иван уже записан. А про его погибшего отца уж никто и не вспоминает…

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Я про Степана никогда не забывал… Даже и не знаю, что делать. И жалко мне твоего Ивана, и досада на него берёт, что колхоз наш подставил… В общем, Петровна, я попытаюсь… но ничего не обещаю. Пойми, райком на контроле держит. Кто ж сейчас против высунется? У всех же рыло в пушку… Даже и не знаю…

НАТ. – СЕЛЬСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ

Уличный радиодинамик на столбе. По улице разносится радиопередача про то, какой замечательный механизатор есть в колхозе «Степной маяк». Зовут его Иван Шеломов, зерна на уборке он намолотил больше всех в районе и в качестве поощрения ему было предоставлено право вне очереди приобрести автомобиль «Жигули». На таких, как Щеломов, надо равняться всем.

Бабы у сельмага, лузгая семечки, слушают радиопередачу.

ИНТ. – КОМНАТА В ДОМЕ ХОЛЩОВЫХ – ДЕНЬ

Настя в комнате слушает радиопередачу про Ивана Щеломова. Из динамика слышатся голоса корреспондента Виктора и Ивана:
       ГОЛОС КОРРЕСПОНДЕНТА ВИКТОРА
 Иван, скажите, чего бы Вы хотели добиться в своей жизни?
       ГОЛОС ИВАНА
Да у меня всё просто: большой дом построить и чтобы в нём под ногами ребятня путалась...

Настя грустно смотрит в окно.

ИНТ. – СЕЛЬСКАЯ ЧАЙНАЯ – ДЕНЬ

Группа сельских мужиков за столом. Обедают, прислушиваясь к радиопередаче, доносящейся из динамика на стене.

       ГОЛОС КОРРЕСПОНДЕНТА ВИКТОРА
...а дом двухэтажный?
       ГОЛОС ИВАНА
Почему бы и нет?

 МУЖИК средних лет кивает головой в сторону радиодинамика.

       1-й МУЖИК
Ишь, Ванятка, губы раскатал... Дом двухэтажный..

       2-й МУЖИК
Да-а...Чтоб в самом деле такой построить, воровать ох как долго надо!

Мужики согласно кивают головами и беззлобно посмеиваются.

       БУФЕТЧИЦА
       (угодливо)
По сто грамм, ребятки?

       1-Й МУЖИК
Не-е, нам ещё работать.

       БУФЕТЧИЦА
       (обиженно-просительно)
Ну-у-у, ребятки! У меня план горит.

       2-Й МУЖИК
Варвара! Не спаивай население!Сказано тебе – на работу нам...

ИНТ. – КАБИНЕТ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛУЦЕНКО – ДЕНЬ

Председатель Луценко и парторг Вольнов сидят за столом и хмуро слушают радиопередачу про Ивана Шеломова . Вдруг парторг Вольнов толкает председателя Луценко в плечо и молча показывает в окно. Председатель Луценко приподнимает очки и вытягивает шею. В окно видно, как по другой стороне улицы медленно бредёт Иван.
Председатель Луценко прикручивает звук радиоприёмника потише и утыкается носом в бумаги на столе. Потом медленно поднимает глаза на парторга Вольнова.
 
       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
       (осторожно)
Как бы не упорхнул парень, ходит, как потерянный. А людей терять нам негоже.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Да какой же он потерянный? Вчера вечером возле клуба околачивался.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Да это он из-за Насти…

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Ишь ты! А как же городская краля-то?

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
А ты откуда знаешь?

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Так жинка казала. А она от твоей узнала. Они ж у нас всё знают!

Председатель Луценко и парторг Вольнов смеются.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Послушай, Григорий Елисеевич… С «Жигулями»… как поступим? Не хотелось бы дело до конфискации доводить…

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
А что тут сделаешь? Суд решать будет.


       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ну, это как сказать… Барана не жалко. Отвезём, куда следует…

Тут председатель Луценко и парторг Вольнов встречаются взглядами. И тогда председатель Луценко не скрывает своего раздражения.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ну, как знаешь… Пусть конфискуют. Жулику какому-нибудь и достанутся.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Вот и выходит, что нашим лучшим механизаторам я враг. Они всегда твою поблажку чувствовали, вот мы и вляпались… А так людей не воспитывают, так их портят… Я к этому парню, может быть, тоже со всей душой… но спуску ему не дам. И правильно в райкоме считают, что в звеньевых комбайнёров Ивану Шеломову делать теперь нечего. Пусть-ка на МТФ скотником… лопатой да вилами помашет. А там видно будет.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Насчёт звеньевых и скотника согласен. Я уже Костю Бороздунова вызвал, сейчас подойдёт, пусть звено и принимает… А в остальном… Правильно про вас говорят: не люди вы, а функционеры. Не живёте вы, а функционируете… как… как партийные роботы.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Кто это «вы»?

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Ну,и мы, мы, все мы… Что бы не приказали, сразу под козырёк берём… Сегодня так – завтра эдак. Хоть с точностью до наоборот прикажут, всё равно делаем.

Парторг Вольнов пристально смотрит на председателя Луценко. Раздаётся стук в дверь, в дверях появляется МЕХАНИЗАТОР БОРОЗДУНОВ.

       МЕХАНИЗАТОР БОРОЗДУНОВ
Вызывали, Николай Васильевич?

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Садись, Костик.

Механизатор Бороздунов садится, ожидая.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Вот какие пироги, Костик… Ивану придётся сдать звено, а тебе принять.

Механизатор Бороздунов открывает было рот что-то сказать, как снова раздаётся стук в дверь. В дверях появляется пожилой мужичонка Пётро Холщов, тот самый, что злорадствовал у Иванова двора. Увидев, что в своём кабинете председатель не один, Петро Холщов забегал глазками.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Извиняйте, не ожидал, что народу будет много… Дело у меня к Вам, Николай Васильевич… деликатное…

Видя, что все молча и без особого интереса ждут, Петро Холщов кряхтит, не зная, как начать.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Я на очереди первый был. А вы машину Ваньке отдали. Ну, ладно: победитель жатвы, то да сё… Но теперь-то по закону мой интерес удовлетворить надо. У Ваньки заберите, а мне отдайте.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
Суда ещё не было.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Не было, так будет. А мне заручиться надобно.

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
И тогда не я решать буду. У нас ещё и партком есть, и другие общественные организации.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
       (с ехидцей)
Да ладно… а то не знаем, кто тут светит, а кто отражает.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
На очереди Вы первый, верно. Но не в поле. И не на ферме. А у нас другие герои жатвы есть. Вот Константин Бороздунов, например. И мы имеем полное право…

       МЕХАНИЗАТОР БОРОЗДУНОВ
Да чтоб я да Иванову машину взял!? Это ж с какими глазами на ней по селу ездить!

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
А не отдадите мне - жалобу напишу. В Москву. Вот ему.
 (показывает пальцем на портрет Андропова на стене)
А уж про что писать – найду. Очень даже найду.

У механизатора Бороздунова приоткрывается рот. Председатель Луценко и парторг Вольнов молчат, словно языки прикусили.

НАТ. - ЗДАНИЕ РАЙКОМА ПАРТИИ – ДЕНЬ

Председатель Луценко смотрит на вывеску у входной двери, вздыхает, захлопывает дверцу автомобиля, идёт ко входной двери и входит в здание.

ИНТ. - КАБИНЕТ ЗАВ.СЕЛЬХОЗОТДЕЛОМ – ДЕНЬ

В кабинете находятся ЗАВ.СЕЛЬХОЗОТДЕЛОМ и председатель Луценко.

       ЗАВ.СЕЛЬХОЗОТДЕЛОМ
Нет, Николай Васильевич, я это сделать не смогу... Думаю, что и никто в нашем райкоме за это дело сейчас на возьмётся...

В кабинет входит инструктор, молодой ХОЛЁНЫЙ ТИП, кивает головой Луценко, кладёт перед зав.сельхозотделом на стол какие-то бумаги, тот подписывает их.

       ЗАВ.СЕЛЬХОЗОТДЕЛОМ
Кстати, Николай Васильевич, познакомься – это наш новый инструктор, Вадим Георгиевич. Будет курировать ваше хозяйство. Да и по моим личным поручениям будет иногда к вам наведываться...

На словах «по моим личным поручениям» зав.сельхозотделом многозначительно смотрит на Луценко, тот досадливо крякает, понимая о чём идёт речь.
Холёный тип и Луценко пожимают друг другу руки. Зав.сельхозотделом отдаёт бумаги холёному типу, и тот выходит из кабинета.

       ЗАВ.СЕЛЬХОЗОТДЕЛОМ
       (сухо)
Мне показалось, тебя что-то смутило... Мои личные просьбы тебе в напряг что ли стали?

       ЛУЦЕНКО
Да при чём тут это... Что мне, для вас тут лучшего барана жалко?.. Но я хочу вернуться к тому, ради чего тебя побеспокоил. Иван Шеломов – наш передовик, хороший парень... Ну попутал его бес, так мы сами его и перевоспитаем...

       ЗАВ.СЕЛЬХОЗОТДЕЛОМ
       (сухо)
Уже не передовик... Его фото с районной Доски почёта удалено... Говорю же тебе: сейчас никто тебе в райкоме не поможет. Этот вопрос держит на контроле уже краевой комитет партии, а после суда отчёт о принятых мерах сразу же будет отправлен в Москву...

И зав.сельхозотделом многозначительно показывает пальцем на портрет Андропова, висящий на стене.

       ЗАВ.СЕЛЬЗОЗОТДЕЛОМ
Да и вообще... Что же это за передовик, который по колхозным полям с мешками шныряет!?

НАТ. – ЗДАНИЕ СЕЛЬСКОГО КЛУБА – ДЕНЬ

У раскрытых дверей толпятся люди. Взгляды их обращены внутрь зала. На стенде для афиш – прикреплённый кнопками лист ватмана, на котором крупно написано: «Выездное заседание районного нар.суда по делу гр. Шеломова И.С..»

ИНТ.- ЗАЛ СЕЛЬСКОГО КЛУБА – ДЕНЬ

На сцене за столом – СУДЬЯ и общественные обвинители.

       СУДЬЯ
       (в микрофон)
Суд удаляется на совещание.

Судья и общественные обвинители встают из-за стола, идут за кулисы. Нарастает гул голосов.
Зал переполнен сельчанами. Группами сидят мужики и женщины. Много пожилых людей. Натруженные руки, загрубевшие от ветра и солнца лица… Парни и девчата, которым не досталось свободных мест, стоят вдоль стен. На сцене – пустой президиум. В первом ряду слева в зале сидит Иван, рядом его дружок Сергей и другие парни. Через проход в первом ряду справа - председатель Луценко и парторг Вольнов.
       ЛУЦЕНКО
       (Вольнову)
Ну,и как ты думаешь, что они нам всем сейчас объявят? Штраф или конфискацию?

       ВОЛЬНОВ
Почему нам всем? Прежде всего это касается самого виновника.




       ЛУЦЕНКО
Да? Ну тогда посмотри сюда.
(поворачивает голову в сторону группы мужиков, сидящих в зале)

Группа мужиков в зале, энергично жестикулируя, о чём-то говорит между собой

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
       (продолжает)
Видишь? Это ведь костяк нашего хозяйства, неплохие работники, хорошие мужики. Но можешь смело назвать виновниками и их. Потому как каждому из них приходится регулярно… ну хоть что-нибудь да тащить из колхоза – иначе, на колхозные-то гроши, ни семью не прокормишь, ни детей в люди не выведешь...

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Не сгущай краски, Николай… Да и вообще, на каком основании ты огульно записываешь в «несуны» наших лучших работников?

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУЦЕНКО
На каком основании? На основании жизни, небожитель ты наш… А ещё скажу я тебе… было время, когда и сам я тем же самым занимался… Не делай такие большие глаза! Вот когда мы с тобой во второй бригаде – помнишь? – на ночной уборке работали. Ты тогда каждую ночь хоть на пару-тройку часов, но к своей Любке уезжал...на моём мотоцикле. И пока ты, будущий парторг, систематически прелюбодействовал ещё до женитьбы, я в бункере комбайна зерно припасал… А кому надо быстренько подъезжали... Да не делай ты такие большие глаза – на шайтана становишься похожим. Но мне не страшно. Ты никому не скажешь, а я уже ничего не докажу.

Крупным планом выражение лица парторга Вольнова.
Слышится голос через микрофон:

       ГОЛОС ЧЕРЕЗ МИКРОФОН
Для оглашения приговора прошу встать!

       
Судья, стоя за столом на сцене, зачитывает приговор.

       СУДЬЯ
…на гражданина Шеломова Ивана Степановича наложить штраф в размере пятидесяти рублей…

Лицо Ивана. Лицо матери Ивана. Лицо Насти.
       СУДЬЯ
       (продолжает)
…орудие преступления – легковой автомобиль ВАЗ-2105, принадлежащий гражданину Шеломову Ивану Степановичу на правах личной собственности конфисковать…

Лицо Ивана. Лицо матери Ивана. Лицо Насти. Лицо Феди Потейкина. Лицо Петра Холщова.

       СУДЬЯ
       (продолжает)
…Суд выносит также частное определение в адрес руководства колхоза «Степной маяк» и сельских общественных организаций, которые не сумели обеспечить надлежащий контроль и действенный воспитательный процесс…

Председатель Луценко и парторг Вольнов угрюмо слушают.

НАТ.- ЗДАНИЕ СЕЛЬСКОГО КЛУБА – ДЕНЬ

Народ валит наружу из раскрытых дверей. Гул голосов. Голоса вдруг стихают. В дверях показывается Иван. Стиснув зубы, не поднимая глаз, он быстро проходит сквозь толпу. Ему смотрят вслед, качают головами. Люди расходятся по улицам, над селом слышны голоса:

       ПЕРВЫЙ ГОЛОС
За два мешка, господи, за два мешка!..

       ВТОРОЙ ГОЛОС
А по мне, правильно сделали. Развинтился народ.

       ТРЕТИЙ ГОЛОС
Не тех судят. У кого сватья да кумовья кругом, про тех помалкивают…

       ЧЕТВЁРТЫЙ ГОЛОС
А машину-то теперь куда?

       ПЯТЫЙ ГОЛОС
Через магазин продадут.

       ШЕСТОЙ ГОЛОС
Ну, теперь Петро Холщов своего не упустит.

Пока звучат эти голоса, Иван один бежит по улице. Мать Ивана ведёт под руку какая-то женщина. Мать Ивана молча утирает глаза от слёз.

НАТ.- ДОМ ШЕЛОМОВЫХ С УЛИЦЫ – ДЕНЬ

Иван подбегает к калитке и толкает её.

НАТ. – ДВОР ДОМА ШЕЛОМОВЫХ – ДЕНЬ

Иван вбегает через калитку во двор и взбегает на крыльцо.

ИНТ. – КОМНАТА В ДОМЕ ШЕЛОМОВЫХ – ДЕНЬ

Иван с ходу падает ничком на диван. Неподвижно лежит вниз лицом.

ИНТ. – КАБИНЕТ ПАРТОРГА ВОЛЬНОВА – ДЕНЬ

Табличка на двери « Секретарь парткома колхоза «Степной маяк».

       ГОЛОС ФЕДИ ПОТЕЙКИНА

Вызывали, Григорий Елисеевич?

За столом, под портретом генсека Андропова на стене, сидит парторг Вольнов. Он утвердительно кивает головой.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Садись.

От двери идёт и подсаживается к столу комсорг Федя Потейкин.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Кое о чём я убедительно хотел бы тебя просить, Фёдор. Пропесочить Ивана, конечно, надо и по комсомольской линии. Тем более, если райком требует. Но опять же, пусть твои ребята не перегнут палку. Иван – парень горячий, если психанёт – то всё. А наша с тобой задача, Феденька, не разгоны устраивать, а воспитывать. Согласен?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Как скажете, Григорий Елисеевич. Но вообще-то я уже поразмышлял на эту тему.

Федя Потейкин извлекает из своей папки лист бумаги и кладёт его перед Вольновым.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Иван Шеломов – не тот человек, за которого стоит бороться.

Брови Вольнова изумлённо взлетают вверх. Он берёт лист бумаги, смотрит.
Листок разделён на две половины жирной вертикальной линией. Видны два заголовка – «Отрицательные стороны» и «Положительные стороны». Первая половина полностью заполнена словами, а на второй – всего одно слово.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
       (читает)
Отрицательные стороны: необуздан, драчлив, проворовался, эта история с Настей Холщовой, самолюбив, высокого самомнения… Положительные стороны: спортсмен.

Некоторое время Вольнов вертит листок в руках, разглядывая то его, то Федю Потейкина. Федя молча сидит, прилежно ожидая.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Вы, кажется, были одноклассниками?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (скромно)
Да.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
За что же ты его так не любишь, Фёдор?


       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (мнётся)
А чего мне его любить?.. Не уважает он меня. Как секретаря... да и вообще.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Не он один. Что ты сам-то сделал, чтобы народ тебя уважать стал? Ты, Федя, на это место попал только из-за уважения к твоим родителям, ветеранам колхоза. Но, может, это не всегда и правильно? То по блату, то через свата, то из-под хаты, то от тёти Наты – вот и сидят люди не на своих местах.
       
       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (несмело огрызаясь)
А Вы, значит, на своём.

       ПАТОРГ ВОЛЬНОВ
А я на своём. Я до этого не один год на колхозных полях грязь голыми пятками месил. Думаю, что уважение людей заслужил… А насчёт Ивана…
       (снова вертит листком)
Одна сторона у тебя явно перетянула. Я, конечно, мог бы сюда ещё кое-какие мелочи дописать. Ну, например: потомственный хлебороб, любит землю, знает технику, отлично служил десантником… Но я тебе, сморчку, более ничего доказывать не буду…

Парторг Вольнов вдруг багровеет и с размаху бьёт кулаком по столу. На лице Феди Потейкина испуг.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Слушай сюда, щенок. Комсомольское собрание подготовишь и проведёшь так, чтобы наш передовик Иван Шеломов понял и прочувствовал, что его место здесь, на родной земле! Только здесь! Понял, сучье вымя?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Да понял я, Григорий Елисеевич… понял.

Парторг Вольнов тщательно переминает листок в руках и протягивает его испуганному Феде Потейкину.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
А это… на! Тебе сегодня сгодится.

Федя берёт перемятый листок и не знает, что с ним делать. Так и выходит из кабинета – в одной руке папка, в другой – скомканная, перемятая бумажка.

НАТ. – СЕЛЬСКАЯ ПЛОЩАДЬ – ДЕНЬ

Комсорг Федя Потейкин вдавливает последнюю кнопку в фанерный щит. Тщательно выведенные строчки на листе ватмана извещают о комсомольском собрании по делу члена ВЛКСМ Ивана Щеломова.
У щита притормаживает «Ява». За рулём мотоцикла крепкий СЕЛЬСКИЙ ПАРЕНЬ, за талию которого ухватилась двумя руками его подружка с русалочьими волосами, сидящая на заднем сиденье мотоцикла. Парень и девушка читают объявление.

       СЕЛЬСКИЙ ПАРЕНЬ
       (присвистнув)
Федька,а почему на третьем культстане? Всегда ведь в клубе проводили.

Федя Потейкин пожимает плечами.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Мне-то что? Вольнов так захотел.

       СЕЛЬСКИЙ ПАРЕНЬ
Ну и постный же ты, Потейкин!.. «Вольнов захотел». А почему, отчего – тебе до фени, да?

Мотоцикл ревёт, подружка взвизгивает и сильнее прижимается к парню. Они срываются с места и уезжают. Федя Потейкин с завистью смотрит им вслед.

НАТ. – КУЛЬТСТАН ЗА СЕЛОМ НА ВОЗВЫШЕННОСТИ – ДЕНЬ

Под сенью тополей на скамейках сидят парни и девчата.
Внизу виднеется село, утопающее в садах, изгиб речушки, поля и дальние перелески. Комсомольское собрание ещё не началось, но в президиуме за столом уже сидит комсорг Федя Потейкин. В заднем ряду – парторг Вольнов. Насти среди девушек нет. Иван сидит среди парней, опершись спиной о толстый ствол старого дерева. Шум, болтовня.

       ПОТЕЙКИН
(постукивая по столу карандашом)
Всё, всё... успокаиваемся!... А почему это Насти Холщовой нет?

       ОДНА ИЗ ДЕВУШЕК
Да её в районный Дом культуры вызвали...

       ПОТЕЙКИН
Не сочиняй, Свиридова. Никто никого никуда не вызывал.

       ИВАН
       (с места)
Хорош, Потейкин!

Среди сельских девушек сидит Светлана, которая исподволь грустно поглядывает на Ивана. Потейкин замечает её взгляд в сторону Ивана, прищуривается, и обращается к ней.

ПОТЕЙКИН
Может быть, Шуленина, тебя тоже в число выступающих записать?

Потейкин с прищуром смотрит на Светлану.

       СВЕТЛАНА
       (вспыхнув)
Да с чего это вдруг?

       ИВАН
       (угрожающе)
Кончай, Потейкин!

       ВОЛЬНОВ
       (с места)
Начинай,Фёдор.

Один СЕЛЬСКИЙ ПАРЕНЬ тихо говорит другому:

       СЕЛЬСКИЙ ПАРЕНЬ
       (с юмором)
Ничего не понимаю. Иван кричит Федьке «кончай», парторг кричит Федьке «начинай». Но разве может Федька кончить, не начав?

Парни смеются. Федя Потейкин подозрительно смотрит на них и строго стучит карандашом по столу.
...Один за другим выходят к столу ораторы, вернее, ораторши – девушки с заготовленными бумажками в руках. И то, что они говорят, Ивана поначалу удивляет, а потом и раздражает.

       1-Я ДЕВУШКА-ОРАТОР
       (читая по бумажке, запинаясь)
… Все мы в неоплатном долгу перед кормилицей нашей – родною землёй, и стыдно, просто не к лицу будет комсомольцу Ивану Щеломову, если в трудную для него минуту он сможет предать её и уехать…

На лицах парней и девчат лёгкая скука.

       2-Я ДЕВУШКА-ОРАТОР
       (читая по бумажке, запинаясь)
… У каждого человека должны быть корни, а не будет их – засохнет человек, как подрубленное дерево…

На лицах парней и девчат откровенная скука.
Парни зевают, подмигивают девчатам, намекающее кивают им головами – прогуляемся, мол, вечерком… Девчата хихикают. Напрасно Федя Потейкин пытается строго постукивать карандашом по столу. Вольнов с некоторым удивлением наблюдает за обстановкой на собрании.

       3-Я ДЕВУШКА-ОРАТОР
       (читая по бумажке, запинаясь)
… такими корнями для комсомольца Ивана Шеломова было всё: и родное село, и родители, и учителя, и друзья. И как же всё это можно бросить и уехать?..

