Проза.ру

Михаил Грушевский - первый президент Украины?

Изображенный на украинской пятидесятигривенной купюре Михаил Грушевский среди всех отечественных деятелей, «попавших на деньги», является самым близким к нам по времени. И его биография и вклад в развитие Украинского государства известны едва ли не лучше остальных. Однако здесь читателя могут ожидать определенные сюрпризы.

Дело в том, что провозглашаемый сейчас со всех высоких трибун и мемориальных досок «первым Президентом Украины» Михаил Грушевский, фактически, им никогда не был!
И это не единственный парадокс, связанный с личностью Грушевского.
Но начнем по порядку.

Будущий «первый президент» и председатель Украинской Центральной Рады родился 17 (29) сентября 1866 года в городке Холме Люблинской губернии Российской империи (ныне город Хелм, Польша) в семье учителя гимназии. Его отец, Сергей Федорович Грушевский был автором принятого министерством образования и многократно переизданного в России учебника церковно-славянского языка. Авторские права на данный учебник приносили семье, а позже — самому Михаилу Грушевскому, стабильные доходы, позволившие ему сосредоточиться на собственных исторических исследованиях.

Вскоре после рождения Михаила семья переехала на Кавказ, где в Ставрополе, Владикавказе и Тифлисе прошли его детство и отрочество. По окончании тифлисской гимназии в 1885 году он поступил на историко-филологический факультет Киевского университета Святого Владимира, где учился у профессора Владимира Антоновича. Под его руководством подготовил работы о южнорусских замках первой половины XVI в. и «Историю Киевской земли от смерти Ярослава до конца XIV века», которая была удостоена золотой медали.

После защиты Грушевским в 1894 году магистерской диссертации профессор Антонович порекомендовал Львовскому университету взять новоиспеченного магистра вместо себя на должность профессора недавно созданной кафедры истории.

То, что подданный российского императора Михаил Грушевский в 1894 году переехал во Львов, находившийся тогда под властью Австро-Венгрии, и получил там высокую профессорскую должность, породило впоследствии массу кривотолков. Якобы коварные австрияки уже тогда, ещё за двадцать лет до начала Первой мировой войны, задумали подложить «мину» под национальное «единство» Российской империи и для этого… придумали украинцев. Как говаривал киевский генерал-губернатор Драгомиров: "Украинскими являются только галушки, борщ и варенуха, все остальное выдумала Австрия!".
 
И вот теперь подлым австрийцам срочно понадобился тот, кто сочинит для этих "выдуманных" украинцев историю, чтобы представить их как отдельный народ. И на роль этого "злого гения" был избран 28-ми летний российский подданный Михаил Грушевский.

Но тогда возникает вполне закономерный вопрос: как один, пусть даже и очень талантливый, молодой ученый может самостоятельно придумать и сочинить историю целого народа? Причем, к тому же, как утверждается, народа выдуманного, никогда ранее не существовавшего?

В ответ на этот вопрос «заклятые любители» Грушевского и всего украинского парируют, что он, видите ли, был не одинок, что в этом ему помогал… австрийский Генеральный штаб!
 
Странная логика. Казалось бы, что мешало российскому Генеральному штабу, в свою очередь, попытаться таким же образом подорвать изнутри не менее «национально-монолитную» Австро-Венгрию? И сделать нечто подобное в отношении украинских подданных императора Франца-Иосифа? Глядишь, создали бы при Киевском университете кафедру истории Украины, и тут же зашатались бы вековые устои «Дунайской империи». А «австрийско-подданные» украинцы просто косяками потянулись бы под отеческую руку государя Николая Александровича. Но не тут то было…

Ясно, что вся эта легенда о злокозненных австрийцах придумана в России уже задним числом, чтобы оправдать политику отрицания за украинцами права на какую-либо национально-культурную самобытность. А так же, чтобы скрыть то обстоятельство, что в «какой-то там» Австро-Венгрии славянские народы, в частности украинцы, пользовались куда более широкими правами и даже имели национальное представительство в Венском парламенте. Всё-таки тогдашняя Австро-Венгрия, в отличие от России, была не абсолютной, а конституционной монархией.
 
Однако факты упрямо говорят о том, что и официальная Вена тоже не очень-то признавала украинцев полноценной нацией. Так австрийский министр Гауч напрочь отрицал за украинской историей значение науки. Поэтому в Львовском университете была открыта кафедра вовсе не украинской, как принято считать, а всеобщей истории со специальным обзором истории восточной Европы. Вот именно при этой кафедре и занял профессорскую должность Михаил Грушевский.

Как бы там ни было, читая ежегодный курс лекций в Львовском университете, Михаил Грушевский одновременно решился создать никем до него не написанную обобщающую Историю Украины — Руси. Он разработал новаторскую схему исторического развития украинского народа, которая до сих пор стоит костью в горле у официальных российских историков, лишая Россию желанной монополии на право называться преемником Киевской Руси.
       
Предложенная Грушевским схема украинской истории выглядела следующим образом:

1) украинцы как отдельный народ (хотя и под другими названиями: анты, поляне, русины) существуют ещё со времен раннего средневековья;
2) в Киевской Руси украинцы представляли ядро государства, народность, отдельную от северо-восточной (в будущем — великорусской) народности;
3) наследником государственности Киевской Руси выступило не Владимиро-Суздальское, а Галицко-Волынское княжество, которое постепенно теряло независимость и инкорпорировалось соседними государствами — Литвой, Польшей, Венгрией.

Великое княжество Литовское, по его мнению, являлось таким же равнозначным центром объединения древнерусских земель, как и княжество Московское. Однако по мере окатоличивания и полонизации Литвы противоречия между литовцами и православными литвинами и русинами (белорусами и украинцами) усилились, и последние переориентировались на Московию.

Потеряв былую самостоятельность и находясь в составе Речи Посполитой и Московского царства, украинцы, заключал Грушевский, являлись или просто пассивным объектом управления, или же находились в оппозиции к власти. Единственным содержанием их истории теперь остаются культурные и экономические процессы.

Естественно, что такой вариант истории Киевской Руси никак не мог устроить официальные российские круги, которые еще после заключения Переяславского договора считали себя исключительными владельцами прав на киевское наследство.

Поэтому в Российской империи немедленно начали раздаваться обвинения профессора Грушевского в "сепаратизме". Эти нападки особенно усилились после того, как в 1899 году он ребром поставил вопрос о допущении на археологическом съезде, который должен был состояться в Киеве, рефератов на украинском языке. Данное требование вызвало сильную оппозицию в российских профессорских кругах и было отвергнуто. Тогда Грушевский и другие украинские ученые из Австро-Венгрии уклонились от участия в съезде.

В 1906 г Харьковский университет осмелился возвести Михаила Грушевского в степень почётного доктора русской истории. Однако кандидатура Грушевского, выставленная на кафедру русской истории в Киевском университете в 1907 году, по политическим соображениям была отклонена.

Политикой Грушевский пытался заниматься задолго до образования Украинской Народной Республики – еще в Австро-Венгрии. В 1899 году он принимал самое активное участие в создании Украинской национально-демократической партии, которая, по его мнению, должна была объединить разрозненные силы украинских патриотов Австро-Венгрии. Однако надеждам Грушевского не суждено было сбыться – на протяжении всей своей истории УНДП большую часть времени занималась внутрипартийными склоками, а перед Первой мировой войной оказалась на грани окончательного развала.

Накануне Первой мировой войны Грушевский предполагал покинуть кафедру Львовского университета и возвратиться в Киев. Но война поломала план переезда. Из-за преследований полиции, которая видела в нем российского агента, ученый перебрался в Италию, а затем через Румынию вернулся в Киев.

Но здесь в Грушевском увидели уже агента австрийцев! Поэтому, в декабре 1914 года Грушевский был арестован и после нескольких месяцев тюрьмы вынужденно покинул Украину. В приказе начальника Киевского военного округа было сказано: «Профессора Львовского университета Михаила Грушевского как пропагандиста украинского сепаратизма и видного деятеля украинской национально-демократической партии выслать в Симбирск на время состояния местностей, из коих он выслан, на военном положении». Из Симбирска ему разрешили переехать в Казань, где он смог продолжать научную работу, а позднее - в Москву.