       ИВАН
       (вскакивая с места)
Да с чего это мне уезжать? Заладили! Никуда я сбегать не собирался и не собираюсь…
       
Встаёт парторг Вольнов, подходит к Ивану, кладёт руку ему на плечо.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Погоди, Ваня…

 Иван опускается на скамейку. Федя Потейкин стучит карандашом по столу. Шум стихает.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Не скрою, ребята, привёл я вас на это место с умыслом. Очень мне хотелось патриотические ваши струнки затронуть. Мне ведь места эти дороги…
       (проводит рукой вокруг)
…село наше как на ладони – где отыщешь такое? Не всегда так красиво было. Это теперь, когда канал построили, водичка, считай, в каждый двор пришла. А в иные годы суховеи землю начисто выжигали – забуреет всё, серой пылью покроется… Я вот, к слову сказать, когда мальчонкой здесь бегал, до шести лет дождя не видел, удивлялся – как это вода с неба может падать? Однако, роднее места нигде не нашёл…
Теперь я знаю: Иван тоже не найдёт. И очень его за это уважаю. Удивительная штука, ребятки: мне бы, может, не те слова сейчас говорить, а наоборот – обвинять, порицать… Но что-то не тянет. Другое скажу. Настоящий человек Иван, за такими, как он, наше будущее. Дай-ка я тебя, Ванёк, по-отечески расцелую.

Иван неуверенно поднимается. Вольнов обнимает Ивана. Лицо Феди Потейкина вытягивается.
       
       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (тихо)
Надо же… с вором расцеловывается.

НАТ. - НАВЕСНОЙ ПЕШЕХОДНЫЙ МОСТИК ЧЕРЕЗ РЕЧКУ – ДЕНЬ

На мостик, подвешенный над речкой на тросах, заходит Настя. В руке она несёт большую сумку-сетку с яблоками. Мостик начинает слегка раскачиваться. Неожиданно с другой стороны моста навстречу Насте начинает идти Иван. Настя останавливается посередине, не зная, идти ли дальше или возвращаться. Иван приближается, мостик от его крепких шагов всё сильнее раскачивается вправо-влево. Чтобы удержать равновесие, Настя хватается свободной рукой за продольный трос.

       ИВАН
Давай сумку, помогу.

       НАСТЯ
Обойдусь.

       ИВАН
       (язвительно, с интонациями Феди Потейкина)
А почему это комсомолка Холщова на комсомольское собрание не явилась?

       НАСТЯ
       (неожиданно вспыхивая, со злостью)
Да чтобы твою поганую рожу не видеть, разве ты не понял? Иди, куда шёл, а меня оставь в покое!

       ИВАН
       (вспыхивая в ответ)
Да?! А чего приехала тогда?

       НАСТЯ
У тебя забыла спросить!

       ИВАН
Ну и оставалась бы там, где городского хахаля себе подцепила... Думаешь, мне не рассказали!?

       НАСТЯ
О, господи!.. Да сгинь ты с глаз моих! Уж и в самом деле, лучше бы уехал из села – всем бы сразу и полегчало!

Настя разворачивается и начинает быстро идти назад. Взвинтившийся Иван начинает что есть силы раскачивать мостик. От этого раскачивания Настю вместе с её большой сетчатой сумкой с яблоками бросает из стороны в сторону.

       ИВАН
       (кричит)
Кому это «всем»!? Тебе, что ли? Так тебе не полегчает...потому что... потому что ты влюблена в меня так, что ноги не держат! Вишь, как тебя, сердешную, бросает из стороны в сторону!

Иван по-сумасшедшему раскачивает мостик. Настя буквально карабкается по деревянному настилу. Яблоки из сетчатой сумки рассыпаются, часть из них падает вниз, в речку, часть -катится по деревянному настилу мостика в сторону Ивана. Иван хватает одно из них. Толпа зевак на берегу хохочет и показывает на Ивана и Настю пальцами. Настя выбирается с моста, нагибается, хватает большой камень и бросает им в Ивана. Но камень всё-таки большой, а девичья рука – не мужская. Не долетев до Ивана, камень плюхается в воду. Иван саркастически провожает его взглядом.

       ИВАН
       (наигранно)
Ах, какие большие и какие блестящие брызги!..
       (с хрустом надкусывает яблоко)
 Ах, какое вкусное яблоко!...
       (начинает напевать)
«Эй, яблочко, куды котисси, как к Ивану попадёшь, не воротиссии...» Ты бы полегче камушками-то бросалась, Настенька... А то ведь однажды вот такой каменюкой своё счастье и зашибёшь!..
       (снова с хрустом откусывает яблоко)
«...как к Ивану попадёшь,не воротисси...» Ты ведь знаешь, тебе без меня не жить! Видишь, вот вроде бы и нечаянно, а яблочком меня соблазнила!

       НАСТЯ
       (кричит)
Клоун деревенский! Тьфу!

Настя поворачивается и идёт прочь. Зеваки на берегу заходятся от смеха. Иван хватает ещё одно яблоко с деревянного настила и с силой швыряет его в зевак. Яблоко с треском раскалывается о чью-то голову.

       ИВАН
       (зевакам)
Посмейтесь у меня, остолопы сельские,с репаными пятками! Что вы понимаете в высоких материях!

Иван поворачивается и идёт в сторону, откуда появился.

       ИВАН
       (себе под нос)
Все остолопы... и я баран самый натуральный.., слОва нужного не способен ей сказать... Баран, баран и ещё раз баран!

НАТ. – СТАРЫЙ КОЛХОЗНЫЙ КОРОВНИК (МТФ) – ДЕНЬ
 
Иван подъезжает к коровнику на тракторе с тележкой, гружёной кормосмесями.
Стоя в тележке, лопатой молча сбрасывает корм в проём коровника.
На тележку к Ивану забирается бригадир МТФ Сергей Шевцов и тоже берётся за лопату. Совки лопат мелькают туда-сюда.
Парни приостанавливаются передохнуть. Закуривают.

       СЕРГЕЙ
Ну и как?

       ИВАН
       (бурчит)
Юность моего дедушки. Мне-то не трудно. Удивляюсь только, почему девчонки терпят.

Иван кивает головой в сторону проёма в коровнике, с другой стороны которого молоденькие доярочки, весело переговариваясь, наполняют кормосмеси в вёдра и разносят их по кормушкам.

       СЕРГЕЙ
       (усмехнувшись)
Да почему... Приехал парторг в школу, взыграл на патриотических чувствах: «Ах, дорогие наши выпускники! Десять лет родной колхоз ждал ваших молодых и сильных рук. И вот этот светлый час настал! Смелее же за дело, юные друзья! Поля и фермы ждут вас!». Они, дурочки, уши развесили и остались. Ну. Мальчишки сели на трактора и вроде бы довольны. А с девчонками председатель финт сделал: парторг-то им новый комплекс обещал, а когда первую очередь сдали, председатель туда пожилых доярок поставил. Говорит, они годами спину в навозе гнули и чистый халат себе заработали. А вы – покажите, на что способны! Ну и – сюда... Может оно и правильно, только зачем было понапрасну обещать девчонкам? Парторг и председатель никак друг другу не докажут, кто умнее, а доярочки мои обманутыми оказались... Теперь вот председатель им вторую очередь комплекса сулит, а посмотри, что творится!
       (показывает рукой в сторону, где виднеются недостроенные корпуса)
Стены вывели и три месяца без плит перекрытия кукют.

Иван переводит взгляд с недостроенного комплекса на вчерашних десятиклассниц, мелькающих за проёмом коровника.

       СЕРГЕЙ
Они, конечно, не дурочки, это я так... Они, в общем, молодцы-девчата. План выполняют, а какой ценой – это, по-моему, никого не интересует. И я тебе скажу: если ничего не изменится, через год ты их здесь не увидишь. Убегут подальше от коровьего вымени!

       ИВАН
Так надо же что-то предпринимать, а не рассусоливать.

       СЕРГЕЙ
У-у-у, ещё один умник выискался. Я посмотрю, как ты...

Сергей не договаривает, потому что из коровника вдруг выбегает симпатичная доярочка ТОНЯ.

       ТОНЯ
       (громко)
Электричество отключили!

Тоня требовательно и в то же время с каким-то потайным интересом смотрит на Сергея. Сергей выразительно смотрит на Ивана.

       СЕРГЕЙ
       (в сердцах)
Плакало молочко!

Тоня нетерпеливо топает ногой.

       ТОНЯ
Так посигнальте ж!
       (показывает пальцем на крышу)
А то коровы перестоят.

       СЕРГЕЙ
       (строго)
Цыц, малявка! Почаще председателю надоедайте, чтоб телефон провёл. Эх, судьбинушка!...

Сергей знаком показывает Ивану следовать за ним и лезет по лестнице на крышу. Удивлённый Иван тоже поднимается на крышу.


       СЕРГЕЙ
Теперь сиди и не дыши. А то загудим.

Место на крыше, где усаживаются парни, явно приспособлено для каких-то целей. Из приколоченного к крыше ящика Сергей достаёт большой бинокль и подаёт его Ивану.

       СЕРГЕЙ
Полюбуйся нашими красивостями.

       ИВАН
Ух ты, морской!

       СЕРГЕЙ
Со службы. Командир корабля подарил.

Иван смотрит в окуляры, а Сергей достаёт из ящика большое круглое зеркало, сверкнувшее на солнце, и сигнальные флажки.

       СЕРГЕЙ
А теперь на мой дом гляди и брательника высматривай.

Сергей покачивает зеркалом. Иван видит в бинокль, как по окнам дома у околицы бегает солнечное пятно. Из окна показывается чья-то белобрысая голова.

       ИВАН
       ( улыбаясь)
Есть!

Сергей поднимается в полный рост с флажками в руках и начинает сигналить азбукой Морзе. Иван с интересом наблюдает за процессом. Отсигналив, Сергей присаживается рядом.

       ИВАН
Ловко!

       СЕРГЕЙ
       (довольным голосом)
Сейчас к соседу побежит, у того телефон, на подстанцию звонить будут.
       (весело смотрит на Ивана)
Так и живём: сегодня электричество отключат, завтра водопровод прорвёт, послезавтра корма не подвезут... Дня не бывает, чтоб земля не треснула и чёрт не вызез... Эх, Ваня!
       (от полноты чувств хлопает Ивана по плечу)

Раздаётся треск, оба парня проваливаются в коровник.



ИНТ. – КОРОВНИК – ДЕНЬ

Иван и Сергей падают на большую кучу кормосмесей. Доярочки с визгом бросаются врассыпную, но видя, что ничего страшного не произошло, начинают прыскать от смеха. Перепачканные Иван и Сергей отплёвываются и трясут головами.
Вверху зияет дыра.

НАТ.- НЕБОЛЬШАЯ ПЛОШАДЬ ПЕРЕД СЕЛЬПО. -ДЕНЬ

Из-за угла на площадь выворачивает колёсный трактор (типа «Беларусь») с тележкой. За рулём Иван. Трактор останавливается возле раскрытых ворот во двор сельпо, где видны несколько грузовых автомобилей. Иван глушит мотор, спрыгивает из кабины.

НАТ. – ДВОР СЕЛЬПО – ДЕНЬ

Во дворе сельпо с нескольких самосвалов сгружают уголь. ЗАВЕДУЩИЙ СЕЛЬПО командует и следит за этим процессом. Иван стоит рядом с ним.

       ЗАВЕДУЮЩИЙ СЕЛЬПО
Ну нету, Ваня.

       ИВАН
Всего десяток. Своими заплачу.

       ЗАВЕДУЮЩИЙ СЕЛЬПО
Да что я, тебе не дал бы? Нету. Все фонды на шифер выбраны. Хоть шаром покати.

НАТ. - МАЛЕНЬКАЯ ПЛОЩАДЬ ПЕРЕД СЕЛЬПО – ДЕНЬ

Иван выходит со двора сельпо, останавливается рядом с трактором. На другой стороне площади, у продуктового магазина начинается торговля свежей рыбой. Несколько ящиков с рыбой стоят на земле. Продавец МИТЬКА ХОЛЩОВ (Настин брат) устанавливает на столе весы. Уже образовалась очередь, в ней пожилой СЕДОВОЛОСЫЙ МУЖЧИНА. Иван и седоволосый мужчина приветливо кивают друг другу головой.
       
       ИВАН
Здравствуйте, Василий Петрович!

Тут вдруг у ящиков с рыбой появляются несколько женщин с полиэтиленовыми пакетами, начинают копаться в ящиках по-хозяйски, выбирают рыбу покрупнее. Очередь возмущается.

       МИТЬКА ХОЛЩОВ
       (прикрикивая на очередь)
Чего расшумелись? Это наша бухгалтерия!

       ЖЕНЩИНА В ОЧЕРЕДИ
Какое безобразие! Сегодня за гречкой пришла, а мне говорят: отпускаем только своим.

       МИТЬКА ХОЛЩОВ
До чего же вы бессовестные! Мы сами грузим, сами взвешиваем и сами же не имеем права взять себе?

       СЕДОВОЛОСЫЙ МУЖЧИНА
А ты, Митя, табличку повесь - «Отпускаем только своим». Мы, «чужие», и толпиться не будем.
       
       МИТЬКА ХОЛЩОВ
А ты чего тут развыступался? Хватит, что я перед тобой в школе десять лет навытяжку стоял, постой теперь ты передо мной.

Очередь ахает. Седоволосый мужчина растерянно оглядывается вокруг. Все молчат. К Митьке медленно приближается Иван. Он смотрит Митьке в глаза и встречается с его пустым и наглым взглядом. Тогда Иван с размаху двигает Митьке кулаком в лицо. Под оханье толпы Митька Холщов падает на ящики с рыбой, ящики опрокидываются, из них выскальзывает рыба, бьёт лежащего Митьку хвостами по лицу, покрывая его слизью. Лицо Митьки морщится и кривится.

НАТ. - ДВОР ХОЛЩОВЫХ – ДЕНЬ

Петро Холщов любовно поливает из шланга и моет тряпкой новую свою собственность – бывшие Ивановы «Жигули». Закрыв рукою один глаз, во двор вбегает Митька. Петро вскидывается, бросает тряпку и шланг.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Кто?!

       МИТЬКА ХОЛЩОВ
Да Ванька, кто... Гадюка!

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
       (забегав вокруг)
Мстит Ванька, мстит. За машину мстит. Ну ничего, прощения ему не будет, мы свою методу найдём.

       МИТЬКА ХОЛЩОВ
       (морщась и сплёвывая)
А чего искать? Он меня при исполнении обязанностей припечатал. Половина села видела. Заявлю – посадят. Нехай посидит.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Правильно, нехай посидит, там охолонет трошки.

       ГОЛОС НАСТИ
Попробуйте только! Я вам обоим глаза почище разукрашу!

Петро и Митька оборачиваются. Настя спускается с крыльца дома, держа в руках пузырёк с йодом и кусок ваты. Она начинает обрабатывать рану Митьке. Тот мычит.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Брата убьют, а ты и рада будешь! Забыла, что с тобою Ванька сделал?

       МИТЬКА ХОЛЩОВ
Только с ней одной что ли?

       НАСТЯ
       (швыряя пузырёк и вату на землю)
Да замолчите вы оба!.. Уцепились за эту машину, край надо было! Пусть бы её куда на сторону продали, так нет – хотите, чтоб разговорам конца не было!

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
А мне стыдиться нечего! Приехала тут и ещё указывает. Это ты совесть потеряла, когда с Ванькой спуталась!

       Настя
       (кричит)
Да замолчите же, отец, сколько можно?!

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Ваньке-то что? Позабавился – и ходит посвистывает. А ты в город укатила. Мне пришлось в глаза людЯм смотреть, мне. Так пусть же теперь знают: Петра Холщова в дураках не оставить!... Эх, наградил бог доченькой – от мамаши недалеко ушла!

На глазах Насти появляются слёзы, лицо её кривится.

       МИТЬКА ХОЛЩОВ
Ну всё, хватит вам!
       НАСТЯ
       (кричит отцу)
Да человек Вы или кто!? Всё бы Вам грызть кого-то, всё бы поедом есть! Вы и маму-то раньше времени в могилу вогнали!..Занудством своим поганым!

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Ах ты, паскуда!

Петро бросается к Насте с кулаками. Митька кидается ему наперерез. Настя вскакивает на крыльцо.

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
       (бьётся в Митькиных руках)
Выматывайся отсюдова! Пакостница!

       НАСТЯ
И уйду! Сейчас же уйду!

       ПЕТРО ХОЛЩОВ
Валяй! К хахалю своему! Нужна ты ему!

Шум во дворе Холщовых уже привлекает внимание соседей. Закрыв лицо руками, Настя бросается в дом.

НАТ.- СЕЛЬСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ

Иван подруливает на тракторе «Беларусь» с тележкой к крепкому одноэтажному дому ДЯДИ МИШИ , глушит мотор, спрыгивает на землю и уверенно направляется к калитке.

НАТ. - ДВОР ДЯДИ МИШИ – ДЕНЬ

Дядя Миша, крепкий сельский мужик, широким жестом распахивает перед Иваном двери добротного кирпичного сарая.

       ДЯДЯ МИША
Для племяша не жалко.

       ИВАН
 (прикладывая костяшки пальцев правой руки к губам)
Мне штук десять, дядь Миш..

       ДЯДЯ МИША
А хоть двадцать. У нас запас – что надо! А руку-то чего сосёшь? Опять двинул кого?

       ИВАН
Двинул.

       ДЯДЯ МИША
Всё у тебя на мордобое построено. Допрыгаешься, намнут бока.

       ИВАН
Не намнут.

       ДЯДЯ МИША
А кому ж сегодня-то подвезло?

       ИВАН
Митьке Холщову.

       ДЯДЯ МИША
       (простодушно удивляясь)
Глянь-кася! По правилам, это он тебе по мордасам должён дать.

Иван мрачнеет и начинает перетаскивать шифер на тележку.

НАТ. - ПЕРЕД ДОМОМ ДЯДИ МИШИ – ДЕНЬ

Один борт на тракторной тележке открыт. Почти весь шифер уже сложен в тележку, Иван загружает последний лист шифера. Дядя Миша стоят рядом.

       ДЯДЯ МИША
А что ж мать твоя ничего не сказала, что с ремонтом затеялись? Я вчерась видал её.

       ИВАН
Так я не домой... У нас на ферме крыша прохудилась.

       ДЯДЯ МИША
       (оторопев)
Дак ты... что, мой личный шифер на колхозную ферму попрёшь?

       ИВАН
Ну да.

       ДЯДЯ МИША
       (изумлённо таращась)
Скидавай назад!

       ИВАН
       (возмущённо-просительно)
Дядь Миш! Ты же мне отдал, какая тебе разница?

       ДЯДЯ МИША
Скидавай! Твою зачуханную МТФ всё равно через год бульдозером завалят. Только добро переводить. Скидавай!

       ИВАН
       (обиженно)
Ну ладно. Не думал я, что родной дядька жмотиной окажется.

…Почти весь шифер лежит уже на земле у колёс тележки. Иван стаскивает с неё последний лист шифера и кладёт вниз.
       ДЯДЯ МИША
       (машет рукой)
Ладно. В самом деле... Забирай.

       Иван
       (бессильно хохотнув)
Ну ты даёшь!

Иван и дядя Миша вдвоём грузят шифер обратно на тележку.

       ДЯДЯ МИША
Мне не шифер жалко. Меня удивление берёт: когда же наше собственное недоглядство нас же самих стегать перестанет? И колхоз не из плохих, и начальство не из дураков, а куда ни глянь – то развалюха, то долгострой!

       ИВАН
А вот если бы, предположим, ферма лично тебе принадлежала, разве ты довёл бы её до ручки?

       ДЯДЯ МИША
Да в таком-то виде, как ваша МТФ, мне ни одна ферма и задаром не нужна.Это во-первых. А во-вторых... чуднЫе слова говоришь... Кто же это тебе позволит – хозяином стать?

       ИВАН
Ну, тогда это во-первых.

       ДЯДЯ МИША
Ну да… Хоть передовик, хоть не передовик – все мы батраки… только колхозные…
       (и совсем тихо, самому себе)
... воровать только и остаётся.

Иван уже в кабине трактора, заводит мотор. Дядя Миша, стоя рядом, показывает Ивану, чтобы тот наклонился. Иван высовывает к голову из кабины.

       ДЯДЯ МИША
Я вчерась матери твоей забыл сказать...ну насчёт денег, которые вы у меня на «Жигули» тогда занимали. Никакого долга нет... Обкуркулились, и живём, как не родня. Никакого долга, понял?

НАТ.- СЕЛЬСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ

Иван быстро едет на тракторе с тележкой, лихо выворачивает на повороте и вдруг видит стоящую на дороге Настю. Взвизгивают тормоза. Побледневший Иван спрыгивает из кабины. Не обращая ни на что внимания, взлохмаченная Настя стоит на дороге с чемоданчиком в руке и смотрит себе под ноги.

       ИВАН
Настя, что случилось?

Настя поднимает голову. Лицо её заплаканно.

       НАСТЯ
Этот ещё! Глаза бы мои не видели!

Настя бежит ко двору напротив и скрывается за калиткой. Иван, мгновенье поколебавшись, направляется туда же, но тут перед ним, загораживая путь, вдруг вырастает хозяйка двора ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
От ворот поворот, милок!

       ИВАН
Не вредничай, тётя Луша. Поговорить с Настей надо.

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
       (закрывая за собой калитку на засов)
От ворот поворот, сказала!

       ИВАН
       (через забор)
Не деликатная ты сегодня, тётя Луша. Не чуткая.

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
Зато вы чуткие… кобели проклятые. Добычу за версту чуете. А уж деликатнаи какие!

       ИВАН
О ком это ты во множественном числе говоришь, тёть Луш? Молодость вспомнила?

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
Ах ты стервец!

       ИВАН
Прости, пожалуйста, тёть Луш, меня что-то не туда понесло... Ну пусти. Забыла, как сама же меня зазывала старый курятник тебе завалить?

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
А ты так и кинулся!

       ИВАН
Ну вот сейчас и завалю. Открой.

       ЛУКЕРЬЯ
Нет, милок. Твой номер не прорежет. В другой раз, может, и открою. Если будет на то Настино желание. А теперича – проваливай!

НАТ. - УЛИЦА ПЕРЕД ДОМОМ ФЕДИ ПОТЕЙКИНА – ДЕНЬ

Федя Потейкин в майке и трико сидит на скамейке у калитки под деревом. Читает газету «Молодой ленинец», позёвывает, почёсывает под мышкой. На улице пустынно.
Из летней кухни во дворе выходит МАТЬ ФЕДИ с кастрюлькой в руке и семенит к калитке. Протягивает Феде кастрюльку.

       МАТЬ ФЕДИ
Федюша, на! Пока горяченькие.

Мать Феди уходит. В кастрюльке на скамейке большие вареники в сметане и вилка. Федя с удовольствием ест вареники, уткнувшись в газету «Молодой ленинец». Его внимание привлекает какая-то заметка в газете. Губы Феди измазаны сметаной.
Неожиданно слышится треск мотоцикла. Федя испуганно поднимает глаза. На дороге стоит мотоцикл, на мотоцикле сидит Иван, на руле покачивается и поблескивает на солнце снизка крупной рыбы. Иван глушит мотор.

       ИВАН
Подойди ко мне, Федька!

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (огрызаясь)
Сам подойди, если надо.

Иван усмехается, слезает с мотоцикла, ставит его на подножку.
Федя Потейкин задвигает кастрюльку за спину. В глазах его напряжённое ожидание.
Иван подходит к Феде Потейкину, становится перед ним, уперев руки в пояс и широко расставив ноги.

       ИВАН
За что ты меня так не любишь, Потейкин?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (севшим голосом)
Я тебе докладывать не буду...

       ИВАН
За десять лет в школе ни разу не подрались. По учёбе шли на равных. На работе я тебе дорогу не переходил. Девчат мы с тобой не делили. Так за что?

Федя Потейкин, прищурив глаза, молчит, угрюмо уставившись взглядом куда-то в сторону.

       ИВАН
       (с издёвкой)
А что это ты вареники на улице уплетаешь? Вкуснее, что ли?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (сдавленно)
Где хочу, там и ем. Нельзя?

       ИВАН
Можно...
       (пристально смотрит на Федю)
Мы с тобою, конечно, очень разные. Ты всегда был – извини уж за прямоту - трусливым и прилизанным. Ты и сейчас сидишь и трусишь... И у таких, как ты, наверное, своя защитная психология вырабатывается: если силой да ростом не вышел, зато вредностью возьму, так напакостить смогу, что никакие кулаки не помогут...Да, Потейкин?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (тихо)
Не твоего ума дело.

       ИВАН
Мужиком надо быть, ходить прямо и смотреть в глаза людям прямо... А то ведь тебя такого... ни одна девчонка любить не будет.
       (вдруг усмехается)
Небось, так до сих пор и не пробовал, а? Так в дуньку кулакову и играешься?

Лицо Феди Потейкина покрывается багровыми пятнами. Он поднимается со скамейки.

       ИВАН
Скажи мне «пошёл вон». Или ударь. Я только что это заслужил.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (тихо)
Я тебя ненавижу.

Федя Потейкин скрывается за калиткой.

       ИВАН
       (громко)
За что, Федька!?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (обернувшись)
За то, что такие, как ты... прут как танки, и не видят, что ломают...

Федя Потейкин идёт к крыльцу.

       ИВАН
       (громко)
Да какие танки!? У тебя что, от твоих бумажек крыша поехала?..

Ответа нет. На скамейке кастрюлька с недоеденными варениками.

НАТ. - СЕЛЬСКИЙ ПАРК – НОЧЬ

Ночные мотыльки роями липнут к разноцветным фонарям над танцплощадкой. Гремит музыка. Молодёжь танцует.
Какая-то парочка выбирается из ярко освещённого круга и по тропинке бежит под старое дерево. Под деревом парень и девушка начинают целоваться, но вдруг раздаётся предупредительное покашливание. Девчонка охает, парень смеётся, и оба скрываются в темноте.
Из-за ствола дерева показывается голова Ивана.
Иван смотрит в сторону огней: когда же там натанцуются?
Местный ансамбль отыгрывает очередной шлягер. Настя подходит к микрофону.

       НАСТЯ
       (в микрофон)
Благодарим вас друзья, наш вечер окончен.

Танцплощадка возмущённо гудит. Несколько безусых пареньков , не отпуская партнёрш, просительно поднимают вверх указательные танцы, требуя ещё один танец. Настя отрицательно качает головой, стучит пальцем по часам на руке и машет кому-то рукой за сцену. Оркестранты снимают с себя гитары. Огни над танцплощадкой начинают поочерёдно гаснуть. Публика нехотя расходится.
... Молодёжь расходится по аллеям парка. Слышится смех, разговоры...Становится пустынно. Иван стоит за старым деревом у тропинки. Слышит, как Настя с кем-то прощается. Вот она показывается на тропинке, вот она уже совсем близко. Иван выходит из-за дерева. Настя останавливается. Затем она делает движение, чтобы пройти, но Иван загораживает дорогу.

       НАСТЯ
Что дальше?

       ИВАН
Поговорить надо.

       НАСТЯ
Да не умеешь ты говорить... Хватит, пусти.

Иван неожиданно привлекает её к себе и начинает целовать. Настя вырывается и влепливает ему пощёчину.

       ИВАН
       (тяжело дыша, хватает её за руку)
Всё равно любишь!

       НАСТЯ
       (вырывает свою руку)
Какая самонадеянность! От глупости, наверное?

Настя с силой отталкивает Ивана и идёт дальше.

НАТ. - СЕЛЬСКАЯ УЛИЦА - НОЧЬ

Настя идёт по улице. Иван идёт за Настей. Так молча подходят они к калитке дома, где живёт Настя. Взявшись за ручку калитки, Настя поворачивается к Ивану. Взгляд у неё теперь другой, она словно ожидает чего-то. Но Иван молчит, в голове у него проносится:

       ГОЛОС ИВАНА
Ну проси же прощения, пень, чего стоишь, как истукан, на колени стань, идиот, проси прощения, ну!...

Иван вздыхает и молчит.

       НАСТЯ
       (с издевкой)
Значит, «она» приехала из-за «него»! Приехала, а на шею почему-то не бросается и, что самое странное, ноги перед ним не раскидывает. Вот дурёха-то, не иначе, белены объелась!

       ИВАН
Настя, я...

Но Настя уже резко скрывается за калиткой, слышно, как громко она задвигает железную задвижку.
...Иван стоит перед домом у палисадника. В окне зажигается свет, и отблески его падают на густую листву сирени в палисаднике.
Иван перепрыгивает через довольно высокий штакетник и оказывается под окном.

ИНТ. - КОМНАТА НАСТИ -НОЧЬ

Настя сидит в ночной рубашке перед зеркалом. Она грустно смотрит на своё отражение, медленно снимает заколку с волос, расчёсывает волосы щёткой.

НАТ. - ПОД ОКНОМ НАСТИ – НОЧЬ

Иван из-за веток сирени осторожно смотрит в окно.

ИНТ. - КОМНАТА НАСТИ – НОЧЬ

Настя подходит к окну, распахивает створки, а затем выключает в комнате свет.

НАТ. - ПОД ОКНОМ НАСТИ – НОЧЬ

Иван решительно выходит из-за сирени и также решительно действует дальше. Раз – кладёт руки на подоконник, два – резко подтягивается, три - переворачивается через подоконник в комнату.

ИНТ. - КОМНАТА ТЁТКИ ЛУКЕРЬИ – НОЧЬ

Тётка Лукерья лежит на железной кровати с никелированными завитушками. Вдруг слышится какой-то шум. Тётка Лукерья приподнимает голову с подушки.

       ГОЛОС ИВАНА
       (приглушённо)
Настя, ну что же ты!...

Тётка Лукерья быстренько соскакивает с кровати, хватает с лавки ковш, зачерпывает в ведре воды и через сенцы подбегает к двери напротив. Останавливается, прислушиваясь. Слышится какая-то возня.

       ГОЛОС НАСТИ
Да пусти же ты!..

Тётка Лукерья распахивает дверь и щёлкает выключателем.

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
А ну охолонь, голубь!

Тётка Лукерья выплёскивает на Ивана воду. Облитый Иван хлопает глазами. По комнате кружит пух. Настя стоит с разорванной подушкой в руке. Губы Насти дрожат. В другой руке у неё горсть пуха и перьев. Она с силой швыряет их в Ивана.

       НАСТЯ
       (с обидой)
Десантник!

Тётка Лукерья деловито осматривает Ивана, облепленного пухом.

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
Ну вылитый шайтан!. Медком бы ещё обмазать, да в пыли вывалять! Но это удовольствие шибко дорогое!

       ИВАН
       (психанув)
Ну ладно! Надо мной, я вижу, смеются. Ноги моей здесь больше не будет! Никогда!

Иван быстро подходит к окну, ловко переворачивается через подоконник и скрывается в темноте.

       ТЁТКА ЛУКЕРЬЯ
       (со вздохом вслед)
Ещё как прибежишь, господи!

В глазах Насти стоят слёзы.

НАТ.–РАЙОННЫЙ ЦЕНТР,ЗДАНИЕ РАЙОННОГО УЗЛА СВЯЗИ– ДЕНЬ

Иван подъезжает к зданию узла связи на мотоцикле, глушит мотор и направляется к центральному входу.

ИНТ – ВЕСТИБЮЛЬ РАЙОННОГО УЗЛА СВЯЗИ – ДЕНЬ

Иван идёт по длинному коридору с множеством дверей, изучает таблички на дверях. Наконец, у одной из дверей останавливается. На ней вывеска «Районная радиоредакция».

ИНТ – КАБИНЕТ РАДИОРЕДАКЦИИ – ДЕНЬ

Иван заглядывает в дверь. Корреспондент Виктор в кабинете не один. На приёме у него пожилая ГУСТО НАКРАШЕННАЯ ОСОБА с претензией на моду, смахивающая, однако, на рыночную торговку. Увидев Ивана, Виктор откладывает в сторону какие-то бумажки и встаёт навстречу.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
       (пожимая Ивану руку)
Посиди пока.

Иван присаживается на стул, а Виктор возвращается на своё место.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
       (обречённо вздохнув)
Так в чём же претензии, Агния Селивёрстовна?

       ГУСТО НАКРАШЕННАЯ ОСОБА
       (проникновенно)
Понимаете, вы просто пробежали глазами мои строчки, просто пробежали, а их надо слышать, слышать! Вы позволите?

Не дожидаясь ответа, густо накрашенная особа живо поднимается со стула и вдохновенно декламирует.

       ГУСТО НАКРАШЕННАЯ ОСОБА
Ты помнишь, как валялся за амбаром?
Тащить тебя мне не хватало сил.
Какой красивой были бы мы парой,
Мой милый, если б водку ты не пил!

Закончив декламировать, густо накрашенная особа выжидающе-внимательно смотрит на корреспондента Виктора. Он сидит, сморщившись, как от зубной боли, с закрытыми глазами. Иван сдерживает улыбку, в глазах его пляшут весёлые чертики.
Корреспондент Виктор поднимает глаза на собеседницу.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Где вы работаете, Агния Селивёрстовна?

       ГУСТО НАКРАШЕННАЯ ОСОБА
В принципе, я домохозяйка. Но наговорить вам могут многое. Вы не верьте! Семечки, которыми я торгую на вокзале, вовсе не ворованные.

       КОРРЕСПОДЕНТ ВИКТОР
А вот стихи... Да и не стихи это, Агния Селивёрствовна.

       ГУСТО НАКРАШЕННАЯ ОСОБА
Да? А что же тогда?

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Если я скажу «что», Вы обидитесь.

Густо накрашенная особа поджимает губы, молча забирает свои бумажки и идёт к двери. У двери оборачивается.

       ГУСТО НАКРАШЕННАЯ ОСОБА
       (корреспонденту Виктору)
А Вы хам, молодой человек!

Густо накрашенная особа гордо удаляется, громко хлопнув дверью.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Ну, ты видишь, что твориться? Житья не дают! Таким вот, как она, в колхозе быкам хвосты крутить, так нет же… в поэтессы лезут, лезут, лезут!..

Иван кивает на небольшую стопку писем на столе.

       ИВАН
       (весело)
И эти тоже?
       
       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
       (улыбается)
Эти?.. Эти нет. Тут…
       (гладит ладонью по письмам)
…радиослушательницы в любви мне объясняются… заочно.

Иван изумлённо округляет глаза.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Я когда на областном радио на практике был, не верил, когда ребята-редакторы об этом заливали...ну,
 что мужской голос в эфире так воздействует на женскую половину... А теперь...Мне тоже, конечно, лестно, но дело здесь не столько в конкретно моей персоне, сколько в женской психологии… Об этом можно трактаты писать. Ну что ты таращишься? Женщины любят ушами. Это же давно известно… Но, наш брат, российский мужик, в этих тонкостях такой дремучий … Могу даже с большой долей вероятности предположить, что вот у них (кивает на письма) или вообще нет того, кто мог бы ласковые слова на ушко шептать, или рядом такой пень сидит, который только молча сопеть и умеет. Да лапать.

Иван вдруг, будто поперхнувшись, прочищает горло.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Ну, ладно… У меня, между прочим, неприятности были. Из-за тебя. Еле отбился.

Иван заметно мрачнеет.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Ладно, молчу. Так что ты хотел?

       ИВАН
Строят у нас молочный комплекс. Первую очередь давно уж сдали, а вторую… впечатление такое, будто забросили. И никому нет дела. Помоги.

ИНТ. - СТУДИЯ РАЙОННОГО РАДИО – ДЕНЬ

Не спеша вращаются магнитофонные диски, мигают контрольные огоньки на пульте. За пультом сидит звукооператор. Сквозь большое звуконепроницаемое окно виден корреспондент Виктор, сидящий в дикторской у микрофона. Заканчивается музыкальная отбивка, и звукооператор машет корреспонденту Виктору рукой.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
       (в микрофон)
А сейчас наша рубрика «Капля камень долбит». Кто кого – так, очевидно, решил для себя директор комбината строительных изделий товарищ Вахабин, слушая передачи районного радио...

ИНТ. - КУХНЯ В КВАРТИРЕ ДИРЕКТОРА ВАХАБИНА - ДЕНЬ

Толстый лысенький ДИРЕКТОР ВАХАБИН в майке и его ДОРОДНАЯ СУПРУГА в японском халате застыли с выражением ужаса на лицах . Они сидят за столом, уставленным не хилыми яствами, в руках обоих застыли вилки. Из динамика слышится голос корреспондента Виктора.

       ГОЛОС КОРРЕСПОНДЕНТА ВИКТОРА
...Ведь сегодня мы в седьмой раз напоминаем товарищу Вахабину, что в колхозе «Степной маяк» практически остановилось строительство второй очереди молочного комплекса. Редакция выяснила: объективных препятствий нет...

       ИНТ. - СТУДИЯ РАЙОННОГО РАДИО – ДЕНЬ

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
       (продолжает говорить в микрофон)
 ...Главная причина – нераспорядительность и нерасторопность руководства комбината, из-за чего на стройку несколько месяцев не поставляются плиты перекрытия...

       ИНТ. - КУХНЯ В КВАРТИРЕ ДИРЕКТОРА ВАХАБИНА – ДЕНЬ

       ГОЛОС КОРРЕСПОНДЕНТА ВИКТОРА
...Вместо того, чтобы своевременно отреагировать на критику, товарищ Вахабин упорно избегает встречи с нашим корреспондентом. Видимо, он не хочет понять, что...

Дородная супруга в японском халате бросает вилку на блюдо.
       
       ДОРОДНАЯ СУПРУГА
Да что же это такое! Управы на них нет!

Директор Вахабин хватает нож со стола, вскакивает и чиркает ножом по проводу, идущему из радиорозетки к динамику на стене. Радио замолкает на полуслове. А директор Вахабин суетится вокруг супруги.

       ДИРЕКТОР ВАХАБИН
Кисонька, ты только не волнуйся. Меня они этим не проймут. Плиты идут в коопторг к Марку Семёновичу, он овощехранилище возводит, а уж перед ним и райком пляшет...

       ДОРОДНАЯ СУПРУГА
       (жалобно, потирая виски)
Да? Ну тогда ведь можно было просто выдернуть штепсель из розетки!

       ДИРЕКТОР ВАХАБИН
       (заботливо)
Но ведь ты снова бы включила это сбесившееся районное радио, и у тебя опять заболела бы головка, радость моя...

НАТ. - ЗДАНИЕ СЕЛЬСКОГО КЛУБА – ДЕНЬ

Возле здания клуба стоит Иван. Из окон клуба доносится песня в исполнении участниц сельской художественной самодеятельности. Песня прерывается, слышно, как Настя делает замечания исполнительницам. Иван осторожно заглядывает в окно.

ИНТ. - ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ В КЛУБЕ – ДЕНЬ

Зал пуст. На сцене стоят участницы вокального ансамбля – девушки в больших красивых кокошниках и в коротеньких лёгких платьицах с рисунком в крупный горошек – осовремененный народный стиль. Настя стоит внизу у сцены.

       НАСТЯ
Девочки, от разнобоя в голосах мы уже избавились,и это замечательно, но пока абсолютно отсутствует обыгрывание песни мимикой и движениями. Маша и Даша, на припеве поворачиваетесь лицами друг к другу, улыбаетесь и покачиваете головами... Приготовились...начали!

Участницы ансамбля снова поют песню.

НАТ.- ЗДАНИЕ СЕЛЬСКОГО КЛУБА – ДЕНЬ

Иван смотрит в окно клуба. Слышится песня. Иван отходит от окна и в нерешительности останавливается, не зная, что делать. Неожиданно его кто-то издалека зовет по имени.

       ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Ваня, Ва-ань!

Иван поворачивает голову на голос. С противоположной стороны улицы из окна сельской столовой ему машет рукой БУФЕТЧИЦА.

       БУФЕТЧИЦА
Вань, подойди сюда!

Иван подходит к столовой. Буфетчица показывает Ивану пальцем внутрь столовой. Через окно видно, что за столиком перед пустым стаканом сидит подпитый МУЖИК средних лет.

       БУФЕТЧИЦА
(негромко, чтобы мужик не слышал)
Вань, Петька свою норму уже принял, а домой идти не хочет. Ни в какую! Но ему уже хватит, больше ни капли не налью. Христом-богом тебя прошу, выведи ты его отсюда да домой наладь, а то Катька мне всю голову прогрызёт!

НАТ. - УЛИЦА – ДЕНЬ

ИВАН ведёт под руку мужика.

       ИВАН
Да ты, Сашок, я вижу, на ногах нормально держишься. Сам дойдёшь?

       МУЖИК
Чего ж не дойти...

       ИВАН
Ну вот и ладно... Хотя... Послушай, Сашок, не мог бы ты сейчас заглянуть в клуб и вызвать ко мне Настю? А я вон там на скамеечке подожду, ага?

       МУЖИК
Что, плохо?

       ИВАН
Плохо.

       МУЖИК
Внутри горит?

       ИВАН
Горит. И внутри и снаружи. Можно сказать, пылает.

Мужик полупьяно стучит кулаком по левой стороне груди.

       МУЖИК
А здесь болит?

       ИВАН
Болит, Сашок.

       МУЖИК
Сильно?

       ИВАН
Ещё как сильно. Кровью обливается.

Полупьяный мужик идёт к зданию клуба и рассуждает сам с собой.

       МУЖИК
Да-а-а ... до чего бабы доводят... Ванятке плохо... Ванятка кровью обливается...

Иван садится на скамейке под ближайшим домом, откидывается на спинку, запрокидывает голову на солнышко, щурится, закрывает глаза.
Мужик подходит ко входу в клуб.

       МУЖИК
...кровью обливается... кровь... много крови..


ИНТ. - ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ КЛУБА – ДЕНЬ

Мужик входит в зал. Участницы ансамбля и Настя поворачиваются к мужику.

       НАСТЯ
Саша, чего тебе?

       МУЖИК
       (заплетающимся языком)
Настя.. ты вот тут песни поёшь... А там Иван... на скамейке... ему плохо...кровь... много крови... Иван кровью истекает...

Настя бледнеет и срывается с места.

       НАСТЯ
Ваня! Ваня!

Настя стремительно выбегает из зала. Встревоженные участницы ансамбля спускаются со сцены и тоже торопятся к выходу из зала.


НАТ.- УЛИЦА – ДЕНЬ

Настя выбегает из клуба и издалека видит, что Иван сидит на скамейке откинувшись назад и запрокинув голову. Настя стремительно бежит к нему. Иван приоткрывает глаза, видит, что Настя бежит к нему, и снова закрывает их. Настя бросается к нему.

       НАСТЯ
Что с тобой? Тебе плохо? Где кровь?

Из-за угла здания клуба показываются участницы ансамбля в своих сценических нарядах.

Иван открывает глаза, секунду смотрит на Настю. Глаза его вдруг закатываются, голова откидывается назад.

       НАСТЯ
       (чуть не плача)
Господи, да что случилось! Ваня, где болит?

Она склоняется над его лицом. Руки Ивана неожиданно обнимают её, он, подхватив Настю, быстро встаёт и кружит её на руках. Участницы ансамбля растерянно останавливаются. Иван медленно опускает Настю на ноги и целует её. Участницы ансамбля, растерянно улыбаясь, поворачивают назад и скрываются за углом здания клуба. Долгий поцелуй Ивана и Насти.

       НАСТЯ
Боже мой, как же я тебя ненавижу... и люблю!

       ИВАН
Но любишь сильнее?

       НАСТЯ
Да,да...намного сильнее...

       ИВАН
Тогда пойдём, пойдём, скорей

       НАСТЯ
Куда?..

       ИВАН
       (горячо)
Найдём, куда... На сеновал... Невмоготу мне... горю весь... Скорей, пойдём...

Иван настойчиво тянет Настю за руку за собой.

       НАСТЯ
Подожди... Так тебя только это и подгоняет?

       ИВАН
Ну а что ж ещё?

Настя останавливается и вырывает свою руку из руки Ивана. Иван тоже останавливается.

       НАСТЯ
Жеребец ты тупорылый... Пошёл вон!

       ИВАН
       (оторопев)
Да ты что!?.. Я ведь и обидеться могу...

       НАСТЯ
Вот со своей обидой и милуйся!

Настя поворачивается и начинает уходить от Ивана.

       ИВАН
       (громко, ей вслед)
Ты же мне только что о своей любви говорила... Я что, за эти пять минут изменился? ..Так вот он я, перед тобой, такой, какой я есть... Какого ещё принца тебе надо?

       НАСТЯ
       (обернувшись)
Такого, кто о своей любви расскажет.

       ИВАН
Настя... погоди... я это... сейчас... Настя... я...

Настя останавливается. Иван подходит к ней, берёт за руку. Настя ожидает, что он скажет.

       ИВАН
Я... это... ну что ты в самом деле...Пойдём на сеновал, там я тебе всё и скажу...

Настя вырывает руку и что есть силы толкает Ивана в грудь.

       НАСТЯ
Видеть тебя не хочу!

Нога Ивана, отступая, подворачивается на камне, и Иван, потеряв равновесие, неловко взмахивает руками и приземляется на пятую точку. Две сельские тётки, наблюдающие за этой сценой из-за заборов своих дворов, громко охают. Настя поворачивается и быстро начинает уходить.

       ИВАН
       (громко, вслед Насте)
Я такие штуки не прощаю!

Две тётки, глядя в сторону Ивана и Насти, качают головами.

       1-Я ТЁТКА
И какого рожна этой Настьке ещё надо? Такой парень, такой парень!..

       2-Я ТЁТКА
Да, да... Такой парняга!

ИНТ.- СТАРАЯ МТФ – ДЕНЬ

Руки, сжимающие гаечные ключи, напрягаются до дрожи. Из ржавого вентиля струёй бьёт вода, образуя огромную лужу в помещении коровника. Иван и Сергей пытаются устранить течь, а доярки, вооружившись совковыми лопатами, перегоняют разлившуюся воду к выходу.

       СЕРГЕЙ
       (продолжая орудовать гаечным ключом)
Ай да ребятки, ай да молодцы! Не водопровод нам сконструировали, а дождевальную установку. Вот спасибочки!

       ИВАН
       (тоже орудуя гаечным ключом)
Чтоб им премии также обмывать, как мы здесь свои носы умываем! Так же часто и так же обильно.

Вода, наконец, перестаёт хлестать из трубы. Парни бросают инструменты в ящик, смотрят друг на друга, и им становится весело. Оба взъерошенные и мокрые.

       МОЛОДЕНЬКАЯ ДОЯРОЧКА ТОНЯ
На солнышко идите, простудитесь ещё.

Молоденькая доярочка Тоня адресует свои слова вроде бы обоим парням, но смотрит на Сергея. Иван замечает это и понимающе улыбается.

       ИВАН
       ((гикает)
На солнышко!

Парни наперегонки, со смехом, бегут к выходу.

       ДОЯРКА СРЕДНИХ ЛЕТ
       (качая головой)
Ох, Антонина!

       МОЛОДЕНЬКАЯ ДОЯРОЧКА ТОНЯ
       (вскидываясь)
А что? Что я такого сказала?

       ДОЯРКА СРЕДНИХ ЛЕТ
Не пляши ты вокруг бригадира, допляшешься!

       МОЛОДЕНЬКАЯ ДОЯРОЧКА ТОНЯ
А если нравится, ну?

       ДОЯРКА СРЕДНИХ ЛЕТ
       (многозначительно)
Иван Насте тоже нравился... С ними, стервецами, ухо востро держать надо!

НАТ. - ЛУЖАЙКА НЕПОДАЛЁКУ ОТ СТАРОЙ МТФ – ДЕНЬ

Иван и Сергей лежат на траве, обсыхают на солнышке. Здесь же, на лужайке, неподалёку от парней торчит воткнутая в землю палка с прикреплённой табличкой «Место для душевных бесед и раздумий. Коровам не ходить».


       ИВАН
В соседнем «Авангарде» с поилкой тоже мучились, я в районке читал. А потом пораскинули мозгами и что-то наподобие сообщающихся сосудов соорудили. Вода до коров самотёком идёт.

       СЕРГЕЙ
А что, удобно.

       ИВАН
И не так уж сложно. Разве мы с тобою хуже?

Сергей блаженно потягивается, прищуривается.

       СЕРГЕЙ
Во-первых, заменим корыта... Во-вторых, скажу я тебе, работать мне с тобой, Ванёк, в удовольствие. Вместе мы и не то наворотим... Послушай... может, махнём сегодня вечерком на Дальний пруд?

       ИВАН
Там клюёт неважно.

       СЕРГЕЙ
Да я не про то... На колхозный птичник, к птичницам. Там бабёнки разбитные дежурят, поладим.

Иван садится на траве, смотрит на Сергея.

       ИВАН
Ты, по-моему, Тоне нравишься...

Сергей тоже садится. Парни закуривают.

       СЕРГЕЙ
Тоня...Девчушка ещё. Доверчивая и глупенькая, сама не знает, чего хочет. Зачем ей жизнь портить?..
А на птичнике бабёнки разбитные дежурят, поладим... Ну так как?

       ИВАН
       (мнётся)
Да я даже и не знаю...

       СЕРГЕЙ
Не понял. Ты что, не горишь, что ли?

       ИВАН
Да я-то всегда горю...

       СЕРГЕЙ
А я – так пылаю!.. И чего теперь делать прикажешь? Период сухостоя слишком затянулся!.. Для Маринки я непрестижным женихом оказался. Как написал ей в Новороссийск, что на колхозной ферме работаю, так она сразу ручкой и сделала. И с горизонта исчезла. Все эти наши надои, случки и отёлы очень пугают нежные городские ушки. А я-то, глупый, размечтался, как руку и сердце ей предложу... Вот послушался бы своего мичмана, в белом кителе ходил бы сейчас по набережной... Такие вот яйца всмятку...А на птичнике бабёнки разбитные, поладим...

       ИВАН
Да с чего ты взял, что разбитные? Ты туда уже нырял что ли?

       СЕРГЕЙ
Да нет... Парни уверяют. Причём настойчиво.

       ИВАН
Да трепятся они... балаболы-дрочильщики, желаемое за действительное выдают. А мы напоремся на свою голову.

       СЕРГЕЙ
Ты мне друг или не друг?

Сергей смотрит на Ивана. Иван смотрит на Сергея.

НАТ. – КОЛХОЗНЫЙ ПТИЧНИК – НОЧЬ

Светит луна, звенят цикады. На фоне тёмных контуров колхозного птичника выделяются светящееся окошко небольшой бытовки. Вдруг слышится какой-то шум, грохот, крики. Раздаётся громкий женский клич:

       ЖЕНСКИЙ КЛИЧ
Бабоньки, полундра!

Тотчас зажигаются ещё насколько окошек в соседних бытовках. Дверь первой бытовки распахивается, из неё выскакивают Иван и Сергей. Кто-то выплёскивает на них два ведра воды.

       1-Й ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
       (вслед парням)
Если птичницы, так что!?

Иван и Сергей пробегают мимо следующей бытовки. Опять на них выплёскиваются два ведра воды.

       2-Й ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Как птичницы, так что теперь!?

Иван и Сергей бегут дальше. У третьей бытовки на них снова выплёскиваются два ведра воды.

       3-Й ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Раз птичницы, так и что, всё позволено? Ты посмотри, что творится! Что ни вечер, то наезды, что ни ночь, то набеги! Ах вы, кобели проклятые!

НАТ. - У ПОРОГА СЕЛЬСКОГО МАГАЗИНА - ДЕНЬ

Группа молодых женщин, прыская от смеха, что-то весело обсуждает. К ним подходят другие односельчанки. Слышатся фразы : «Слыхали, что вчерась на колхозном птичнике было?...», «Ваньку с Серёгой на подвиги потянуло...», «Уж водичкой-то их бабоньки окатили, так окатили!», «Да-а, хорошенько вымыли!»...

ИНТ.- В СЕЛЬСКОМ МАГАЗИНЕ – ДЕНЬ

Продавщица за прилавком отпускает Насте товар. Через большое раскрытое окно и раскрытую дверь им обеим хорошо видно и слышно, о чём идёт весёлый разговор женщин у порога магазина.

       ПРОДАВЩИЦА
       (Насте, сочувственно)
Ну, уцепились, как собаки за мосол...Теперь пока добела всё не выгрызут, не успокоятся...
       
Настя молча складывает продукты в сумку.

       ПРОДАВЩИЦА
А что с парней-то возьмешь? Они ж мужики, молодые да горячие. Жениться им давно пора.

       НАСТЯ
Спасибо, Маша. Пойду я.

НАТ. - У ПОРОГА СЕЛЬСКОГО МАГАЗИНА – ДЕНЬ

Среди женщин, собравшихся у порога магазина, своей статью и дородными формами выделяется молодая СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА.

       СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА
А я, бабоньки, своё средство применяю, чтобы мой мужик никуда не бегал... До изнеможения его довожу. Для моего Василия режим установлен чёткий: утром - с меня на трактор, в обед - с трактора на меня, потом – снова на трактор, а вечером с трактора – опять на меня. В перерывах очень сытно, до отвала кормлю.

Бабоньки хохочут. Настя выходит из дверей магазина и идёт по улице. Через несколько секунд её нагоняет симпатичная бабёнка.

       СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА
Настён, чего мимо проплыла, нам же по пути...

       НАСТЯ
Ты была так увлечена обсуждением главной новости дня...

       СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА
Да такие новости почти каждый день... Ты вроде как обиделась?

       НАСТЯ
Да мне-то что?

       СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА
«Что, что»... Проворонишь Ивана, потом поздно будет.

       НАСТЯ
Твоя ли это забота, Оля?

       СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА
Не моя, конечно. Извини, что влезла. Просто... времечко только кажется долгим, а на самом деле бежит, не останавливается... Я уж и на себе морщинки замечаю... А посмотри вон, баба Валя с дедом Мишей через дорогу идут, еле ноги передвигают...

Невдалеке через улицу медленно переходят старичок со старушкой, она – сгорбленная, он – с палочкой в руке.

       СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА
А ведь какие были красивые, молодые, здоровые – я у них в альбоме фотографии смотрела... И мы к тому же придём, никуда не увернёмся... Чего ж время-то терять?.. Ты для Ивана создана, а он для тебя. Всем в селе это видно и ясно, как божий день, только вот сами вы с ним никак не растелитесь.

       НАСТЯ
Спасибо, Оля, за заботу. Занимайся своим Василием.

       СИМПАТИЧНАЯ БАБЁНКА
       (улыбнувшись)
А как же!. Сейчас, вот, на тракторе на обед приедет... Ну, пока. Не обижайся, Настюш.

Симпатичная бабёнка сворачивает к своей калитке. Настя кивает ей на прощанье головой и продолжает идти дальше. Под кроной развесистого дерева останавливается и оборачивается назад. Старичок со старушкой всё ещё переходят дорогу.
Настя задумчиво переводит взгляд на листву дерева. Перед её глазами по веточке ползёт божья коровка.

ЧЕРЕЗ ВСПЫШКУ ВОСПОМИНАНИЕ НАСТИ:

НАТ.- В ВЫСОКОЙ ТРАВЕ НА ЛУГУ -ДЕНЬ

По голому плечу Ивана ползёт божья коровка. Плечо Ивана ритмично двигается. Лицо Ивана над Настиным лицом, глаза его закрыты. Вокруг высокие стебли травы и цветов, вверху- синее небо... Ресницы Насти полусмежены. У её лица ритмично двигается плечо Ивана. По его плечу ползёт божья коровка.

ЧЕРЕЗ ВСПЫШКУ ОБРАТНО:

Настя неподвижно стоит под деревом. По лицу её двигаются тени от шевелящейся листвы. Перед глазами божья коровка, ползущая по веточке. По щеке Насти скатывается слеза. Слышится звук работающего двигателя. Настя поворачивает голову. У двора, куда свернула симпатичная бабёнка, останавливается трактор. Из кабины выскакивает крепкий мужичок и бежит к калитке.

НАТ. - ВО ДВОРЕ АЛЁНЫ, В САДУ – ДЕНЬ

Скрип-скрип, кочи-кочи. Алёна и Изольда Матвеевна лениво покачиваются в гамаках – две странные большие птички с журналами в руках.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (листнув страницу)
Читала?

       АЛЁНА
Что там?

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (зачитывает)
Данные некоторых исследований свидетельствуют, что браки, заключённые по рассудку, оказываются более устойчивыми, чем браки, мотивом которых была пылкая любовь. И если считать критерием счастья именно прочность брака, то такие семьи часто можно считать и счастливыми. Надёжность, спокойствие – разве этого мало?

       АЛЁНА
Что же здесь нового?

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Нового, конечно, ничего. Но очень верно, по-моему. Наконец-то это стали понимать и там.

       АЛЁНА
Где «там»?

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Ну...там... в газетах и журналах, например, А то ведь раньше что - «умри, но ни поцелуя без любви»... Сказано, конечно, очень эффектно,но любовь – штука эфемерная, увидеть её трудно, да и не перед каждым она летает...

Алёна пожимает плечами.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Кстати... этот твой механизатор или как его... о свадьбе пел, а теперь и не показывается. Тебе не кажется это подозрительным?

       АЛЁНА
       (неохотно соглашаясь)
Да, это странно.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Чего же ты ждёшь? Тебе уже не двадцать.

       АЛЁНА
       (недовольно качнувшись в гамаке)
Не могу же я сама бегать за ним!

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (веско)
Ещё чего! Этого вовсе не требуется. Но есть тысячи способов, прибегнув к которым, ты сможешь прозондировать обстановку и тщательно разобраться в ситуации.

       АЛЁНА
Я уже думала...Можно было бы с моим классом поехать в его колхоз на экскурсию...

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Что ж, неплохо. За чем же остановка?

       АЛЁНА
Школьный автобус в ремонте. Да и каникулы ещё не кончились, ребят в ближайшие дни не соберёшь...

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (рассержено)
Какая ты глупая, однако. Выжидать нечего! Договоришься с Еленой Николаевной и отправишься в колхоз с её отрядом из пришкольного летнего лагеря. Она будет бесконечно рада свалившемуся на неё выходному дню. Теперь автобус...
       (кричит куда-то в сторону)
Кирю-у-у-ш!...

На дальней грядке поднимает голову и выжидающе замирает Кирюша – супруг Изольды Матвеевны, в майке и трико, с пучком выдернутых сорняков в руке.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (капризно)
Кирюш, Алёнчику к пятнице будет нужен автобус.

Кирюша согласно кивает головой
       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (супругу)
Ну, работай пока...

Супруг снова склоняется над грядкой. Выпятив губки, Изольда Матвеевна отпивает соку из бутылочки с яркой наклейкой и откидывается в гамак.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Между прочим... чего не сделаешь ради родной дочери... Я наводила справки, если тебе интересно, конечно...
       (видя, что Алёна ждёт)
Оказывается, у твоего колхозника была история с какой-то Настей. Она даже собиралась за него замуж... Но и это ещё не всё...
       (сделав выразительную паузу)
...Оказывается, он проворовался, и у него конфисковали автомобиль!

НАТ.- КОРПУС НОВОГО МОЛОЧНО-ТОВАРНОГО КОМПЛЕКСА -ДЕНЬ

ИНТ.-ВНУТРИ НОВОГО МОЛОЧНО-ТОВАРНОГО КОМПЛЕКСА -ДЕНЬ

Группа школьников и Алёна в накинутых на плечи белых халатах идут по центральному проходу. Их сопровождает пожилая ЗАВЕДУЮЩАЯ КОМПЛЕКСОМ. Пожилые доярки в белых халатах, занимающиеся своими делами, приветливо улыбаются экскурсантам. Коровы в стойлах, вокруг чистота, новое оборудование. Детям интересно, новый комплекс произвёл на них впечатление, но Алёне пребывание здесь не нравится. Ей здесь явно неуютно. Неожиданно появляется корреспондент Виктор со своим микрофоном. О чём-то говорит с заведующей комплексом, с явным интересом разглядывая при этом Алёну. Алёна начинает слегка манерничать.

Чуть позже: одна из школьниц даёт интервью корреспонденту.

       ШКОЛЬНИЦА
       (в микрофон, смущаясь)
А мы думали, что на фермах коров руками доят... Вернее,по телевизору, конечно видели про автоматизацию и всё такое... но не знали, что это и у нас в районе... И здесь, оказывается, очень чисто!...

       ЗАВЕДУЮЩАЯ КОМПЛЕКСОМ
       (ласково, школьнице)
Это ещё не всё, девонька! Сейчас вот покажем, как у нас теляткам живётся. Там-то и переобуться придётся.

Во время беседы корреспондент Виктор не только подбадривающе кивает говорящей школьнице, но и с интересом поглядывает на Алёну, явно любуясь её лицом и фигурой. Алёне это начинает всё больше нравиться. Наконец, Виктор выключает магнитофон, сматывает микрофонный шнур и, скользнув взглядом по Алёне, куда-то исчезает. А экскурсантов приглашают пройти в другое отделение.

НАТ.- КОРПУС НОВОГО МОЛОЧНО-ТОВАРНОГО КОМПЛЕКСА -ДЕНЬ

У корпуса стоит корреспондент Виктор, поглядывая на дверь центрального входа. Он ожидает. Наконец, из двери выходят школьники и Алёна. Корреспондент Виктор быстро приближается к ней.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Вы верите в судьбу?

       АЛЁНА
       (с некоторым вызовом)
А Вы?

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Начинаю верить. Приехал сюда по сугубо прозаической причине – тут у них не всё так гладко и чисто – а случайно увидел Вас, и из прозы меня неудержимо потянуло в лирику. Что бы это значило?

Алёна улыбается, смотрит на Виктора, пожимая плечами – ей очень нравится такое внимание к ней.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Долго ли Вы ещё пробудете здесь?

       АЛЁНА
Нам обещали показать ещё старую ферму.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
А, ясно – день нынешний и день вчерашний! Что ж, очень яркое будет сравнение. Мне, к сожалению, нужно ехать, и я – пусть это вас не удивляет, - я чувствую, что мне уже не будет хватать Вашей улыбки. Может быть, в городе Вы найдёте возможность подарить мне её снова?
       АЛЁНА
       (слегка манерничая)
Снова? Я ещё ничего никому не дарила...

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Но ваш легкий, воздушный, неожиданный образ...здесь...
       (неопределённо, словно в воздух, машет рукой в сторону бетонного молочно-товарного корпуса)
Может быть, сама судьба вручает мне такой подарок, а я.., а мы с Вами ... ещё не знаем об этом?

       АЛЁНА
Может быть...

НАТ. - СТАРАЯ МТФ – ДЕНЬ

Лопата с силой и хлябающим звуком вонзается в навозную кучу. Иван набрасывает навоз на скрипящий и дёргающийся старенький транспортёр, по которому навоз ползёт и ссыпается в большую тракторную тележку. На ногах Ивана высокие резиновые сапоги, измазанные навозной жижей, чавкающей под ногами. Куча навоза огромная, убавляться не торопится. В какой-то момент Иван останавливается передохнуть. И вдруг резко поворачивает голову назад.
На небольшом взгорке, метрах в тридцати от него, не ближе, иначе можно запросто увязнуть в грязи, стоит группа школьников. И среди них Алёна. Все стоят и молча таращатся. А колхозный «экскурсовод»» (это всё та же заведующая новым молочно-товарным комплексом), увидев, как Иван обернулся, вдруг спохватывается и объявляет:
       ЗАВЕДУЮЩАЯ КОМПЛЕКСОМ
       (не без гордости)
Ну, вот теперь вы, ребятки, сами почувствовали разницу между тем, что я вам показывала там, на своём комплексе,и тем, что вы увидели здесь. Вот подрастёте, и мы приглашаем вас работать в колхоз, но, конечно, не на эту ферму, потому что дни её сочтены.
       (Ивану, громко)
Ты извини, Ваня, что сразу тебя не окликнула.. Надо же было ребятам посмотреть, как оно даётся иногда, молочко-то!

       ИВАН
       (усмехнувшись)
«Иногда!»

Иван втыкает лопату в кучу навоза и решительно направляется к Алёне.

       ЗАВЕДУЮЩАЯ КОМПЛЕКСОМ
Пройдёмте, ребятки, дальше.

Школьники уходят. Алёна остаётся. Она с изумлением смотрит на измазанные Ивановы сапоги, его старые брюки, старую куртку, испачканные руки.
 
       ИВАН
       (виновато)
Послушай, Алёна, мне нужно тебе объяснить...

       АЛЁНА
       (прерывает его)
Ничего не нужно объяснять, теперь это не требуется.

       ИВАН
       (двинувшись ближе к Алёне)
Да, но...

       АЛЁНА
       (испуганно взмахнув наманикюренной ручкой)
Пожалуйста, не подходи...

На скулах Ивана заиграли желваки.

       ИВАН
Вот оно что... Ну да! Изольда Матвеевна умерла бы от ужаса.

Алёна молча кривит губки, не зная, что сказать.

       ИВАН
Колхозник, чего там...Ванька, одним словом. Имя теперь не модное.

Алёна слегка пожимает плечами.

       АЛЁНА
Извини... меня ждут.

НАТ.- ДОМ АЛЁНЫ, ВИД С УЛИЦЫ – ДЕНЬ

К дому Алёны подъезжает на автомобиле корреспондент Виктор.

ИНТ. - В ДОМЕ АЛЁНЫ – ДЕНЬ

Изольда Матвеевна застывает с маникюрной кисточкой в руке. В раскрытое окно она видит, как отворяется калитка во двор и из-за неё появляется чья-то голова. Это корреспондент Виктор. Он вертит головой, осматриваясь.

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
Это что ещё за явление?

Алёна вскакивает с дивана.

       АЛЁНА
Это за мной!
       (машет рукой в окно)
Сейчас!

Голова корреспондента Виктора обрадованно кивает и скрывается за калиткой. Алёна возбуждённо и нетерпеливо бегает по комнате в поисках своей шляпы.

       АЛЁНА
Где моя шляпка?
       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (невозмутимо)
Он кто?

       АЛЁНА
Корреспондент...Ах, мама, ну где же? Тут ведь была!

       ИЗОЛЬДА МАТВЕЕВНА
       (невозмутимо)
В шкафу. Так бы и валялась, если бы я не убрала... Корреспондент... Звучит уже по-иному, хотя тоже не бог весть что.

       АЛЁНА
       (раздражённо роясь в шкафу)
Да ну тебя!

НАТ. - ДВОР ДОМА АЛЁНЫ – ДЕНЬ

Алёна спархивает с крыльца и бежит по дорожке, ведущей к калитке. Из раскрытого окна её сопровождает свистящий шёпот Изольды Матвеевны.

       СВИСТЯЩИЙ ШЁПОТ ИЗОЛЬДЫ МАТВЕЕВНЫ
Не теряй бдительность!

Алёна машет рукой: отстань!

НАТ. - НА УЛИЦЕ ПЕРЕД ДОМОМ АЛЁНЫ – ДЕНЬ

Алёна выскакивает за калитку и... глазам своим не верит: корреспондент Виктор ждёт её у сверкающего «Москвича», галантно открыв дверцу.

       КОРРЕСПОНДНЕНТ ВИКТОР
Прошу!

       АЛЁНА
       (счастливо звенящим голосом)
Ах, да Вы с машиной! А я думала, на автобусе трястись будем.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Такая красивая женщина – и на автобусе? Как можно!

Они усаживаются в автомобиль.

ИНТ. - САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ

       АЛЁНА
       (всё ещё не веря)
Но ведь её же у вас не было. В колхоз Вас на каком-то «бобике» привозили, я видела.

Корреспондент Виктор шутливо округляет глаза.

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
Однако, Вы всё про меня знаете...
       (приближает к ней лицо)
Предки подбросили.
       
Виктор неожиданно целует её в щёчку. Алёна мило и игриво грозит ему пальчиком.

       АЛЁНА
Куда едем7

       КОРРЕСПОНДЕНТ ВИКТОР
О, я знаю одно озеро. Это не так далеко. Я хочу, чтобы мы полюбовались на него вместе. Тишина, красота и спокойствие. Нам никто не будет мешать.

НАТ. - ОЗЕРО – ДЕНЬ

Иван и Сергей вылазят на берег из воды и ложатся на траву, подставив солнцу мокрые спины. Блестят на коже капельки воды. Тихо. Хорошо. Парни блаженно закрывают глаза.
...Раздаётся шум автомобильного мотора. Не поднимая головы, Иван приоткрывает глаза. На некотором отдалении от парней на берегу останавливается «Москвич». Сквозь полусмеженные ресницы Иван видит, что в автомобиле сидят он и она. Кажется, поцеловались. Потом хлопают дверцы, и из «Москвича» выходят ... корреспондент Виктор и Алёна. Иван тихо присвистывает и резко садится.

       СЕРГЕЙ
       (лениво, не открывая глаз)
Чего там?

       ИВАН
Оч-чень забавно!

Иван вдруг вскакивает и решительно направляется в сторону приехавших. Сергей удивлённо поднимает голову.

       СЕРГЕЙ
       (вслед Ивану)
Эй, я бы людям не мешал!

Алёна и Виктор узнают в приближающемся к ним парне Ивана. Алёна до некоторой степени напугана. Вид Ивана не предвещает ничего доброго. Виктор же, ничего не подозревая об отношениях Ивана с Алёной, улыбается и ждёт, чтобы пожать Ивану руку. Однако, дальнейшие действия Ивана повергают его в недоумение. Иван останавливается у «Москвича» и отвешивает Алёне глубокий манерный поклон. Алёна нервно передёргивает плечами: ну-ну, что ты ещё выкинешь! На лице Виктора появляется выражение недоумения. Иван пинает ногой в колесо автомашиныы.

       ИВАН
Красиво живут наши журналисты. Себе, что ли, пойти? Или мне уж поздновато переквалифицироваться, а?.. А, может, того... тёму не хватит?
       ВИКТОР
       (с иронической усмешкой)
Ты, кажется, завидуешь? Не переживай. Машина не моя.

       АЛЁНА
       (Виктору)
Как? Она чужая?

       ВИКТОР
       (Алёне, тихо)
Ну почему... Эта машина не моя, но моих родителей.

Виктор мягко дотрагивается до руки Алёны. Этот жест приводит Ивана в бешенство.

       ИВАН
Дама, я вижу, не в курсе! Очень неосторожно с Вашей стороны, сударь. Второго автомобильного удара дама может и не перенести. Современные невесты, они ведь какие? Есть колёса – жених, укатили колёса – не жених!

       АЛЁНА
Дурак! Про твою историю с машиной я после узнала. И я не виновата, что ты столько времени не заявлялся...

       ВИКТОР
Так вы знакомы...и не просто знакомы...

       АЛЁНА
Да. Это мой бывший... ухажёр.

Иван долгим взглядом смотрит на Алёну.

       ИВАН
Я думал, ты лебедь. А ты щука.

       ВИКТОР
       (нахмурившись)
Эй, парниша! За такие штучки дают по физиономии.

Иван грудью прёт на Виктора.
       
       ИВАН
А ну дай, дай! Ну, чего же ты? Кишка тонка?

Виктор молчит, потом пожимает плечами и с размаху двигает кулаком Ивану в челюсть. Иван еле удерживается на ногах, бросается на Виктора. Парни, что называется, сцепились.

       АЛЁНА
       (визжит)
А-а-а! Прекратите! А-а-а!..

Подбегает перепуганный Сергей и бросается разнимать парней.
… Корреспондент Виктор собирает вещи и бросает их в багажник, изредка сплёвывая кровь. Иван хмуро смотрит на него. Сергей стоит между ними. Алёна сидит в автомобиле. Виктор захлопывает багажник и поворачивается к Ивану.
       
       ВИКТОР
Спасибо за приятный отдых.

       ИВАН
       (выдавливает из себя)
Ладно, извини…

Иван смотрит на Алёну. Она сидит в «Москвиче», отвернувшись.

       ИВАН
       (повысив голос)
Извини, Алёна!

Алёна фыркает и не поворачивается.
…«Москвич» уже кажется черепашкой, взбирающейся на холм.

       ИВАН
       (то ли Сергею, то ли самому себе)
А ведь я её не любил.

НАТ. - У СТАРОЙ МТФ – ДЕНЬ

Под навесом стоят в ряд бидоны с молоком. Иван с Сергеем ожидают чего-то в тени на длинной скамейке, но Сергей Шевцов не может усидеть на месте.

       СЕРГЕЙ ШЕВЦОВ
Ёлки-палки!... Сколько уже?

       ИВАН
       (взглянув на часы)
Половина третьего.

       СЕРГЕЙ ШЕВЦОВ
Миром правит закон подлости. Только-только в люди стали выбиваться, молоко первым сортом пошло – так на же тебе!.. Если вовремя не доставим, кислотность повысится – и опять в ту же яму съедем.

Из здания коровника выходит молоденькая доярочка Тоня.

       ТОНЯ
Сергей Артёмович, а что если бидоны с молоком мокрыми полотенцами укрыть? Вода при испарении выделяет холод.

       СЕРГЕЙ
Чего же ты раньше молчала? А ну мигом!

Доярочка Тоня исчезает в помещении, откуда вскорости начинают выскакивать доярки и суетиться у бидонов.

       СЕРГЕЙ
А ещё говорят, зачем дояркам физика!

Перед Сергеем вновь возникает молоденькая доярочка Тоня.

       ТОНЯ
Снимите халат.

       СЕРГЕЙ
А это ещё зачем?
Во-первых, полотенец не хватает. Во-вторых, ему уже давно пора в стирку.

Сергей возмущённо хмыкает, но халат снимает, искоса смотрит, как Тоня идёт к дояркам. Иван улыбается.

       ИВАН
А раньше бывало, чтобы грузовик с молзавода не приходил?

       СЕРГЕЙ
Редко. Если поломка какая... Слушай, может и в самом деле обломались?

       ИВАН
Давай я на тракторе сгоняю. Погрузим бидоны в тележку – и айда!

       СЕРГЕЙ
Не положено.

       ИВАН
А молоку киснуть положено?

       СЕРГЕЙ
А как на спуске с поворотом? Бидоны так и покатятся...

       ИВАН
Я осторожно. Минут за сорок доставлю.

       СЕРГЕЙ
А ГАИ?

       ИВАН
Да проскочу!

Сергей рубит рукой воздух.

       СЕРГЕЙ
Цель благородная! Давай грузить.

НАТ. - РАЙОННЫЙ МОЛЗАВОД – ДЕНЬ

К проходной молзавода подъезжает трактор с тележкой. Иван выпрыгивает из кабины и подходит к окошку вахтёра. Никого не видно.

       ИВАН
Эй, на палубе! Молочка не желаете?

Лениво появляется вахтёр.

       ВАХТЁР
Откуда такой прыткий?

       ИВАН
Из «Степного маяка».

       ВАХТЁР
А чего? Туда ведь наши поехали.

       ИВАН
Загорают ваши на дороге. Кардан у них полетел.

       ВАХТЁР
Опять Васька намучается с этой машиной... Когда её только спишут, господи!

Вахтёр подходит к щитку и нажимает кнопку. Ворота открываются.
Рабочие разгружают бидоны с молоком. Иван заходит в вахтёрскую и глаза его округляются от удивления. Нацепив на нос очки, вахтёр сидит с неприступным видом и вяжет спицами что-то похожее на кофточку.

       ИВАН
Накладные где отметить?
       ВАХТЁР
(не отрываясь от вязания)
По коридору налево.

       ИВАН
А по цеху пройтись можно?

       ВАХТЁР
Чего это ради?

       ИВАН
Интересно ведь.

       ВАХТЁР
Посторонним нельзя.

       ИВАН
Это я-то посторонний.

       ВАХТЁР
Ты. И отстань – у меня «букле» не получается.

       ИВАН
Кому вяжете? Внучке?

       ВАХТЁР
Внучке. А что такое?

       ИВАН
Молочко-то внучка лю-юбит!

       ВАХТЁР
Скажешь тоже! Я её сливками выпаиваю.

       ИВАН
Вот-вот. А мы, значит, посторонние?

       ВАХТЁР
Ладно, знаю, куда гнёшь. Вон халат висит, накинь.

ИНТ. - ЦЕХ МОЛЗАВОДА – ДЕНЬ

Работают автоматы по розливу молока. Наблюдать за этим Ивану интересно. Но вот он проходит дальше, и на лице его отражается недоумение. У сепараторной установки урчит, дрожит работающий насос. Из-под прокладок выбиваются белые струйки молока и стекают на пол, образуя белый ручей, который исчезает в канализационной решётке. Мимо проходит РАБОТНИЦА завода.

       ИВАН
Послушайте...
(показывает рукой на белый ручей)
...у вас ничего не болит?

Работница зло громыхает пустыми бидонами, погружая их на электрокар.

       РАБОТНИЦА
Болело! Да болеть сколько? Привыкли уже. Говори – не говори, один чёрт, всё, как было, так и останется, пока у нас этот бездельник сидеть будет.

       ИВАН
Бездельник – это кто, директор?

       РАБОТНИЦА
Ну а то кто ж? Директор! Ему сейчас не до нас – оне дачу строят!.. Здесь рекой льётся, а на проходной если с одним пакетиком поймают, дак всю душу вытрясут!

Работница со злостью садится на электрокар и уезжает.

ИНТ. - РЕДАКЦИЯ РАЙОННОГО РАДИО – ДЕНЬ

Корреспондент Виктор в кабинете один, он что-то печатает на старой пишущей машинке. Под глазом у Виктора синяк. Распахивается дверь, и на пороге кабинета появляется Иван. Виктор с некоторой настороженностью поднимается из-за стола.

       ИВАН
Фингал под глазом ещё не прошёл?

Подаёт Виктору руку. Виктор секунду медлит, но потом подаёт свою.

       ВИКТОР
Ничего. Говорят, до свадьбы заживает. А у меня с Алёной скоро свадьба.

       ИВАН
Вот как... Ты серьёзно?

       ВИКТОР
Почему же нет? Тебя пригласить?

       ИВАН
       (помедлив)
Нет, не надо... Но счастья я вам пожелаю.

       ВИКТОР
(потрогав синяк под глазом)
Спасибо...А тебя дело?

       ИВАН
Хочу предложить новую тему в твою рубрику «Капля камень долбит»... ну, или что-нибудь в этом роде. Тебе ещё не приходилось бывать на районном молзаводе?..

       ВИКТОР
Ещё нет.

       ИВАН
Наши девчата выходных с коровами не знают, а у этих тут в цеху сливки ручьём в канализацию стекают. И начальству по барабану. Разве не скотство?

       ВИКТОР
Это точно?

       ИВАН
Сам любовался.

       ВИКТОР
Тогда я народный контроль подключу. Вместе и налетим.

Иван смотрит на Виктора.

       ИВАН
Чем же ты так Алёну взял? Я ведь её знаю... первому встречному она на шею не бросится.

       ВИКТОР
       (нахмурившись)
Что бы ты там ни знал, давай закроем эту тему.

       ИВАН
Да я понять хочу...

       ВИКТОР
Потому что ты не для Алёны, а Алёна не для тебя. У Алёны с тобой и не могло быть того будущего, какое будет со мной...

       ИВАН
Вот как! То есть, ты - чистый белый воротничок, а я - чумазый грязный угольщик... вернее, жук навозный?

       ВИКТОР
Вовсе нет. Я не это хотел сказать. Может, ты даже в большей степени, чем я, способен окружить кого-то заботой и счастьем, но... это должна быть именно твоя половинка. Алёна явно не твоя. Она моя. Понял?

       ИВАН
       (усмехнувшись)
Да твоя, твоя... Скажи спасибо, что я сберёг её для тебя, как говорится, в целости и сохранности...

       ВИКТОР
       (тоже усмехнувшись)
Да уж, ты бы сберёг, если бы она сама себя не сберегла... Но я не из тех, кто упрекнул бы девушку за то, что было до меня... если бы что-то было. Я всегда смотрю не в прошлое, а в будущее.

НАТ. - У ЗДАНИЯ СТАРОЙ МТФ – ВЕЧЕР

Иван вешает амбарный замок на старых расшатанных воротах загона. Сергей направляется к своему мотоциклу.

       СЕРГЕЙ
Ты со мной?

       ИВАН
Нет, я сегодня прогуляюсь.

Сергей уезжает на мотоцикле. Иван отряхивает брюки, поправляет ворот рубашки, причёсывается, заглядывая в небольшое круглое зеркальце, прикреплённое к какому-то кривому столбу.

НАТ. - СЕЛЬСКАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР

Иван идёт по улице. У дома тётки Лукерьи, где теперь живёт Настя, замедляет шаги, вытягивает шею, чтобы посмотреть, что там, во дворе. И неожиданно, нахмурившись, останавливается. Иван видит, как Настя сливает из ковша воду молодому мужчине, раздетому по пояс, а тот, фыркая, умывается, моет шею и плечи. Это МИХАИЛ, бывший Настин муж. На плече у Насти цветастое полотенце Здесь же суетится Лукерья – что-то для ужина собирает. По лицу Ивана видно, что он начинает заводиться. Сдерживается, стараясь себя успокоить. Через секунду Иван решительно толкает калитку кулаком.

НАТ – ДВОР ТЁТКИ ЛУКЕРЬИ - ВЕЧЕР

       ИВАН
       (Лукерье, непринуждённо)
А не помочь ли Вам чем, тётя Луша? Чай, одна живёте, без мужика. Трудно, небось?

Михаил поднимает голову. У Насти взгляд насторожённый.

       ЛУКЕРЬЯ
Дак сам знаешь, Ваня... Курятник, вот, до сих пор незаваленный так и стоит, глаза мозолит. У других-то теперь всё по-культурному – вся живность на задних дворах, у порогов цветочки пахнут, а у меня птицей несёт...

Иван по-хозяйски осматривает древнее строение.

       ИВАН
Музей!.. Ну, это мы мигом.

       ЛУКЕРЬЯ
Дак смеркается уже... Может, ты бы лучше завтрева пораньше подошёл?

       ИВАН
       (глядя на Настю и Михаила)
Никогда не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня. А то ведь, думаешь, что успеешь, глядь – а в гнезде уже другой селезень сидит!

Лукерья глазом моргнуть не успевает, как Иван разгоняется и с громким уханьем двигает плечом в стену. Сооружение тут же рушится, обдав Ивана облаком пыли.
Молодой мужчина морщится. Настя хмыкает. Лукерья всплескивает руками.

       ЛУКЕРЬЯ
Саман-то не кроши! Я думала, ты поштучно разбирать будешь - какой-никакой, а в хозяйстве сгодится...

Иван протирает глаза от пыли и видит, как Михаил с лёгким недоумением и вроде бы даже как с иронией наблюдает за ним.

       ИВАН
Будет и поштучно, коли надо.

Нагибается и берёт в руки большой уцелевший саман.

       МИХАИЛ
       (с иронией)
Может, подсобить?

       НАСТЯ
       (с укором)
Миша!

       ИВАН
       (вскинувшись)
А-а- а... Миша - подсобляльщик выискался!..

Иван бросает саман на землю, тот тут же разваливается на части, а Иван быстро подходит к молодому мужчине.

       ЛУКЕРЬЯ
       (Насте)
Вёдра, ведра...

На скамейке стоят два полных ведра с водой.

       ИВАН
       (глядя на Михаила в упор)
Ты мне уже подсобил... и хорошенько, видать, подсоблял, раз тебя тут так заботливо водицей омывают да рушниками утирают...Верхнюю часть уже обработали, а до нижней дойти ещё не успели – нежданный гость помешал!

       НАСТЯ
Иван!
 
       ЛУКЕРЬЯ
О господи! Ванька, не заводись!

       МИХАИЛ
       (выдерживая взгляд Ивана)
Мы без посторонних разберёмся...

       ИВАН
А-а-а, без посторонних, значит!..

Иван с рыком бросается на Михаила, тот сопротивляется, завязывается борьба.

       НАСТЯ и ЛУКЕРЬЯ
Прекратите!

Настя и Лукерья хватают со скамейки вёдра с водой и выплёскивают на сцепившихся мужчин. Это не помогает. Тогда Настя с размаху бьёт Ивана пустым ведром по голове. Раздаётся характерный звук пустой посудины. Иван изумлённо поворачивается к Насте.

       ИВАН
       (Насте)
Ты... ты... меня ведром? Я тут из-за тебя дерусь, а ты меня же – и ведром?

       НАСТЯ
Железная логика. А я думала, это в ведре так пусто зазвенело.

       ИВАН
Ну... можешь для проверки опробовать меня и другим ведром. Только всё равно ты за этим не спрячешься – ты влюблена в меня, как кошка!
       (поворачивается к Михаилу)
Понял, в чём для тебя проблема, Миша-подсобляльлик, молочный братец мой?

       ЛУКЕРЬЯ
       (качает головой)
Мама родная, ну хороший же парень, откуда ж дурь-то вылазит?

Михаил стоит в напряжении, готовый отразить атаку.

       НАСТЯ
       (Ивану)
Ну вот что!..Пошёл отсюда вон!

Настя толкает Ивана, он отступает назад, а она с силой, что есть мочи, продолжает выталкивать его со двора. Иван оказывается у калитки.

       НАСТЯ
Отправляйся на колхозный птичник. К птичницам. В прошлый раз, говорят, обломилось, но сегодня там другая смена. Может, на этот раз повезёт.

       ИВАН
Ну смотри... На тебе свет клином не сошёлся. Стоит мне пальчик вот так согнуть и поманить – оч-чень многие девчата встрепенутся.

       НАСТЯ.
Как курочки на насестах? О, а если не один пальчик, а все сразу согнуть, да на обеих руках, да сразу всеми ими и пошевелить – вот так...
       (показывает как)
...то, представляешь, какой куриный переполох начнётся. Зачем на Дальний пруд на птичник ездить? Всё село во взволнованный курятник превратится. А квоктание какое поднимется: Ваня-Ваня-Ваня-Ваня, сёдня с ними, завтра с нами!.. Иди, тренируй свои пальчики, курощуп!

НАТ. - ДОМ ЛУКЕРЬИ С ГОРЯЩИМИ ОКНАМИ – НОЧЬ

ИНТ. - КОМНАТА НАСТИ В ДОМЕ ЛУКЕРЬИ – НОЧЬ

Настя ставит на стол сковородку с дымящейся картошкой, кладёт рядом одну вилку,достаёт из старого точёного шкафа одну чашку для чая и тоже ставит её на стол. Михаил сидит за столом.

       МИХАИЛ
А себе?

       НАСТЯ
Я не хочу, Миша...

Настя садится на диван, отвернувшись к телевизору. Идёт телепередача «От всей души», на экране ведёт свой рассказ телеведущая Валентина Леонтьева. Михаил ест, но как-то неохотно.

       МИХАИЛ
Помнишь Володьку Реутова, что на курс младше учился?

НАСТЯ
(улыбнувшись)
А, верста коломенская...

       МИХАИЛ
Далеко пошагала эта верста... Областную филармонию уже возглавляет.

       НАСТЯ
Молодец.

       МИХАИЛ
А я, наверное тоже в начальство выбьюсь. Минковский на пенсию уходит...

Настя ничего не отвечает. С экрана мило улыбается Леонтьева.

       МИХАИЛ
(кивая в сторону экрана)
Думаешь у себя попробовать?

       НАСТЯ
Думаю.

МИХАИЛ
Телевидение – это сила, Леонтьева – лишь вершина айсберга. Знаешь, какая команда её обслуживает!

       НАСТЯ
А у нас в селе люди не хуже. Они тоже доброго слова заслуживают.

       МИХАИЛ
(кладёт вилку на стол)
Ну да... Ты женщина решительная. Захочешь – сделаешь. Захотела – голову закружила, а надоел муж – бросила.

       НАСТЯ
(устало и виновато)
Миша... Какие мне ещё слова говорить? Очень виновата я перед тобой. Прости меня.., но заново ничего не будет.

Наступает тягостное молчание.

       МИХАИЛ

Теперь я знаю, почему ты ребёнка не хотела. Ты с самого начала себе на уме была. Какая уж там любовь...

Настя поднимается с дивана.

       НАСТЯ
Я тебе здесь постелю, Миша... Утром уедешь.

       МИХАИЛ
Не боишься, что он подумает?

       НАСТЯ
Если любит, пусть верит.

Михаил поднимается, берёт со спинки стула свой пиджак и начинает его одевать.

       НАСТЯ
Ну куда ты!

       МИХАЛ
Я сюда не переночевать...я за тобою... я к тебе приехал.

Михаил направляется к двери.

       НАСТЯ
Ну куда ты на ночь глядя?!

       МИХАИЛ
Ничего, на попутке доберусь.

Михаил быстро выходит. Настя бежит к двери. В раскрытой двери – темнота, Михаила уже не видно.

       НАСТЯ
Да какие сейчас попутки, Миша!.. Миша!..

Ответа нет.

НАТ. - ОБЩИЙ ВИД СЕЛА, ЗИМА, СНЕГ – ВЕЧЕР

ИНТ. - КОМНАТА СЕЛЬСКОЙ ДЕВУШКИ – НОЧЬ

За окном идёт снег. Иван в постели с сельской девушкой СВЕТЛАНОЙ. Объятия, поцелуи, обнажённые тела. Иван откидывается на спину. Глаза его закрыты. Светлана садится на постели. Собирает волосы в пучок.

       СВЕТЛАНА
Всё, Ванёк... Больше ко мне не приходи.

Иван открывает удивлённые глаза и приподнимается на локте.

       ИВАН
Как это «не приходи»? Кто-нибудь другой вокруг кругами ходит? Так я ему ходилки повыдергаю.

       СВЕТЛАНА
Не выдергаешь... У этого человека серьёзные намерения. В отличие от тебя... То приходишь, то не приходишь... А я же человек, а не дежурная выручалка... Мне любви хочется... А ты, как танк, прёшь... Пользуешься тем, что отказать не могу...

       ИВАН
       (виновато)
Ну, насчёт любви... Света... я тебя действительно обманывать не буду...

       СВЕТЛАНА
Да уж... какая там любовь... А он не такой... У него серьёзные намерения... И давно уже... Если бы не ты, у меня бы, может, уже давно всё по-другому сложилось...

       ИВАН
И кто же этот таинственный незнакомец с серьёзными намерениями? Я его знаю?

       СВЕТЛАНА
Знаешь.

       ИВАН
Так кто ж таков?

       СВЕТЛАНА
Не скажу.

Иван снова откидывается на спину.

       ИВАН
Да ну, Светка... Хватит разыгрывать. У кого тут к тебе серьёзные намерения!

       СВЕТЛАНА
Уходи.

       ИВАН
Светик, ты не так поняла... Ты очень хорошая и добрая... Просто, если бы у кого-то из наших парней были бы такие намерения, уж я бы это точно увидел и узнал – чай, в одном селе живём...

       СВЕТЛАНА
Значит, плохо видишь и плохо знаешь... Всё, Иван, собирайся.

НАТ. - ЗДАНИЕ СТАРОЙ МТФ В СНЕГУ – ДЕНЬ

ИНТ. – В ПОМЕЩЕНИИ СТАРОЙ МТФ – ДЕНЬ

Слышно, как снаружи завывает ветер. Несколько телят неподвижно лежат на соломе. Федя Потейкин со шпицем в руках склоняется над ними и делает телятам инъекции. Иван помогает ему, придерживая телят. Рядом молча стоят доярки. Двое скотников выносят из коровника маленькую коричневую тушку, голова телёнка безвольно болтается. Молоденькая доярочка молча утирает слёзы. В другом углу коровника перед парторгом Вольновым понуро стоит НЕБРИТЫЙ МУЖИК – скотник фермы, мнущий свою шапку в руках.

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Хватит, донянчились! Совести у тебя нет, пропил ты её. Держали тебя, надеялись, что за ум возьмёшься. Как же!.. Если скотников не хватает, так что – бесконечно прощать? Хватит, ответишь сполна!


       НЕБРИТЫЙ МУЖИК
Не хотел я... Кабы с утра не выпил, никогда бы им холодной воды не дал...

Парторг Вольнов уже не слушает, идёт от него.

       НЕБРИТЫЙ МУЖИК
Не хотел я...

Парторг Вольнов уже возле Феди и Ивана.

       ВОЛЬНОВ
Ну что?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
(собирая инструменты в чемоданчик)
Будем надеяться. Сейчас им главное тепла побольше. Рефлекторами прогреть. И никаких сквозняков.

       ИВАН
Девчата, слышите? Я помогу, сейчас каждого перенесём в бытовку.

Доярки кивают головами, начинают суетиться.

ИНТ. - САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ВЕЧЕР, СУМЕРКИ

Парторг Вольнов и комсорг Федя Потейкин возвращаются с фермы. Вольнов за рулём, Федя – на заднем сиденье.
Вольнов неожиданно останавливает машину. Федя ёжится, понимая, что будет какой-то разговор.

       ВОЛЬНОВ
       (глядя перед собой)
С зоотехниками, ветеринарами – проблема. А к тебе я сегодня уважение почувствовал. Впервые за эти годы. Специальность ты свою не забыл. Мне даже подумалось, что это твоё настоящее дело. А, Фёдор?

Парторг Вольнов поворачивается к Феде. Федя поджимает губы.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
У меня стаж комсомольской работы три года и пять месяцев, а вы меня из комсоргов гоните.

       ВОЛЬНОВ
Права такого не имею – гнать. Но хочу, чтобы ты сам понял: никакой ты не комсомольский вожак. Никудышний! Канцелярщик, правда, хороший. К бумажкам твоим не подкопаешься. Не обижайся, говорю, что думаю.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (упрямо)
Меня всё равно в райком комсомола приглашают. Я не откажусь.

       ВОЛЬНОВ
Та-ак... Почему я ничего не знаю?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Это пока неофициальные разговоры. Но я почти уверен. Не станете же вы мне палки в колёса вставлять...

Парторг Вольнов шумно, почти со стоном вздыхает.

       ВОЛЬНОВ
А знаешь ли ты, Федя, сколько по райкомам таких, как ты прилизанных сидит? Отчётность в порядке – всё, потянули за уши дальше. Уже завотделом. Ещё год-два пробюрократился – начальничком заделался. Главное – высидеть! И вот приходит к этому начальничку простой работяга, начинает ему про свои беды толковать, а тот вроде бы заинтересованно лупает своими глазками, головой кивает, а сам только об одном думает – как бы не зевнуть! А люди – это люди, Федя. Им и помочь надо, и посочувствовать, их и жалеть, и любить... Вот Иван Шеломов. Споткнулся парень, а ты его и вовсе утопить хотел. Почему?

Федя Потейкин молча сопит.

       ВОЛЬНОВ
А я скажу, почему.. Зависти в тебе много. Ты сколько жил – столько исподтишка завидовал ему – что характер у него открытый, что собой он видный, что смелый, что девчатам глянётся, что друзья у него есть, что в почёте он ходил.. Я вот думаю: дай волю таким тихим да прилизанным, как ты, они всех, кто лучше их самих, поубирали бы куда подальше! Чтобы собственной убогости не чувствовать. И осталась бы на земле только серость одна...

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (с неожиданной язвительностью)
А вы человек из светлого будущего , да?
Вольнов пристально смотрит на Федю, а тот уже и пугается собственной смелости, голову в плечи втягивает.

       ВОЛЬНОВ
Ну, продолжай, не жмись... Хоть раз в жизни скажи так, как думаешь.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Давно все знают: не колхоз у нас, а пасека.

       ВОЛЬНОВ
       (насторожившись)
Какая ещё пасека?

Федя Потейкин улыбается плоскими губами.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Да ладно Вам, Григорий Елисеевич, не слепые!.. Сельхозтехника, сельхозхимия, санэпидстанция – кто там ещё? - все от нас с полными сумками отъезжают. Оно понятно: не подмажешь – не поедешь...

Федя Потейкин видит изменившийся взгляд парторга и начинает юлить.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
Вот не хотел я Вам грубить, Григорий Елисеевич, Вы же мой характер знаете... скажу даже больше: не моё это дело! Значит, надо так, вам с Николаем Васильевичем видней...

       ПАРТОРГ ВОЛЬНОВ
Мне? С Николаем Васильевичем?

НАТ. - ТЕРРИТОРИЯ КОЛХОЗНЫХ МАСТЕРСКИХ – ДЕНЬ

У трактора стоит молодой ПАРНИШКА и хмуро ковыряет землю носком ботинка. Невдалеке от него председатель Луценко распекает МЕХАНИЗАТОРА средних лет, показывая пальцем в сторону парнишки.

       ЛУЦЕНКО
И после этого ты хочешь, чтобы парень полюбил технику? Да ты же не даёшь ему к ней прикоснуться! Это – нельзя, то – не смей, другое – не тронь! Он что, после этого хозяином будет?

       МЕХАНИЗАТОР
Где это Вы здесь хоть одного хозяина видели, Николай Васильевич?

       ЛУЦЕНКО
То есть?

МЕХАНИЗАТОР
Мне здесь хоть одна железка принадлежит, чтобы я над ней как хозяин дрожал? Или, может, моим напарникам – Петьке и Ваське? Да батраки мы здесь, Николай Васильевич. На шестьдесят рублей в месяц... У хозяев техника под дождём и снегом ржаветь не будет...

На территории мастерских под открытым небом стоит несколько единиц сельхозтехники – трактора, сеялки, жатки...

       МЕХАНИЗАТОР
       (показывает в сторону парнишки)
И он батраком будет. Может, пусть и не приучается?

       ПАРНИШКА
Не, я не батраком, я трактористом хочу...

       МЕХАНИЗАТОР
А ты ещё не понял, что это одно и то же? Что такое слова-синонимы школе вам ещё не рассказывали?

       ЛУЦЕНКО
       (парнишке)
Василёк, ну-ка погуляй...
       (механизатору)
Во-он как заговорил, умник.

       МЕХАНИЗАТОР
Ну, заговорил, да ... А чего мне бояться? Я уже всё решил - в город смотаюсь при первой же возможности. А другие, кто здесь тоже лямку тянут, если вслух не говорят, ещё не значит, что не думают...

Подъезжает «Волга». Вышедший из неё парторг Вольнов решительно хлопает дверцей, быстро подходит к председателю и механизатору.

       ВОЛЬНОВ
       (механизатору)
Свободен, Петрович.

Механизатор пожимает плечами и поворачивается уходить.

       ЛУЦЕНКО
       (парторгу)
Ты чего эдесь раскомандовался?
       (механизатору)
Нет уж , Петрович, подожди-ка!

Механизатор останавливается.

       ВОЛЬНОВ
Хорошо, пусть слушает, какими я тебя сейчас комплиментами осыплю.

Взгляд Вольнова не предвещает председателю Луценко ничего хорошего.

       ЛУЦЕНКО
(механизатору)
Ну ладно, иди.

... У тарахтящего трактора механизатор что-то объясняет парнишке,показывая на работающий мотор. Парнишка кивает головой.
Неподалёку, как два нахохлившихся петуха, стоят друг против друга Вольнов и Луценко.

       ЛУЦЕНКО
Наш колхоз никогда до чужого ломтя руку не протягивал. Никогда! Не каждый в районе этим может похвастаться. И ты тут воду не мути!

       ВОЛЬНОВ
А методы, значит, пусть никого не интересуют?

       ЛУЦЕНКО
Да что ты, как дитятко малое! На твоих, что ли, лозунгах всё держится? Там достал, тут урвал, здесь словчил – вот на чём. Всегда так было, есть и будет. И все про то знают. Только помалкивают, один ты умник!

       ВОЛЬНОВ
Ну вот что... Ты позоришь себя и меня... Ты разбазариваешь общественное добро...

       ЛУЦЕНКО
Какой я нехороший!

       ВОЛЬНОВ
...Замечу ещё раз - не посмотрю, что в молодости с голыми задами вместе в навозе сидели...

       ЛУЦЕНКО
Да мы оттуда и не вылазили! Тебе только кажется, что вылезли. Зад навозом измазан, а ты решил, что уже в штанах!

       ВОЛЬНОВ
...Так вот, не посмотрю... поставлю вопрос о твоём пребывании в партии.

       ЛУЦЕНКО
Вот оно что! Кабинет мой приглянулся. С этого бы и начинал.

       ВОЛЬНОВ
Дурак!

       ЛУЦЕНКО
Сам дурак!

НАТ.-ПЛОЩАДЬ ПЕРЕД ЗДАНИЕМ ПРАВЛЕНИЯ КОЛХОЗА – ДЕНЬ

Разъярённый председатель Луценко шагает к зданию правления. У парадного крыльца стоит райкомовская «Волга», а возле неё дожидается председателя инструктор из сельхозотдела райкома – молодой холёный тип. Одет он в модного покроя пальто, при галстуке, на голове фетровая шляпа.

       ХОЛЁНЫЙ ТИП
       (манерно кланяясь)
Наше вам с кисточкой!.. А мы от Семён Семёныча.

Председатель Луценко выворачивает из пальцев кукиш и подносит его под нос холёному типу. Тот ошарашен. А Луценко ещё и шевелит большим пальцем под носом у холёного типа.

       ЛУЦЕНКО
А вот выкуси и ты, и Семён Семёныч!

       ХОЛЁНЫЙ ТИП
       (оторопев)
Да Вы в своём уме? Что вы себе позволяете?!

       ЛУЦЕНКО
Я-то себе не позволяю. Мне моего, заработанного хватает. А вот что себе позволяете вы? И переведётесь ли когда-нибудь?

       ХОЛЁНЫЙ ТИП
       (становясь в позу)
Ладно, поговорим в другом месте.

       ЛУЦЕНКО
Поговорим. Тебе или мне, но кому-то тошно станет. А теперь поворачивай дышло и проваливай! Ничего не дам, понял? Сопля зелёная, а туда же норовит!

НАТ. - ДОМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛУЦЕНКО – ДЕНЬ

ИНТ. – В ДОМЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛУЦЕНКО- ДЕНЬ

Луценко стоит перед зеркалом и нервно затягивает на шее галстук. Его жена стоит рядом и держит наготове пиджак.

       ЖЕНА ЛУЦЕНКО
А я что тебе говорила? С первого дня, с самого первого, надо было поставить себя! А теперь, получается, у самого рыльце в пушку. В этом смысле ты размазня.

       ЛУЦЕНКО
       (психанув)
Вот и пусть снимают, раз размазня! Хоть поживу спокойно!

       ЖЕНА ЛУЦЕНКО
Но-но! Без эмоций! В райкоме факты нужны. А не эмоции... Когда с первым будешь говорить, в мелочи не ударяйся, не засоряй ему голову. Коротко и по делу. Он человек новый, ты должен сам ему помочь разложить всё по полочкам. Тогда и мне приятно будет, оттого что муж – неглупый всё же мужик!

Жена приглаживает председателю Луценко вихры на затылке. Он возмущённо дёргает плечом.

       ЖЕНА ЛУЦЕНКО
А кто же всё-таки в райком донёс, как думаешь? Неужели Вольнов?

       ЛУЦЕНКО
Гришка? Да ты что, как ты могла подумать?.. Нет...Вот лично в мою рожу, глядя лично мне в глаза, Гришка мог бы запросто плюнуть...

       ЖЕНА ЛУЦЕНКО
Ой!

       ЛУЦЕНКО
...ну, фигурально... а вот предать – нет!... Да и какая теперь разница, кто в райком настучал... Доброжелателей много, а шила в мешке не утаишь. И хорошо, что этой канители сегодня конец придёт. Хотя бы в масштабах нашего отдельно взятого хозяйства.

       ИНТ.- РАЙКОМ ПАРТИИ -ДЕНЬ

Идёт заседание бюро райкома партии. Его ведёт ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ. За длинным столом сидят члены бюро, а отдельно, у стены, сидят приглашённые лица – в их числе, председатель Луценко и парторг Вольнов. Взгляды присутствующих обращены к стоящему на ковре побледневшему молодому райкомовцу – холёному типу, которому дал от ворот поворот председатель Луценко.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Расскажите-ка, молодой человек, какими путями Вы оказались в сельскохозяйственном отделе?

       ХОЛЁНЫЙ ТИП
       (запинаясь)
Пригласили...До этого в райкоме комсомола работал...

       ЖЕНЩИНА-ЧЛЕН БЮРО
А до того?

       ХОЛЁНЫЙ ТИП
В институте учился.

       МУЖЧИНА – ЧЛЕН БЮРО
А раньше?

       ХОЛЁНЫЙ ТИП
В школе учился.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Семья есть?

       ХОЛЁНЫЙ ТИП
Да...Жена, ребёнок.

Наступает пауза. Первый секретарь переводит взгляд на зав.сельхозотделом, сидящего с мрачным видом в ряду приглашённых.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Что скажет зав.сельхозотделом Семён Семёнович?

Зав.сельхозотделом поднимается с места.

       ЗАВ.СЕЛЬХОЗОТДЕЛОМ
Вину свою признаём, будем исправляться.

Первый секретарь усмехается и пристально смотрит на зав.сельхозотделом.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Предлагаю... обоим строгие выговоры с занесением в учётную карточку. От занимаемых должностей... освободить.

В кабинете повисает гробовая тишина. На лицах некоторых членов бюро смятение. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ РАЙИСПОЛКОМА начинает нервно ослаблять галстук на шее. Спокоен лишь самый пожилой из членов бюро – седоволосый председатель лучшего в районе хозяйства ТИМОНЬКИН, с орденскими планками на груди.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
(поднимая руку для голосования)
Голосуем?

Руки членов бюро начинают неуверенно подниматься вверх. Председатель райисполкома медлит.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
       (председателю райисполкома)
Советская власть что же, против?

       ПРЕДСЕДАТЕЛЬ РАЙИСПОЛКОМА
Не слишком ли строго? Тем самым мы как бы не оставляем места воспитательным мерам...

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
       (резко)
До каких пор? Пока персональную пенсию не заработают?

       ЧЛЕНЫ БЮРО
       (вразнобой)
Всё правильно...Портим людей поблажками...

       ТИМОНЬКИН
       (председателю райисполкома)
Вам бы, Анатолий Павлович, не мешало бы провести соответствующую работу с Вашими собственными замами... А то ведь очень уж они охочи до наших колхозных шашлыков, не успеваем встречать да провожать... Некоторые совсем скромность потеряли... помимо сытных угощений с выпивкой уже и развлечений требуют...

При этих словах Тимонькина многие члены бюро усмехаются. Лицо председателя райисполкома багровеет, и он всё-таки поднимает руку.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Единогласно.
(обращается к зав.сельхозотделом и холёному типу)
Всё, свободны, сдавайте дела.

Зав.сельхозотделом и холёный тип обескураженно удаляются.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
       (продолжает)
Председателю колхоза «Степной маяк» Луценко и секретарю парткома данного хозяйства Вольнову объявить по строгому выговору. Первому – за мягкотелость и беспринципность, второму – за молчанку. Кто за?.. Единогласно. Переходим к следующему вопросу.

Первый секретарь нажимает кнопку селектора.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
(в селектор)
Пригласите директора комбината строительных изделий Вахабина.

В кабинет вкатывается круглый, лысый Вахабин и почтительно останавливается на ковре.

       ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Вот что, товарищ Вахабин. Сегодня наше районное радио персонально для Вас передало тринадцатое напоминание об отсутствии плит перекрытия на строительстве молочного комплекса в колхозе «Степной маяк». Тринадцатое. Чёртова дюжина. Терпение членов бюро лопнуло. А Ваше?

НАТ. - ОБЩИЙ ВИД СЕЛА - ВЕЧЕР
ИНТ – В ДОМЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛУЦЕНКО – ВЕЧЕР

Председатель Луценко и парторг Вольнов сидят за столом с бутылкой водки и рюмками. Жена председателя приносит закуску, расставляет на столе.

       ЖЕНА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ
Ну, ладно, за вас я теперь спокойная. Пойду к Маше, мне с вами неинтересно.

       ВОЛЬНОВ
А как напьёмся?

       ЖЕНА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ
Да я ж вас знаю. Не напьётесь.

Жена председателя уходит. Луценко наливает в рюмки. Выпивают.

       ВОЛЬНОВ
Ну, так зачем, по-твоему, надо что-то менять?

       ЛУЦЕНКО
А сам не видишь? В магазинах – хоть шаром покати, хронический дефицит всего и вся... Люди недовольны... и самое главное - от них ничего не зависит...Боюсь, что однажды всё это может так затрещать по швам, что мало не покажется... Всё перевернётся, и тогда...

       ВОЛЬНОВ
...и тогда колосс на глиняных ногах рухнет?? Что, «Голос Америки» по ночам слушаешь?.. Социализм в СССР победил окончательно и бесповоротно.

       ЛУЦЕНКО
А ты мне школьный учебник истории решил цитировать?

       ВОЛЬНОВ
Нет, просто я и сам убеждён в этом. Наш народ уже сделал свой выбор.

       ЛУЦЕНКО
Народ? А кто у него спрашивал?.. Да если что случится... не дай бог, конечно, то народ уже за вами может и не пойти.

       ВОЛЬНОВ
За кем это «за вами»?

       ЛУЦЕНКО
Ну, за нами, какая разница... Да хоть наше село возьми... Ведь нищета. Пожилые просто свыклись, терпят... А кто помоложе... что их здесь может держать? По земле ходить ещё можно , а вот трогать ничего нельзя – не твоё!

       ВОЛЬНОВ
Что же ты предлагаешь, раздать землю в частную собственность?

       ЛУЦЕНКО
Нет, с этим я бы не торопился... а то может статься, что земличка наша не в тех руках окажется... Но можно ведь и по-другому выстроить отношения на селе. Вот, скажем, работает бригада земледельцев. Если эти ребята будут знать, что вся выращенная и полученная продукция будет их собственностью, только их и ничьей больше, что её не заберут в какие-то непонятные для них «закрома родины», что они, эти ребята, сами своим выращенным урожаем будут распоряжаться – вот тогда они действительно бились бы за каждый лишний центнер, за каждый килограмм, за каждый колосок! Бились бы не на словах, а на деле.

       ВОЛЬНОВ
А колхозу что прикажешь делать?

       ЛУЦЕНКО
Да много чего! Предоставлять склады, тока, хранилища, оказывать услуги по ремонту техники, обеспечению топливом – много чего можно предложить, чтобы производителю работалось легко и удобно. Понимаешь , пирамида перевернётся, в её основании уже хозяин продукции окажется, а не чиновники и обслуга.

       ВОЛЬНОВ.
Утопия. Так не будет. Твоим земледельцам тут же начнут выкручивать руки, все, кому не лень -снабженцы, заготовители, перекупщики... Либо продавай урожай за бесценок, либо он у тебя сгниёт... И кто им поможет?

       ЛУЦЕНКО
Э-э-э! А вот за этим уж государство должно следить! В лице таких вот принципиальных, как ты.
       (поднимает рюмку)
Я сплю и вижу тебя главным начальником государственной структуры, которая злодеев- саботажников безжалостно лишает лицензий!

Вольнов хохочет, Луценко тоже. Чокаются, выпивают.

       ЛУЦЕНКО
Ты пойми, Гриша, когда люди станут собственниками продукции, они перестанут у самих же себя воровать...

       ВОЛЬНОВ
Опять ты за своё... И сейчас ведь очень много хороших, совестливых людей есть.

       ЛУЦЕНКО
Есть. Много. Я, например, хоть один-единый раз сказал, что у Прокопыча, твоего тестя, нету совести? Да у меня язык не повернётся!

       ВОЛЬНОВ
       (насторожившись)
При чём тут мой тесть?

       ЛУЦЕНКО
Как тебе, неразумному, объяснить... Твоя Люба ведь в институте пять лет на очном училась, верно?
(начинает загибать пальцы на руке)
Дочку одень-обуй, за квартиру каждый месяц заплати, на пропитание каждый месяц дай, да сумки с курами-гусями регулярно в город переправляй... Как ты знаешь, твоя Люба у родителей не одна была - ещё и другую дочку, слава богу, выучили и в люди вывели. И всё это, по-твоему, на шестьдесят колхозных рублей в месяц? Гриша, ты больной, что ли?

       ВОЛЬНОВ
А ты что, моего тестя за руку хватал?

       ЛУЦЕНКО
А зачем мне его хватать? Я ему сам ворованное зерно из бункера насыпАл, ну ещё тогда...я тебе уже говорил... когда во время уборочной страды по ночам ты с нашего поля к своей Любе уезжал...кхе-кхе... прелюбодействовать до свадьбы... Или, может, скажешь, что вы там на пару моральный кодекс строителя коммунизма изучали? Да не смотри ты на меня так – на шайтана становишься похожим!

НАТ. - ДОМ СЕЛЬСКОЙ ДЕВУШКИ СВЕТЛАНЫ – НОЧЬ

По заснеженной тропинке к дому подходит Иван, смотрит через штакетник на светящиеся окна, которые изнутри задёрнуты занавесками, и осторожно открывает калитку.
Во дворе Иван осторожно проходит проходит мимо окна к крыльцу, но вдруг останавливается. Окно во двор не до конца задёрнуто занавеской, и Иван видит, что в комнате двое. Иван осторожно приближает лицо к стеклу. За стеклом теперь отчётливо видны Светлана и... Федя Потейкин. Федя Потейкин робко гладит Светлану рукой и так же робко, неумело целует в губы. Иван быстро отшатывается от окна. Хватает рукой комок снега и откусывает от него зубами.

ЧЕРЕЗ ВСПЫШКУ, ВОСПОМИНАНИЕ ИВАНА:

НАТ. - НА УЛИЦЕ ПЕРЕД ДОМОМ ФЕДИ ПОТЕЙКИНА - ДЕНЬ

Потейкин стоит перед калиткой, собираясь уйти во двор. Иван стоит перед Федей, уперев руки в бока и широко расставив ноги.

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
       (тихо)
Я тебя ненавижу.

Федя Потейкин скрывается за калиткой.

       ИВАН
       (громко)
За что, Федька!?

       ФЕДЯ ПОТЕЙКИН
(обернувшись)
За то, что такие, как ты... прут как танки, и не видят, что ломают...

Федя Потейкин идёт к крыльцу.

ВОЗВРАТ В НАСТОЯЩЕЕ:

Иван выходит со двора и бредёт по улице.

       ИВАН
И что же я за человек такой... Может, действительно, не человек, а танк: пру и не вижу, пру и не вижу...

ИНТ. - ГОСТИННАЯ В ДОМЕ ИВАНА – ВЕЧЕР

       МАТЬ ИВАНА
Пей, стынет.

Иван поднимает глаза на мать. Они сидят за столом, в центре которого электрический самовар. Иван прислушивается . За тёмными окнами бушует вьюга. Иван поднимается из-за стола.

       ИВАН
Спасибо, мама.

       МАТЬ ИВАНА
Ты на мать-то не сердишься?

       ИВАН
Да за что, мама?

       МАТЬ ИВАНА
Мало ли... Может, коришь про себя, что воспитала не так, оттого не всё гладко у тебя...

       ИВАН
Да всё так, мама... А гладко ни у кого не бывает. Да и что это за жизнь, если слишком гладкая...

Иван подходит к матери и обнимает её за плечи. Так они секунду молчат.

       ИВАН
Где-то коробка со слайдами была, не найду что-то...

       МАТЬ ИВАНА
Как бы не в кладовке, за сундуком... Ты её туда ещё в прошлом году засунул.

ИНТ. - КОМНАТА ИВАНА – НОЧЬ

Иван прикрепляет прищепками белую простыню к ковру на стене. Достаёт из коробки слайды и включает диапроектор, установленный на тумбочке. На белой простыне возникает изображение Насти. Венок из синих васильков украшает её волосы, взметнувшиеся от поворота головы да так и застывшие. Настя смотрит со стены ожидающе и улыбается.

Через вспышку воспоминание Ивана.

Настя на экране вдруг оживает. Звучит её смех, откидываются в сторону волосы, и она бежит вдаль, босоногая, в незатейливом платьице, лёгкая и светлая... Иван бросается догонять её. Фотоаппарат летит из его рук куда-то в сторону. Иван и Настя целуются, их поцелуи становятся всё более страстными...
...В синем небе заливается жаворонок. Иван и Настя в высокой траве с полевыми цветами. У самых лиц Ивана и Насти по былинке ползёт божья коровка. Только Иван не видит её. Глаза его закрыты. Настя медленно проводит ладонью по его щеке.

       НАСТЯ
Мы будем жить с тобою долго-долго...Целый век. И однажды не поверим, что когда-то могли обходиться друг без друга. Нам скажут, а мы засмеёмся и не поверим.

Но Иван открывает глаза, и Настя пугается. Взгляд его отчуждён.

       НАСТЯ
Что?

       ИВАН
Я ведь замуж тебя ещё не звал...А ты уже всё распланировала ...за меня.

Глаза Насти расширяются.

       ИВАН
       (продолжает)
А если бы другой был? Ты бы и ему это говорила?

Настя меняется в лице. Она поднимается из травы.

       ИВАН
Ну ладно, чего ты?..

Иван тянется к ней, но напрасно.

       НАСТЯ
Всё...Всё!

Через вспышку обратно.

Настя по-прежнему улыбается со стены. Иван смотрит на неё. На изображении вдруг возникает жёлтое пятно и быстро расплывается по всему кадру. Диапроектор дымится. Иван выдёргивает шнур из розетки...
...Иван стоит у окна, прислонившись лбом к стеклу. За стеклом в ночной мгле, рассечённой светом уличного фонаря, беснуется метель.
Мельтешат и мельтешат бесчисленные снежные точки. Сквозь них постепенно прорисовывается другое окно. Это окно Насти. Так же прислонившись лбом к стеклу, она смотрит в разгулявшуюся непогоду...


НАТ. - ЛЕТО.ПАНОРАМА ХЛЕБНЫХ ПОЛЕЙ – ДЕНЬ

НАТ. - ДВОР КОЛХОЗНОЙ МТС -ДЕНЬ

В строгом ряду, под линеечку, стоят несколько комбайнов. Ещё один, последний комбайн, медленно движется к колышку, у которого стоит Бороздунов. Рядом с ним председатель Луценко.
Бороздунов поднимает руку, делает знак молодому комбайнёру в кабине комбайна.

       БОРОЗДУНОВ
Глуши!

Комбайн останавливается и затихает в общем ряду подготовленных к уборке комбайнов. Из кабины на землю спрыгивает парнишка лет пятнадцати.

       БОРОЗДУНОВ
Молодец, Сашок! Хоть на соревнования посылай...Собери всех ребят в красном уголке, Николай Васильевич, вот, сейчас собрание проводить будет.

       ЛУЦЕНКО
       (поморщившись)
Та не собрание... Побеседуем, обговорим кое-что.

Парнишка с готовностью кивает головой и убегает, а Луценко и Бороздунов идут вдоль комбайнового ряда.
Луценко удовлетворённо оглядывает подготовленную технику.

       ЛУЦЕНКО
Готовность номер один – это хорошо. До уборки считанные дни остались. Теперь о другом подумать не мешало бы. Чтобы и хлопцам твоим навар был, и колхозу выгода, а? До новой весны тянуть не будем.

       БОРОЗДУНОВ
Сладкие речи говорите, Николай Васильевич, да непонятные. Уж не знаю, в какую сторону и думать.

       ЛУЦЕНКО
А в ту, откуда ветры дуют. Про бригадный подряд слыхал?.. Да слыхал, слыхал! Будем внедрять. Твоему звену честь оказываем.

Бороздунов останавливается, изучая председателя взглядом.

       БОРОЗДУНОВ
Не пойму я, Николай Васильевич... Ещё когда Иван звеньевым был, мы Вам то же самое предлагали. И не раз, если помните. Вы, можно сказать, отмахнулись. А теперь вдруг... Райком затеребил? Если Вам для отчёта надо, то я не помощник. Пора ребят на самом деле материально заинтересовывать...От полученного урожая!

       ЛУЦЕНКО
Грамотные все стали до невозможности. Каждый упрекнуть норовит или цэ-у дать...Значит, не время было, коли отказывал.

       БОРОЗДУНОВ
Да когда ж оно наступит, это время-то? Или, как горизонт, только майячит впереди, а реально никогда и не пощупаешь?

       ЛУЦЕНКО
Пощупать ему захотелось! Вечерком найдёшь кого! А сейчас сюда послушай. Было бы тебе интересно, если бы я дал согласие на подряд, а потом из твоего же звена людей на другие работы отвлекал?

       БОРОЗДУНОВ
Ну, нет, конечно.

       ЛУЦЕНКО
Вот! Но теперь с механизаторами мал-мала полегче. Трое парней из армии вернулись. Несколько выпускников после школы остались. Создались предпосылки. А то заладили: подряд, подряд, мы – новаторы, Луценко – ретроград!.. Вишь, ядрёна корень, стишками уже заговорил!

Луценко смеётся, Бороздунов смущённо улыбается.

       ЛУЦЕНКО
Горячие вы хлопцы. Но хорошие. Пошли, заждались нас. Там и обсудим детально.

Оба снова двигаются вперед, к одноэтажной постройке.

       БОРОЗДУНОВ
Только у нас к Вам ультиматум, Николай Васильевич...

       ЛУЦЕНКО
Час от часу не легче... Ну?

       БОРОЗДУНОВ
Ивана к нам верните. Все ребята хотят. Да и сам он , я думаю, тоже.

НАТ. - КРЫША СТАРОЙ МТФ – ДЕНЬ

На крыше сидят Иван и Сергей. Вдалеке виднеются золотистые хлебные поля. Иван внимательно изучает их в бинокль.

       СЕРГЕЙ
Ты бы лучше в сторону пруда развернулся, девчата как раз купаться пошли.

Иван не реагирует, продолжает изучать поля. Сергей вздыхает.

       СЕРГЕЙ
Ну что... всё-таки уйдёшь?

       ИВАН
       (опуская бинокль)
Уйду. А тебе я больше не нужен. Ещё неделька-другая, и новоселье справлять будете.

Иван кивает головой в сторону корпусов нового молочного комплекса.

       СЕРГЕЙ
При чём тут новый комплекс! Ну да, вилы побоку. Но мне-то ты нужен, твоя голова... Да ты мой друг, в конце-концов! Нет, я против, пойду к Луценко, а потом к Вольнову. Не отпущу.

       ИВАН
Да ладно, Серёга. Друг – не значит собственник или собственность...Не будь мальчишкой. Я землю люблю.

Иван кладёт руку на плечо Сергея.

       ИВАН
Штурвал ощутить хочу. Соскучился, честное слово.

Рука Ивана непроизвольно сжимается на плече Сергея. Сергей морщится и выворачивается из-под руки Ивана.

       СЕРГЕЙ
Да больно же... пусти, чёрт! Иди, сжимай свой штурвал!

НАТ – ТЯЖЁЛЫЕ ТУЧИ, СЕРОЕ НЕБО – ДЕНЬ

НАТ. - ОБЩИЙ ВИД СЕЛА, НЕПОГОДА, ДОЖДЬ – ДЕНЬ

НАТ. - ХЛЕБНОЕ ПОЛЕ, ПОЛЁГШИЕ КОЛОСЬЯ, ДОЖДЬ – ДЕНЬ

НАТ. - РАЗЪЕЗЖЕННАЯ ГРУНТОВАЯ ДОРОГА СРЕДИ ПОЛЕЙ,
       КОЛЕИ ЗАПОЛНЕНЫ ВОДОЙ, СЕРОЕ НЕБО – ДЕНЬ

Чьи-то ноги в высоких резиновых сапогах, облепленных грязью, останавливаются у края поля, у поникших колосьев пшеницы.
Луценко и Вольнов молча стоят у края хлебного поля. Луценко хмуро растирает в руке колосок.

       ЛУЦЕНКО
Всегда с засухой боролись, а тут – на тебе!.. Больше недели без перерыва вода с неба хлестала! Слава богу, хоть на верхних полях успели проскочить.

Вольнов молча и хмуро качает головой в знак согласия.
По полю медленно и осторожно приближаются два комбайна.

       ЛУЦЕНКО
       (со вздохом)
Но план-то мы всё одно дадим, с горем пополам, но дадим...

       ВОЛЬНОВ
...И в погоне за мокрым намолотом закроем глаза на сумасшедшие потери.

       ЛУЦЕНКО
Не записывай меня во вредители раньше времени. Что за привычка поперёк мысли прыгать!

       ВОЛЬНОВ
Я только предостерегаю тебя от ошибки.

Луценко и Вольнов упёрлись взглядами друг в друга.

       ЛУЦЕНКО
Ну?

       ВОЛЬНОВ
Давай посоветуемся с ними.
(Показывает в сторону приближающихся комбайнов).
Они всё-таки к земле ближе.

       ЛУЦЕНКО
       (возмущённо)
А я против что ли?

       ВОЛЬНОВ
       (огрызается)
А мне твой портфель не нужен!

Оба двигаются к остановившимся на краю поля комбайнам. Из кабин спрыгивают Иван и Бороздунов. Председатель и парторг жмут им руки.

       БОРОЗДУНОВ
Плохо. Отходит зерно. Я на этом же поле до дождей контрольный обмолот делал. Около тридцати центнеров на гектар выходило. А теперь хоть бы половину собрать.
       ЛУЦЕНКО
       (пытливо)
По всему полю плохо?

ИВАН
На уклонах особенно. Многовато их здесь. Того и гляди комбайн поползёт.

Луценко на секунду задумывается. Потом приказывает:

       ЛУЦЕНКО
Работы прекратить. День-два переждём, больше – не имеет смысла.

И с некоторым вызовом Луценко смотрит на Вольнова.

НАТ. – У ВХОДА В ПРАВЛЕНИЕ КОЛХОЗА – ДЕНЬ

Луценко и Вольнов тщательно очищают сапоги от грязи об железную чистилку, врытую в порога.

ИНТ. - КАБИНЕТ ЛУЦЕНКО – ДЕНЬ

Луценко и Вольнов снимают дождевики. Звонит телефон. Луценко берёт трубку. Слушает, потом быстро зажимает трубку ладонью и обращается к Вольнову свистящим шёпотом.

       ЛУЦЕНКО
Приёмная райкома...Сейчас с первым соединят. Дай-ка мне быстренько сводку.

Вольнов быстро передвигает по столу листок, испещрённый колонками цифр.

       ЛУЦЕНКО
       (в трубку)
Здравствуйте, Юрий Иванович... Да, я готов доложить...БОльшая часть хлебов убрана...Думаю, что свой план мы всё-таки дать сможем...Да язык не повернётся приглаживать, Юрий Иванович... Нет, потерь не избежали, к сожалению, не избежали... Всё, что в наших силах...
(заглядывает в сводку)
Осталось...осталась примерно четвёртая часть, но эти поля в плачевном состоянии... План, да, натянем, а вот сверху навряд ли...Это невозможно, Юрий Иванович, я только что с полей, у нас там низины, Вы же знаете, это не поля, а сплошная трясина, пшеница в воде стоит... Ну как же я могу обещать, если... Алло?!

Луценко бросает телефонную трубку.

       ЛУЦЕНКО
И слышать ничего не хочет! Дай – и всё! Вот разорвись, а дай! Ему район перед областью надо вытаскивать, а что тут дашь, когда и так уже ясно, что нижние поля пойдут коту под хвост!

Вольнов подходит к окну, смотрит на низкое серое небо.

       ВОЛЬНОВ
Наше бессилие... Оно меня бесит... Неужели придётся списывать? Это же хлеб!.. Неужели ничего нельзя сделать?

НАТ. - ДОМ ЛУКЕРЬИ, ДОЖДЬ – НОЧЬ

ИНТ. - КОМНАТА ЛУКЕРЬИ – НОЧЬ

Лукерья в очках сидит в кресле и вяжет спицами шерстяные носки. Раздаётся стук в дверь. Лукерья поднимается с кресла.

ИНТ. – СЕНЦЫ В ДОМЕ ЛУКЕРЬИ – НОЧЬ

Лукерья открывает входную дверь. На пороге стоит мокрый Иван.

       ЛУКЕРЬЯ
       (всплескивая руками)
Промок-то как!

       ИВАН
Значит, из ведра меня сегодня не обольют?

Лукерья от души смеётся.

       ЛУКЕРЬЯ
Проходи.

ИНТ. - КОМНАТА ЛУКЕРЬИ – НОЧЬ

Лукерья достаёт из комода полотенце и протягивает его Ивану. Он медленно вытирает волосы и лицо, словно бы не зная, как начать. Лукерья с догадливой улыбкой смотрит на него.

       ЛУКЕРЬЯ
А Настя ещё в клубе... Ты садись, она скоро...

       ИВАН
Тогда я пойду, встречу...

       ЛУКЕРЬЯ
Садись, кому говорят! В плаще она и под зонтом. Пять шагов пробежит – не растает. А мне поговорить охота.

НАТ. - ДВОР ЛУКЕРЬИ, ДОЖДЬ – НОЧЬ

Настя прикрывает за собой калитку во двор, бежит под зонтом по дорожке к порогу дома, но вдруг останавливается – Настя видит сквозь мокрое оконное стекло, что в комнате вместе с Лукерьей сидит Иван. Настя поспешно делает шаг назад. Она стоит в темноте под яблоней, смотрит сквозь окно на Ивана, не зная, что же ей делать. Капли дождя разбиваются о её зонтик.

ИНТ. - КОМНАТА ЛУКЕРЬИ – НОЧЬ

Лукерья и Иван сидят в комнате, она рассказывает:

       ЛУКЕРЬЯ
Таки и жили – то слёзы, то песни... Слёз-то больше было. А уж как маме моей, сердешной, досталось... Возьмет меня, маленькую, с собой на поле колоски собирать, чтобы с голоду не помереть... Ищем с ней эти колоски на поле, а сами боимся, чтобы лютый объезъщик не увидал – кнутом мог запросто стегануть... Да... Колоски, снопы...Вы ведь сейчас на механизмах воспитанные, небось и не поймёте, что снопы вязать – это тоже праздник. Руки болят, спина гудит – а праздник!..

НАТ. - ДВОР ЛУКЕРЬИ, ДОЖДЬ – НОЧЬ

Настя по-прежнему стоит под яблоней, но уже зябко передёргивает плечами. Она поднимается на порог и осторожно открывает входную дверь.


ИНТ. – СЕНЦЫ В ДОМЕ ЛУКЕРЬИ – НОЧЬ

Настя осторожно переходит через сенцы к двери своей комнаты, уже берётся за ручку двери, но тут слышится приглушённый голос Ивана:

       ГОЛОС ИВАНА
Люблю я Настю... Не могу без неё...

Из рук Насти выскальзывает зонтик и со стуком падает на пол. Настя зажимает зубами палец. Через секунду дверь из комнаты Лукерьи распахивается. На Настю смотрит Иван. За ним выглядывает Лукерья.

       ИВАН
Настя... НАСТЯ...

Иван берёт Настину руку и прижимает к своей щеке.
Лукерья любуется молодыми: уж больно хороша пара.

       ЛУКЕРЬЯ
Ну, ладно... Про снопы я тебе потом доскажу...

       ИВАН
       (отрешённо)
Да...снопы... потом...

Иван вдруг резко поворачивается к Лукерье.

       ИВАН
       (громко)
А зачем снопы-то вязали?

       ЛУКЕРЬЯ
       (испуганно)
Господи, да чтобы на ток свозить и там обмолачивать...

       ИВАН
На току?..

       ЛУКЕРЬЯ
Да на току, а где ж ещё?!

Иван поворачивается к Насте, сжимает Настину ладонь обеими руками.

       ИВАН
Настя... Люблю тебя, очень люблю, ты моё солнышко, только о тебе и думаю..., но мне сейчас бежать надо!

ИВАН порывисто целует Настю, она не сопротивляется. Иван быстро выбегает наружу.

НАТ. - СЕЛЬСКАЯ УЛИЦА, ДОЖДЬ – НОЧЬ

Иван быстро бежит по улице, ноги его то и дело разъезжатся в стороны по грязи, вступают в лужи, но Иван продолжает бежать.

ИНТ. - КОМНАТА В ДОМЕ БОРОЗДУНОВА – НОЧЬ

Бороздунов с женой стоят посреди комнаты, жена явно чем-то обижена. Бороздунов, целуя жену, потихоньку расстёгивает на ней кофточку.

       БОРОЗДУНОВ
Ну будет, будет...какая Райка, кто-тебе наплёл?

Дверь в комнату неожиданно распахивается. В дверном проёме появляется весь перепачканный грязью Иван.

       БОРОЗДУНОВ
(Ивану, возмущённо)
Да ты очумел, парень! Стучать надо, башка садовая!

ИНТ.- ГОСТИННАЯ В ДОМЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЛУЦЕНКО – НОЧЬ

Жена председателя ставит на стол чашки с горячим чаем. За столом – председатель Луценко, Иван и Бороздунов. Иван и Бороздунов жадно припадают к чашкам с чаем.

       ЛУЦЕНКО
(Ивану и Бороздунову, требовательно)
Дальше!

       ИВАН
       (быстро, взволнованно)
Какой тут обмолот, если жгут пшеницы возьмёшь, а из него вода течёт...Только стерню зерном усеиваем. Но раз главная причина потерь – чрезмерная влажность, значит пшеницу надо просушить!

       ЛУЦЕНКО
Да каким же макаром ты её просушишь?!

       ИВАН
А на крытом току! Пршеницу в поле только скашиваем, понимаете, только скашиваем, но не обмолочиваем. И всю эту массу свозим на ток, под крышу...

       БОРОЗДУНОВ
...и компрессорами нагоняем тёплый воздух, чтобы быстро всю массу просушивать. Здесь же, на стационаре, ставим комбайн, можно даже от электропривода, а пшеницу к комбайну – транспортёром. И пусть себе молотит!

Луценко задумчиво потирает кончик носа.

       ЛУЦЕНКО
Раньше, когда техники на полях не хватало, что-то вроде этого делали. На токах молотилки специальные работали... Но это ж когда было! При царе Горохе!.. Не современно как-то...

       БОРОЗДУНОВ
Ну и что? Главное, урожай спасём.

       ЛУЦЕНКО
Весь, может, и не спасём. Но бороться будем. У нас счёт уже не то что на дни - на часы идёт!.. Так... Легко сказать – крытый ток. Но ведь он должен ого-го какую массу принять, а где такой возьмёшь?

Луценко тянется к телефонному аппарату и набирает номер.

       ЛУЦЕНКО
       (в трубку)
Маша, извини, что поздно...У вас тоже льёт?..И ты меня ничем не порадуешь?..Ясно...Ясно, что будет пасмурно... Пока.
(кладёт трубку)
Солнышка нам не обещают.

Луценко думает, Иван и Бороздунов ждут.

       ЛУЦЕНКО
Надо действовать, иного выхода нет. Первое, компрессоры. Хлопцам из наших мастерских, я думаю, этот орешек по плечу. И в «Сельхозтехнику» завтра же с утра послать гонца надо, пусть помогают.

       БОРОЗДУНОВ
Действительно. Даром, что ли, отовариваются в колхозной кладовой?

Иван сдерживает гримасу на лице, а Луценко выразительно смотрит на Бороздунова.

       ЛУЦЕНКО
Помолчи, умник!..Надо же, какая всеобщая осведомлённость!..

       ИВАН
       (переводя разговор на основную тему)
Первое – компрессоры, Николай Васильевич. А второе?

       ЛУЦЕНКО
Второе... В третьей бригаде есть хороший навес. Но для нашей цели он всё-таки мал. Значит...что?

       БОРОЗДУНОВ
Значит, расширить его надо.

       ЛУЦЕНКО
Вот и объяснишь это завтра своим ребятам. Столбы, доски, рубероид, брезент – всё это найдём.

       ИВАН
       (прикидывая)
Людей маловато...

       ЛУЦЕНКО
Откуда хочешь сниму, а вам дам! Но чтобы завтра к вечеру навес был! И вот ещё что... Валки ведь с полей сносить да на тележки грузить вручную придётся... Значит, торговлю, бухгалтерию, бытовиков, старшеклассников – всех на поля. Всех сельчан будем просить помочь. Но это мы с Вольновым обговорим.

НАТ. – ПШЕНИЧНОЕ ПОЛЕ – ДЕНЬ

На поле много людей – они усеяли его словно цветными лоскутами. Мужчины и женщины, дети и старики – все спасают хлебушек: из мокрых скошенных валков охапками берут влажную пшеницу и сносят на тракторные тележки, которые стоят у края поля, на дороге. Охапки пшеницы принимают работники на тележках и аккуратно их укладывают. Трактора с полностью загруженными тележками медленно отъезжают от поля по разъезженной скользкой дороге.

НАТ. - КРЫТЫЙ ТОК – ДЕНЬ

Из крытого тока доносится шум работающего комбайна. К току подъезжает председательская «Волга», останавливается. Из неё выходят председатель Луценко и корреспондент Виктор. На плече у него репортёрская сумка с магнитофоном. Тотчас с разных сторон к председателю бросаются несколько человек, машут руками, галдят, задают какие-то вопросы. Луценко останавливает их решительным жестом.

       ЛУЦЕНКО
Свои головы есть? Вот и думайте!

ИНТ. -ВНУТРИ КРЫТОГО ТОКА – ДЕНЬ

Под навесом в стационарном режиме работает уборочный комбайн. Просушенная пшеница подаётся к нему транспортёром, обмолачивается, зерно стекает в бункер. Иван контролирует процесс обмолота зерна. Появляются председатель Луценко и корреспондент Виктор, жмут Ивану руки.

       ЛУЦЕНКО
(громко, перекрывая голосом шум мотора)
Всё в порядке, Ваня?

Иван отрицательно мотает головой и жестом приглашает Луценко и Виктора на другую сторону комбайна. Там из множества щелей в комбайне на бетонный пол просыпается зерно.

       ИВАН
Здесь-то видно, что оно течёт. На бетон. И можно собрать.

Корреспондент Виктор тут же подсовывает к Луценко и к Ивану микрофон.

       ВИКТОР
А в поле? Там ведь не увидишь, верно?

       ЛУЦЕНКО
М-да, в поле это незаметно...
(осуждающе качает головой)
Немного же стоят наши разговоры о герметизации.

       ВИКТОР
Тогда, может быть, имеет смысл всегда вести обмолот на стационаре?

       ЛУЦЕНКО
А вот этого я Вам сказать не могу. Слишком сложный вопрос: техники в колхозе много и вряд ли всю её было бы целесообразно с ходу переделывать под абсолютно нетипичный метод уборки...Тут семь раз подумать нужно...Хотя в данном случае, конечно, такой вот финт помог нам сберечь часть урожая... Но чтобы всё хозяйство перестраивать... это вряд ли.

       ИВАН
Но кое-что уже прорисовывается. Например, обмолот на стационаре можно вести круглосуточно, независимо от погоды. А это существенный выигрыш во времени. К тому же, сами видели - потери зерна исключены. Плюс экономия горючего наблюдается...

       ЛУЦЕНКО
       (с некоторой ревностью)
Ну, это мы ещё не подсчитывали... Давай вот что, Иван, веди корреспондента на поле, пусть люди ему расскажут, с каким настроением всем миром вышли спасать колхозный хлебушек.

НАТ. - ПШЕНИЧНОЕ ПОЛЕ С ЛЮДЬМИ – ДЕНЬ, ПАСМУРНО

Иван с Виктором идут через поле, по мокрой стерне, к людям. На плече у Виктора репортёрская сумка с магнитофоном, а микрофон Виктор пока просто несёт в руке.

       ИВАН
Без микрофона, я тебе вот что скажу... Понимаешь, если бы это были лично мои комбайны, и пшеница на поле тоже была лично моя – я бы, может, всё кардинально и переделал! Быстренько бы подсчитал, что мне выгодней – на стационаре обмолот вести или в поле. А может быть, комбинированным способом – в зависимости от погодных условий. Да и не только я... все бы наши люди крутились, придумывали что-то, чувствуя, что от этого выгоду имеют...

       ВИКТОР
Но ведь и сейчас, смотри сколько народу на поле вышло!

       ИВАН
И хорошо! Даже замечательно! Но ведь это исключительный случай, в силу экстремальных обстоятельств. В такие моменты люди всегда помогут. Но нельзя же всё время, всю их жизнь только на сознательности людей выезжать... или заставлять их из-под палки проявлять инициативу... Нет... Я по себе чувствую, человек устроен так, что должен быть хозяином чего-то своего. Вот это своё он и будет растить и беречь. Всё просто... Ну а теперь смотри...

Парни останавливаются, и Иван рукой показывает Виктору на тётку Лукерью, работающую невдалеке рядом с другими женщинами.

       ИВАН
Видишь, женщина в красной кофте? Зовут её Лукерья Антиповна. Ты у неё спроси только: как раньше и как сейчас? - и, клянусь, твою радиопередачу ждёт бешеный успех. Если, конечно, хватит магнитофонной ленты!

Виктор смеётся и вдруг весело спрашивает:

       ВИКТОР
Не женился ещё?

Иван пристально смотрит на Виктора, отрицательно качает головой.

       ВИКТОР
А мне Алёна сына родила!Поздравь!

Иван жмёт Виктору руку. Виктор убегает к Лукерье, а для Ивана вдруг исчезают все звуки. Он медленно поворачивает голову и кого-то ищет взглядом. Среди множества женских косынок взгляд Ивана отыскивает одну, голубую, на тяжёлых русых волосах. Это косынка Насти. Настя вдруг поворачивает голову. Взгляды Ивана и Насти встречаются. В этот миг на пасмурном небе сквозь плотную белую пелену прорываются солнечные лучи. Люди на поле машут солнышку руками, смеются и радостно кричат. Всё вокруг светлеет, искрится тысячами бликов на мокром жнивье. Иван и Настя смотрят друг на друга.

НАТ.- ЛЕТНИЙ ДУШ ВО ДВОРЕ ИВАНА – ДЕНЬ

Иван торопливо, шумно моется в душе.

ИНТ. - КОМНАТА В ДОМЕ ИВАНА – ДЕНЬ

Мать Ивана доглаживает Иванову рубашку утюгом и аккуратно вешает её на спинке стула.

ИНТ. - КОМНАТА В ДОМЕ ИВАНА – ДЕНЬ

Уже одетый Иван причёсывается перед зеркалом. В распахнутое окно доносятся звуки музыки, гремящей где-то недалеко.

       ИВАН
Сегодня меня не ждите, ма.

Мать Ивана опускается на стул и смотрит на сына.

       МАТЬ ИВАНА
       (испуганно)
Как это – не ждать?

Иван улыбается и целует её в щеку.

       ИВАН
Да не пропаду я... Но сегодня не ждите.

Иван берёт с тумбочки свой паспорт и кладёт его в нагрудный карман своей рубашки.

       МАТЬ ИВАНА
А паспорт зачем берёшь?

       ИВАН
Нужен, ма.

       МАТЬ ИВАНА
Ох,Ваня...

НАТ. - СЕЛЬСКИЙ ПАРК – ДЕНЬ

В парке многолюдно - сельчане отмечают Праздник Урожая. Работают аттракционы, мальчишки толпятся у новых автоматов «Морской бой», установленных под аккуратным навесом. На сцене, сооруженной прямо под открытым небом и украшенной соответствующим образом, идёт концерт художественной самодеятельности. Парни и девчата лихо отбивают дробь в переплясе. Среди них Настя. Она, как и другие девушки-танцовщицы, в красивых, вышитых в народном стиле кофточке и юбке, в волосы вплетены яркие ленты. Звучат заключительные аккорды танца. Под восторженные аплодисменты всё это многоцветье ярких рубашек, вышитых кофточек и пёстрых лент скрывается за плюшевой перегородкой. За ней стоит Иван, и Настя, разгорячённая и счастливая, попадает прямо в руки Ивана.

       ИВАН
       (жарко)
Любишь?

       НАСТЯ
Люблю.

ИВАН
И я люблю! Идём!

Иван решительно берёт Настю за руку и тащит за собой сквозь шумную толпу.

НАСТЯ
Куда?

ИВАН
В сельсовет!

НАТ. - СЕЛЬСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ

Иван и Настя быстро идут по улице. Навстречу им – пожилая сельчанка с большой хворостиной в руке. Это ТЁТКА МАТРЁНА. Остановилась, залюбовалась парой, Иван и Настя тоже приостановились.

       ИВАН
Здравствуйте, тётя Матрёна.

       НАСТЯ
Здравствуйте, тётя Матрёна.

       ТЁТКА МАТРЁНА
Здравствуй, здравствуйте... Ну до чего ж вы, голубки, красивые, прямо глаз не оторвать... Настенька, какой наряд у тебя красивый, прямо как у нас на хороводах, когда молодыми были...

       НАСТЯ
Спасибо, тётя Матрёна... А вы почему не на празднике – всё село сейчас там?

       ТЁТКА МАТРЁНА
Да схожу, схожу... Вот только тёлку свою сейчас отыщу – запропастилась куда-то, негодница. Уж не впервой – залезет куда-нибудь в заросли, а тут ходи, ищи её! Вы случайно не видали?

       ИВАН
Да нет...

       ТЁТКА МАТРЁНА
Устала я от неё. Может, продать кому... Вот вам, на молодое хозяйство, а? Сговоримся.

       НАСТЯ
       (улыбается)
Да нет, нам пока не надо...

       ТЁТКА МАТРЁНА
Ну, ладно... Вань, ежели случайно увидишь тёлку, шугани её к дому, хорошо?

       ИВАН
Конечно, тетя Матрёна. Обеспечу с доставкой на дом.

И Иван снова решительно ведёт Настю за руку вперёд.

ИНТ.- КАБИНЕТ В СЕЛЬСОВЕТЕ – ДЕНЬ

СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА, женщина средних лет, изумлённо таращится на Ивана и Настю. В волосах у Насти разноцветные ленты, сама она в расшитых в народном стиле кофточке и юбке.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Да вы что, ребята! Регистрацию им вдруг сходу-слёту подавай! Так это дело не делается. И потом – у меня тоже выходной. А забежала я сюда на минутку, переобуться – домой далеко, а новые туфли жмут... Переобулась вот, сейчас снова на концерт пойду.

       ИВАН
       (тихо)
Мы бы Вас и дома нашли... Вы уж уважьте, Сергеевна.

Секретарь сельсовета смотрит на них подозрительно, удивлённо, насмешливо и... понимающе.

       ИВАН
Прошу Вас, Сергеевна.

Секретарь сельсовета, не зная что и делать, с интересом разглядывает наряд Насти.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
У вас же, небось, и документов с собою нет...

Иван кладёт свой паспорт на стол.

       ИВАН
Вот паспорт.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
       (со вздохом)
Вот горюшко-то! Ну ладно, возьму грех на душу, допущу производственный брак при регистрации брака. Остальные бланки завтра заполню...
(раскрывает Иванов паспорт и кладёт его на стол)
Ну так а Настин паспорт где же?

       НАСТЯ
       (растерянно)
Дома...

Секретарь сельсовета обескураженно разводит руками.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Как же вы так, интересно, собирались!? Нет, я не могу.

       ИВАН
       (загорячившись)
Но послушайте, Сергеевна. Завтра будет вам всё: и паспорт, и свидетели. А сегодня распишите нас.

Секретарь сельсовета не двигается.

       ИВАН
Ну, Сергеевна! Что Вам, жалко?

Секретарь сельсовета не отвечает.

       ИВАН
Ревизии, что ли, боитесь?

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
       (возмущенно-решительно)
Да ничего я не боюсь! Десять лет сюда никто носа не казал и ещё десять лет не покажет!

Секретарь сельсовета достаёт штамп, шумно дышит на его донышко и, глядя Ивану прямо в глаза, заносит штамп над Ивановым паспортом.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Гляди, сокол, назад дороги нету!

       ИВАНА
И отлично!

Штамп звонко опускается. Иван в замешательстве приоткрывает рот. Настя испуганно округляет глаза.

       НАСТЯ
Ой!..

       ИВАН
Ох!

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Что такое?

Секретарь сельсовета смотрит вниз. Штамп поставлен не в Ивановом паспорте, а на каком-то листе с отпечатанным текстом, лежащем рядом под паспортом на столе.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Ох, батюшки, на визу председателя райисполкома штамп о регистрации брака влепила! Надо же, с кем сама себя обвенчала! Так хоть бы молодой и холостой был, а то ведь старый, женатый и с внуками...Да и приставала ещё тот!... Фу!.. Что ж теперь делать? Кто ж мне новый экземпляр постановления райисполкома выдаст?.. Придётся на поклон к зав. общим отделом Любовь Петровне ехать... Ну, Ванька, втравил ты меня! Ведь не хотела же!..

       ИВАН
Да это всё мелочи жизни, Сергеевна... Не берите в голову.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Я тебе дам - «мелочи»!.. Ох уж эти мужики, и не хочешь, так заставят!

Секретарь сельсовета быстро заносит штамп над Ивановым паспортом и звонко опускает его. Потом вписывает туда несколько слов и отдаёт паспорт Ивану.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Готово. Поздравляю, голубки!

       ИВАН
Спасибо. Продолжайте.

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Чего продолжать?

       ИВАН
(глядя в Настины глаза)
Ну «горько» же на свадьбах кричат...

       СЕКРЕТАРЬ СЕЛЬСОВЕТА
Так то на свадьбах. Вот на вашей и покричу. Думаете, легко отделаетесь?

Но губы Ивана и Насти уже соединяются в поцелуе.

НАТ. - ПОЛЕ СО СТОГАМИ СЕНА – НОЧЬ

Светит луна, звенят цикады. В стоге сена лежат Иван и Настя. Обнажённые тела, объятия, поцелуи.

НАТ. - ЖИВОПИСНЫЕ ОКРЕСТНОСТИ ЗА СЕЛОМ – РАННЕЕ УТРО.

В стоге сена, обнявшись, спят Иван и Настя.
Доносятся какие-то неясные звуки, похожие на шум мотора. Эти звуки доходят до сознания Ивана. Веки Ивана медленно приоткрываются, но то, что Иван видит, заставляет его широко открыть глаза. В десятке метров от стога стоит его бывший «Жигулёнок». Откуда-то сбоку осторожно выворачивается ещё один автомобиль - «Волга» и останавливается у бывшего Иванова «Жигулёнка». Хлопают дверцы, слышатся голоса. Настя поднимает голову.

       НАСТЯ
Что?

Иван подносит палец к губам.

       ИВАН
Т-с-с! Родня на горизонте.

У автомобилей суетятся Петро, Митька и какой-то брюнет.

       ПЕТРО
(брюнету, сквозь дребезжащий смешок)

А чего, думал, не приедем?

       БРЮНЕТ
Страшно, дорогой! Мест ваших не знаю, в лесополосе ночую, зверь какой-то выл!..

       ПЕТРО
Ну, такой-то страх не самый страшный... А на зорьке кто из гаишников не любит посопеть у жинки по боком? Спокойненько проскочишь... Говядинка молодая, отличная, на базаре с руками оторвут... Ну, открывай багажник... Митька, давай перетаскивать.

Пыхтя, Петро, Митька и брюнет вытаскивают тяжёлую тушу из багажника бывшего Иванова «Жигулёнка» и тащат её к автомобилю брюнета, загружают в багажник.

       ИВАН
       (тихо)
А у вас разве тёлка была?

       НАСТЯ
       (тихо)
Не-ет... Батюшки, да это они никак тётки Матрёны тёлку увели да прирезали?

       ИВАН
Точно! Ах, скоты!.. Сиди здесь и не вздумай высовываться!

Иван поднимается во весь рост из стога. Застегивает брюки и направляется к онемевшей троице.

       ИВАН
Привет мясникам! Почём нынче ворованное мясо?

Немая сцена. Брюнет откровенно пугается. Петро и Митька растерянно переглядываются между собой.

       ПЕТРО
       (осторожно)
Ты бы, Ванька, не умничал... Мало ли у кого какие дела... Тебя они не касаются. Мы же у тебя не спрашиваем, с кем ты там и что в стогу делал...

Молчавший до сих пор Митька недобро играет глазами.

       МИТЬКА
А не мешало бы пошарить. Может, кралю какую вытряхнем!

Иван показывает Митьке свой увесистый кулак.

       ИВАН
Я твою поганую душонку скорей из тебя вытряхну!

       БРЮНЕТ
       (Ивану)
Дорогой, может, ты в долю войти хочешь? Давай обсудим.

Иван усмехается. Петро смотрит на Митьку и едва заметно показывает ему глазами на свой автомобиль. Митька начинает отходить к «Жигулёнку».

       ПЕТРО
       (вкрадчиво)
Оно, конечно, Ваня, обиду твою понять можно. Только «Жигуля» у тебя всё одно отобрали, какая теперь разница, кто на нём катается? Ну уж прости, коли тебя так заедает... Я вот за Настю тебе простил, хоть и опозорил ты её на всё село...

Митька вдруг выхватывает из кабины «Жигулёнка» двустволку и нацеливает её на Ивана.

       МИТЬКА
А пошёл он! Сам проворовался, а теперь перед начальством выслуживается! Гнида идейная!.. Сейчас ты у меня на коленках поползаешь, за всё поползаешь!

Быстрее птицы Настя вылетает из стога и бросается по направлению к Митьке.

       НАСТЯ
Да я вас своими руками передушу!

       ПЕТРО
       (ошарашенно)
Ох, паску-уда!

Митька от неожиданности дергается, и в тот же миг Иван заламывает ему руки. Настя останавливается, прижав руки к груди. В небо гремит выстрел. Все перепуганы. Ружьё теперь в руках у Ивана.

Перепуганный брюнет вскидывает руки.

       БРЮНЕТ
Вай! Разбирайтесь со своей коровой сами, мы барашку любим!

Брюнет мигом ретируется в свою «Волгу» и дёргает с места.

       ПЕТРО
       (кричит)
Куда? А деньги?! Деньги давай, собака!

Но автомобиль не останавливается. Митька хлопает глазами, а Петро начинает голосить, как баба. Иван вскидывает ружьё, прицеливается.

       НАСТЯ
       (кричит)
Не стреляй, Ваня! Пропади он пропадом, убьёшь ненароком, всю судьбу себе исковеркаешь! Ваня!

Но Иван нажимает на курок. Гремит выстрел. Вместе с выстрелом отъезжающая «Волга» оседает на заднее колесо, виляет из стороны в сторону, съезжает в кювет и останавливается. Петро не верит своим глазам. Брюнет выскакивает из машины и бросается наутёк.

       ПЕТРО
Ну, Ванька! Половина выручки твоя!

Иван смотрит на Петро. Ему противно.

       ИВАН
Ты всё-таки думаешь, что я... ради твоих вонючих денег? Отвезёте мясо тётке Матрёне. Сейчас же!

       ПЕТРО и МИТКА
       (визгливо, наперебой)
Да?! А что мы ей скажем?

       ИВАН
Найдёте что... Прощения просите. Вот там можете сами на коленках и поползать... Предложите ей хорошую цену. Может, она согласится... А если нет – повезёте Матрёну с её мясом на базар и поможете продать...

Иван смотрит на Петро и Митьку, отбрасывает в сторону ружьё.

       ИВАН
Поняли, родственнички?

       ПЕТРО
Какие мы тебе родственнички?

       ИВАН
Самые натуральные... Настя – моя жена.
       (поворачивается к Насте)
Пойдём, Настенька.

Иван и Настя уходят от Петра и Митьки.

       ПЕТРО
       (вслед)
Дык... раз такое дело, Ваня... может, для свадьбы-то у Матрёны мясо и закупить?.. А, Вань?...
       (поворачивается к Митьке)
Скажем Матрёне, что нечаянно тёлку машиной сбили, вот, мол, и пришлось освежевать... Давай перетаскивать тушу назад!

НАТ. - БОЛЬШОЕ ОЗЕРО – РАННЕЕ УТРО

Над озером восходит солнце. Красная полоска от солнца искрится на водной глади. Иван и Настя подходят к озеру и останавливаются на берегу.

       ИВАН
Что будем делать?

       НАСТЯ
Ты – мужчина, тебе решать.

       ИВАН
Не люблю обходить.

       НАСТЯ
Я тоже.

       ИВАН
Тогда прямо по полоске.

Иван и Настя раздеваются. Иван сворачивает одежду и перетягивает её ремнём. Обнажённые, они входят в воду и плывут в розовой воде – две головы и рука, поднятая кверху. Они плывут, и на этом фоне звучит голос за кадром:

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
 Теперь, по прошествии стольких лет, мы знаем, как сложилась дальнейшая судьба Ивана и Насти. Нынче у супругов Шеломовых трое взрослых детей. Дочь Людмила замужем и живёт в городе, а сыновья Роман и Максим работают рядом с отцом. Иван Шеломов теперь глава крупной агрофирмы. Вот, пожалуй, и всё... Хотя, нет... Совсем недавно произошло ещё одно маленькое, совсем незначительное событие...

НАТ. - КУКУРУЗНОЕ ПОЛЕ, ВИД СВЕРХУ – ДЕНЬ

На кукурузном поле видны несколько легковых автомобилей. Какие-то люди схватили и держат за руки какого-то молодого парня. Рядом с ним три незавязанных мешка, наполненных кукурузными початками. На этом фоне за кадром раздаётся телефонный звонок.

       ГОЛОС СЕКРЕТАРШИ
Агрофирма Шеломова. Добрый день, мы вас слушаем.

       ГОЛОС ОХРАННИКА.
Света, это начальник охраны. Соедини с Иваном Степановичем.

       ГОЛОС СЕКРЕТАРШИ
Соединяю.

       ГОЛОС ИВАНА.
Слушаю тебя, Валера.

       ГОЛОС ОХРАННИКА
Иван Степанович, только что на кукурузном поле нашей агрофирмы пойман вор... До того, как мы его задержали, он успел наломать три мешка кукурузных початков.

       ГОЛОС ИВАНА
И кто ж таков?

       ГОЛОС ОХРАННИКА
Денис Потейкин.

       ГОЛОС ИВАНА
(удивлённо)
Кто-кто?

       ГОЛОС ОХРАННИКА
Да Денис Потейкин, сын ветеринара Фёдора Потейкина... Милицию вызывать?

       ГОЛОС ИВАНА
(после секундного молчания)
Вот что, ребята... Дайте-ка ему хорошего пинка под зад, и пусть проваливает. Но только снова не попадается!
 
       Конец.


Рецензии