Ходатайством о переводе Грушевского в Москву занимался сам Владимир Вернадский. Он вместе с другими учеными Российской Академии Наук и Московского университета направил министру внутренних дел Хвостову письмо, в котором указывалось, что все меры, предпринятые против Грушевского, являются безрассудными и недопустимыми.
Именно в Москве Грушевского и застала Февральская революция.

Окраины бывшей Российской империи начинают приходить в движение и на волне национального подъёма заявляют о своих претензиях на автономию и независимость. Не стала исключением и Украина. В марте 1917 года в Киеве создается Украинская Центральная Рада – орган общенационального самоуправления, которому срочно потребовался всенародно известный и уважаемый лидер. И тут основатели Центральной Рады вспомнили о Грушевском.

«Никто так не подходил для роли национального вождя, как Грушевский», – писал известный политический деятель тех лет Дмитрий Дорошенко. На московский адрес Грушевского начали приходить многочисленные телеграммы из Киева с просьбой немедленно вернуться и занять должность главы Украинской Центральной Рады. Прихватив с собой лишь ценные книги, 11 марта он выехал в Украину.

Возвращение Грушевского на родину получилось весьма своеобразным. Ночь в поезде прошла спокойно, однако утром недалеко от Брянска в вагоне, где он ехал, начался пожар. Пламя из соседнего купе быстро охватило весь вагон. Грушевский кинулся собирать свои книги, но было поздно. Буквально за пять минут вагон сгорел дотла.
 
Из-за этого инцидента поезд прибыл в Киев с большим опозданием. На вокзале Грушевского никто не ждал. Киевляне, которые готовились к его встрече, уже разошлись. Родных тоже не было. Побродив по неосвещённым улицам и по мокрому снегу без калош (они сгорели в поезде), в одном белье, с пледом на плечах, только под утро он попал домой. Так необычно и более чем скромно произошло возвращение Грушевского на родную землю.

Во вторник 14 марта он пришёл на первое заседание Центральной Рады. Здесь встреча была уже более торжественная, Грушевского буквально носили на руках. Он с воодушевлением выступал перед собравшимися, говорил о целях революции, призывал соотечественников активно строить новую Украину, однако, пока только как автономию в составе России. В то время о полном отделении Украины большинство еще даже не помышляло. Сказывался веками насаждаемый комплекс национальной неполноценности. Как же! Ведь украинцев "всего" тридцать миллионов. Куда им до собственного государства, в сравнении с восемью миллионными шведами или там, голландцами ? «Украинцы не имеют намерения отделиться от Российской Республики, — писал Грушевский в брошюре «Откуда появилось украинство и куда оно ведет», изданной летом 1917 года. — Они хотят остаться в добровольной и свободной связи с ней».

Отстаивая позиции Центральной Рады, Грушевский доказывал беспочвенность выдвинутых против нее обвинений в сепаратизме, подчеркивая: «Мы думаем как раз, что Украина не только для украинцев, а для всех, кто живет в Украине и любит ее, а любя, хочет трудиться на благо края и его жителей. И так всякий, кто разделяет подобные взгляды, — дорогой согражданин для нас, независимо от того, кто бы он ни был — великоросс, еврей, поляк, чех».
 
В июле 1918 года Михаил Грушевский избирается председателем Украинской Центральной Рады. Первые же шаги историка Грушевского на этом посту были более чем странными. Вообще поведение тогдашних вождей УНР, стремившихся в своей государственной деятельности выглядеть «святее Папы Римского» вызывает полное недоумение!

С одной стороны он в паре с главой Народного секретариата (правительства) УНР писателем Владимиром Винниченко на равных ведет переговоры с Временным правительством России о предоставлении Украине широкой автономии и пишет декларирующие эту автономию универсалы.

С другой – делает все для развала еще только создаваемых украинских вооруженных сил.
Грушевский, видите ли, пытался убедить всех и вся, что новосозданное Украинское государство является демократичным и исключительно миролюбивым и ни с кем воевать не собирается, а потому не нуждается в профессиональной армии.

Кабинетный учёный, он совершенно не разбирался в реальной политике, оставаясь приверженцем «бумажных» теорий и схем. И это в условиях продолжающейся Мировой и начинающейся Гражданской войны!

В итоге УНР осталась без армии, а Центральную Раду стало просто некому защищать.
 
И Грушевскому вместе с другими членами Центральной Рады под угрозой наступления большевиков пришлось срочно бежать из Киева. Правда перед этим ему еще удалось отправить на верную смерть под Крутами отряды киевских гимназистов и студентов. Которые, годясь Грушевскому во внуки, своими жизнями заплатили за «теории» нашего профессора.

Таким образом, можно сделать вполне закономерный вывод, что этот благообразный «отец нации» принес вреда этой самой нации не меньше, чем любой из её врагов.
 
Михаилу Грушевскому удалось вернуться в Киев довольно скоро, но уже с немецкими войсками, откликнувшимися на призыв Центральной Рады очистить, в обмен на продовольствие, территорию Украины от российских и местных большевиков. Воистину, не желающий содержать собственную армию, будет кормить чужую!

После возвращения в Киев Грушевский был переизбран председателем Центральной Рады и стал проводить прежнюю политическую линию. Пообещав немецким союзникам регулярные поставки продовольствия, Грушевский от их закономерных требований выполнять обещанное, попросту отмахивался, отговариваясь тем, что требуемые меры по изъятию продуктов и наведению порядка в стране недемократичны.
Естественно, что немецким оккупационным властям была нужна более послушная Украина, и в ночь с 29 на 30 апреля в результате государственного переворота УНР Грушевского и Винниченко перестала существовать. Ее место заняла Украинская Держава во главе с гетманом Скоропадским. http://www.proza.ru/2008/09/25/527
 
Последним же аккордом политической деятельности Михаила Грушевского как главы Центральной Рады можно считать принятие буквально накануне гетманского переворота 29 апреля 1918 года Конституции УНР. Согласно этому документу Украина становилась суверенным парламентским государством, гарантировавшим права всем проживавшим здесь народам. Власть делилась на исполнительную, законодательную и судебную. Верховным органом УНР провозглашалось Всенародное собрание – законодательная власть Украинской Республики.

Именно с Конституцией связан существующий до сих пор миф о президентстве Грушевского, который уже давно эксплуатируется историками и публицистами. В середине 90-х годов практически все исследователи и журналисты писали, что на последнем заседании Центральной Рады вместе с принятием Конституции был избран и президент. Очень быстро этот недоказанный факт перекочевал с экранов телевизоров и газетных страниц в школьные учебники и закрепился в сознании миллионов украинцев.

Считается, что этот миф вышел из среды украинских эмигрантов. Пока в СССР запрещались любые положительные упоминания о независимом украинском государстве, они, напротив, всячески подчёркивали полноценность данного государства. И в их интерпретации председатель Центральной Рады Михаил Грушевский превратился в президента. Возможно, это связано с тем, что на иностранных языках (французском, немецком) должность
«председателя» Рады передавалась как president (du parlement), но соответствовала лишь должности спикера парламента. Во всяком случае, тогдашний соратник Грушевского, Владимир Винниченко прямо указывает в своих воспоминаниях, что иногда председателя Центральной Рады Михаила Грушевского звали президентом, но это название не было официальным.

В итоге оказалось, что документы, подтверждающие факт президентства Грушевского, отсутствуют. А в Конституции УНР, с которой всё вроде и началось, ни единого слова о таком институте власти не сказано. Её текст гласил следующее: «Созывает Всенародное собрание и руководит им глава, избранный Всенародным собранием. Власть главы длится всё время, пока не будет созвано новое собрание и избран новый глава».

Исследователи считают, что таким образом в Украине вводилась парламентская форма правления, а не президентская или парламентско-президентсткая, поэтому Грушевского вряд ли можно было избрать на должность, которой тогда вообще не существовало.

Правда, в начале 90-х годов ХХ века бытовало мнение, что признать на государственном уровне историка Грушевского первым президентом Украины мешал Леонид Кравчук, считавший таковым самого себя. Он якобы однажды заявил: «Я понимаю, что Грушевский первый президент, но и я ж не второй».

Сам же экс-президент на вопрос, кого он считает первым, практически всегда отвечает: «Первым президентом Украины являюсь я. А вот президентом Украинской Народной Республики был избран Грушевский, и не народом, а депутатами. И был он в этой должности одну ночь. То есть никаких документов, подписанных президентом Грушевским, нет. Поэтому большинство исследователей этой проблемы считают, что Грушевский не был первым президентом вообще».
Действительно, во всех протоколах заседаний Рады он значится исключительно главой.

И всё же, несмотря на научные выводы историков, многие украинцы считают первым президентом страны главу Центральной Рады Михаила Грушевского. Видимо, правы были древние философы, считающие, что миф гораздо легче создать, нежели развенчать.

В конце 1918 года, когда гетманат сменила украинская Директория, Грушевский снова попытался реанимировать идеи Центральной Рады, но, встретив оппозицию со стороны новой власти, покинул Киев и украинскую политику. Но как оказалось ненадолго.

О судьбе Грушевского после окончания Гражданской войны современные украинские историки, как правило, пишут вскользь. В Украине как-то не особо принято распространяться о том, что символ украинской Независимости в 1924 году вернулся в СССР и превратился в апологета Советской власти и коммунистического режима. В советского академика, председателя Всеукраинской Академии Наук, автора проникновенных статей о великом социалистическом государстве. Тем не менее, это именно так.

Единственное о чем обычно пишут подробно – это о том, как Грушевский был арестован по сфабрикованному делу «Украинского национального центра». Но при этом его, после нескольких допросов, отпустили. А ведь мало кому удавалось, попав в поле зрения всесильного НКВД, выйти на свободу без судебного разбирательства и тюремного срока. Более того, Грушевского перевели работать в Москву, лечили в Кисловодском санатории и похоронили, после смерти в 1934 году, со всеми почестями на престижнейшем киевском Байковом кладбище.

А всё дело в том, что Грушевский, в итоге, подписал все протоколы и доносы, которые предложили ему чекисты. И против себя и против тех, кого должны были по делу «Украинского национального центра» взять. И его показания, даже после смерти Грушевского, отправили под расстрельные статьи и в лагеря многих ни в чем не повинных людей.

И только спустя некоторое время после смерти объявили, что он руководил нелегальной буржуазно-националистической организацией. За это его труды позднее были запрещены, а многие родственники репрессированы, в том числе родная дочь Екатерина. Она была уже известным культурологом, социологом, фольклористом, продолжившим после смерти Грушевского его научную работу, но погибла в ссылке в 1943 году.

В своё время Грушевский стал единственным из лидеров украинской революции 1917—1921 годов, который вернулся в СССР. Это вызвало бурную негативную реакцию в среде украинских эмигрантов. Они заклеймили его позором, как одного из «ренегатов, которые абсолютно спокойно пошли на службу злейшему врагу, пошли позорно, без каких-либо уступок с его стороны». "Политической смертью" назвал возвращение Грушевского бывший министр УНР Никита Шаповал в одноименной статье, опубликованной 18 марта 1924 года. «Грушевський… викреслив… себе з числа борців за Україну. Обернувся в політичного трупа, повз котрого йдучи, українці повинні затуляти носа».

Интересно, как оценивала этот поступок Грушевского перед собственной гибелью его дочь? И как оценивать личность Грушевского нам?

Да, это именно Грушевский создал капитальную историю Украины. Да, это именно он возглавил новорожденное Украинское государство. Но, в то же время, это он обрек это государство на гибель, оставив его в самый решающий момент без армии. Это он привёл на родную землю оккупационные войска. Это он, будучи живым символом украинской Независимости, публично отрёкся от своих политических взглядов и перешел на службу к Советской власти. И это по его показаниям этой самой властью был уничтожен цвет украинской интеллигенции.

Такой вот получается из Михаила Грушевского неоднозначный государственный символ…
А что было бы с нашей страной, если бы УНР удалось тогда сохранить свою почти миллионную армию?

В этом вопросе попытаемся разобраться, проанализировав деяния уже упоминавшихся ранее Владимира Винниченко и Симона Петлюры в статье "Петлюра без купюр".


Рецензии
Не знал я потомок первого президента Украины! Спасибо за информацию. Хотелось бы узнать больше.

Вадим Грушевский   03.01.2010 20:48     Заявить о нарушении правил

На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру