А. А. Сигачёв Сказки Живая вода ариев

 
Речевые Игры
БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ И КУЛЬТУРЫ
   «ДОМ А.Ф. ЛОСЕВА»


Разрешаю на депонирование
Директор Библиотеки
«Дом А.Ф. Лосева»

__________________________

В.В. Ильина
 

       А.А. СИГАЧЁВ

   СКАЗКИ – ЖИВАЯ ВОДА АРИЕВ
(Фольклорный, литературно-исторический исследовательский проект)                      
    Автор                               Сигачёв А.А.

Москва 2009
    
СЛОВО О ПРОИСХОЖДЕНИИ СКАЗОК
  Небесные светила не только в переносном, поэтическом смысле стали называться древними Ариями  «очами небе», но реально виделись им таковыми. Так возникали мифы о тысячеглазом неусыпном ночном страже Аргусе и одноглазом божестве Солнце. Большоя часть мифических представлений индоевропейских народов восходит к отдалённому времени Ариев. Казаки Арии, выделяясь из общей массы родоначального племени расселялись по дальним землям и уносили с собой самые воззрения и верования. «...Суеверные сказания, содержащиеся в Стихе о Голубиной книге, составляют общее достояние всех индоевропейских народов, находят своё оправдание в истории языка и совершенно совпадают с древнейшими мифами индусов и показаниями «Эллады». Отсюда необходимость их сравнительного  изучения, которое открывает нам мир досторический, даёт надёжное средство разгадать древнейшие нравы, обычаи и верования, и свидетельства её тем драгоценнее, что старина выражается и перед нами теми же самыми звуками, в каких некогда выражалась она первобытному народу» [1].
   Сравнительный метод анализа первоначальной формы преданий, легенд и сказок казаков Ариев позволяет учёным иметь в своих выводах особую прочность, она является своего рода тем пробным алмазом, который служит необходимым и достаточным эталоном проверки. В большей части мифов и сказок лежит обожествление стихийных сил природы в основе  которых лежит борьба мрака и света. Всё многообразие древнейших мифических представлений и сказок обязано своим происхождением олицетворению Звёздному небу, стихиям ветра, солнца, воды и других природных явлений: света, тьмы, звукам сфер, грому, молнии и т.п. Так, например, радуга своими яркими красками поражала поэтическую фантазию древних Ариев, формы которой напоминали им лук. И не случайно у индийцев  возникало представление, что радуга является боевым луком Индры, из которого он поражает стрелами-молниями демонов тьмы – тучи. Эти же представления о радуге, как о боевом оружии огненном луке с молниеносными стрелами бога Перуна сохранилось и у древних славянских народов. Случайно ли это совпадение древних Ариев и славянских народов?  Нет не случайно. Свежесть первоначальных впечатлений казаков-Ариев и славянских племён более позднего исторического периода наводили человека на мысль к олицетворениям и образованию мифов, сказаний и сказок. Суеверные представления, поэтическое творчество и сотворение сказок индоевропейских народов развивались именно их этих мифов. На это в своих научных изысканиях указывал собиратель русских сказок и легенд Александр Николаевич Афанасьев «Мифические сказания лежат в основе эпических богатырских песен-былин. Народные эпические герои, прежде чем явились на историческую арену, были олицетворениями стихийных сил природы; этим объясняются те громадные размеры и та сверхъестественная сила, которыми они наделяются в былинах. Христианство повлияло только на имена героев, но не на содержание былин. К мифологическим представлениям древних Ариев, восходят многие сказочные мотивы и сюжеты...» [1].
   Именно в доисторическую эпоху древних казаков Ариев были выработаны основные типы сказочного эпоса, которые впоследствии были разнесены на места новых поселений народов. По мнению А.Н. Афанасьева, характерные полезные указания  для разъяснения мифов, сказаний, сказок, былин могут дать духовные стихи, в которых христианские мотивы сливаются с языческими. Духовные стихи сложились под влиянием апокрифической литературы (апокрифы – произведения раннехристианской литературы, не признанные церковью). Но их значение для науки от этого не уменьшились, так как апокрифы являлись результатом устремления к «согласию» народного предания предков Ариев со сказаниями возникшими под влиянием христианства. А.Н. Афанасьев писал «Олицетворяя грозовые тучи быками, коровами, овцами и козами, первобытное племя Ариев усматривало на небе, в царстве бессмертных богов, черты своего собственного  пастушеского быта: ясное солнце и могучий громовник, как боги, приводящие весну с её дождевыми облаками, представлялись пастырями мифических стад» (I; 690).
   До сих пор в науке о фольклоре не установилось чёткого определения – что такое сказка. Имеется такое определение, что сказки - это вымысел. Но ведь, например, фантастика – это тоже вымысел, но это не сказка. Сказки имеет особый тип композиции в которой имеется устойчивый текст в отличие, например, от легенды или предания, в который  тексты широко импровизируются. В сказке нет религиозной подоплёки, она не связана жёстко местом и временем. Если принять во внимание русскую пословицу «Сказка – складка, а песня – быль», можно отметить, что сказка умело сложена, а песня связана с действительностью. Поэтому существует особое искусство слагать сюжет сказки по типическим для сказок народным образцам, с богатством ярких, выразительных и точных формул для сказок.
   По современным представлениям сказки условно разделены на три основные категории: бытовые сказки - [Приложения 1-5, 16], мифологические сказки – [Приложения 6-12, 17-18], сказки о животных – [Приложения 13-15]. Разумеется, эти деления на три условны. Так многие сказки Г.-Х. Андерсена и сказки братьев Гримм не подходят к рамкам данной классификации. Но самое главное, о чём здесь необходимо ещё сказать, это о сказках Звёздного неба. На этом следует остановиться более подробно.
    Астрономические наблюдения играли в жизни древнего человека такую значительную роль, что многие описания небесных картин присутствуют во многих волшебных сказках. Однако записаны наши народные сказки были сравнительно недавно 150-200 лет назад, когда они прошли долгий путь от архаической сказки, от мифа. Архаических сказок осталось очень мало. Чем древнее изучаемая эпоха языка, тем богаче его материал и формы и теснее связь с окружающим миром, тем богаче язык метафорических выражений. Со временем утрачивалось настоящее значение метафорического языка, и старинные мифы стали пониматься буквальное, происходило низведение мифов на землю и прикрепление их к известной местности и историческим событиям. В сказке нет цельного астрономического сюжета, это может быть только в мифе. В сказке сохранились только элементы мифа. Рассказчики неосознанно могут включать в древнюю сказку устойчивую формулу, чтобы придать ей особенный колорит. «В некотором царстве, в некотором государстве был-жил царь Бел Белянин; у него была жена Настасья золотая коса...»
     «Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве, в подсолнечном государстве...»
     Когда мы читаем в конце сказки «Сказка ложь да в ней намёк, добрым молодцам урок». Сразу бросается в глаза: «Что это за урок в сказке. Почему народ, вымышляя сказочные, волшебные,  фантастические лица, наделял их одинаковыми свойствами с незапамятных времён на всём огромном пространстве. Следует учесть, что славяне являются потомками древних гипербореев, которые переселялись с места на место. Их называли пеласгами (аистами), детьми Неба (волотами), мыслью рождёнными детьми Бога, пришедшие  с далёкой звезды на Землю. Север – родина Древних гипербореев. Отсюда переселялись они с места на место, несли по всему миру знание о небе в виде сказок, обучали племена вспахивать землю, выращивать хлеб, обжигать горшки, использовать колёса, приручать диких животных. Они несли письменность (черты и резы), использовать древние каменные сооружения-абсерватории (мегалиты).
       На острове Крит гипербореи-этруски оставили после себя письменные памятники на русском языке (знаменитый каменный Фестский диск): «Будем жить. Будет служение Богу. Будет всё в прошлом – забудем, кто есть мы. Где вы пребудете, чада будут, нивы будут, прекрасная жизнь – забудем, кто есть мы. Чада есть – узы есть – забудем, кто есть. Что считать, Господи! Рысиюния чарует очи. Никуда от неё не денешься. Не излечишься...»
      Подделки  сказок под «народные» невозможны. На них сразу ложится печать нелепицы и бессмыслицы, которые народ не станет беречь в своей памяти, как драгоценное наследие старины, но отбросит их, как вздорную, ненужную забаву легковесного ума.
     Главные типы сказочного эпоса созданы в давнюю Арийскую эпоху и разошлись со временем по всему свету разделившимися племенами древних Ариев и отражают эти сказки небесное, звёздное - в земном проявлении.  В сказке нет выдуманной пустой лжи, но это намёк людям на что-то очень важное в жизни людей. Предметом повествований сказок являлся не человек, не его подвиги, но представлены разнообразные явления всей природы, обоготворённой небом. Вот почему частыми зачинами русских народных сказок обобщено: «В некотором тридевятом царстве, в тридесятом государстве». Или вот ещё: «жили-были», то есть не только были, но и жили, и были...
     Сказка рисует небесные картины. Усеянное бесчисленными звёздами небо, недоступное людям и таинственное давало неисчерпаемый материал для фантазии человека для постижения законов природы в простой, красивой, доходчивой форме и в тоже время забавной и увлекательной для детей. Такой сочетание простоты и мудрости, облечённое в сказочную, великолепную форму посильно только мудрости народной.
     Все изменения, которые можно было заметить в загадочной небесной вышине, отзывалось в том, что окружало человека на земле. Небесное отражение земного совпадало самым непостижимым образом. Уменьшалась полуденная высота Солнца, и замирал лес и поле, укрывшись белым саваном снегов. Но весеннее, ликующее Солнце пробуждало всю природу к новой жизни...
     Приметные группы звёзд подсказывали людям наступление сроков весеннего сева и время сборов урожая. Людям казалось, что на небе от-ржаются все события, которые уже произошли или произойдут на земле. Люди верили, что на небе можно увидеть судьбы целых народов и от-дельных людей, что небо и небожители управляют всем миром.
     Древние Арии, наблюдая небо, слагали волшебные сказки, герои которых отправлялись на небо волшебными способами: забирались по необыкновенно высокому дереву, взлетали на неведомых сказочных птицах или уезжали на лошади в небесную страну, как Иванушка в сказке П.П. Ершова «Конёк-Горбунок».
«Тут Иван с землёй простился
И на небе очутился...»
     Сказка «Конёк-Горбунок» - это прекрасная литературная обработка многих народных сибирских сказок, поэтому мы вправе её считать наравне с произведениями устного народного творчества.    
     В сказке о чудесной мельнице, проголодавшиеся дети в поисках плодов взбираются на вершину высокого дерева и попадают на небо. Там они видят чудо-мельницу Бабы Яги. Из мельницы нескончаемым потоком сыплется мука на мучную дорожку. Так и видится читателю эта сказочная меленка, это небесный «домик» в созвездии Цефея.
     В некоторых сказках герои спускаются в подземелье, прыгают в колодец или опускаются на дно морское и оказываются в трёх царствах: серебряном, медном, золотом, или в чудесном, роскошном звёздном дворце. Все эти царства можно забрать с собой, скатав их в яйцо или завернув в платок, как делает Иван-ковш. Иными словами русское сказочное небо окружает Землю со всех сторон и делится на три части: Верхнее небо, Земля и Нижнее небо. Ночное небо  это алмазный (хрустальный дворец), небо в ярких красках зари – медное царство, утренние и вечерние сумерки – серебряное царство, а золотое царство – это царство солнечного света. Связь этих сказочных царств с небом прекрасно изображено в известной картине В.М. Васнецова «Три царства». Но следует иметь в виду, что сказочные народные метафоры, имеет более широкой толкование: они могут изображать в сказке четыре времени года (народные метафоры универсальны) и относиться к этому следует спокойно. Называем же мы весну утром года, в поэзии этот приём допустим, а сказка – это удивительная народная поэзия звёздного неба. Народная поэзия даёт прекрасное изображение неба теремом или несколькими теремами на одном семейном подворье:
Как во синем поле, в небе,
Во серебряном бору, в звёздном небе
Стоят три терема златоверхих...
Во первом терему – светел месяц,
Во втором терему – часты звёздочки.
Светел месяц, то хозяин во дому,
Красно солнышко – то хозяюшка,
                    Часты звёздочки – малы деточки.
     Любопытен в связи с этим зачин Великой песни – Голубиной книги: «Што на матушке – на святой Руси, на святой Руси – на подсветною. Восходила туча сильная, грозная, выпадала Книга Голубиная». Явление великой книги русскому народу, отражено в картине Николая Рериха, она так и называется «Голубиная книга», Вселенная представлена в ней, как большой небесный дом – поселение. Хозяином дома именуется Красное Солнышко, хозяйкой – светлая Луна, а их дети – частые звёздочки. Это же отмечено в величальных песнях-колядках. В народе так и полагают, что судьба каждого человека записана в «Звёздную Книгу» и сколько звёзд на небе, столько и людей на земле, звёзды в небе и звёзды в тереме... В величальных песнях-колядках хозяин именуется красным солнышком, хозяйка – светлой луной. Голубиная книга, то есть «глубинная», что означает одновременно и древняя и мудрая. Безусловно, первое место в ряду самых древних сакральных текстов занимает чудом уцелевшая духовное сокровище русского народа – Голубиная книга, в которой с необыкновенной силой воспето дохристианское Православие в древнем граде Русалиме.
     Рисуют нам сказки небесные картины, надо уметь их видеть и понимать о чём идёт речь. Так, например, в сказке о Василисе прекрасной, которую злая мачеха послала за огнём к Бабе Яге. Встречаются Василисе Прекрасной всадники: белый – на дворе стало рассветать, другой всадник красный – стало восходить солнце, третий всадник чёрный – настала ночь... Сказка загадала загадку, и сама сказка словами Бабы Яги дала Василисе прекрасной ответ: «Белый всадник – это день ясный, красный – солнце красное, а Чёрный – ночь тёмная – все слуги мои верные!» Какую сказку не возьми, легко убедиться, что картины Вселенной, рисуются в сказке иносказательно. Солнце, Луна и звёзды, травы, звери и люди сплетаются в единый сказочный убор.
     Единство символик русских народных сказок и их неуничтожимость в течение тысячелетий позволяет увидеть систему прочтения на канве сказки звёздные узоры картин астрономических явлений. Примечательно, что в древних летописях, описания астрономических явлений сопровождаются нередко сказочными, фольклорными чертами. Виновниками затмения Солнца часто представляются в летописях крылатыми волками «крылатые вовкулаки хотят Солнце зъисти».
     Народными наблюдениями установлено, что близость месяца около новолуния к Солнцу предвещает солнечное затмение, и это нашло отражение в сказках – невеста Месяца прекрасная царевна Золотая Коса, непокрытая краса или ненаглядная красота сама превращается в златокудрого царевича или в венценосного владыку мира, могущественного царя. Археологические находки календарей на целый год или на часть года, особенно важны для земледелия и безоговорочно свидетельствуют о стройной системе астрономических наблюдений и представлений в дохристианской Руси. Особое значение у всех народов предавалось астрономическим наблюдениям за Солнцем, Луной, планетам и особо примечательным звёздам.
     Перед восходом Солнца, когда на юго-восточной стороне небосклона можно наблюдать яркую Венеру. Она словно не желала уступать свету зарождающего дня, и этим привлекала внимание древних наблюдателей. В народе её ласково называли Зарница, Зарянка, Заря-заряница красная девица. Словно красавица, глядится она в зеркало вод и не может собой налюбоваться. Вот как в одной из поэтических сказок южных славян говориться о ней:
Девушка перечила Солнцу:
«Солнце красное, я тебя краше,
Краше также родного брата,
Брата твоего – светлого Месяца...»
..........................................................
Но лицо девичье потемнело,
Зарыдала красная девушка:
«Горе мне, моя матушка милая,
Что ты сделало, Солнце жаркое?
Вороти мне лицо моё белое,
Никогда тебе не буду противиться...»

Солнце жаркое ей не внемлет,
С неба светит оно всё сильнее...

     Всем ясно: взошло Солнце, ярко осветило небо, и на его светлом фоне  затерялся, померк блеск Венеры. Но как замечательно, как поэтично рассказала об этом сказка.
     Венера в сказках соперничает с Солнцем и нередко представлена в двух лицах, когда соперничает сама с собой. Утренняя Венера утверждает, что краше вечерней звезды. Такое развитие сказочного сюжета, когда Венера, словно не понимает, что она в одном сюжете есть одно и тоже светило – это особенная черта сказки.
     В известной сказке неверный супруг Солнца месяц стал ухаживать за румяной Денницей. Венера – более близкая к Солнцу планета, чем Земля, поэтому для земного наблюдателя Венера не удаляется на большое расстояние от Солнца, а как бы колеблется около него и когда Луна ока-зывается неподалёку от Венеры, она имеет вид серпа. Поэтому Денника никогда не встречается с полной Луной, а только с рассечённым ликом месяца. Сказка это тонко подметила, что, узнав о встречах луны и Венеры, красавица Солнце схватила меч и рассекла лик Месяца пополам. Однако Месяц продолжал встречаться с Денницей даже в таком половинчатом виде.
     Особое место в славянском фольклоре занимают созвездия Плеяды, Стожары или Волосыны (буквально сыны Волоса, Велеса – бога изобилия). Велес пасёт свои стада не небе, он сын всемогущего Бога неба Сварога – Месяц Сварожич. Дети Велеса – семь звёзд. Для создания мифов и сказок это имело особый смысл, поэтому одно из названий Плеяд – Семь звёзд, в сказках они часто представляют семь братьев. Плеяды очень заметны на небе и удобны для использования их в календарных системах. Плеяды являются главной вехой русской народной астрономии и вместе с Солнцем и Луной помогают вести счёт времени.
      Сербы представляют Солнце красивым юношей, восседающим на златотканом пурпуровом престоле в солнечном царстве, с ним всегда рядом две девы – Заря Утренняя и Заря Вечерняя и семь спутников, летающих по свету в образе «хвостатых звёзд». Тут же рядом и дядя свет-царя – старый месяц.   
     В русских сказках царь-Солнце владеет двенадцатью царствами, или двенадцатью волшебными конями, или запирает золотую кузницу (ме-льницу) на двенадцать замков – это указание на двенадцать созвездий зодиака, как двенадцать месяцев в году. Образы народной сказки отли-чаются красотой и выразительностью. В одной сказке Катигорошек от-правился к морю, где живёт чудесная красавица, прельстил её зелёными башмачками, изловил её и увёз к себе домой. Достал со дна моря заветный сундучок, полный жемчугов и кораллов, пригнал ей двенадцать морских кобылиц и жеребца и отправился за тридевять земель в тридесятое царство, туда, где ночует Солнце, чтобы узнать: отчего оно прежде всходило червонным, а теперь сделалось бледно? Он застал дома мать Солнца, которая, выслушала, зачем гость приехал, посадила его под золотое корыто и велела прислушиваться. Когда Солнце воротилось на ночь домой, мать его спросила, почему раньше восходил он червонным, а теперь восходит бледным? Солнце отвечало: «Есть в море прекрасная пани Анастасия; когда восхожу я утром, она брызнет на меня водою – я застыжусь и покраснею; в полдень, поднявшись на высоту, я посмотрю на весь божий мир – и мне станет весело; а вечером, когда я захожу, Анастасия снова брызнет на меня морскою волною – и я опять покраснею».
      Вот образец сказки поэтизированных астрономических картин. После захода Солнца восходит полная Луна и на небе появляются звёзды, это Катигорошек достал со дна морского сундучок с жемчугами и кораллами. Наступает новолунье,  сразу исчезает Луна – это Катигорошек прячется на Солнцевым подворье под золотым корытом. Здесь и встреча Месяца с красавицей Венерой и её таинственное исчезновение с небосклона – похищение красавицы. Здесь даже описание лунного календаря наших далёких предков – стройный бег двенадцати лунных месяцев и появление тринадцатого месяца, того строптивого жеребца. Дополнительный месяц лунного календаря (тридцать дней через каждые четыре года) позволила внести привычная сказочная формула «за тридевять земель, в тридесятое царство. Как легко и непринуждённо, с каким изяществом вплетает сказка астрономические премудрости в художественный сюжет!
     Сегодня хорошо зная устройство Солнечной системы, мы не видим ничего необычного в условиях наблюдения Венеры. Когда она удаляется вправо от Солнца её можно видеть одновременно с утренней зарёй.  Достигнув максимального удаления, Венера начинает двигаться в противоположную сторону (смещаясь влево), проходя мимо Солнца, она теряется в Солнечных лучах, становится невидимой и при движении далее влево её можно наблюдать на вечерней заре после захода Солнца и называют её Вечерняя звезда, Вечерница, Вечёрка. Но вечерняя Венера не всегда радовала людей. В зимнее время, когда крепчал мороз, путник в сердцах мог обозвать её Волчьей звездой или Волком, так как после появления Вечёрки, скоро того и гляди, совсем стемнеет. Превращение звезды Зарянки в Волчью звезду считали волшебством, -  не знали, что это одна звезда. И появлялись сказки об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке. Тут, что ни строчка, то загадка. Вот как в сказке обыгрывается превращение Венеры то в утреннюю, то в вечернюю звезду. Перевернулся волк через голову и превратился в Елену Прекрасную. Повёл его Иван-царевич к царю Кусману. А царь Кусман устроил свадьбу, пировал весь день до вечера, а как надо было вести молодую жену в опочивальню, глядит – волчья морда вместо молодой жены! Царь со страху свалился с кровати, а волк удрал прочь!
     Тоже и лягушка превращается в Василису прекрасную, Марья Моревна – в горлинку, Лебедь – и совсем уж становится звёздной красавицей. У неё «месяц под косой блестит, а во лбу – звезда горит». Вот какие удивительные сказки нашёптывала нашим предкам волшебница Венера, которые поэты и по сей день зовут утренней или вечерней звездой.
     Не менее выразительны и поэтичны сказки, описывающие в художе-ственной форме быстро меняющую свой вид и положение среди звёзд Луну. Месяц уменьшается по мере его приближения к восходящему Солнцу до полного его исчезновения в период новолуния и затем происходит его возрождение в преображённом виде на вечернем небе растущим молодым месяцем. Старый и молодой месяц обращены своими рожками в разные стороны. А поскольку старый и молодой месяц видны по разную сторону от Солнца, то это нашло своё отражение и в русских сказках. Герой сказки переворачивается через голову, ныряет в котёл с горячим молоком или влезает в одно ушко, а вылезает из другого и всё изменяется в его судьбе, да и сам он чудесным образом преображается. Ивашка запечный становится красавцем, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Иногда сказка описывает смерть героя, которого погубили вероломные братья или кто-то хитростью отсекает ему голову и бросает в море, но коль скоро после новолуния должен обязательно появиться молодой месяц. То и в сказке непременно оживляют героя с помощью живой воды. Добро в сказке всегда побеждает. Иногда живую воду приносит волк и это намёк на возможную близость вечерней звезды (волка) и молодого месяца.
     Полная Луна похожа на колобок, где-то даже подгорел, подрумянился бочок. Сказка «Колобок» это забавное изображение Луны. Это наиболее древняя, архаичная сказка. Каждый из встречающихся Колобку зверей откусывает от него по кусочку, но Колобок всё же вырывается и катится дальше. Наконец его рыжая лиса перехитрила и скушала.   
     Со временем забывалась мифологическая основа сказки, менялся её характер, она превращалась в простую детскую потешку.
     Хозяйственная деятельность человека во многом зависела от сил природы. Это побуждало людей обоготворять, одушевлять природу искать её покровительства и помощи. Наблюдение за небесными светилами давали возможность людям ориентироваться в пути, создать календарные системы. Все древние праздники Праславян имели ярко выраженный календарный характер, и отражали беспокойство земледельцев об урожае, и благодарение за хорошие, благоприятные погодные условия. Далёкие предки славян за несколько тысячелетий до нашей эры вели хозяйство, основанное на осёдлом скотоводстве и земледелии с охотой и рыболовством в качестве дополнения. При такой системе хозяйства наиболее важным периодом деятельности человека является летнее время года. Год как бы делится на девять весенне-осенне-зимних месяцев и трёх летних месяцев, на которые приходится больше всего забот и возлагаются самые большие надежды:
Летел кулик из-за моря,
Принёс кулик девять замков.
- Кулик, кулик, замыкай зиму.
Отпирай весну, тёплое лето!..
     По старинным народным поверьям, чтобы заручиться помощью Весны, необходимо помогать её приходу, «закликать» её, хорошо по-праздничному встретить. Закликали Солнце, чтобы вызвать его весеннее разгарание. Со дня весеннего равноденствия набирает силу Бог весеннего солнца Ярило. Все весенние полевые работы велись под знаком поклонения Ярилу. По окончанию сева, в Ярилин день, ему даже выбирали в невесты самую красивую во всей округе девушку. Ярилину невесту украшали цветами, сажали на коня (непременно на белого) и возили «по солнцу» вокруг обработанного поля. Всё это должно было задобрить Ярилу, побудить его принести всем хороший урожай.
     Но всему своё время. Чтобы получить тяжёлый колос, нужно не только солнечное тепло, но и своевременные благодатные дожди. Праславянский календарь из ромашек содержит не только расписанный по дням график полевых работ, но и не менее тщательно составленное расписание всех магических действий над яровым полем.
     Издавна замечено, что Солнце не только ежедневно обходит небо по часовой стрелке, но и делает одновременно годовой круг среди звёзд в обратном направлении. Наблюдение за звёздами показали, что вид звёздного неба за год меняется так. Будто царь-Солнце объезжает своё царство по кругу. В этом усматривалось его сходство со «свет-царями» (главных князей славянских племён). Они ежегодно «совершали полюдье» - объезжали свои владения для сбора податей. Астрономы называют линию солнечного перемещения среди звёзд эклиптикой. Однако следует понимать, что движение Солнца по Эклиптике – результат годового обращения Земли по околосолнечной орбите. При этом из-за наклона земной оси к плоскости орбиты половины эклиптики находится в Северном полушарии неба, а вторая половина – а Южном. Момент перехода Солнца из Южного полушария неба в Северное, соответствует началу весны в Северном полушарии, называют точкой весеннего равноденствия. На Руси весеннее равноденствие называли переломным. Очень важно было точно определить наступление солнцеворота, весеннее равноденствие имело магическое, священное значение. И не случайно древних славян называли солнцепоклонниками. Они почитали Хорса, Ярилу и Даждьбога, поэтом был распространён на Руси эпитет – «тресветлое солнце».
     В древних храмах славян-солнцепоклонников в куполах были проделаны специальные отверстия для наблюдения точек восхождения Солнца. В точке купола, соответствующей солнцевороту вставлялись драгоценные камни с магическим начертаниями. Волхвы проводили астрономические наблюдения и сообщали точные календарные сроки ритуальных праздников. Они возвещали о наступлении переломов, солнцеворотов, солнцестояний. Осеннее равноденствие не отмечалось праздником в честь Солнца, так как Солнце с этого времени начинало угасать.
     Сказка помогала людям определять наступление весеннего равноден-ствия – начало весны и начало нового года по древнерусскому календарю. Плеяды в славянской мифологии превосходят по значимости Венеру и уступают только Солнцу и Луне. Созвездие плеяд известно повсеместно; для него в русском языке имеются особые названия. Плеяды были надёжным ориентиром во времени года. Это были хорошо заметные звёздные часы, надо было только научиться ими пользоваться. Плеяды являются главной единицей русской народной астрономической системы.
     В доисторическом искусстве изображения плеяд встречаются даже чаще, чем изображения Большой Медведицы. Что, несомненно, является фактическим неоспоримым доказательством избранности плеяд. При движении Солнца по эклиптике Плеяды весной скрываются в его лучах, на всё лето оказываются на дневной стороне неба и не наблюдаются. Вновь они появляются на ночном небе только после сбора урожая. Компактность Плеяд и их близость к эклиптике делают их очень удобным ориентиром. Видимый размер звёздных групп Плеяд примерно равен размеру дисков Солнца и Луны.
     В эпоху, когда Солнце именно в этой точке пересекает весной небесный экватор, переходя из Южного в Северное полушарие неба, являлась исключительной в истории астрономических наблюдений. Точка весеннего равноденствия видна, так как её отмечают Плеяды, Влашичи, и, несомненно, это нашло отражение в сказочном фольклоре. Весеннее равноденствие наступает при встрече Солнца и Плеяд, Влашичей, семи звёзд.
     Когда Сварог засеял небо звёздами, получилось очень хорошо. Когда Солнце приезжает к своим племянникам, наступает весна, и Влашичи начинают новый сев. Позднее эта сказка обросла наслоениями, бытовыми включениями и разглядеть в них древний мифологический сюжет становится трудно, но весьма интересно. Влашичи в сказках – земледельцы. С начало полевых работ и до их окончания они сходят на землю – на ночном небе их не отыщешь. Семь братьев, сыновья Велеса дружно работают на общем поле. Они являются главными героями сказки «Семь Симеонов – семь работничков» (семь основных Плеяд на звёздном небе).
     Ехал царь со своими воеводами, взглянул на поле и удивился: «Что такое? На одном поле семь пахарей, росту все одинакового и все, как один на одно лицо. Кто такие?
     - Мы семь Семионов, семь работничков, - отвечает старший из них, - я могу сковать железный столб от земли до самого неба.
     - Я могу влезть на этот столб, - говорит второй Семион, - и осмотреть кругом, что по белому свету твориться.
     - Я, – говорит третий, - Семион-мореход.
     - Я, - говорит четвёртый, - Семион-стрелец.
     - Я, - говорит пятый, - Семион-звездочёт. Все звёзды сосчитаю, ни одной не потеряю.
     - Я, - говорит, - шестой, - Семион-хлебороб. Всё вспашу, посею, урожай соберу и хлебы напеку.
     - Я, - говорит седьмой, - пляшу, пою, на дуде играю.
     Приказал царь им искусство своё показать: Елену Прекрасную раздобыть, что живёт на море-океяне, на острове Буяне. Такая красавица, что ни в сказке рассказать, ни пером описать. Под косой месяц сияет, на каждой волосинке – по жемчужине.
     Смастерил Семион-мореход корабль, зашумели паруса, волны заплес-кались, - и поплыли он и по морю-океану к острову Буяну. Сидит Елена Прекрасная у окна, шёлковый ковёр ткёт. Семион-младший такую речь повёл: «Хорошо у вас на море-океане, на острове Буяне, а на Руси-матушке во сто крат лучше! У нас луга зелёные, реки синие, поля бескрайние, берёзки белые, в лугах цветы лазоревые. У нас заря с зарёй сходится, месяц на небе звёзды пасёт. Заиграл Семион-младший в берестяной рожок. Вышла Елена Прекрасная на золотой порог. Семион играет, а сам по саду одёт, а Елена Прекрасная за ним идёт вслед. Семион на корабль – и она на корабль. Братья быстро подняли паруса и поплыли по синему морю. Перестал Семион играть на своём рожке. Тут Елена прекрасная очнулась, ударилась об сосновую палубу и полетела в небо голубой звездой, среди других звёзд затерялась. Семион-звездочёт сосчитал звёзды, нашёл новую звезду. Семион-стрелец пустил в звезду золотую стрелу, скатилась звезда на сосновую палубу, снова стала Еленой Прекрасной.
     Заметили братья-Семионы за собой погоню, корабль летит по воздуху: царь-отец спешит дочку выручать, нырнули они все вместе с кораблём под воду и плыли под водой три дня и три ночи и прибыли к своему царству живы-здоровы. Вышла Елена Прекрасная замуж за Семиона младшего. И был тут пир на весь мир. Семион взял свой рожок и плясовую завёл. Все пустились в пляс, даже лошади и коровы, петухи и куры приплясывали.
     Астральный характер персонажей сказки не вызывает сомнений. В ней есть и астрономические зарисовки Венеры, зачарованной и следующей за серебряным рожком молодого месяца от золотого дворца восходящего Солнца. Лунный кораблик бегущий под парусом старого месяца, а потом скрывающийся под водой на три дня и три ночи новолуния; пляс, хоровод в котором принимают участие всё небесное царство, - суточное вращение неба и многое другое. В сказке перечислены профессии людей, для которых плеяды служат верную службу: мореход, звездочёт, стрелец, хлебороб. Все эти люди должны быть хорошо знакомы со звездными часами и с календарём звёздных Плеяд.
     Письменным свидетельством, о том, что Русичи определяли начало весны по Плеядам, по Большой и Малой Медведицам, являются записки Афанасия Никитина в книге «Хождение за три моря». Лишившись календаря при ограблении, он сбился со счёта православных праздников и вынужден был гадать по приметам. В Индии он сделал такие записи: «В великую ночь на Великий день смотрел я как Волосыны (Плеяды) и Кола в зорю вошли, а лось головой стал на Восток». Здесь «Кола» и «Лось» - созвездия Ориона и большой Медведицы. Вероятно, самые древние названия этих созвездий – Олени и Лоси. В Северной мифологии сказано, что лось весь день прячется в чаще голубой небесной тайги и потому его не видно. Вечером он выходит из тайги и ведёт за собою детёныша.
     Корни этой легенды теряются в глубине веков. К далёким праславянским временам относятся археологические находки чар (больших глубоких сосудов с изображёнными на их дне двух животных с ветвистыми рогами). Эти чары применялись при поклонении созвездиям Большой и Малой Медведицы. От Карпат до Восточной Сибири – сохранились следы культа двух небесных Олене-Лосих, рождающих все блага земные. Впоследствии почитание Матери Лосихи трансформировалось в культ Мокоши, владычицы мира, а затем – в культ Рода и Рожениц. На Украине в звёздах Большой Медведицы видели трёх коней, впряжённых друг за другом.
     Возле средней звезды в ручке Ковша, рядом с изображением среднего коня, можно разглядеть маленькую звёздочку Алькор. Эту звёздочку наши сказочники превратили в маленькую полевую мышку, которая грызёт упряжь среднего коня, но никак не может её перегрызть. Время от времени мышь убегает к воде попить (вода – это дневное небо), а пока она пьёт постромки снова становятся невредимыми и мыши всё надо начинать сначала. Считается, что если мыши удастся перегрызть эту упряжь, то наступит конец света. С наступлением вечера хозяин привязывает двух лошадок к железному колу и оставляет пастись на лугу. Семь конокрадов всю ночь крадутся к коням, которые ходят вокруг кола. Но утром приходит хозяин и уводит лошадок, и воры уходят, так и не выбрав удобного момента для своей кражи коней. На следующую ночь всё повторяется сначала. Если ворам удастся когда- нибудь украсть коней, наступит конец света.
     Пастух (чабан) всю ночь летнюю, не смыкая глаз, пасет овечье стадо звёздного неба, опираясь на палку. Он хороший добросовестный помощник своему пастуху Месяцу.
     В созвездии Орла в блеске звезды Альтаира люди усмотрели работящую деревенскую красавицу, несущую на коромысле вёдра с водой (по обе стороны от девушки две яркие звезды). Это созвездие так и назвали – Девушка с вёдрами.  «У развилки дороги (на Млечном пути), - есть криница, - утверждают на Украине, - вот от неё идёт дивчина с вёдрами, наполненным  водой. Криница находится в небольшом, но приметном созвездии Дельфина.       
     На ночном небе есть ещё одна красавица – созвездие Девы. Старое русское название этого созвездия совпадает с нынешним; в древней Руси это созвездие называлось Дана (девица). Это весеннее созвездие и её яркую звезду Спику хорошо видно во время девичьих гаданий с венками. Девушки плели венки и пускали их по воде. По тому, как венок плывёт, можно было узнать о предстоящем замужестве, о её дальнейшей судьбе. Дана тоже сплела венок, пустила по воде, гадая на суженого. Созвездие Венок виделось в маленьком колечке из звёзд, расположенных выше и левее Девы. Постепенно русское название звёздного венка заменилось на венец - Северный Венец, а в последствие стало называться Северной короной.
     Одна из Сибирских сказок утверждает, что под Медведицей висит звёздный платок. Этот платок не простой, он служит мишенью для Богатырей в стрельбе из лука. Зазорно для настоящих богатырей целить в близкую мишень – это всякий может. А вот поместили богатыри свою мишень высоко и далеко в небе посреди звёзд. Этот платок-мишень на-ходится под большой Медведицей, а центр мишени в частой звёздной россыпи созвездия Волосы Вероники, находится  под ручкой ковша.
     Большой популярностью в древнерусском фольклоре пользовался Пояс Ориона (три звезды расположенные на одной линии). Их называли Коромыслом, Коромыслицей, Терезами (весами). В Сибири и в Вятской губернии Пояс Ориона называли Кичигой – ручное орудие труда, которое использовалось для околпачивания льна.
Уж ты зоренька вечерняя,
Ты Кичига полуночная!
Ты зачем рано в восход пошла?
     Рано в восход Орион идёт зимой, тогда же он и полуночный – выше всего поднимается около полуночи. Так что песня вполне соответствует астрономическому содержанию. В южной части России Пояс Ориона и его меч-грабли называли косарями или звёзда Кассиопеи. Так что мы вправе изобразить два русских созвездия, изображающие небесные орудия труда – Кичигу и Грабли.
     Одним из украшений летне-осенних звёзд является треугольник из звёзд Альтаир, Вега и Денеб. Вега украшает созвездие Лиры, здесь же   на небе виден звёздный ромбик с треугольным хвостом, напоминающую птицу, устремлённую к земле – Неясыть (Сова), вещая птица Бабы Яги.
     А у созвездия Лебедя, на хвосте которого блестит звезда Денеб, было много названий если провести линию по ярким звёздам этого созвездия, то вдоль Млечного Пути вытянуло туловище с длинной шеей, а поперёк размахнулись широкие крылья, напоминает Гуся или Лебедя. Вот и летят с давних пор по небу Гуси-лебеди, несут на своих крыльях удивительную сказку.
     Во многих русских сказках помогают героям Молочная река (Млечный путь), яблонька с золотыми яблоками (Мировое космическое дерево с золотыми звёздами). «У царя Выслава был сад такой богатый, что ни в котором государстве лучше такого не было; была у царя яблоня любимая, на которой росли яблоки все золотые...» Такой вот звёздный сад, и жар-птица Солнце, которое склёвывает золотые яблочки звёзд с небосклона. Новогодняя ёлка с нарядными игрушками с разноцветными огоньками на ней, также является живой памятью древней традиции, которую бережно хранит народ из глубин веков о небесном, Мировом дереве, как и яблоньку с золотыми яблоками из волшебных сказок. Земля, вращаясь вокруг своей оси и одновременно обращаясь вокруг Солнца, показывает людям постоянно меняющуюся картину звёздного неба. Только одна звезда не принимает участия в звёздном хороводе – это Полярная звезда (Прикол-звезда, Северная, Сокол, Кол, Небесный Колодец). Она сохраняет своё положение неизменным при суточном вращении Земли. В сказках эту Полярную звезду называют Спящей красавицей, заколдованной царевной, невольницей в плену у Кощея, Змея. Змеем, владыкой железного тёмного царства ночи называли созвездие Дракона. Дворец змея располагается в центре этого тёмного мира, куда заточил он красавицу. О похищении красавицы Змеем сложено много сказок. Одна из них – сказка о Катигорошеке. Приметил Змей, что братья дорожку для сестры соломой помечают, чтобы она приносила им обед на поле. Змей собрал всю солому и перестлал её на дорогу, ведущей к его логову. Приготовила  мать обед, и отправила дочку к своим братьям на поле. Поднялась девушка высоко в гору и пошла по Соломенной дороге. Так она и стала змеевой невольницей. Братья сколько не искали свою сестру, так и не нашли. В это время народился в семье ещё один сын – Катигорошек. Рос он не по дням, а по часам, стал могучим богатырём и пошёл на Змея. Труден был бой, но Катигорошек одолел злодея.
     Соломенная дорога – одно из названий Млечного Пути. По дороге идут искать сестру два брата (Браты) созвездие Близнецов. Расспрашивают Косарей (так называли созвездия Кассиопеи). Неподалёку остался на поле плуг братьев. Плугом называли звёздное скопление Гиады. Гиады вместе с Плеядами входят в созвездие Тельца, левее Тельца лежат грабли и цеп Ориона. В древнерусском зимнем небе видна широкая панорама полевых работ (только в сказочной, небесной стране зимой можно пахать, сеять и убирать урожай), а летом и на земле работ хватает и тогда небесные пахари, и сельскохозяйственные предметы опускаются с неба на землю. Весной сразу после восхода Солнца Волосаны «входят в зарю» на западе и там же вонзается в землю звёздный клин плуга. Небесные пахари начинают обрабатывать землю – это сигнал к началу полевых работ.
     Народная память хранит некоторые очень древние астрономические представления о звёздном небе. Собирательство материалов по русской народной астрономии следует продолжать. Даже если нанести на общую небесную карту, только те созвездия, о которых мы уже хорошо знаем из русских народных сказок и получится звёздная карта довольно приличная. Считалось, что до Петра I Звёздных карт на Руси не было, и впервые она была составлена в 1699 году по указанию Петра. Но народная память хранит немалые сведения о древних астрономических представлений. 
     Открывая для себя звёздную грань русского народного творчества, мы ещё больше восхищается образностью, поэтичностью и мудростью
народной сказки.

Приложение 1

СКАЗКА ЦВЕТОВ
   В саду у одной трудолюбивой хозяйки росли удивительные цветы. Их было так много и все они были такие разные, что люди, проходившие мимо сада, невольно останавливались у изгороди, чтобы полюбоваться этими необыкновенными  цветами. Но самое удивительное было то, что цветы могли разговаривать между собой.
   За изгородью сада, у самой дороги росли кусты дикого льна и раскидистый куст бузины. Лён цвёл меленькими синими цветочками. Их лепестки были удивительно тонкими, нежными, и прозрачными, словно крылышки у мотылька и даже ещё нежнее. Они не очень сильно выделялись среди высокой зелени  сочной травы и, казалось, что они стеснялись своей невзрачности и скромно прятались от постороннего взгляда. Рядом со льном рос невысокий, но раскидистый куст бузины. Его алые гроздья, словно красные сердца своей тяжестью склоняли ветви к земле и были далеко видны. В этого куста часто останавливались усталые путники, чтобы отдохнуть в прохладной тени его густых ветвей.
   Каждое утро проходил по дороге мимо кустов льна и бузины пастушок. Иногда он срезал веточку бузины, чтобы сделать себе дудочку, свирель или свисток. На дудочке или свирели он потом наигрывал весёлую мелодию. Вот послушайте-ка: Ту-ту-ту-ту-ту, пи-пи-пи-пи-пи, ту-ту-ту-пи-пи, Пи-пи-ту-ту-ту!.. Не правда ли: обворожительная мелодия!?
   Вот как-то раз к кусту бузины приблизилась большая рогатая коза и обглодала его, ободрала  рогами и затоптала ногами, так что от бузины остались торчать только палки, чуть-чуть повыше корня. Видавшие эту беспримерную грубость козы были очень удивлены её жестоким поступком, а лён просто обмирал от страха и ужаса. Долго потом прохожие спотыкались о торчавшие низко от земли кусты бузины, некоторые прохожие падали, вскрикивая, и вставали, отряхиваясь от пыли и долго ругаясь...
   Лён, росший у самой изгороди, с тех пор очень боялся, когда эта бодливая коза проходила мимо него по дороге...
   - И всё-таки жизнь хороша, – думал лён, когда немного успокоился. Солнечные лучи проливали на него столько же света и тепла, сколько и на все остальные цветы, которые росли в саду за изгородью. Садовые цветы выделялись своей необыкновенной пышностью и красотой. Они очень гордились этим и старались показать себя в самом изысканном виде... Лён нисколько не переживал  о своей неяркой судьбе. Он довольствовался своей скромной участью, любовался на ласковое солнце, с удовольствием подставляя его лучам свои нежные голубенькие лепесточки...
   Роза с гордостью и превосходством посмотрела со своей высокой клумбы на невзрачные синенькие и голубенькие цветочки льна и сказала своим подружкам по клумбе тюльпанам с насмешкой: «Надо же, какие неприглядные, маленькие синие головки цветочков льна на длинных  тоненьких стебельках. Просто какое-то убожество...»
   Тюльпан гордо выпрямился, поднял к солнцу свою затупленную головку и произнёс с расстановкой по словечку: «Потому-то и живёт лён под забором, чтобы своим уродством не портить благородным цветам настроение своим неприглядным видом... Стоит весь запылённый, взъерошенный с безразличием взирая на божий мир... Ему совершенно чуждо чувство прекрасного и возвышенного...»
   Роза брезгливо улыбнулась, и начала раскачивать свой колючий стебель из стороны в сторону, чтобы приблизиться к тюльпану и тихонько что-то нашептала в  самую пустоту чашечки в его голове. В это время в небе радостно запел жаворонок.  Юная дочка хозяйки дома, поливавшая в саду цветы, долго с наслаждением слушала радостное пение жаворонки и тоже запела:
Сады напевают...
Люблю их напевы,
Где птицы смолкают.
Тот сад омертвелый.

Песня вспорхнёт и смолкнет,
Вновь зазвучит, пропадёт...
В руки даваясь – вскрикнет.
Снова стихая, замрёт.

И сад в тени задумчивых аллей,
Таит напевы поднебесной сказки,
И жаворонок, не страшась огласки,
Взовьётся песней в тишине полей!..

Побудьте с песней этой одинокой,
С моей невестой неба – синеокой...
Как упоительны напевы в тишине,
Она поёт о вас и обо мне. 
   Тюльпан расплылся в улыбке. Он приблизился к розе настолько близко, насколько это было возможно, чтобы только можно было не пораниться об её колючки. Он заговорил и розой с большим чувством собственного достоинства: «Вот как благородные певчие птицы воспевают нашу красоту!.. Что даже юная наша хозяйка не удержалась и тоже воспевала нашу красоту... А всё потому, что у нас имеется немало красот, взирая на которые, невозможно удержаться, чтобы не запеть!..».
   Роза была согласна с этими словами целиком и полностью и ещё добавила от себя к  сказанным словам тюльпана: «Красота требует особого почитания. Ведь никто иной, как ты да я, да мы с тобой вдохновляем на пение птиц небесных и людей. А эти уродцы, которые растут под изгородью, пусть скажут спасибо за то, что и им слышно это прославление. Ведь и уродцам, также как и нам,  светит с небес это удивительное ласковое солнце...» Тюльпан раскраснелся ещё больше, он стал почти свекольного цвета... А роза продолжала возносить себе хвалебные речи.
   – Я уверена, - сказала роза, - что и дожди нас омывают, и росы нас осыпают своими жемчугами, исключительно лишь благодаря нашей красоте... Летний дождичек омывает нас, а солнышко ласкает нас своими лучами подобно тому, как родители купают своего любимого ребёнка, а потом вытирают пушистым полотенцем и ласкают его...
   - Вы правы, милая роза, так оно и происходит на самом деле... Мы с тобой такие красивые, такие счастливые, только живи да радуйся. Тюльпан вытянул свою шею, чтобы его было видно, как можно дальше и лучше...
   - Мы с тобой счастливее всех на свете! – сказала роза, кокетничая с тюльпаном...
   Лён любовался этими удивительными садовыми цветами. – Это действительно чудесные цветы, - думал он, - они радуют глаз и людям, и птицам... Мне так повезло в жизни, что хоть и через изгородь, но могу любоваться этими цветами... Но ведь и мне грех жаловаться на свою судьбу. Сегодня утром, хозяйка вышла из дома и когда проходила мимо меня, она нежно потрепала меня своей рукой и сказала: «Какой хороший уродился лён!.. Растёт не по дням, а - по часам. Она так прямо и сказала своей маленькой дочке, что из меня может получиться  неплохая пряжа, из которой можно будет по том связать нарядные варежки или носки. А можно связать нарядную салфетку, и ты  накроешь ей свой заветный маленький театральный сундучок, в котором живут твои сказочные герои: Петрушка и шарманщик!..».
   Дочка, как  услыхала об этом, то даже высоко подпрыгнула от радости, и вскрикнула: «Как это здорово ты придумала, мама, что из этого голубоглазого льна можно будет связать мне красивую салфетку, а заодно ты научишь и меня вязать красивые вещи!.. Не успели мама с дочкой далеко отойти от кустов льна, как прилетела удивительно маленькая птичка с хохолком на голове и с красивым оперением, села на лён и стала раскачиваться из стороны в сторону. Птичка сидела на голубеньких цветочках льна и весело пропела: «свит – свифт!.. фью, фью, фью!.. Удивительная птичка долго раскачивалась и напевала свою обворожительную песенку, в которой говорилось о том, какие это удивительные, голубенькие цветочки украшают лён! Какое от этих неприхотливых цветочков исходит удивительное благоухание! Это просто какое-то чудо!.. Иначе не назовёшь... «Вот сейчас я полечу к пруду, наемся там мошек, - прощебетала божья птаха, - и снова вернусь сюда, чтобы покачаться на этих голубоглазых цветах, как на качелях счастья!. Свит – свифт!.. фью, фью, фью!..» И птичка улетела ловить мошек не берегу пруда.
  - Вот ведь какое чудо-то дивное, - удивился лён, - такое в моей судьбе произошло впервые в жизни!.. Как же я всё-таки счастлив: и жизнь моя может оказаться не напрасной, если к осени из меня сотворят красивую салфетку, которой накроют волшебный сундучок с куклами для домашнего театра. Представляю: сколько удовольствия получит маленькая девочка, которая живёт в домике за изгородью. Каждый раз, когда она пожелает показать кукольный спектакль соседским ребятам, то, прежде всего она с особым удовольствием, снимет с сундучка свою заветную салфетку, аккуратно сложит меня и только после этого достанет свои любимые куклы и представление начнётся... Таким образом, я непосредственно буду соприкасаться к высокому искусству театра... Я по-настоящему счастлива, а, кроме того, до осени ещё далеко, лето в самом разгаре и я ещё достаточно долго буду наслаждаться жизнью: нагляжусь на солнышко, налюбуюсь на звёзды и луну, послушаю пение птиц, жужжание пчёл, искупаюсь дождями и росами. Как я люблю, когда меня нежно ласкает ветерок, когда к вечеру он повеет от пруда свежестью и прохладой!.. Как хорошо жить на свете!..
   Роза не могла больше выносить эти слова льна, и она обратилась к тюльпану. – Ты слышишь, тюльпан, как размечтался этот лён о радостях жизни? Без слёз на него и взглянуть невозможно, какой он весь запылённый стоит у самой дороги... А всё туда же, в мечтания пускается... Подумаешь, невидаль, какая: невзрачная птичка малютка, видите ли, на него садиться, чтобы покачаться...  Вымахал у забора этот лён долговязый, и рад этому до нет возможности!..
  Тюльпан незамедлительно отозвался  на эту оценку розы долговязого льна: «Это в жизни всегда так бывает, что если у кого в голове пусто, то это на долго, а может и вообще - на всю оставшуюся жизнь. Лён возомнил о себе бог знает что. Видите ли, хозяйская дочка потрепала его по голове, словно дурня какого-то, так он теперь и цены себе не знает...»
  В разговор вмешались подгнившие деревянные колья в изгороди. «Правда ваша, красавицы цветочные подружки!.. Этот чудаковатый лён высоко возомнил о себе, считает, что он приобщился к высокому искусству... Как бы не так!.. Полюбуйтесь на него, театрал нашёлся!.. Сундучок с куклами, видите ли, станут накрывать салфеткой, которую из него сделают... Смех, да и только!.. Какие же чудные эти долговязые метёлки с синими бесполезными цветочками, берут себе в голову такую нелепость. А не думают о том,  что по этой вот нашей пыльной дороге может проскакать на палках, как на конях ватага ребят с деревянными саблями и срубят лён под самый корешок. Вот мы тогда полюбуемся, как он свою головку держать сумеет?! Или забредёт старая коза, и начнёт его обгладывать. Ведь ей, этой козе всё равно, что жевать – клевер или лён...
   Лён терпеливо выслушал эти недобрые слова своих соседей. Но осуждать их не стал. Напротив того, он сказал: «Красивые, очень красивые растут цветы в этом саду. Конечно, мне не сравниться с ними. Жаль только, что у них плохое настроение. Если вернётся маленькая птичка назад, которая полетела покушать мошек у нашего пруда, то я искренне хотел бы, чтобы эта замечательная птаха села на эти цветы и своим удивительным пением развеяла бы им эту грусть... И на эти подгнившие колья в изгороди я не в обиде. Они прожили долгую нелёгкую жизнь: на них проливались холодные осенние дожди, первые заморозки обледенели их, а студеной зимой их засыпало снегами. С наступлением весны эти деревянные гнилушки стояли по-пояс в студеной воде и днём, и ночью.  Если бы я смог помочь им, хоть чем-то, то, несомненно, сделал бы это...
   - Вот помяни наше слово, - заговорил самый гнилой кол в изгороди, - недолог твой век. Оглянуться ты не успеешь, как наступит холодная осень и сразу же тебе придёт конец. А мы ещё поскрипим помаленьку, скрипучее дерево долго живёт...
   В этот момент на лён сел огромный шмель. Он так громко гудел, что все цветы в саду слышали его жужжащую песню: «Ж-ж-ж... ж-ж-ж-у... Хорошо живёшь, лён!.. Запах твой пряный и удивительное благовоние исходит от тебя, и нектар в синих твоих цветочках удивительно сладкий и пахучий ж-ж-ж... ж-ж-ж-у...» Шмель начал гладить нежные голубенькие лепесточки льна своими мохнатыми лапками, целовал их яркие пестики и тычинки своим хоботком. Голубеньким цветочкам сделалось очень приятно, они  благоухали. Казалось, что голубенькие глаза льна ещё больше поголубели, он начал раскачиваться из стороны в сторону и напевать:
Жить в своём родном краю, -
Это счастье рая!..
Шмель поёт мне песнь свою.
Ветерок ласкает...

И, качаясь, мы поём,
Ветерку послушны:
Хорошо, когда вдвоём
С бархатной подружкой...

Ярче, солнышко, сияй!
Рай в цветке не тесен...
Обогрей родимый край
И на сердце песню!..

Шмель поёт мне песнь свою,
Ветерок качает,
Жить в своём родном краю, -
Это счастье рая!..
   Когда шмель улетел, цветочки льна ещё долго потом блаженствовали.
    – Хорошо жить на свете, - подумал лён. Вот наступает вечер. День был хорошим, и можно спокойно закрыть глаза и уснуть. Мне ведь надо пробудиться до рассвета, чтобы с радостью встретить первые лучи солнца... 
    Роза и тюльпан стали пунцовыми от зависти...
   - Чему так радуется наш замарашка лён, - сказала роза, - стоит весь в дорожной пыли и ещё чему-то улыбается... Лён ничего не ответил розе, но про себя подумал: «А мне всё же хорошо жить на белом свете. Не могу я пожаловаться на свою судьбу...»
    В это время возвращался пастушок домой, радостно наигрывая на самодельной свирели... Надо же такому было случиться, что пастушок решил присесть отдохнуть рядом с тем местом, где рос лён. Пастушок посмотрел на меленькие голубенькие цветочки льна, улыбнулся и сказал: «Эти нежные цветочки, точь-в-точь напоминают синие глаза моей подружки Василисы. Он начал играть на своей свирели как-то особенно нежно, с большим чувством... Долго он так играл, а потом ласково потрепал лён и пошёл дальше своей дорогой, играя как-то особенно нежно, с лёгкой грустью...
   - Вот уж я не думал и не гадал, - подумал лён, - что сегодня так много доставил радости другим, и мне от этого чувства, кок-то особенно приятно... Хорошо и радостно жить на свете, вот и капельки росы освежают меня после жаркого летнего дня. Синие глаза его маленьких цветочков прикрылись ресницами. Слышно было, как играли в зелёной траве кузнечики на своих удивительных скрипочках, и они при этом как будто бы напевали:
А я сам, а я сам,
Я не верю чудесам...
Сам – пилю, сам рублю,
Сам я печку растоплю...
Слышалось пение птиц и далёкое кваканье проказниц лягушек. Ночь раскинула свои крылья, окутала ими все цветы и травы. Всё уснуло до нового утра...
                     
Приложение 2   

СКАЗКА МУЗЫКАЛЬНОГО ОРКЕСТРА
   Стоило только музыкантам камерного оркестра оставить свои инструменты в оркестровой яме на время антракта, чтобы немного отдохнуть в кафе, так инструменты принялись оживлённо беседовать между собой. Первой заговорила первая скрипка этого оркестра. У неё было заведено такое правило, что при первой же возможности давать деловые замечания своим коллегам по оркестру.
   - Друзья мои хорошие, - сказала первая скрипка не очень громко, - милые коллеги, у меня сложилось мнение, что вы сегодня явно не в ударе... Оба наших уважаемых альта всё время пытались тянуть волынку, словно кота за хвост. Мне не без труда удавалось вытягивать их на нужный темп,  как будто я из болота тянул бегемотов. Это никуда не годиться...
   - Да где уж нам, чудакам таким чай пить? - с обидой отозвались как по команде в один голос оба альта. Слово взял старший по возрасту альт.
«Мы ведь только внешне похожи на скрипку, но голос у нас не такой звонкий и писклявый, как у тебя, наша глубокоуважаемая первейшая скрипка во всей поднебесной...» Альт слегка встряхнул своими старыми струнами и продолжал: «Нам с тобой не сравниться, куда уж там. Мы в нашем оркестре ведём скромный образ жизни и звёзд с неба хватать не собираемся. Так-то вот... У нас голос низкий, немного печальный... Нас композиторы не балуют... Не часто даруется нам возможность проявить свою индивидуальность в оркестре. На нашу долю выпадают только мелкие, незначительные музыкальные эпизоды, а то и вовсе лишь отдельные такты менее одного музыкального предложения. Так что, когда на нашу долю выпадает радость сыграть приличный кусок музыкальной пьесы, так мы пытаемся хоть слегка, чуть-чуть, в пределах дозволенных возможностей, сбавить темп и продлить наше творческое удовольствие. Но при этом, мы добиваемся того, чтобы наши отдельные нотки  звучали, как можно яснее и точнее. И не стоит стесняться того, чтобы слегка отступить от ровности темпа. Куда важнее не тактовые ровности, как штампы, а качество звучания, чтобы не терялся каждый звук, чтобы не утопал он в суете звуков... Ясно вам, госпожа первая скрипка?..
   Первая скрипка заговорила примиряющим тоном: «Хорошо, хорошо! Не стоим вам альты, так близко к сердцу принимать мой дружеский совет. Уж вам прямо и сказать ничего нельзя. Такие вы изнеженные стали, как мимозы... Сразу всё принимаете за обиду...
   - Не надо ссориться, друзья, - сказала виолончель. Лично я считаю, что в оркестре важны все инструменты, а не только скрипки и альты. Вот взять хотя бы нас, виолончелей. Разве мы хуже скрипок или альтов. У нас, как и у скрипок, и у альтов, имеются свои собственные футляры, тщательно отделанные бархатом внутри. Так же у нас есть и свои смычки, и собственные наши музыканты-исполнители. А если у нас нет специальных подушечек, которые музыканты скрипачи и альтисты подкладывают под свои подбородки во время игры, чтобы не дай бог, не повредить своими подбородками изнеженных, лакированных тел скрипок и альтов, так ведь это просто бутафория. Дело вовсе пустяковое. Зато у нас имеется то, чего нет ни у скрипок, ни у альтов. У каждой виолончели имеется изысканная ножка, на которой виолончель может немного танцевать под свою же собственную музыку. А это уже, согласитесь, двойное искусство для одного инструмента: музыка и танец!..  А чем больше искусств в одном, отдельно взятом инструменте, тем более он интеллектуален...
   - Ты, виолончель, не очень-то зазнавайся своей изысканной ножкой, - пробасил контрабас. Ты и рада была бы пуститься в пляс под свою музыку, да твой музыкант, крепко придерживает тебя. Как говориться в пословице: рада бы в рай, да грехи не пускают... Музыкант порою так зажимает тебя между своими ногами, что тебе не до танцев... Вот мы, контрабасы, совсем другое дело: наши музыканты играют стоя и дают нам волю проявить себя полностью. Наши музыканты и сами не прочь немного свободно пританцовывать вместе с нами. Мы танцуем с нашими музыкантами, но стараемся держать их от себя на достаточно почтенном расстоянии. Не то, что вы, виолончели, зажаты между колен у своих музыкантов, как в тиски...
   Виолончель даже загудела от негодования и решила поставить контрабас на своё место.  - На твоём месте, уважаемый контрабас, я лучше бы промолчала. Тебя твой музыкант частенько оставляет ночевать  в оркестровой яме... А это, как всем хорошо известно, также далеко от хорошего вкуса, как небо далеко от земли...
   - Ну, так и что из того, что иногда я действительно провожу ночь в оркестровой яме, - возразил контрабас, - да, если хочешь знать, так в этом моё преимущество перед тобой. Мой музыкант доверяет мне, даёт мне больше свободы и не ревнует. Ревность, как всем хорошо известно, это пережитки от варварства и дикости. Я никогда не изменяю моему музыканту. Поэтому и музыка, и совместные наши танцы  с музыкантами – это от Бога!.. Да, иногда бывает такое, что я проведу ночь в оркестровой яме, но, во-первых, я нахожусь в своём собственном футляре, больше которого нет в нашем оркестре, и потому, мой футляр – это моя неприступная крепость!.. А, во-вторых, я остаюсь в оркестровой яме не одна, а вместе с арфой...
   Все инструменты весело засмеялись и виолончель, воспользовалась некоторым смущением контрабаса, продолжила словесный натиск: – Ну, так и что же из того, что вы остаётесь в оркестровой яме на ночь вдвоём с арфой?.. Что из этого следует? Неужели вы всерьёз думаете, что это прибавляет вам чести хоть на одну ноту?.. Ну, вы даёте, господин контрабас, с вами не заскучаешь, честное слово!..
   Арфа решила заступиться за контрабас, тем более что она почувствовала нелестный намёк виолончели и в свой адрес. Арфа заговорила так, словно в оркестровой яме зажурчал живой ручей. – Между прочим, - сказала арфа своим волшебным чарующим голосом, - будет всем вам известно, дорогие мои коллеги, - что арфы являются представительницами самого древнего музыкального инструмента. Мы являемся правнучками нашей волшебной прабабушки – лиры!.. А лира, как всем вам уже хорошо известно, олицетворяет собою не только музыку, но и поэзию. Об этом не следует забывать вам, представителям и представительницам высокого искусства... Не случайно сказал гениальный русский поэт А.С. Пушкин: «Чувства добрые я лирой пробуждал!..» А это, согласитесь со мной, что-нибудь да значит...
   Скрипка решила примирить смычковые инструменты и арфу. – Друзья, о том, кто в нашем оркестре лучше, нам с вами спорить не к лицу. Это не делает нам чести. Для оркестра очень важно прислушиваться друг к другу, и во всем беспрекословно подчиняться главному лицу в нашем оркестре дирижёру...
    В диалог вступил белый рояль, который стоял неподалёку от оркестровой яму. Ему хорошо был слышен весь разговор, состоявшийся между инструментами оркестра. Рояль посчитал своим долгом высказать своё мнение на волнующую тему инструментов. - Первая скрипка, конечно, пользуется  большим авторитетом в оркестре, - сказал рояль, - но позвольте мне с вами не во всём согласиться. Разумеется, что в оркестре все инструменты важны. С этим никто и не спорит. Однако  у некоторых инструментов имеется предпочтительность перед другими инструментами в оркестре. Только прошу вас понять меня правильно, и не принимать за хвастовство мои слова. Необходимо оценивать достоинства того или иного музыкального инструмента в оркестре по его конкретному вкладу в общее дело сотворения  музыки. Никто не станет оспаривать факта, что все музыкальные инструменты можно рассматривать только, как часть оркестра. Но вот рояль, это совершенно другое дело. Рояль совершеннее любого инструмента. А если принять во внимание, что орган с некоторым допущением можно считать разновидностью фортепьяно, то он один составляет целый оркестр, а исполнителем этого оркестра является один музыкант – органист. В какой-то степени и рояль также может подражать целому оркестру. У таких великих композиторов-музыкантов, как Бетховен, Шопен и Скрябин это получалось безукоризненно... И далеко не случайно мы получили имя рояль, что в переводе с французского языка обозначает королевский. Кто ещё в оркестре, кроме рояля, носит такое высокое, царственное название?
   - Не к лицу роялю так сильно зазнаваться, - возразила первая скрипка, - это вам не делает чести, маэстро!  Да будет вам известно, немало известных музыкантов в мире называют рояль граммофоном или даже - ударным инструментом...
   - Такую оценку роялю могут давать невежественные люди. Я не стану оспаривать того, что действительно имеются такие музыканты, которые своей чрезмерно виртуозной игрой подтверждают, в некоторой степени, подобное мнение. Однако в их защиту хочется сказать, что повышенная громкость в игре, это своего рода протест против излишне изнеженной манеры игры, излишней сентиментальности, слащавости в игре, и  мещанстве вкуса... Имеются такие, с позволения сказать, музыканты, которые считают и губную гармошку инструментом более значимым, нежели рояль... Но это уже плод больного воображения... Вот ведь и аккордеон  по-своему ценный инструмент, но следует всё называть своими именами. Игра на аккордеоне никому не делает вреда, много хороших песен шансонье звучит под аккордеон, но всё же он далёк от великого служения искусству. Скажу ещё раз для особенно одарённых в музыкальном отношении инструментов, никакой другой инструмент в оркестре, кроме рояля не способен передать того бесконечного многообразия  музыкальной выразительности: от шёпота и задушевного пения до колокольных перезвонов и ударных инструментов...
   Неожиданно в разговор вступили барабаны. Они заговорили разом наперебой. В конце концов, переговорил всех один из них, самый большой барабан, который был увенчан двумя большими медными тарелками, лежащими друг на друге...
   Скажите, пожалуйста, - заговорил барабан отрывисто и резко, - кто-либо из присутствующих здесь авторитетных музыкальных инструментов может себе вообразить оркестр без ударных инструментов?! Если угодно вам знать, то главными в нашей семье оркестра являются барабана. Кто задаёт ритмы в оркестре? Задаём ритмы мы, барабаны... А каким может стать финал музыкального произведения без нас, без барабанов?! Да никаким, выйдет так себе, пшик один... Вот теперь и посудите сами, какие у нас, у барабанов возможности?! У каждого из нас свой голос с множеством подголосков. В распоряжении музыканта барабанщика имеется бесконечное множество приёмов, как следует стучать по барабану специальными барабанными палочками, щётками, пальцами и ладонями рук. Щёточками нас изрядно щекочут и тогда барабаны не стучат и не гремят, а шуршат и шелестят, словно опавшие осенние листья под ногами прохожих, или смеются и даже хохочут, а иногда, словно плачут и рыдают. Да ещё вам надо учесть, что в распоряжении барабанщика имеется множество всевозможных тарелочек, бубенчиков, трещоток, колокольчиков, бубнов и множество ещё всяких дополнительных инструментов. И при всем при этом, следует учесть, что управляет таким многообразием ударных инструментов один музыкант. Нередко слушателю может показаться, что барабанщик вот-вот запутается в своих музыкальных пассажах. Но в умелых руках музыканта, барабанные палочки, эти его маленькие лошадки, которые самым чудесным образом сами возвращаются в свою  конюшню...
   - Ну, ты, брат барабан, заговорил нас всех, - сказал рояль. Я же скажу кратко и ясно. Что рояль занимает исключительное положение в музыке, это неоспоримый факт. И не случайно во многих концертах для фортепьяно с оркестром, рояль отстаивает своё право вступать со всем оркестром в состязание...
   - Рояль, это, конечно, хорошо, тут и спору нет, - воспользовавшись создавшейся паузой, сказала флейта пикколо, которая была самым маленьким инструментом в инструментальном оркестре, но зато она обладала самым высоким голосом.  - Рояль это очень даже хороший инструмент, - повторила пикколо. Но если бы ко всем его достоинствам прибавить немного скромности, то и цены бы ему не было. Рояль утверждает, что способен заменить собою целый оркестр, но где он возьмёт фанфары? А золотой голос трубы? Как он мыслит себе симфонический оркестр без духовых инструментов: без флейт, гобоев, кларнетов, фаготов, валторн, труб? Может быть, рояль может заменить дудочки, свирели и жалейки? Пусть рояль попробует зажурчать ручейком, прошумит ветром,  пропоёт всеми голосами птиц, а мы послушает, что у него получиться, кроме скрипа педалей... В оркестре поднялся лёгкий шум, это негромко засмеялись духовые инструменты...      
   В это время в оркестровую яму вошёл дирижёр... Он очень удивился тому, что там стоял какой-то невообразимый шум. – Что это здесь за шум такой, откуда он исходит? - удивился маэстро. Все инструменты мгновенно смолкли... - Так-то вот оно лучше будет, - улыбнулся маэстро. Звук должен извлекаться из царства абсолютной тишины. Только тогда это будет чистый звук. Один за другим начали собираться артисты оркестра и рассаживаться по своим местам. Первая скрипка послала всем музыкантам контрольный звук ля первой отавы, словно волшебный позывной в мир прекрасной музыки. Началась настройка музыкальных инструментов всего оркестра. Это походило на гудение пчёл в разбуженном улье. Но вот все звуки смолкли, наступил благоговейный момент тишины и после короткого абсолютного затишья, дирижёр взмахнул своей волшебной палочкой и оркестр зазвучал... Началось настоящее волшебство в царстве музыки – полились божественные звуки...         
         

Приложение 3
                             ШУТОВСКИЕ КОЛПАКИ
              Сказка для взрослых
                               
Действующие лица:
Кот-ученый
Рыжая    баба-яга
Лысая баба-яга
Дядька Заморский
Леший
    Соловей-разбойник


 
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ
У Лукоморья дуб зеленый. Большая цепь на дубе том. Вокруг зеленого дуба ходит Кот-ученый, напевая песенку и мурлыкая.
                    Кот-ученый (напевает)
На зеленом шарике - дуб зеленый, а на нем
Я - котенок маленький, по цепи хожу кругом...
Господа хорошие, все ль у вас в порядке?
В землю, словно в яблочко, целитесь с рогатки...
Господа, вы, господа, посадить бы вас сюда
И нацелиться бы в вас, хоть, к примеру, в левый глаз!..
Из зрительного зала к сцене ковыляют гуськом две бабы-яги, восседая на одной метле. Впереди - Рыжая баба-яга в красной косынке, ковыляет, припадая на левую ногу, сзади - Лысая баба-яга в голубой косынке идет, припадая на правую ногу. Кряхтя и охая, они пытаются взобраться на сцену не по ступенькам лестницы, а' напрямую. Кот-ученый наблюдает за ведьмами и передразнивает их. Наконец, Лысая баба-яга начинает останавливать чересчур активные действия Рыжей бабы-яги: дергает ее за рукава, стучит по спине, поворачивает рукой ее голову лицом к себе.
Лысая яга.А ну-ка, подруга дней моих суровых, слезай с моей метлы, как по-щучьему велению!.. Не слышишь что ли, что я тебе кричу? Кажись, русским духом запахло?..
Рыжая яга (принюхивается). Фу-фу-фу, и впрямь, русским душком потянуло... Чаво делать-то будем таперича? а? Делать-то, говори, чаво станем? а?..
Лысая яга (поправляет свой голубой таток.) Ну чаво ты застрочила все одно, как пулеметчик в махровый платочек: делать чаво? делать чаво? расфукалась тут, да разакалась {толкает рыжую ягу в спину)...
Рыжая яга (толкает лысую ягу локтем). На тебе сдачи!.. Ча¬во ты мене колотишь в спину, как барабан?!
Лысая я г а  А ты слязай с моей метлы, плесень прошлого¬дняя, полынь горькая, снег прошлогодний. Шибче слязай, тебе говорят!..
Рыжая яга (обиженно). Ну, заталдычила все одно: слязай, да слязай, а как же я, по-твоему, на подмостки-то взберусь без метлы?..
Лысая яга. Во где святость-то на мою душеньку навали¬лась! (Сплевывает трижды через левое плечо.) Прости, Сатана, душу мою грешную. Вот навязалась на мою плешь; видите ли - ей непременно на подмостки надо; чо те там делать-то на подмостках этих самых? Кляча ты колченогая. Чай, и без тебя там обойдутся...
Рыжая яга (вспрыснув от негодования)  Полюбуйтесь-ка на нее, люди недобрые, она еще будет меня учить: куда мне лезть, а куда мне не лезть. Бесподобно! Чтэ-э-э выпучилась, вобла закодированная? (Машет кулаками перед лицом лысой яги.)
Лысая яга (отводит в сторону ее кулаки). Но-но! Не очень-то надувайся, бородавка болотная - свинячьи глазки, не маши, не маши своей клешней перед моими очами, не нагоняй ветру, не напужаешь, я не из пугливых...
Рыжая яга (обиженно). Что это ты меня все свинячьими глазками попрекаешь, свистулька плешивая... Вытрещиласъ, как паутина первобытная...
Лысая яга (спокойным голосом). Ну, подружка, будет с нас. Пошумели, и довольно. Ты что, забыла, за каким лядом мы прилетели сюда с тобой на метле? Вот на этих самых подмостках мы сейчас с тобой разыграем такую комедь, что на всей Ивановской все со смеху покатятся!..
Рыжая яга А где мы возьмем комедь эту, которую разыгры¬вать будем?
Лысая яга (смеется). Ну, ты меня уморила, подруга, не зна¬ешь, где комедь? Вот я и есть она самая!..
Рыжая яга. Ты - комедь? (Хихикает в ладошку.) Ой, насмешила! ой, насмешила! Уж ты, подруга, ври, да знай меру. Поглядись на себя в стекляшку-то: ну какая, прости, Сатана, из тебя - комедь? Горе ты фиговое. Накося, полюбуйся на себя (сует ей в самое лицо зеркальце). Где тут хоть намёк на комедь? Глянькося: и рот у тебя не на боку, и ноги не кривые, и руки не волосатые.
Лысая яга (глядится в зеркало). А чо? Чем не комедь? От одного обличия в обморок упасть можно, если нервишки шалят. А если скривлюсь вот так (гримасничает), то, чего недоброго, и рехнуться можно...
Рыжая яга (передразнивает с ревностью). Ой, ой, ой! - куда там: рехнуться можно... Ну, скажи что-нибудь, чтоб смешное было...
Л ы с а я  яга  (с обидой) Вот и скажу, да ещё, как и скажу-то: все данные у меня для хохмы есть. Вот, гляди: и ноги у меня кривые, вишь: пятки-то вместе, а промеж колен астраханский арбуз не застрянет. И горб у меня - полюбуйся какой: со всех сторон его видать...
Рыжая яга. Да где горб-то? Чо зря пыль-то в глаза пущать! Не горб, а так - одно название, шишка на ровном месте...
Лысая яга (сильно сутулясь). Так вот и горб!.. А чо это, по-твоему: мигрень что ли? Сама слепая, не видишь ни лешего. Обидно мне...
Рыжая яга (примиряющим тоном). Ой, подруга, совсем ты плоха на фантазии стала. Давай будем мириться. Вдвоем-то нам лучше представляться: чего у тебя не хватает, глядишь - у меня окажется в избытке...
Лысая яга (приободрившись) Ну, ладно, будь, по-твоему. Помогай мне взобраться на подмостки, а потом я помогу тебе. (Взбирается на сцену, кряхтя и охая. Оседлав метлу, направляется к Коту-Ученому. Кот-Ученый, все это время, с любопытством наблюдавший за старухами, теперь начинает преграждать дорогу Лысой-Яге, расставив ноги, и, выставив руки.)
Кот-ученый. Не пропущу в центр!.. Куда это вы так шуст¬ро направляетесь, бабуля?.. Если вам надо на выход — идите в другую сторону.
Лысая яга. Сам ты иди на выход, японский бог!.. А я иду туда, куда мне по-нужде надо. Понятно тебе, Ганнибал Египетский? Ты же не знаешь, что я умею ходить не так, как вы все тут ходите. Хочешь, я покажу тебе свои таланты и пройдусь на подмостках пятками вперед, а коленками назад?
Кот-ученый (Продолжает преграждать ей дорогу в центр сцены.) Ничего не надо показывать, бабуля. Освобождайте немедленно сцену! - я вам приказываю. Убирайтесь вместе со своей метлой подобру-поздорову, не срывайте спектакль. (Всем своим видом показывает, что выходит из себя.) Да что мне, в самом деле - ОМОН вызывать, что ли?..
Лысая яга (хихикает в ладошку). Ой, уморил, ой, насмешил! Люди недобрые, полюбуйтесь: он меня ОМОНом пужает, а я так вот и померла от страху... Поздно, мил человек, спохватился ты, время твое все уже вышло, раз уж я - неописуемыя комедь - вышла на эти подмостки. Слышишь?.. (Приставляет ладонь к его уху.) Кот-ученый прислушивается - бьют московские куранты. Кот-ученый раскланивается и разводит руками, как бы показывая зрителям: всё, дескать, конец, - время моё истекло, пора уходить со сцены.
Кот-Ученый (обращается к зрителям). Люди, я ухожу, но я еще вернусь. Вы хотели этой комедии? Вы ее получите. (Уходит за кулисы.)
Лысая яга (передразнивая). "Я ухожу, но я еще вернусь", хи-хи-хи. Кончилось твое время навсегда, немил-человек! Скатертью тебе дорожка! (Тяжело опускаясь в кресло и переводя дух.) Фу-у-у! Ну, слава нечистой силе! Можно, наконец, поломать дурочку-комедь. Дело теперь само пойдеть, авось, назад повергаться не станет...
Рыжая Яга (стучит кулаком по сцене). Тук, тук, тук! Слы¬шишь, что ли, меня, али - нет?..
Лысая Яга. Ну, чего тебе, поросячьи твои глазки?..
Рыжая Яга. Снова ты меня поросячьими глазками попрекаешь?! Ты неплохо устроилась. А как же я?..
Лысая Яга. Отстань, а не то метлой зашибу. Надоела ты мне, как болячка тропическая. Отправляйся на галерку - в самую, что ни на есть медвежью чашу-гущу. Пошла вон! Пока я тебе гром не сыграла метлой по голове!..
Рыжая Яга (взвизгивает от злости, будто ей пальцы дверью прищемили). Люди недобрые! Что же это творится! У меня от злости дух перехватило! Полюбуйтесь, какая она хотроумная и наглая. Она приказывает мне убираться на галерку. Кто давал ей такие привилегии - козырять моей судьбой? Я ей свой хребет подставляла, она залезла на эти подмостки, почитай, что по моему трупу, а теперь возвысилась и сидит, как на троне королевой, а у самой и горба-то никакого нет... (Топает от злости ногами.) Тоже мне, комедь, а сама, как ходячий гроб,- берегись меня теперь! (Обращается к зрителям.) Что вы на нее смотрите, люди недобрые, хватайте эту старую вешалку за что попало и выкидывайте с подмостков прочь эту самозванку; все равно у нее никакой комедьи не получится. Вот увидите: плакали ваши денежки, ваучеры и акции!..
Лысая  Яга. Захлопни свою мухоловку, мочалка ржавая, все равно тебя люди не слушают. (Обращается к зрителям.) Дамы и господа! Не слушайте вы эту cyxoпалую диковину. Ей только бы воду мутить, да в мутной воде своей метлой благородных рыб глушить. Оттащите ее от подмостков и выкиньте ее на вонючую свалку. Видите: она мешает мне разыгрывать интересную комедь...
Рыжая Яга (махнув обиженно рукой, отправляется на галерку) Ну и шут с тобой, басурманка продажная. Играй одна без меня. Много ты наиграешь. Видали мы таких юмористок. Вспомнишь потом мои слова: скоро погонят тебя со сцены поганой метлой. (Оборачивается лицом к сцене, делает ладони рупором, кричит.) Ей, кикиморы болотные! Перегрызайте веревки, пусть занавес упадет на голову этой самозванке! Посмотрим, как эта лысая образина по-новой начнет разыгрывать комедию!..
Занавес опускается.

КАРТИНА ВТОРАЯ
    Лысая Баба-Яга сидит в кресле так же, как и сидела. Достает из кармана очки и натирает их мелом. Появляется на сцене Рыжая яга, мимикой и жестами обращается к зрителям, кивает головой на Лысую  Ягу, крутит указательным пальцем у виска.
Рыжая Яга (обращается к зрителям). Видали юмористку? Я давно говорила, что у нее крыша в пути. Разве можно такой ягой на Руси похвастаться? (Обращается к Лысой Яге.) Чтэ-э-э? Доигралась, подруга дней суровых? Дошухарилась? Ну, ты даешь, девка, - люди сидят в зале с выпученными очами и не поймут, что за комедь ты тут откалываешь? Рекламу такую выдавала, туману напустила, а посмешить-то и нечем...
Лысая Яга (перестает натирать очки мелом) А ты, пожалуй права, дуреха толстомордая! Пора, пожалуй что, и показать комедь. Ты вот что: гляди сейчас во все свои свинячьи глазки, а я буду считать до трех: раз! два! три!.. Лезу себе в подкладку, так? Достаю красный колпак, так? Надеваю колпак... Ну?!
Рыжая Яга. (недоуменно пожимает плечами). Что "ну"?
Лысая Яга (недовольно качает головой). Ох, и броня у тебя в голове, до мозгов не достучишься. Ну, как, говорю, мне колпак-то? Хорошо, что ли?
Рыжая Яга. Да что уж шибко хорошего-то? Колпак, как колпак, нет в нём ничего необыкновенного... Подумаешь, невидаль какая! Пшик один...
Лысая  Яга  А вот и не поняла ты моего юмора... Ой, горе горькое по свету шлялося! Ой, девка, и позднее же у тебя зажигание... Ты вникни в мою идею: я хочу предложить всем шутам и шутовкам надеть красные колпаки, как это в старину было у шутов гороховых... Ты станешь греметь бубенчиками и погремушками, а я стану корчить рожи и кривляться - вот увидишь: знатная получится чертовщина!..
Рыжая  Яга (с сомнением).  Думаешь, получится?..
Лысая  Яга  Еще как получится-то! Такую хохму на зрителя напустим, что хоть всё сними-отдай, и то - мало будет. За такую смехоту, и умереть не жалко будет...
Рыжая  Яга (с еще большим сомнением). А что, если смехоты не получится?..
Лысая  Яга (с раздражением). Ну, заладила, как сорока:  «Не получится, не получится...»
Рыжая  Яга (Кивает с одобрением, дескать: хорошо, хорошо, я согласна.)  А кто станет всех околпачивать?
Лысая  Яга  Как это понять?
Рыжая  Яга  Ну, кто, говорю, колпаки-то станет всем разда¬вать?
Лысая Яг а  (с нескрываемым возмущением)  То есть, как это кто? Я, конечно, кто же еще? Я придумала этот фокус, я ж колпаки и выдавать буду.
Рыжая  Яга Ну что ж, подруга, давай, пожалуй, попробуем. Мы ничего не потеряем. Пока зрители терпят эту канитель, пусть и терпят, а как перестанут терпеть, там видно будет...
Лысая  Яга.  Вот и давно бы так. (Роется в своих лохмотьях, достает колпак.)  На, держи, радость моя, получай колпак самая первая, и напяливай его себе на голову на здоровье...
Рыжая  Яга (Примеряет колпак и обращается к зрителям). Ну, как мне в этом колпаке, хорошо, что ли, люди недобрые?
Лысая  Яга (с упреком)  Да ты наперед у меня спроси, и я тебе скажу: так хорошо, что лучше и быть не может. Только ты не очень-то сдвигай колпак на левое ухо, а носи вот так, как я - больше заламывай вправо. Ведь неплохо у меня-то смотрится, вот, гляди (Сдвигает свой колпак вправо на самое ухо.) Вот, полюбуйся, как неплохо смотрится...
Рыжая  Яга. Чтэ-э-э! Ещё чаво выдумала, чтобы я заламы¬вала колпак вправо. А вот это ты видела? (Показывает кукиш.) А вот это ты видела? (Показывает два кукиша.) Скорее у меня волосы на ладонях вырастут, прежде чем я свой колпак неправое ухо стану напя¬ливать!..
Лысая Яга (успокаивает подругу) Да не кипятись ты, боль ты моя зубная. Я уже давно замечаю за тобой такие номера, что ты со мной, как будто вась-вась, а сама норовишь натравить на меня доверчивого зрителя. Пойми ты, наконец, опухоль ты моя злокачественная, в чем наша задача: нам надо выводить людей из состояния меланхолии, и дуть нам надо в одну дуду. Бери колокольчики-бубенчики и начнем смешить публику.
Рыжая  Яга (топает ногами). Нет, нет, нет! Я буду упрями¬ться. Или ты нахлобучивай свой колпак влево, или я начну играть комедь без тебя, а в твою сторону никто и глазом не покосит, пугало ты садовое. Вона, напялила свой колпак на правое ухо и довольна, как дура набитая.
Лысая Яга (грозит пальцем) Но-но-но! Хватит лаяться!.. Слушай лучше, что я тебе прокричу... (Рыжая  Яга топает ногами и затыкает свои уши пальцами. Лысая  Яга делает Рыжей  Яге руки по швам). Да разумеешь ты, солнце моё ненаглядное, что для нас главное?
Рыжая  Яга (задумывается) Ты про когда говоришь: про сей¬час или вообще?
Лысая  Яга  Про сейчас, ласточка моя!
Рыжая  Яга (задумывается) Сейчас главное - деньги.
Лысая  Яга (одобрительно) Правильно. Главное не то, на какое ухо колпак напяливать, а как поглубже запустить руку в карман зрителю, и выгрести как можно больше у них ... Чего?
Рыжая  Яга  Денег!
Лысая  Яга. Правильно, валюты. Посмотри туда (указывает пальцем в зрительный зал). Видишь: сидят, родимые; как ягнашки, смотрят, слушают и денежки платят. И немалые денежки-то, так что нашим малюткам хватит и на птичье молочко. Так какого же тебе рожна еще надо, дуреха ты мордастая? Вот, полюбуйся-ка на меня, я могу свой колпак хоть на глаза напялить, только бы мои любезные зрители денежки платили. Ой, подруга, понимаешь, ты, как я денежки-то люблю?!
Рыжая  Яга  Да как не понять? (Вполголоса) Так ведь и зрители, чего доброго, разберутся в твоей хитрости. Как тогда дело-то повернется? Каким соком вся эта хитрость выльется, а? А то, пожалуй, мы с тобой и убечь не успеем...
Лысая  Яга  Ну, уж об этом ты можешь не беспокоиться. ОМОН-то на что? Вот и пусть они и наводят порядок и спокой¬ствие... Ну, давай что ли, бери колокольчики-бубенчики, ударь, да погромче!..
Рыжая  Яга (Из-под кресла достает бубен, ударяет в него и восклицает.) Эх, разгорись, петух, да поярче!.. Эх, Москва-Париж-город, прямо угоришь!.. Лысая  Яга  (Кривляется, притопывает, в ладоши прихлопывает, нечаянно наступает на ногу Рыжей  Яге, та вскрикивает.) Ой, ой, - прохудился мой любимый мозоль!..
Лысая  Я г а  Ну, завопила!.. Кто тебе поверит про мозоль-то? Какая может быть мозоль на костяной ноге? Кому ты пыль в глаза пускаешь? (Рыжая  Яга набрасывается на Лысую  Ягу с кулаками. Лысая  Яга убегает за кресло.) Ты на кого свою клешню поднимаешь? Думаешь, я тебя не достану? Да у меня, если ты хочешь знать, везде своя рука-то длинная есть!..
Рыжая Яга (причитает, разводя руками) Ой, напужала! Ой, напужала!.. Я вся дрожу от страху. Да если ты хочешь знать, мочалка плешивая, так у меня еще в самом Питере связи остались!.. Чтэ-э-э, квашня тысячелетняя, сразу скисла?.. Эй, кикиморы болот¬ные, перегрызайте веревку, роняйте занавес, да устройте темную этой самозванке!..
                                               Опускается занавес.

            ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
            
              КАРТИНА ТРЕТЬЯ
На сцене появляется Рыжая  Яга, сильно припадая на левую ногу
Рыжая  Яга (громогласно) А вот и я! - тут, как тут. Граждане, всё, что здесь раньше разыгрывалось, на это можно плюнуть и размазать, - это было посмешище, никакая это не комедия. А вот теперь я могу всех вас засмешить насмерть. Для начала я поиграю с моими закадычными друзьями. (Оглядывается по сторонам, берет метлу.) А! вот ты где запряталась, метла, - старая патла, вылезай из-под лавки, играть будем. (Отвечает за метлу, меняя свой голос на тоненький.) "А где кочерга, собачья стальная нога? Постучим, погремим, людей посмешим; мне кочерга - не подруга, моя подруга - Баба Яга". {Смотрит по сторонам, увидела кочергу.) А, вот ты где, под лавкой, кочерга - собачья стальная нога, иди живее к нам - будем играть: кому - ребра ломать, кому - по башке давать!.. А куда подевался наш вспыльчивый утюг? (Отвечает за кочергу писклявым голосом.) "Утюг кочерге - не товарищ, спроси у метлы-патлы." (Рыжая Яга снова своим голосом.) - Что я вас никак не помирю? Всего-то нас друзей - трое ферзей на всю медвежью чащу-пущу. Завела я друзей на беду, где мне найти шайку-сковороду? А, вот вы где - под лавкой сховались, идите обе сюда: и утюг, и сковорода... (Обращается к зрительному залу.) Итак, дружки-подружки, кикиморы-лягушки! Начинаем представленье - всем на удивленье! Ну и дела: сцена стала черным-черна, а была белым-бела, а! Была не была, мы снова отмоем черное добела. Итак, дружки-подружки, начинаем новую игру-представление - сущее умопомра¬чение! Указываю: всем примириться, нашей комедии поклониться. (Кланяется метле.) Разрешите, метла-патла, вас пригласить на танец-рванец?!. (Прижимает метлу к животу, поет и танцует.) Появляется Лысая Яга.
Рыжая  Яга. Я-то по большому делу, не в пример тебе. Мне сам дядька Черноморский руку протянул и вытащил из суфлерской ямы. Я теперь целый год руки мыть не буду, чтобы сохранить тепло его рукопожатий!.. А вот ты (толкает Рыжую Ягу) - сущая самозванка, всю комедь испортила, думаешь, что я на тебя рожон не найду?!  Еще как найду! Навизжишься ты у меня!..
Рыжая  Яга (отступает, от нее). Не пужай! Не пужай! Пужаная уже!..
Лысая  Яга (наступает). Я тебя не так запужаю: две ночи будешь кровью ходить, а на третью ночь не встанешь...
Рыжая яга (отступая) Я тебе прямо в глаза твои бесстыжие скажу: не было у нас комедии, но и ты - не комедия, а так - прости, Господи (При слове «Господи» закрывает свой рот обеими руками.) Ой, проговорилась я про Бога-то, чур, меня! чур, меня!..
Лысая  Яга (примирительным тоном) Ну, хватит нам лаять¬ся-то, давай мириться что ли? А то вон сам директор театра нам кулаки из-за кулис показывает, да и зрители занервничали, заерзали на своих сиденьях, как бы нас с тобой отсель не турнули...
Рыжая  Яга  Да, уж публика-то у нас хоть куда, чего доброго, еще и накостылять могут (в сторону) Попробую-ка я их развлечь (напевает)
Пусть дурой назовёт меня
В лесу дремучем вся родня,
И пусть меня погубит смех –
На свете я смешнее всех...
На сцене появляется дядька Заморский с трезубцем в руках. Обе Бабы Яги в один голос радостно-заискивающе приветствуют его.
Рыжая и Лысая  Яги  Ой, кто к нам в гости пожаловал! Сам дядюшка Заморский. Мы так рады! так рады, что и сказать нельзя!..
Дядька Заморский (говорит с сильным акцентом) Привьет, бабульенки! Как это на Руси говорьят: две медведицы в один берлога живьёт плохо!.. И комедия у них нехорош!.. Я научу вас, как надо шутить хорошо!.. Как жить весело!..
Рыжа  Яга (заискивающе)  Правда ваша. Научи нас жить хорошо!..
Лысая  Яга (Также заискивающе перед заморским гостем, указывает на зрительный зал.) А вот им не нравится наша комедия, и вы им не нравитесь, припужахнуть бы их!..
Дядька Заморский (успокаивает ягу) Спокойно, мамулья!.. Будет все окэй!.. Пока рано припужахивать. Надо ещё мало-мало марьиновать, когда будет ропот - вот тогда и жахнем!..
Рыжая и Лысая  Яги (взвизгивая от удовольствия и потирая ладони.) Жахнем!.. ой, жахнем!.. шар-рахнем!..
Рыжая яга (восклицает) Эй, кикиморы болотные, опускай¬те занавес, пусть зритель дозревает до ропота.
Занавес опускается

КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
    Кабинет дядьки Заморского. Он сидит в одиночестве за письменным столом, на столе в беспорядке книги, бумаги и что-то кипятится в электрочайнике. Заморский встает из-за стола, берет большую деревянную ложку и что-то ею помешивает в чайнике. Достает порошок из кармана, высыпает его в чайник, помешивая ложкой. Затем достает порошок из второго кармана и также высыпает его в чайник. Разговаривает сам с собой, напевая.
Дядька Заморский Так, это помешаем, снимем пенку, добавим фосфат аммония, немного нальем царской водки и на кончике ножа подсыплем смеси бертолетовой соли с порохом... (Стучат в дверь. Дядька Заморский, не отвлекаясь, напевает.) Та-а-к... еще подсыплем бертолетовой соли с порохом... (Снова стук в дверь.) Кто стучит? (Два голоса за дверью.)
Две  Яги  Это мы... бабушки - шутовки, открой нам, дядюшка Заморский.
Дядька Заморский   Сейчас, сейчас... (Открывает дверь, впускает двух старух, высовывает голову за дверь и долго прислушивается и приглядывается.)
Д в е   Я г и (говорят в один голос) Мы знаем, как можно продлить комедию...
Дядька Заморский (Показывает рукой: молчите, не мешайте делать опыт.) Та-а-к! Та-а-к! Еще надо добавить нитроглицерина, и можно будет посмотреть на свет. Та-а-к! Та-а-к! Наливаем из чайника в колбу, добавляем несколько кристалликов катализатора, взбалтываем, поднимаем колбу, смотрим на свет - восхитительно!.. Эх, жахнем!.. (Ставит колбу на стол, осторожно пятится назад, обращается к ведьмам.) Ну, родненькие вы мои, мы скоро, так рванем здесь, что у всех присутствующих будут мозги всмят¬ку... (Обращается к Рыжей яге.) Ну-ка, бабульенка, озирай окрестность, будто ненароком. Что там видно?..
Рыжая Я г а  (Всматривается в зрительный зал, причитает.) Ой, родненькие вы мои!.. Созрели голубчики, сидят все, румяные, как маков цвет!..
Дядька Заморский Ну, пожалуй, начнем... Для начала надо покликать Соловья-разбойничка - Грача Грачёвича.
Две яги (Кричат во весь голос.) Соловеюшка-разбойничек! Грач Грачёвич!..
Соловей-Разбойник  Я тут, как тут!..
Обе  Яги (Прижимаясь друг к дружке, в один голос.) А что, дядюшка Заморский, если все наготове, так какого лешего тянуть кота за хвост?
Дядька Заморский  (Обращается к Соловью-разбойнику.) Ты вот что, Соловей Соловеич! Грач Грачевич!.. Как только я брошу на умозрителей вот эту фиговину, ты свистни-ка трижды, да так, чтобы в тундре у чукчи уши заложило!..
Соловей-Разбойник  (довольный) Один момент, дядюшка. А проверю флюгер, узнаю сперва — откуда ветер дует. (Плюет на указательный палец и поднимает его над головой.) Можно начинать, дядюшка Заморский, даю установку. (Трижды свистит в милицейский свисток. Ведьмы затыкают свои уши, приседают.)
Рыжая  Яга (взвизгивает)  Е, К, Л, М, Н!..
Лысая  Я г а   (в тон Рыжей  Яге)  А, Б, В, Г, Д!..
Сверкает молния, раздаются раскаты грома.
Дядька Заморский (весь, содрогаясь от смеха) Ах, ха, ха, ха, ха, ха, ха!.. Изумительная черная месса! Невиданный танец смерти вытанцовывается. Вон как туземцы-то ползают и лупят друг друга, чем попало!.. Кажется, я переборщил с бертолетовой солью, но нет таких пилюль, которые на Руси проглотить не можно было!.. Однако, надо на всякий случай быстро опустить занавес и понаблюдать в зал через дырочку...
Опускается занавес. На сцену выходит Соловей - Разбойник, достает из своего кар¬мана листок бумаги, читает.
Соловей-разбойник  Дамы и господа, терапия требует терпения. Немного потерпите, и вас станет ещё легче... (Достает из кармана мили-цейский свисток, свистит. Все уходят со сцены...)
                                                                           
                                                                               Конец спектакля

Приложение 4

КУКОЛЬНЫЙ ЦАРЬ
                               (Музыкальная сказка)

       Действующие лица и исполнители:
Бушнелл – кукольных дел мастер из Японии;
Кви-Кви – девочка в роли куклы;
Сильвия – синьорина из Италии;
Девушка из Солнца;
Соловей
       Действие происходит в Японии весной, в пору цветения вишни.
       Лейтмотивом служит мелодия песни «Любимец розы – соловей», в сопровождении малых флейт. В начале первого действия мелодия лейтмотива едва слышна в указанных местах спектакля, постепенно усиливается и увеличивается её продолжение во второй половине спектакля, по желанию постановщика и режиссёра.
             
                                       ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
     Слышится негромкая мелодия песни «Любимец розы – соловей». На сцене появляется Бушнелл, кукольных дел мастер из Японии. В руках у Бушнелла большая, красивая кукла по имени Кви-Кви. Он садится в кресло, внимательно рассматривает куклу, любуется ей, разговаривает с ней.
Б у ш н е л л (поднял куклу у себя над головой, ведёт с ней беседу) Это удивительно: весь мир любуется моими куклами, и слава пришла ко мне, а счастья у меня и настоящей радости нет. Ко мне приходят всякие знаменитости и просят сделать куклу по возрасту семилетней девочки. И чтобы она могла уметь разговаривать, петь и плясать, говорить всякие приятные, приветливые слова. Но как только я дарю людям свои куклы, они с удовольствием забирают их, уходят и больше знать меня не желают. Я снова и снова остаюсь в полном одиночестве с моими куклами, а мне недостаёт настоящего простого человеческого счастья.
       Куклы это просто забава, потеха, а мне хочется наслаждаться настоящей жизнью... (обращается к зрителям)
       Что вы думаете, уважаемые, что у меня, знаменитого японского кукольных дел мастера Бушнелла, не может пробуждаться желание жить настоящей жизнью? Вы, может быть, думаете, что Бушнеллу не хотелось бы иметь настоящую подругу жизни. Я возвращался бы домой, после тяжёлого трудового дня, а моя возлюбленная встречала бы меня, говорила бы мне всякие приятные слова. Мы с ней готовили бы вкусный чай и говорили счастливые о том, как хорошо зацвела вишня в нашем саду? Или, если уж я кукольник, то мне не положено иметь даже маленького счастья? Но ведь как бы не прекрасна была кукла, она всего лишь - игрушка. Понимаете ли вы это, люди? (Вздыхает.)
       Как этот жестоко, что, получив от меня радость в виде вот такой куклы (демонстрирует куклу), люди уходят от меня, оставляя меня в полном одиночестве. Всё у меня есть: интересная работа, деньги, слава, но только нет простого человеческого счастья (рассматривает куклу).
       Да мои куклы многое могут. Они разговаривают, поют и танцуют, сочиняют стихи. Этих кукол трудно отличить от настоящих красивых, талантливых маленьких девочек. Слышится негромкая мелодия песни «Любимец розы – соловей». Вот посмотрите. (Поднимает свою куклу высоко над головой, демонстрирует её публике живой и игривой.) Вот с этой куклой, которую я назвал Кви-Кви, мы путешествовали по Италии, она приводила в восторг всю Венецию, но вернулись мы в Токио и снова я одинок, как и прежде (вздыхает).
       Сейчас я попрошу её исполнить для вас какую – либо импровизацию и вы сами всё увидите, услышите и оцените её по достоинству. Но скоро мне предстоит с ней расстаться. У неё уже появилась хозяйка. Она купила у меня эту прелестную Кви-Кви и скоро явиться за ней сюда, заберёт её у меня, и я снова останусь, в полном одиночестве. Вы не представляете себе, как тяжело человеку быть одиноким, когда он знает, что есть счастье на свете... Ведь я уже не молод. Как несправедливо устроен этот мир... Столько радости я доставил в своей жизни людям, а они все покинули меня. (Вздыхает, достает из своего кармана носовой платок, вытирает слёзы на своих глазах.)
       Ну, хватит о грустном. Что это я, в самом деле, совсем раскис?.. Жизнь-то ещё продолжается. (Обращается к своей кукле.) Милая Кви-Кви, изобрази для этой почтенной публики, что-нибудь из своих воспоминаний о посещении Венеции, где ты подражала венецианской принцессе.
       (На сцене гаснет свет, и, в загадочных лучах тихого лунного света,
появляется девочка в роли куклы Кви-Кви.   Она приветствует зрителей изящным поклоном, исполняет песню  «Под небом Венеции» и одновременно танцует.)
Кви-кви (поёт и танцует)
Надежда меня не оставила,
Мечта, ещё верю – вернётся;
Под ласковым небом Италии
Легко так, легко поётся!..

Припев:
Венеция! Венеция!
Мадонна, просто – ах!..
Молю тебя всем сердцем я:
- Явись мне в светлых снах!..

Я верю в мечты хрустальные,
Волна, как ребёнок смеётся;
Под ласковым небом Италии
Вновь песней душа отзовётся!..

Припев:
Венеция! Венеция!
Мадонна, просто – ах!..
Молю тебя всем сердцем я:
- Явись мне в лучших снах!..
       Кви-Кви кланяется с изяществом и убегает за кулисы... На сцене зажигается свет. В кресле, по-прежнему, сидит кукольных дел мастер Бушнелл. Он держит в руках свою куклу Кви-Кви, разговаривает с ней.
Б у ш н е л л (Поворачивает куклу лицом к зрителям, обращается к ней.) Вот видишь, Кви-Кви, ты доставила удовольствие зрителям, смотри: у них глаза светятся радостью. Готова ли ты исполнить какое-нибудь их пожелание?
К в и – К в и (Изящно кланяется, отвечает приветливым голосом.) С удовольствием, маэстро!..
Г о л о с   и з   з а л а   Пусть ваша кукла Кви-Кви сочинит и исполнит песню о Дюймовочке...
Б у ш н е л л (Обращается к Кви-Кви.) Пожалуйста, Кви-Кви, исполни песню о маленькой Дюймовочке из волшебной сказки Андерсена.
К в и – К в и (С изяществом кланяется.) С удовольствием, маэстро!..
       На сцене гаснет свет. В лунном свете появилась девочка, исполняющая роль куклы Кви-Кви. Послышались волшебные звуки флейты. Кви-Кви танцует и исполняет песню на слова Валентины Александровой «Дюймовочка».
       Кви-кви (поёт и танцует)
В тёмно-бархатном кафтане
Шмель качнул слегка цветок,
И рассыпал по поляне
Нежной музыки поток.

Золотистыми крылами
Бабочка взмахнула вдруг,
Над звенящими лугами
Танцевала, сделав круг.

Припев:
Стрекоза не боится меня,
Шмель мне летнюю песню поёт.
Веселится, ликует народ
Этот маленький – дружно живёт...
И важнее всего для меня,
Эта речка, цветок, этот лес,
Радость светлых деньков бытия
Нас возносит до самых небес...

Светлых звуков переливы
Подхватили небеса,
И младой весны мотивы -
Сотворили чудеса:

Солнце облако разбило,
Свет струится через край!..
Всё загадочно и мило,
Как невыдуманный рай!..

Припев:
Стрекоза не боится меня,
Шмель мне летнюю песню поёт.
Веселится, ликует народ
Этот маленький – дружно живёт...
И важнее всего для меня,
Эта речка, цветок, этот лес,
Радость светлых деньков бытия
Нас возносит до самых небес...
       Кви-Кви с изяществом кланяется и убегает за кулисы. Зажигается свет в зале. Бушнелл сидит в кресле с куклой в руках.
Б у ш н е л л (Обращается к своей кукле.) Кви-Кви, ты достойна самой изысканной похвалы...
К в и – К в и (Кланяется с изяществом.) Спасибо, маэстро!..
Б у ш н е л л (Смотрит на часы.) К сожалению, Кви-Кви, нам с тобой предстоит расстаться, и не знаю, увижу ли я тебя вновь когда-нибудь... Вот уже наступило утро и настало время, когда за тобой должна прийти новая твоя хозяйка. Будь умницей, дорожи своей и моей репутацией...
       На сцене появляется Сильвия, новая хозяйка куклы Кви-Кви. Сильвия обращается к Бушнеллу.
С и л ь в и я (Говорит громко, с упрёком в голосе.) Господин Бушнелл, мне пришлось обойти весь ваш сад в поисках вас, а вы словно спрятались от меня в тени деревьев. Я почти целую ночь провела в гостинице без сна в ожидании этого часа, чтобы, как мы и договаривались, в назначенный час прийти к вам. И я пришла за куклой Кви-Кви к условленному часу. Деньги за неё вы уже получили, так что давайте мне вашу куклу, и мы с вами расстанемся друзьями. Кви-Кви произвела в Венеции неизгладимое впечатление... Её ждут с нетерпением мои друзья в Италии...
Б у ш н е л л (Говорит с грустью.) Прощай Кви-Кви. Не знаю, увидимся ли мы с тобой когда-нибудь... Протягивает куклу Сильвии, она забирает куклу Кви-Кви и поспешно уходит. Слышится мелодия песни «Любимец розы – соловей». Бушнелл остаётся сидеть в кресле неподвижно, тяжело вздыхая...
      
                                           ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
       На берегу моря слышен шум прибоя и доносятся крики чаек. Море, освещенное нежными лучами заходящего Солнца. На сцене появляется Бушнелл, садится на камень, лежащий на берегу моря. Слышна мелодия песни «Любимец розы – соловей».
Б у ш н е л л (Рассуждает вслух.) Вот уже столько времени прошло, а у меня руки ни как не подымаются на новое творенье. Зачем я делаю всех этих кукол. Кому-то, может быть, они доставляют радость, как пишут об этом многое газеты. Меня называют даже «Кукольным Богом». Но какой мне прок от всего этого, если в куклах моих нет души. Мои куклы действуют по заданной программе. Пусть они получаются словно живые, но это всего лишь электроника - запрограммированная кукла. Впрочем, многие люди на земле сейчас запрограммированы. Причём программы, вложенные в них, несут резко отрицательный заряд – безумный и порочный. Так что, как это ни странно, но моя кукла Кви-Кви превосходит многих живущих ныне на земле людей по своим положительным качествам. Но это мало утешает меня. Куклы, они и есть куклы. Они лишены души. А душу вдохнуть в них мне не дано... Бушнелл садится на камень у озера под цветущей вишней.
Б у ш н е л л (Говорит музыкальным речитативом.)
На безлюдном морском берегу
Я сижу одиноко, и любуюсь красками заходящего солнца...
И чудятся мне в шуме прибоя
Колыбельные песни и, давно позабытые сказки...

Старые, добрые, милые сказки,
Что когда-то ребёнком слыхал от соседских ребят
Летними вечерами на закате солнца,
Склоняя к рассказам мальчишек своё чуткое сердце...

И помнится мне, что сказки эти
Любила слушать девчонка, и лицо её освещалось
Закатными лучами солнца...
И вся она была, как сказочная девушка из Солнца...

На безлюдном морском берегу
Я сижу одиноко и любуюсь красками заходящего солнца.
Всё также чудятся мне в шуме прибоя
Колыбельные песни и давно позабытые сказки...
       (Бушнелл говорит, вздыхая.) Нет, не стану больше я создавать своих кукол. Довольно потех. Всё равно, сколько бы я не бился над их совершенством, но кукла моя не станет той девочкой из Солнца, девочкой из моего далёкого детства. Тогда зачем всё это моё творчество? Что даёт мне эта легковесная слава? Что дают мне деньги? Одна только суета, одна мышиная возня... Я просто болен кукольной болезнью. Мне надо излечиться от неё (вздыхает).
       Бушнелл (поёт)
Годы мои, где же ваши свирели,
Что моё сердце могли веселить?..
Я отлюбил и меня отлюбили,
Но отчего же так хочется жить?..

Жизнь ещё светит мне яркой звездою,
Жизнь ещё дарит мне знаки любви...
Также телёночек ласков со мною, -
Нежно целует ладони мои...

Припев:
Помню, как тогда под вишней тонкой –
Заглянул я в девичьи глаза...
Ах, как жаль, что жизнь, как киноплёнку –
Невозможно прокрутить назад...

Всё ж у меня были в жизни удачи:
Пели под вишней и мне соловьи...
Что ж я сижу на закате и плачу
И от зари прячу слёзы свои?

Жизнь ещё светит мне яркой звездою,
Жизнь ещё дарит мне знаки любви...
Также телёночек ласков со мною, -
Нежно целует ладони мои...

Припев:
Помню, как тогда под вишней тонкой –
Заглянул я в девичьи глаза...
Ах, как жаль, что жизнь, как киноплёнку –
Не возможно прокрутить назад...
       На сцене появляется деревенская девушка. Она подобна девушке из Солнца в своём красном платье. Девушка подошла к Бушнеллу, поклонилась ему.
Б у ш н е л л (Приподнимаясь с камня, лежащего на берегу моря.) Неужели это ты? Та самая девушка из моего детства, которая в шуме морского прибоя любила слушать колыбельные песни и давно позабытые сказки, старые, добрые, милые сказки...
Д е в у ш к а из с о л н ц а (Говорит негромко.) Не удивляйся, маэстро!.. Но я действительно та самая девушка, образ которой ты вкладывал в свои волшебные куклы. Ты обратился к Богу с мольбой, и все твои куклы ожили, и я – одна из них, - твоя душа. Пусть люди думают, что, созданные тобой куклы обычные. Одни мы с тобой, да Отец наш небесный знаем, что они ожили.
       Девушка (поёт)
Любимец розы – соловей
Мне присылал цветок свой милый.
Волшебной песнею своей
Всю ночь пленял наш дух унылый...

Бывало, он несёт цветок...
И я, цветком его любимым
Украшу яркий мой венок,
Прельщусь напевом соловьиным.
Любил он петь во тьме ночей –
И дышит песнь его тоскою,
Но с обнадёжною мечтою
Он пел живеё и веселей.

Предвечной тайною своей
Касалась сердца пенья сладость,
Небесную дарил мне радость
Любимец розы соловей!..
Б у ш н е л л (Говорит взволнованно.) Боже, как долго я тебя ждал, и вот ты, наконец-то пришла... А вдруг это всего лишь сон?
Д е в у ш к а (Говорит с улыбкой.) А вся наша жизнь, разве это не сон? Не случайно ведь, сказано поэтом: «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?..» (Берутся за руки, уходят за кулисы. На сцене появляются все действующие лица спектакля, исполняют песню «Дождь закончен».)
Дождь закончен, отблестели грозы,
Луч надежды озарил нам душу...
Будем жить, и петь, как можно лучше,
Прославляя стройные берёзы.

Припев:
Наедине с такой мечтой
Певцы не остаются,
И с поднебесной красотой
Они не расстаются!
Для нас с небесной красотой
Зажёгся лучик золотой,
С такой вот светлою мечтой
Друзья не расстаются...

К югу облаков умчались стаи,
Обнажились стройные берёзы.
И Луна, вся радостью сияя.
Благовонья возжигала в грёзах...

Припев:
Наедине с такой мечтой
Певцы не остаются,
И с поднебесной красотой
Они не расстаются!
Для нас с небесной красотой
Зажёгся лучик золотой,
С такой вот светлою мечтой
Друзья не расстаются...
       Конец спектакля

Приложение 5

ГОЛУБОЕ ЗЕРКАЛО
  (Новогодняя сказка)
   Вы слыхали Новогоднюю сказку о голубом зеркале? Очень рекомендую послушать. Эта сказка может оказаться  очень полезной, особенно тем, кто любит соединять во едино сказочные образы и идеи. Не стану вас убеждать, что эту сказку непременно должен прочитать каждый, но если уже она вам попалась на глаза, то очень рекомендую не упустить шанса и ознакомиться. По личному опыту знаю, что ничего на глаза просто так не попадается. Всё в этом мире закономерно и взаимосвязано. Любой случай даётся нам как урок самой Природой-матушкой, который непременно надо хорошенько усвоить. Тем, кто своего урока не усваивает должным образом, могут быть всякие неблагоприятные сюрпризы. Это я вам точно говорю. Для тех, кто прочитает или прослушает эту сказку особенно внимательно, жизнь может измениться к лучшему. Вы станете знать больше того, что знали до сих пор. По крайней мере, вреда от этой сказки вам не будет, в этом я могу вам поручиться. 
   Итак, дорогие читатели и слушатели, проходите в горницу, рассаживайтесь удобнее, и послушайте удивительную историю о голубом зеркале в Новогоднюю ночь.
   Произошло это в самый канун Нового года. Был хороший зимний вечер. Пушистый белый снег падал на город большими хлопьями и вскоре наши серые, грустные улицы, стали удивительно нарядными и светлыми. Словно всё вокруг перед замечательным праздником выкрасили в белый цвет. Всюду виднелись белые сугробы, казалось, что на улицы большого города опустились с небес стаи белых лебедей...
   - Сказка, да и только!.. - мечтательно произнёс игрушечных дел мастер, всматриваясь в своё большое окно. Лепота!.. Вот это совсем другое дело!.. Это как будто Новогодний подарок всем нам от Деда Мороза!.. А то ведь было просто срам Господний... Виданное ли это дело, что бы, почитай до самого Новогоднего вечера, снега на дворе вовсе не было? Была какая-то безысходная серость. А теперь вот сразу всё побелело, похорошело, посвежело, заискрилось и засверкало всеми цветами радуги! Красота!.. На сердце стало радостно...
   Кукольных дел Мастер имел довольно необычное имя.  Все в округе называли его Санычем. Итак, Саныч снял с себя свой рабочий фартук, надел белую праздничную рубаху, и стал любоваться в своё окно. Он любил наблюдать перемены в природе. Это вдохновляло его на новые творческие замыслы. В его мастерской царил сказочный мир. Всюду – тут и там по всей его мастерской красовались его удивительные разнообразные поделки игрушек. Игрушки были на стеллажах, на столах, на окнах и в шкафах. Все, кто приходил к нему в мастерскую, не могли удержаться, чтобы не воскликнуть: «Какое чудо царит здесь у тебя, Саныч!..»
   Свои игрушки он лепил из белой глины, высушивал их особым способом, затем с большой любовью и мастерством художника раскрашивал он свои игрушки, и они стояли торжественно и чудно, в ожидании очередного дарения...  Мастер дарил свои сказочные изделия детям, своим хорошим знакомым, делал бескорыстные дарения своих чудесных игрушек в интернаты, в школы, в музеи. Мастер никогда не продавал свои вдохновенные творения, но только дарил. Он считал, что для мастера, его произведения, это своего рода маленькие дети, которых продавать не позволительно. Близкие ему люди считали его легкомысленным чудаком, но он не обижался на них. «Каждый человек имеет право на своё личное мнение, - говорил он, - и у каждого в жизни должен быть  свой собственный  выбор...»
   Были у мастера и такие игрушки, которые он не мог дарить. Они были особенно дороги ему, с ними он ни мог расстаться. Об этих особенных его игрушках ходили целые легенды. Ходила в народе молва, что, когда мастер выходил на прогулку, и его игрушки оставались в мастерской совсем одни, то они устраивали целые игрушечные представления. А когда мастер возвращался назад с прогулки домой, они рассказывали ему свои удивительные маленькие истории – миниатюры  басни и сказки, а также напевали ему свои неповторимые песни. Игрушки подавали мастеру новые идеи, которые он претворял в жизнь в своём творчестве. Саныч даже опубликовывал эти удивительные сказки, которые назывались «Кукольные сказки». Так ли всё это было в действительности? – точно утверждать не стану, но с уверенностью могу сказать, что эти игрушки были настолько удивительными, что безоговорочно отличить их от живых, одушевлённых  существ было не совсем просто...
   Итак, Саныч любовался, глядя в окно из своей мастерской, зимним пейзажем. Это предавало ему праздничное настроение, на душе было тепло и радостно. И вдруг, он начал замечать, что окно в его мастерской становилось голубым. И не просто голубым, но светилось каким-то волшебным голубым светом. Кукольных дел мастер давно уже привык ко всяким удивительным явлениям в жизни, но не смог остаться равнодушным к такому удивительному превращению его окна в голубое зеркало. Мастер невольно провёл своей рукой по стеклу и вот оно чудо: на стекле мгновенно обозначилась надпись: «Привет, Росс!..» Шлём тебе Новогодние поздравления!.. Мастер протёр ладонями глаза и снова посмотрел на своё окно, не скрывая своего удивления. Надпись не исчезла с голубого зеркала окна, и оно почему-то сильно вспотело. Мастер решил ответить на это чудесное поздравление и вывел пальцем на стекле «Привет, волшебникам!..» Незамедлительно появилась новая запись на голубом стекле: «Меня зовут Нояно!.. Ваши игрушки, ваши сказки и басни  хорошо известны нам нояновцам... Основная наша задача состоит в том, чтобы отыскивать одарённых творческих личностей, приглашать их в путешествия не только по странам и континентам старушки Земли, но посещать и другие миры. В сообществе с нами вы можете с успехом демонстрировать своё творчество  на просторах Вселенной. Мы поможем вам осуществим любой, самый смелый, самый фантастический ваш проект...
   И вот уж в голубом зеркале окна в мастерской Саныча стали появляться совершенно удивительные, космические дворцы с роскошными садами и парками. В удивительных садах пели невиданные, дивные птицы, сладкозвучно журчали фонтаны, слышалась волшебная музыка. Появилась фея в сверкающих одеждах. - Здравствуйте, Саныч, - сказала фея, - я к вашим услугам. Могу  исполнить любое ваше пожелание.
   Кукольных дел мастер потрогал свою голову и почувствовал сильный жар, голова его мгновенно воспламенилась и пылала, как буржуйка. Мастер не переставал удивляться и восхищаться всем увиденным и услышанным. Чудесные образы, фантастические видения уносили мастера всё дальше в сказочные миры, полные непередаваемого очарования. Фея заговорила пленительным голосом и  сообщила мастеру,  что отныне он может свободно общаться с Всевышним мысленно, словно по телефону...
   Глядя на всё это чудо, у мастера невольно стали самопроизвольно рождаться песенные стихи «Псалмы сердца», которыми он давно уже изъяснялся с Всевышним. Вот один из этих  «Псалмов сердца»:
Полнозвучный колокольчик
В сердце прозвучал,
С поднебесья солнца лучик
Путь мне освещал.

Дух мой бодр, и сердцем – весел,
Вижу наяву:
В царстве благозвучных песен
Счастливо живу...

Слово в тайнике оставил,
Чтобы – до поры,
Хам Иуда не ославил
Божьи в нас дары.

Слово божье, как находку
Извлекал из гор,
Наряжал монисто звонкой
Суфии убор.

Из глубин безмерных моря
Извлекал коралл,
Душу песенным изъяном
Бог не покарал...

Душ ничтожных клеветою
Не был я раним,
Ведь они того не стоят,
Чтоб поддаться им.

Зря плетут усердно сети
Недруги мои.
Ночью ангел путь осветит,
Днём – путь обозрим...

В сердце свет Святого Солнца –
Истины звезда,
От фальшивых богомольцев
Спасся навсегда.

Счастлив тем, что песню в латы
Я не заковал,
И поддержки у богатых
Музе не искал.

Сердцу своему в служенье
Разум призывал,
Всё Твоё, Господь, творенье
В сердце я вмещал.

С поднебесья солнца лучик
Путь мне освещал,
Полнозвучный колокольчик
В сердце прозвучал!..
   В это время, на окно с улицы налетел порывистый ветер и начал насвистывать в узкую щель между рамами: «Саныч, будь осторожен, не доверяйся чарам незнакомки; предновогодняя ночь полна чудес и среди множества чудес, нередко случаются недобрые чудеса, которые могут прельстить и  погубить доброго человека...» Надо сказать, что с этим окном у мастера были давние особые доверительные отношения. У самого окна стоял его письменный стол и часто, когда он размышлял над сюжетом сказки, то смотрел в окно и получал от него нужную подсказку. Мастер привык уже доверять ему и поэтому, когда он получил недобрую весть от ветра, то насторожился и решил быть предельно осторожным и внимательным к происходящему.
   В это время на дворе стало совсем смеркаться и мастер, по своему обычаю, зажёг свечи. Ему нравилось вечерами сидеть у окна при свечах... Окно ещё больше поголубело, когда в небе взошла полная Луна. Явственнее изобразилась надпись в голубом зеркале окна: «Многое, очень многое мы сможем сделать для вас, Саныч, вы станете продвинутым, мы будем вести вас по жизни в духовный мир гармонии и красоты. Мы станем оберегать вас, вам не страшны будут никакие земные катаклизмы, ибо мы с лёгкостью перенесём вас в самые отдалённые миры Галактики в одно мгновение. Радость общения с нами может сделать вас по настоящему счастливым! Только у нас вы можете получить путёвку в бессмертие!.. Хотелось бы нам заполучить ваши удивительные игрушки. Подарите нам их и мы сделаем вас по настоящему счастливым. Нам известно, что вы склонны делать подарки в виде своих сказочных игрушек. Пожертвуйте нам свои избранные игрушки и будьте счастливы!..
   Ярче светила Луна и над окном мастера появилась яркая звезда – вечерняя Венера. - Это мне даётся какой-то особый знак красавицей Венерой, - подумал мастер.
  - Будь осторожен, будь осторожен, - пуще прежнего свистел ветер в щель окна...
   - Конечно, радость не в радость, если им не поделиться с другими людьми, - сказам мастер вслух, - но где гарантия, что эта моя новая жертва всеми моими самыми  любимыми игрушками действительно пойдёт в добрые, надёжные и умные руки.
   Сразу же после этих слов мастера, которые он произнёс едва слышно, в голубом зеркале окна появилось изображение сверкающего меча и письменный комментарий. Надпись гласила: «Мы всегда при вас и легко можем достать вас в случае, если вы не пожертвуете своими игрушками.   
   Мастер, не задумываясь, сделал такую надпись на голубом зеркале окна: «Сгинь, нечистая сила!..» Он зашторил окно. В это самое время, едва только мастер зашторил окно, оно разлетелось вдребезги от сильного удара...
   Была зама. Шёл снег. Дул сильный ветер. Кукольных дел мастер кое-как, на время закрыл окно картоном и утеплил его одеялом. Через день он вставил новое стекло, и его жизнь и творчество вошло в привычное русло. Сказочные игрушки кукольных дел мастера самостоятельно сделали постановку нового музыкального спектакля. Милости просим на премьеру нового кукольного спектакля «Голубое зеркало».          

Приложение 6
СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
Музыкальная пьеса по одноимённой сказке Г.-Х. Андерсена

Действующие лица:
Сказочник
Герда
Кай
Снежная королева
Тролль – злой карлик
Бабушка
Волшебница-цветочница
Ворон
Атаманша
Маленькая разбойница
Лапландка
Северный олень
   В массовых сценах: ученики Тролля, разбойники, слуги, кучера, охрана, горожане, торговцы, ремесленники, музыканты, певцы.
   Рядом со сценой установлен макет большой книги (в рост человека) с надписью на обложке  Г.-Х. «Снежная королева». Перед каждым новым действием обложка книги раскрывается и  появляется сказочник Андерсен, обращается к зрителям, и снова уходит на страницы книги.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ
   Из книги появляется сказочник Андерсен.
СКАЗОЧНИК (Говорит музыкальным речитативом.)
Девочки и мальчики,
Мы без вас скучаем,
Начинаем волшебство, -
Сказку начинаем!

Мальчики и девочки,
Дети бесподобные,
Сказка начинается,
Сядьте поудобнее...

Много на полянке
Цветиков, цветочков -
Жёлтых, красных, голубых,
Синих василёчков.

Низко над окошком
Свесилась берёза,
Тихо шепчет сказку
Веточкой зелёной.

Все друзья собрались
Вместе у крылечка:
Кот сибирский - Васька,
И сверчок за печкой.

Скворушки на ветке.
Муравей-вояка,
И два зайца вместе –
Петух забияка...

И волчонок тут, как тут,
Мишка косолапый,
Все уж сказку нашу ждут,
Что ж, начнём, ребята...

Тучки раздвигаются,
Солнце улыбается,
Это значит: очень скоро
Сказка зачинается.

Зеленеет травка
Прямо у окошка,
Сказка начинается –
Вот ещё немножко...

Воробьишка тут, тук, тук –
Постучал в окошко:
- Скоро ль сказка? Все мы тут...
Подождём немножко...

Пчёлка прилетала,
По цветам порхала,
Сладкий мёд сбирала.
Сказку услыхала...

Сказка начинается,
Сядьте поудобнее...
Мальчики и девочки,
Дети бесподобные!..
САКАЗОЧНИК  (Обращается к зрителям.)
   Итак, жил на свете однажды гном – Тролль. Был этот Тролль такой злющий и страшный, что никакими словами этого выразить невозможно. Смастерил он однажды такое зеркало, в котором всё доброе и прекрасное выглядело уродливым и перевёрнутым вверх ногами или уменьшалось до размеров не видимых глазом. А всё, самое безобразное вырастало, выпячивалось и само лезло в глаза. Да вы и сами сейчас об этом всё увидите и услышите. Сказочник уходит в страницы книги...
   (На сцене появляется  гном Тролль с зеркалом, завёрнутым в чёрное покрывало. Вместе с ним  появляется несколько его учеников.)
ТРОЛЛЬ (Обращается к ученикам.)  Вы просили, чтобы я показал вам самое злое на свете чудо. Вот оно это безобразное чудо-зеркало... (Показывает зеркало. Ученики Тролля в один голос ахнули, а затем громко засмеялись, кривляясь перед зеркалом. Тролль поёт,  ученики танцуют и подпевают ему на припеве.)
Я – адово отродье,
Я – злющий Тролль король...
Я – наше благородие!
Я – сам себе герой!..

Припев:
Ты – наше благородие!
Ты – сам себе герой!..
Да здравствует! Да здравствует!
Наш славный Тролль король!..

Мне всё равно, что люди
Нам скажут - звук пустой;
Мы зеркалом их будем
Дурачить день-деньской...

Припев:
Мы зеркалом их будем
Дурачить день-деньской...
Да здравствует! Да здравствует!
Наш славный Тролль король!..

И с зеркалом, друзья, мы
По городам пройдём,
И всё там вверх ногами
Вниз лбом перевёрнём!..

Припев:
Мы всё там вверх ногами,
Вниз лбом перевернём!.. 
Да здравствует! Да здравствует!
Наш славный Тролль король!..
   (Все безудержно смеются, пляшут, хлопают в ладоши...)
ТРОЛЛЬ  (Потирает руки) Когда мы с этим зеркалом вдоволь натешимся, и всё хорошее, что ещё осталось в этом мире, станет мерзким и  безобразным, мы разобьём это зеркало вдребезги. Мы сбросим его с большой высоты на землю, и оно разлетится на мелкие кусочки и пылинки!.. Сверкающие осколки от зеркала попадут людям в самое сердце и в глаза. Пусть их сердце превратиться в лёд! Пусть люди видят  всё шиворот-навыворот! Пусть всё хорошее станет для них  дурным и мерзким!..
УЧЕНИКИ  (Кричат хором.) Ой, как это здорово придумано!..
ПЕРВЫЙ УЧЕНИК (Говорит громко.)   Вот будет потеха!.. Посмотреть бы на людей, которые видят всё вверх ногами (Смеётся.)
ВТОРОЙ УЧЕНИК  (В тон первому.)  Им крикнут: «Межа!», а они поймут «Бежать!..» (Смеётся громче первого.)
ТРЕТИЙ УЧЕНИК   Им скажут: «Посмотрите в книгу», а они увидят – фигу!.. (Закатывается от смеха.)
ТРОЛЛЬ  (Потирает ладони.) Всем станет казаться, что у них в одном кармане – вошь на аркане, а в другом кармане – блоха на цепи. Что они, того и гляди, с цепи сорвутся и насмерть перегрызутся... (Все смеются до упаду.)

        СЦЕНА ВТОРАЯ
   Из «Книги» появляется сказочник.
СКАЗОЧНИК  (Обращается к зрителям.) Жителям большого  города приходится довольствоваться цветами, выращенными в горшках или на маленьких клумбах в тесных двориках домов...
   Жили в городе двое бедных детей: мальчик Кай и девочка Герда. Был у них садик – чуть больше цветочного горшка, а в их доме, в деревянных ящиках росли небольшие кусты роз. Летом дети ухаживали за цветами в маленьком саду, а зимой играли в доме около своего маленького куста роз.
   Вы только послушайте, какую удивительную песню сочинил мальчик Кай для девочки  Герды об этих чудесных цветах (Сказочник исполняет песню музыкальным речитативом.)
Домашним цветам счёта нет,
Нет краше цветочных нарядов;
Чудесен цветочный рассвет!
Прекрасны цветочные взгляды!..

Тебе лишь дарю я цветы,
Со вкусом подобраны розы:
Алы, золоты и светлы,
И нежные, словно мимозы...

Пусть сад этот дивный цветёт,
Лишь ради тебя, их лелею...
Цветы, словно алый восход,
Тебе лепесточками веют...

Чудесен цветочный рассвет,
Прекрасны цветочные взгляды...
Бутонам в душе счёта нет -
Нет ярче цветочных нарядов!..
   (Сказочник уходит на страницы «книги». Занавес поднимается. В небольшой комнате у камина сидит бабушка-сказительница вяжет для Герды кружева на спицах. Герда и Кай играют: разучивают танец и по очереди исполняют куплеты песенки собственного сочинения. Припев песни исполняют вместе.)
ГЕРДА (Поёт.)
Гостья зима к нам пришла сама...
Все в снегу стоят деревья, в кружевах дома.

Припев:
Все в снегу стоят деревья,
В кружевах дома...

КАЙ (Поёт.)
Искрится снег, слышится смех...
Снегири стучат в окошко, - шлют нам свой привет!..

Припев:
Снегири стучат в окошко, -
Шлют нам свой привет!..
   (Дети, взявшись за руки, танцуют вокруг бабушки, смеются, обнимают её.)
ГЕРДА (Целует бабушку.) Бабушка, бабушка, посмотри скорее в окошко, видишь: к нам стучатся снегири, и снег большими пушистыми хлопьями падает за окном!..
КАЙ (Громко.) Смотрите, смотрите, как сильно закружил снежинки!..
БАБУШКА (Продолжает вязать кружева.) Это роятся белые пчёлки...
КАЙ (С любознательностью.) А у этих белых пчёлок тоже есть своя королева, как и у каждой настоящей пчелиной семьи?
БАБУШКА  Есть и у них своя Снежная королева. Она всегда находится там, где рой белых пчёлок всего гуще!.. По ночам она пролетает по городским улицам и заглядывает в окна. Тогда стёкла покрываются ледяными узорами, словно удивительными белыми цветами...
КАЙ И ГЕРДА (Говорят громко в один голос.) Видели, видели!..
ГЕРДА (Настороженно.) А Снежная королева не может войти к нам сюда?..
КАЙ (Говорит смело и решительно.) Пусть только попробует к нам сюда войти!.. Я посажу её на тёплую печку, вот она и растает...
БАБУШКА (Погладила Кая по головке.) Со Снежной королевой следует вести себя осторожней. В народе рассказывают, что она может застудить сердце...
ГЕРДА (Говорит, понизив голос.) Разве она может застудить сердце и у того, кто предпочитает зимой греться у камина, нежели лазить по сугробам?..
БАБУШКА (Погладила Герду по головке.) Да, милая Герда!.. В народе говорят, что Снежная королева заключила союз со злым гномом Троллем. И вот теперь среди снежинок Снежной королева, могут оказаться маленькие кристаллики от разбитого зеркала Тролля, которые легко могут попасть в глаз или в сердце человека...
ГЕРДА (Взволнованно.) И что тогда станет с человеком?
БАБУШКА  Тогда человек будет видеть всё навыворот. Во всём он будет видеть только плохое... А его сердце станет холодное, как ледышка, в нём не останется местечка для любви и сострадания...
КАЙ  Бабушка, а чего надо больше всего остерегаться зимой, чтобы этого не случилось?
БАБУШКА  Надо избегать сквозняков и не поддаваться соблазнам Снежной королевы... (При этих словах бабушка начала сладко зевать и, наконец, вздремнула, сидя в кресле. Герда и Кай потихоньку отошли от бабушки к окошку... За окном порхали снежинки. Одна из них, самая большая упала на подоконник и начала быстро расти...)
КАЙ (Говорит с удивлением.) Смотри, смотри, Герда, как снежинка на подоконнике быстро растёт!..
ГЕРДА (Удивлённая сказочным зрелищем.) Да, это чудо, что снежинка так быстро выросла!.. Смотри: она превратилась в волшебную женщину! Эта волшебница, словно закутана в белоснежную тюль со сверкающими звёздочками!..
КАЙ  (С восхищением.) Она так нежна и прелестна, но вся состоит из сверкающего льда, и всё же она живая!..
ГЕРДА (С удивлением и страхом.) Смотри, как сверкают у неё глаза, словно звёзды!.. Давай мы лучше отойдём от окна и разбудим нашу бабушку... Пусть она нам расскажет, что-нибудь весёлое... (Отходит от окна к бабушке.)
КАЙ (Говорит негромко.) Смотри, Герда, она поманила меня рукой, наверное, это и есть та самая Снежная королева, о которой нам рассказывала бабушка?!
ГЕРДА (Говорит тихо.) Кай, отойди, пожалуйста, от окна, от греха подальше...
КАЙ  Мне так хочется дотронуться до неё рукой... (Быстро открыл окно, дотронулся до Снежной королевы рукой.) 
ГЕРДА (Вскрикивает.) Что ты делаешь, Кай?! Зачем ты открыл окно?! Ты что забыл, о чём предупреждала нас бабушка?! Ты сделал сквозняк и стоишь на сквозняке... (Герда быстро подошла к окну, закрыла его, отвела Кая за руку вглубь комнаты.)
КАЙ (Неожиданно вскрикивает.) Ай!.. Меня кольнуло прямо в сердце, и что-то попало мне в глаз!..
ГЕРДА (Обвила ручонкой его шею, смотрит Каю в глаза.) Кай, но я у тебя в глазах ничего не вижу.
КАЙ  Должно быть выскочило...
ГЕРДА  Как я боюсь за тебя, Кай! Вдруг это был осколок от зеркала Тролля, и он попал тебе в самое сердце и оно может превратить твоё сердце в кусок льда... Боль прошла, но самый осколок, может быть, остался в твоём сердце... (Герда заплакала.)
КАЙ  О чём же ты плачешь, Герда? Мне совсем не больно. Когда ты плачешь, то делаешься некрасивая! (Неожиданно громко вскрикивает.) Фу! Какое всё дрянное вокруг!.. А эти цветы, на подоконнике, они такие уродливые и безобразные!.. (Ломает цветок.)
ГЕРДА  Что ты делаешь, Кай!.. Зачем ты сломал этот удивительный цветок, который мы с тобой выращивали с такой любовью?!
КАЙ  (Передразнивает Герду.) Зачем ты сломал этот удивительный цветок, который мы с тобой выращивали с такой любовью!.. (Герда закрыла своё лицо руками, отвернулась и заплакала.)
КАЙ  (Крикнул Герде в самое ухо.) Оставайся тут со своим сломанным цветком, со своей бабушкой и со своими слезами!.. Я лучше пойду кататься на санках с крутой горки на большой площади с другими мальчишками. А с тобой, слезомойкой  я больше не дружу! (Быстро убегает из комнаты.)

СЦЕНА ТРЕТЬЯ
   Со страниц волшебной книги появляется сказочник.
СКАЗОЧНИК (Поёт.)
Закат неспешный,
Бежит тропинка,
С цветами схожи,
Как пух снежинки.

«Цветы» слетают
С небесной шири, -
Ледок на сердце,
В морозном мире!..

Припев:
Эх, метелица тропинки порошит,
Королевы Снежной птицей конь летит!..
Королева Снеговая хороша!..
Так, что льдиночкой становится душа!..

Видна тропинка
В соцветье снежном,
В широкой дали
Выси безбрежной…

Вдвоём в санях с ней –
Так плыть бы в мире:
В цветах снежинок –
К небесной шири!..

Припев:
Эх, метелица тропинки порошит,
Королевы Снежной птицей конь летит!..
Королева Снеговая хороша!..
Так, что льдиночкой становится душа!..
  (Сказочник обращается к зрителям.) Немало слёз пролила девочка Герда с тех пор, как ушёл мальчик Кай из дому и не вернулся... Никто не знает, куда он подевался. Мальчики,  видели, как он привязывал свои санки к большим великолепным саням, который увезли его за городские ворота. Они говорили: «Наверное, он умер или утонул в реке за городом».
   Вот уже закончилась зима, настала весна, выглянуло солнце... (Сказочник уходит. Занавес поднимается. Девочка Герда сидит у реки, разговаривает с цветами.)
ГЕРДА (Сидит у реки, разговаривает с цветами, вздыхая и сокрушаясь.) Кай умер и больше не вернётся...
СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ  Не верю!..
ЦВЕТЫ  Не верим!..
ЛАСТОЧКИ  Не верим!.. Не верим!.. Не верим!..
ГЕРДА  А что, если и в самом деле Кай жив... Медлить нельзя... Надо поспешить ему на помощь... Хорошо, что я догадалась сегодня надеть свои красные башмачки, и пришла к реке. Спрошу-ка я про моего Кая у этой реки... (Герда забралась в лодку.) Скажи мне, реченька, это правда, что ты взяла моего названного братца Кая? Вот тебе мои заветные красные башмачки (бросает свои башмачки в воду) скажи мне правду о судьбе Кая. (Лодка сама собой поплыла по течению реки. Герда ужасно испугалась и принялась плакать и звать на помощь.) Помогите! Помогите!.. (Башмачки плыли, и воробьи летели за ней следом и чирикали: Мы здесь! Мы здесь!..)
ГЕРДА (Немного успокоилась.) Может быть, река несёт меня к Каю?! Какие здесь красивые берега! Какой красивый дом стоит на самом берегу, а у дома растут такие сказочные цветы!.. (Из дома вышла волшебница цветочница.)
ВОЛШЕБНИЦА (Всплеснула руками.) Ах ты, бедная крошка!.. Как это ты попала на такую большую реку?! (Старушка вошла в воду, зацепила своей клюкой лодку, притянула её к берегу. Помогла Герде выбраться на берег.) Ну, пойдём в дом. Расскажи мне, как ты сюда попала?..
ГЕРДА  Я подарила реке свои удивительные красные башмачки, забравшись на корму лодки, а река понесла меня своим быстрым течением. Скажите, бабушка, не видели вы мальчика Кая?..
ВОЛШЕБНИЦА  Нет, доченька, он здесь ещё не проходил, но, верно, пройдёт. Тебе сейчас не о чем горевать. Попробуй замечательных вишен из моего сада, да полюбуйся на удивительные цветы, которые растут в моём саду: они красивее всех цветов нарисованных в книжках с картинками, и все они умеют рассказывать сказки и петь песни...
   Давно мне хотелось иметь такую миленькую девочку... Вот увидишь, как ладно мы с тобой заживём!.. Сейчас я расчешу твои кудри своим волшебным гребешком, и ты забудешь обо всех своих печалях. (Расчёсывает своим волшебным гребешком Герде кудри.) Посмотри, какие у меня в саду растут удивительные цветы всех времён года...
ГЕРДА  (Радостно прыгает среди цветов, играет с ними, говорит напевно.)
Белые, бледные, нежно-душистые
Славные эти цветы.
С лаской безмолвной лучи серебристые
Шлёт им Луна с высоты.

Силой волшебною, силой чудесною
Эти цветы расцвели;
В них сочетались с отрадой небесною
Чары волшебной земли.

Шепчут цветы свои речи беззвучные,
Тайны неведомой ждут.
Вплоть до рассвета, с Луной неразлучные,
Грезят они и поют!..
ЦВЕТЫ  (Качают своими красивыми головками, поют.)
- Стремиться песнями к мечте
Мечтается и нам!
Душой стремимся к высоте,
Как роза – к небесам.

Вспорхнула песня птахой ввысь,
Чтоб звонче заливаться!
Любимый сад наш, не ленись
Цветами наряжаться.

- Ах, мы уж так цвели, цвели, -
Нам розы отвечали, -
До самой утренней зари
Головками качали!..

- И на качельные качанья,
Любуется на нас луна,
И песней солнышко встречая,
Нам шепчет тихая волна...
ГЕРДА (Говорит задумчиво.) Цветы своим пением напомнили мне о розах, которые мы с Каем выращивали в нашем маленьком саду. В этом саду растут удивительные цветы, но почему среди них нет роз?! Среди всех этих цветов нет ни одной розы...
ГОЛОС  СКАЗОЧНИКА  Герда опустилась на землю и заплакала. У неё по щекам струились слёзы и на том месте, куда падали её горючие слезинки, вырос куст удивительных роз, точно таких, которые росли около её дома на клумбе. Герда обвила цветы своими ручонками, и принялась их целовать...
ГЕРДА  (Говорит мечтательно.) Я помню наши чудесные розы, что цвели на нашем балконе, и мы вместе с Каем любовались ими... Как же я замешкалась!.. Мне ведь надо искать Кая! Милые розы, не знаете ли вы, где он, мой милый Кай?! Вы верите, что Кай умер и не вернётся больше ко мне?
РОЗЫ  (Отвечают, качая своими головками.) Он не умер! Мы жили под землёй, пока ты не полила нас своими горючими слезами. Там, под землёй, среди умерших людей Кая не было...
ГЕРДА  Спасибо вам, милые розы!.. Спрошу-ка я у одуванчика, ведь уже осень на дворе. Милый одуванчик, ты маленькое ясное солнышко! Скажи, не знаешь ли ты, где мне искать моего названного братца?!
ОДУВАНЧИК  Я могу рассказать тебе много сказок, спеть много песен, но я не знаю, где искать Кая...
ГЕРДА  Нечего мне больше расспрашивать цветы, от них ничего не добьешься, они знают только свои сказки и песенки!.. Надо мне поскорее бежать вот так, как я есть, босоножкой. Побегу я прямо по этой вот дороге, не оглядываясь назад. Как же это я замешкалась? Ведь уже осень на дворе. Тут мне уже не до отдыха, надо торопиться. Пусть в пути устанут мои бедные ножки! Пусть им будет холодно и сыро. Не задумываясь, я быстро пойду по этой дорожке... (Поспешно уходит.)




ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ
   Со страниц книги сказок появляется сказочник.
СКАЗОЧНИК  (Обращается к зрителям.) Герда устала от трудного пути, присела отдохнуть на пенёк. Было сыро, холодно и туманно вокруг. Местами уже лежал снег. Чтобы легче было в пути, Герда сочинила и пела свою грустную песенку. (Сказочник  уходит на страницы своей книги.)
   Занавес поднимается. На пеньке сидит Герда. Прямо перед ней прыгает большой ворон. Он внимательно смотрит на девочку.
    ГЕРДА (Поёт.)
- Уж осень надвигается,
Снежинки на лугу...
Скажи, моя кукушечка:
Где Кай? 
- Ку-ку, ку-ку!..

- Я все избила ноженьки,
Идти уж не могу...
Где ж Кай, моя Кукушечка?
Где мой дружок?
- Ку-ку!..

- Кукуй, моя подружечка!
Кукуй, моя кукушечка!
Куда идти мне, душечка? -
Скажи...
– Ку-ку, ку-ку!..
ВОРОН  (Заговорил с Гердой с большим вороньим акцентом.) Карр-карр! Здравствуй! Куда ты бредёшь, девочка, совсем одна...
ГЕРДА  Это очень печальная история. Пропал мой названный братец Кай, и я хожу, ищу его по свету. Не видал ли ты, ворон, мальчика Кая?
ВОРОН (Качая головой.) Очень вероятно, очень вероятно!..
ГЕРДА (Радостно восклицает.) Милый мой ворон, чудесная, красивая птица, скажи мне, - правда, что ты видел мальчика Кая?! (Герда прижала ворона к себе, поцеловала его в голову...)
ВОРОН  Потише, потише, не так крепко обнимай меня... Я думаю, что это был именно твой Кай. Сейчас он счастлив со своей принцессой...
ГЕРДА  Разве он живёт у принцессы?
ВОРОН  Вот послушай, что я расскажу тебе, только мне трудно объясняться, по-вашему. Но ничего, расскажу, как сумею...
   В нашем королевстве есть очень умненькая и благоразумненькая принцесса. Сколько она книг перечитала, страсть одна!.. Правда, она ничего не запоминает из того, что прочитала, но это ничего...
   Однажды, она увидела небольшого человечка, который явился к дворцу не в карете, не верхом на лошади, как другие знатные вельможи. Нет, он пришёл пешком. Одет он был бедно, но глаза его блестели, и волосы у него были длинные...
ГЕРДА  Это был Кай!.. (Герда от радости захлопала в ладошки...)
ВОРОН  Очень вероятно! Очень даже вероятно!.. Я слышал эту историю из достоверного источника. Мне рассказала об этом моя невеста, ручная ворона при дворе. Всё это – истинная, правда. Ей я верю так же, как самому себе.
   Мальчик мог держать себя свободно, как у себя дома и, к тому же, он был красноречивее всех других женихов...
ГЕРДА  Это он! Это, несомненно, был Кай!.. Всё, что ты о нём рассказываешь, во всём сходится с обликом Кая! Это вылитый Кай!..
ВОРОН  Очень, очень вероятно... Я ведь напрасно лгать не стану. Я сам там был и всё это видел собственными глазами. Он всех во дворце очаровал. А принцессе он прямо так и сказал, что пришёл к ней не свататься, а послушать её умные речи!..
ГЕРДА  Ну, конечно, конечно, это был он! Кто же ещё!..
ВОРОН  Ну и вот... Она ему понравилась, и он ей тоже очень и очень понравился...
ГЕРДА  Да, да, это был Кай! Он ведь такой умный. Он хорошо знал все четыре действия арифметики, да ещё и с дробями... Скорее проводи меня во дворец!..
ВОРОН  Но это не так-то просто сделать, как может показаться на первый взгляд... Мне надо прежде посоветоваться с моей невестой, она что-нибудь придумает. В дворец-то не так-то просто войти, туда не очень-то впускают простых девочек...
ГЕРДА  Меня впустят. Как только Кай услышит мой голос, он тотчас прибежит, чтобы повидаться со мной.
ВОРОН  Как же впустят они тебя? Ведь ты же босая... Но ты не печалься, мы что-нибудь сейчас придумаем. Моя невеста проведёт нас во дворец с чёрного хода. Надо только подождать, когда во дворце погаснут все огни.
ГЕРДА  (Обнимает ворона, поёт и танцует с ним.)
Мой умненький ворон,
Как сажа, ты чёрный...
Ты очень мне дорог,
Мой ворон учёный!..

Мой ворон учёный,
Заветная птица,
И надо же чуду
Такому случиться!..

И крылья большие,
И носик, и глазки,
Такой ты чудесный,
Как будто из сказки!..

Пусть месяц нам светит,
Пусть звёзды мерцают,
С тобой, ворон, вместе
Отыщем мы Кая!..

Мой ворон учёный,
Ты очень мне дорог,
Как сажа ты чёрный,
Но добрый ты ворон!..
ГЕРДА  (Вдруг перестаёт петь и танцевать.) Мой благородный, красивый, учёный ворон, а что если принц окажется не Каем? Вдруг этот замечательный мальчик во дворце у принцессы окажется кем-то другим? Что же тогда мы станем делать?
ВОРОН  (Задумавшись.) Вполне вероятно!.. В этом мире нет ничего невероятного!.. Но, даже если такое случиться, то, по крайней мере, моя невеста что-нибудь дельное придумает для тебя. Она при дворе уважаемая ворона, и она сможет выхлопотать для тебя пару изумительных башмачков, тёплую муфту и чудесное платье. А, кроме того, поможет тебе добыть карету из чистого золота, с лошадьми,  кучерами, лакеями и охраной...
ГЕРДА  Милый мой ворон, я даже не представляю, как мне тебя и отблагодарить. Спасибо тебе, добрый ворон, ты мой настоящий друг!..
ВОРОН  Для хорошенькой девочки я не пожалею сил и мне в этом поможет моя невеста. Будь уверена, она позаботиться, чтобы в твоей карете было всего вдоволь: сахарных крендельков, фруктов и пряников...
ГЕРДА  Милый мой чёрный ворон!.. Твоя помощь поистине неоценима! Так пойдём же скорее во дворец, мы более не можем задерживаться здесь ни на одно мгновение!..    (Быстро уходят.)

   СЦЕНА ПЯТАЯ
   Со станиц книги сказок появляется сказочник.
СКАЗОЧНИК  (Обращается к зрителям.)  Сомнения Герды подтвердились: в королевстве, где жил ворон со своей премудрой вороной не оказалось мальчика Кая. Принцем оказался совсем другой мальчик. Но не напрасно Герда посетила это королевство. Там ей подарили золотую карету, в которой она отправилась на поиски Кая в сопровождении кучеров и охраны. И вот Герда едет в золотой карете через дремучий лес, в котором жили злые разбойники под предводительством свирепой атаманши. (Сказочник возвращается в книгу сказок.)
   Занавес поднимается. На сцене появляется золотая карета Герды в сопровождении охраны, лакеев и кучеров. Неожиданно карету окружают разбойники со свистом и криками: Золото! Золото!.. Разбойники набросились на карету Герды, убили на месте всю охрану и кучеров. Вытащили из кареты Герду.)
АТАМАНША (Злорадно смеётся, похлопывая по щеке Герду.) Ишь, какая славненькая, жирненькая, хе-хе-хе!.. Орешками откормленная! Пухленькая, что твой барашек, хе-хе-хе!.. Ну-ка, какова она на вкус будет... (Атаманша достаёт из своей сумки большой сверкающий нож... В это время к атаманше неожиданно подскочила её дочка, молодая разбойница. Она больно укусила Атаманшу за ухо и отскочила в сторону.)
АТАМАНША (Выронила на землю свой нож, ухватилась за своё укушенное ухо, вскрикнула.) А-а-а!.. Ах ты, дрянная девчонка!.. (Разбойники громко рассмеялись...)
МАЛЕНЬКАЯ  РАЗБОЙНИЦА (Обращается к атаманше.) Эта девочка принцесса будет играть со мной. Она мне нравится!.. Она отдаст мне свою красивую тёплую муфту, своё хорошенькое платьице и будет спать со мной в моей постельке... (Для большей убедительности Маленькая разбойница больно укусила атаманшу за руку.)
АТАМАНША  (Вскрикнула, подпрыгнула и завертелась на одном  месте волчком. Разбойники смеялись до слёз.)
ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК  Ишь, как лихо отплясывает Атаманша, любо-мило посмотреть!..
ВТОРОЙ РАЗБОЙНИК Дочка атаманши ни в чём своей матушке не уступает, всю её покусала. Скоро на нашей атаманше от укусов живого места не останется. (Все громко смеются.)
МАЛЕНЬКАЯ РАЗБОЙНИЦА  Я хочу сесть в карету!..
АТАМАНША  (Показывает своей дочке кукиш.) А это ты видела!.. В золотой карете ей, виде ли кататься захотелось!.. (Показывает дочке два кукиша.) Вот тебе золотая карета!..
МАЛЕНЬКАЯ  РАЗБОЙНИЦА  (Топает ногами.) Я хочу, хочу, хочу, сесть в золотую карету!.. (Запищала пронзительно.) А-а-а!.. (Все разбойники заткнули пальцами уши и разбежались кто куда... Маленькая разбойница взяла за руку Герду.) Ты никого здесь не бойся. Они не убьют тебя, пока я не рассержусь на тебя. Ты принцесса?..
ГЕРДА  Нет, я простая девчонка. Я хожу по свету, ищу своего названного братца Кая. Мне многое довелось испытать в пути: и голод, и холод, и страх...
МАЛЕНЬКАЯ РАЗБОЙНИЦА  Они тебя не убьют, даже, если я  рассержусь на тебя!.. Уж лучше я сама убью тебя!.. (Вытирает своим рукавом слёзы на глазах у Герды.) Хочешь, я подарю тебе Северного оленя?.. Он такой милый старичина-бяшка! Я держу его на привязи, чтобы он не удрал в лес... Он такой потешный... Когда я своим длинным острым ножом провожу ему по шее, он так смешно брыкается и весь дрожит от страха...
ГЕРДА  Спасибо тебе, но мне ничего не надо. Мне всё будет не мило, пока я не повстречаю своего названного братца Кая...
МАЛЕНЬКАЯ  РАЗБОЙНИЦА  (Толкает Герду локтем.) Перестань сейчас же плакать, пока я не пырнула тебя ножом в бок. Я не выношу плаксивых девчонок! (Герда перестала плакать. Разбойница снова вытерла ей слёзы своим рукавом.) Вот это совсем другое дело. Давно бы так. Слезами делу не поможешь. Поняла?..
ГЕРДА (Кивает головой в знак согласия.) Поняла... Я больше не стану понапрасну плакать...
МАЛЕНЬКАЯ РАЗБОЙНИЦА (Подводит Герду к карете, сажает её на ступеньку.) Послушай, у меня появилась хорошая мысль. У меня есть два чудесных голубя. Они от меня улететь не могут. Я выпускаю их на волю по одиночке. Они жить друг без друга не могут. Вот они и  служат мне верой-правдой по-очереди. Они сообщают нам об опасности или о появлении богатых путешественников. Сейчас мы одного из этих голубей спросим: знает ли он что-либо о мальчике Кае?.. (Разбойница громко свистнула. Голубь прилетел незамедлительно, и сел разбойнице на руку. Она с силой тряхнула голубем, что тот забил крыльями, и ткнула голубя Герде прямо в лицо.) На, поцелуй его!..
Герда поцеловала голубя в голову и нежно погладила его.
МАЛЕНЬКАЯ  РАЗБОЙНИЦА  (Ещё раз тряхнула голубя, но не с такой силой.) Скажи-ка нам, голубочек, не видел ли ты случайно мальчика Кая?..
ГОЛУБЬ  Курр! Курр!.. Я видел Кая! Белая курица несла на своей спине его санки, а в это время Кай сидел в санях Снежной королевы. Они летели над лесом, когда мы, птенчики, ещё лежали в гнезде. Снежная королева дохнула на нас и все умерли, кроме нас двоих. Курр! Курр!..
ГЕРДА  (Громко вскрикнула.) Что ты говоришь! Куда же полетела Снежная королева? Знаешь?..
ГОЛУБЬ  Курр! Курр!.. Она наверняка полетела в Лапландию, ведь там вечный снег и лёд. Спроси у Северного оленя, что стоит на привязи. Он родом из Лапландии. Он всё тебе правдиво расскажет.
ГЕРДА  О Кай, мой милый Кай!..
МАЛЕНЬКАЯ  РАЗБОЙНИЦА  Ну, так и быть!.. Я отвяжу Северного оленя, отпущу его на волю. Пусть он убежит в свою Лапландию, но за это он пусть отвезёт Герду во дворец Снежной королевы, где томится в неволе маленький Кай... (Обращается к Герде.) Вот возьми назад свои меховые сапожки – будет ведь холодно! А муфту уж я оставлю себе, больно она хороша! Но мёрзнуть я тебе не дам, а подарю тебе огромные тёплые рукавицы моей матери... (Герда заплакала от радости.) Терпеть не могу, когда хнычут! Перестань плакать сей час же!.. Теперь ты должна радоваться... Я дам тебе в дорогу хлеба и окорок, чтобы тебе не пришлось голодать. Пошли живее к моему Северному оленю. Тебе надо торопиться в Лапландию... (Поспешно уходят.)

   СЦЕНА ШЕСТАЯ
  Со страниц книги сказок появляется сказочник.
СКАЗОЧНИК (Обращается к зрителям.) Северный олень бежал во всю оленью прыть через пни и кочки по лесу, по болтам и по степям. Волки выли, вороны каркали. Полыхало во всё небо Северное сияние. Остановились они только в Лапландии около жалкой лачужки, в которой дверь была такая низенькая, что людям приходилось проползать в неё на четвереньках. Старуха Лапландка указала путь Северному оленю в сад Снежной королевы, где жил мальчик Кай. Он был вполне довольный своей жизнью, пока осколок заколдованного зеркала, сидел у него в глазу и в сердце... Олень доставил Герду в сад Снежной королевы, к самому её замку.  Там Герда осталась одна на трескучем морозе. Снежный буран читал свои стихи и пел свои песни. Давайте послушаем. (Сказочник уходит на страницы книги сказок.)
СНЕЖНЫЙ  БУРАН  (Сквозь шум порывистого ветра отчетливо слышится речитатив снежного бурана. Тексту речитатива, соответствует игра сказочных персонажей.)
Здесь в саду у Снежной королевы
Стенами служат снежные метели;
Дверьми здесь служат буйные ветры...
Залы здесь – снежные сугробы
С ледяными огромными льдинами...
Весь этот удивительный замок Снежной королевы
Освещается ослепительным Северным сиянием...
Холодно и пустынно в сверкающих чертогах
Сказочной Снежной королевы.
Веселье никогда не заглядывает сюда...
Северное сияние вспыхивает и горит радугами,
То - усиливаясь, то - ослабевая...

Посреди огромной залы у замёрзшего озера,
Украшенного сверкающими ледяными глыбами,
Восседает на ледяном троне Снежная королева.

Кай сидел на сверкающем «Зеркале  разума».
Мальчик весь тёмно-синий от холода.
Поцелуи Снежной королевы
Сделали его нечувствительным к холоду...
Само сердце Кая было куском льда.

Кай играл с остроконечными льдинами,
Он укладывал их на всевозможные лады, -
Эта ледяная игра разума казалась ему чудом искусства.
Из льдин он складывал слова,
Чтобы вышло слово «Вечность».
Снежная королева внушила ему,
Что тогда он станет сам себе господин...
СНЕЖНАЯ  КОРОЛЕВА (Обращается к Каю.) Если ты сложишь изо льда слово «Вечность», я подарю тебе весь свет. А сейчас я полечу в тёплые края. (Снежная королева поспешно улетела. В это время в огромные ледяные ворота вошла Герда. Снежный буран и ветры улеглись, точно заснули.)
ГЕРДА (Увидела Кая. Бросилась к нему на шею, крепко обвила его своими ручонками и воскликнула) Кай, милый мой Кай!.. Наконец-то я нашла тебя!
ГОЛОС  СКАЗОЧНИКА  Кай сидел неподвижный и холодный. Герда заплакала. Горячие слёзы её упали ему на грудь, проникли в сердце, растопили его ледяную корку и расплавили заколдованный осколок в его сердце. Кай взглянул на Герду, залился слезами так, что заколдованный осколок вытек из глаза вместе со слезами.
КАЙ  (Узнал Герду и обрадовался.) Герда! Милая Герда!.. Где же ты была так долго? Где был я сам? (Кай оглянулся вокруг...) Как здесь холодно и пустынно! (Кай прижался к Герде. Она смеялась и плакала от радости.)
ГЕРДА  Теперь всё будет хорошо!..
ГОЛОС СКАЗОЧНИКА  Герда поцеловала Кая в обе щеки, и они расцвели розами. Она поцеловала его в глаза, и они заблестели, как и её глаза. Также она  поцеловала его руки и ноги, и он опять стал бодрым и здоровым. Кай и Герда рука об руку вышли из ледяных чертогов. Они любовались друг другом так, что приплясывало само Солнце. У куста с красными ягодами их ожидал Северный олень, который отвёз их вначале в Лапландию, а затем и домой...
КАЙ  И  ГЕРДА  (Поют.)
Закат неспешный,
Бежит тропинка,
С цветами схожи,
Как пух снежинки.

«Цветы» слетают
С небесной шири,
Светлей на сердце,
Светлее в мире!..

Припев:
Эх, метелица тропинки порошит,
Веселей, конь вороной, да поспеши!..
В песнях зимушки Природа хороша –
В них купается счастливая душа!..

Видна тропинка
В соцветье снежном,
В широкой дали,
В выси безбрежной…

Вдвоём в санях нам –
Так плыть бы в мире:
В цветах снежинок –
К небесной шири!..

Припев:
Эх, метелица тропинки порошит,
Веселей, конь вороной, да поспеши!..
В песнях зимушки Природа хороша –
В них купается счастливая душа!..
  Из книги сказок появляется сказочник.
СКАЗОЧНИК (Обращается к зрителям.) Сначала Кай и Герда прибыли на олене в Лапландию. Лапландка сменила им новое платье. Они отправились домой в санях с оленьей упряжкой. На родине их встречали весенние цветы, зелёная трава и пение птиц. Слышался колокольный звон родного города. А с их балкончиков в родных домах им приветливо кивали  цветущие кусты роз...
   (На сцене появляются все персонажи сказки для приветствия; исполняют песню «Царица-весна».)
Пришла к нам в сияние победном
Царица веселья – весна.
Весенняя песня приветом
Шумит, словно в море волна...

А смех её - вешние грозы,
Улыбка - вечерний закат...
А губы, как алые розы,
Дыханье – цветов аромат.

Венец её – звёзды златые,
Как бархат – камыш да трава,
А брови и кудри густые –
Волшебного леса листва.

И дышится снова привольно
При встрече с царицей весной,
И в сердце ликуют невольно
И мир, и любовь, и покой!..

Весенняя песня приветом,
Шумит, словно в море волна...
Пришла к нам в сиянье победном
Царица веселья – весна!..
                                              Конец спектакля.


Приложение 7
                                          МАСЛЕНИЦА
                             (Языческая музыкальная пьеса)

                        Действующие лица и исполнители:
Масленица – Марья Моревна, она же и Зима-Морена
Веснянка – сестра Масленицы
Славен – гусляр
Любава – возлюбленная Славена
Сварог – Творец Солнца, Отец Белояра
Белояр (Яр, Ярило) – сын Сварога, - молодое весеннее Солнце
Семик (Кощей, Чёрный бог) – брат Сварога
Камаринский мужик;
     В сценах: шуты, скоморохи, ряженные в масках, коробейники, празднующий народ.
     Время действия: 14-20 марта (Масляничная седьмица).
                                          
                                               СЮЖЕТ
     В Масленичную Седьмицу (сырную неделю с 14 по 20 марта) каждый день имеет своё название: Понедельник – Встреча; Вторник – Заигрыш; Среда – лакомки; Четверг – Разгуляй; Пятница – Тёщины вечёрки; Суббота – Золовкины посиделки; Воскресенье – Проводы, прощанье (Прошённый день).
     Испокон веков на Руси в эти дни люди ходят в гости друг к другу, угощают друг друга блинами и вином. Но храмы в эти дни были закрыты для верующих.
     В эти первые дни весны Зима – Морена (Масленица, Марья Моревна, Ненаглядная Краса – русая коса, «Честная Госпожа», тридцати братьев сестра, сорока бабушек внучка, трёх матерей дочка) вместе с её родным братом Семиком (Кощеем, Чёрным богом) обретают невиданную силу и власть.
     В Понедельник Марья Моревеа встречает Сварога, который приезжает на праздник в расписных санях с бубенчиками и колокольчиками. Тайно встречает Марья Моревна и своего брата Кошеюшку (Семика). Он приезжает на праздник в простых саночках, в одних портяночках.
     Во Вторник Марья Моревна заигрывает со Сварогом;
     В Среду Марьюшка угощает высокого гостя скромно блинами;
     В Четверг (Широкий Четверг) «Честная Госпожа» устраивает ему пир на весь мир;
     В Пятницу она совместно с Семиком распинают Сварога на Алатырской горе, приковывая его цепями к скале;
     В Субботу сестра Масленицы – Веснянка навещает Марьюшку Моревну, прилетает к ней на ковре-самолёте и освобождает от цепей Сварога;
     В Прощённое Воскресенье Сварог воскресает и прощается с Марьей Моревной, прощает ей все её злодеяния и прощает всех грешных людей, пировавших во время его смертных мучений (люди не ведали, что творили). Сварог принял смертные муки для скорого наступления весеннего тепла, чтобы спасти людей и чтобы мир стал на путь Правды.
                                           
                                               МУЗЫКА
     Музыкальное вступление не связано с драматическими эпизодами мистерии Масленицы. И даже в наивысшие моменты драматизма музыка очень ограниченно подчинена драматическому развитию, так как Истина полна там и тогда, где и когда не угасает надежда на светлое, вечное доброе начало.
     Между отдельными сценами пьесы музыкальные интермедии исполнены народного торжества, радости и ликования в честь наступления Весны – Красной девицы.
     Речитативы, ариозо, народные песни, хоры, хороводные пантомимы, танцы, пляски ориентированы на раскрытие народного гулянья: сочетаясь между собой, они должны предавать стройность и единство торжества народного. Неразрывна связь музыки с действием спектакля, разворачивающегося на сцене.
     Музыкальное действие должно выдерживаться в живом движении, жизнерадостном характере.
     Последняя картина выдерживается в светлых тонах фольклорного музыкального свойства. Свирельные и флейтовые наигрыши, струящееся звучание русских народных инструментов, лёгкая, прозрачная оркестровка должны передавать настроение полной умиротворённости, победы добра над злом, красоты над безобразием.
                                  




                                      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
                                             
                                 СЦЕНА ПЕРВАЯ («Встреча»)
      Началу спектакля предшествует музыкальное вступление (инструментальная увертюра – открытое начало): исполняется мелодия романса С.В. Рахманинова «Весенние воды».
      Внезапно «врывается» музыка русской, народной песни «Калинка», исполняемая  быстро и легко струнным и деревянным духовым оркестрами русских народных инструментов. Из-за кулис с обеих сторон на сцене шумно и быстро появляются ряженые скоморохи и шуты, вслед за ними и коробейники с яркими товарами в плетеных лукошках.
Ш у т ы  (выбегают вперёд, приплясывая, выкрикивают)
Масленица, масленица, весёлая, широкая!
Собирайся, народ, в наш весёлый хоровод!..
С к о м о р о х и  (вырываются вперёд - кувыркаются, пляшут и крутятся волчком, громко декламируют)
Веселись, честной народ!
Сама, Масленка идёт!..
К о р о б е й н и к и (важно проходят вдоль самого края авансцены, говорят речитативом)
Нынче денег не жалей!
Подходи к купцам смелей!..
Лучше в мире нет товаров, -
Отдаём почти что даром...
Не скупитесь, покупайте, -
Масленицу прославляйте!..
              Шуты, скоморохи и коробейники покидают сцену также весело и шумно, как они и появились на сцене...
     На сцену торжественно «входит» праздник Масненицы, сопровождаемой русской народной песней «А мы Масленицу дожидаем». По сцене с пением и хороводоми проходят  празднующие люди.
А мы Масленицу дожидали,
Сыром горушки мы укладали.
Ой, ладу, ладу укладали – 2 раза.

Сыром горушки все укладали,
Сверху маслицем горы наливали.
Ой, ладу, ладу поливали – 2 раза.

Стали горушки наши, ох, катливы,
А все девушки наши, ох, смешливы.
Ой, ладу, ладу, ох, смешливы – 2 раза.

А мы Масленицу дожидали,
Сыром горушки мы укладали.
Ой, ладу, ладу укладали – 2 раза.
     За кулисами послышался звон бубенцов и колокольчиков. Все участники праздника расступаются, дают дорогу долгожданным гостям – Сварогу и Белояру, которые торжественно «въезжают» в праздник Масленицы на тройке лошадей со звонами колокольчиков.
     Навстречу дорогим, почётным гостям выходит Марья Моревна с хлебом-солью на белоснежном полотенце, расшитом весёлыми узорами и предлагает знатным гостям хлеб-соль говорит выразительным речитативом ласковым, сладостным голосом.
               М а р ь я   М о р е в н а  (говорит речитативом)
Богу Сварогу и Пресветлому Сыну –
Молодому Ясному Солнышку –
Белояру Свароговичу –
Наше почтение и земной поклон!.. (кланяется низко)
Гостюшки дорогие, желанные, долгожданные,
Сполна сердца звали вас неустанно мы...
Примите этот каравай хлебушка, -
Он, словно Солнышко, - всему родной дедушка!..
     Сварог принимает хлеб-соль и передаёт Белояру. Исполняется русская народная песня «Костромушка – Кострома».
1. Кострамушка, Кострома, Государыня моя!
- Здорова ли, Кострома? –Здоровенькая!
- А что ты делаешь? – Кудельку пряду! – Ну, пряди, пряди!..
2. ------------”----------   - Клубочки мотаю!
3. -----------“-----------   - Вязанье вяжу!
4. -----------“-----------   - Вас ловлю!..
         Во время исполнения этой песни, водятся хороводы вокруг Сварога и Белояра. После исполнения песни, Сварог приближается к авансцене, и к нему слетаются первые весенние птахи (две танцующие маленькие девочки «с крылышками», изображающие зябнущих зябликов, «закликающих весну». Танцующие зяблики, исполняют музыкальный речитатив.
З я б л и к и   (говорят музыкальным речитативом поочерёдно по куплету)
Весна, весна красная,
Приди, весна, с радостью,
С великою милостью,
Живостью, живностью!..

Солнышком ясным,
Дождичком пёплым,
Хлебом зернистым,
Пшеничкой золотистой!..

Рожью колосистой,
Овсом кучерявым,
Ячменём усатым,
Урожаем богатым!..

Пусть зацветут все цветы луговые!
Пчёлки, несите ключи золотые:
Зиму замкните,
Весну отомкните!..
     Сварог бережно и заботливо обогревает зябликов, подышав им в ладошки; они весело берут его за руки и уводят за кулисы. Весь весенний карнавал постепенно уходит за кулисы вслед за Сварогом и зябликами, при этом исполняется песня «Запрягу я в телегу воробья» (русская народная песня).
1. Запрягу я в телегу воробья, куда люди поедут – туда и я.
Масляница счастливая, протянися далеко.
2. Запрягу я овечку, да поеду на речку.
Масляница счастливая, протянися далеко.
3. Мы хорошие песни распевади, на блины и веселье созываем.
Масленица счастливая, протянися далеко.
     Неприметно для окружающих, с оглядкой, - на сцене появляется Семик (Кощей бессмертный). Он прибыл на праздник украдкой, в простых саночках,  в одних портяночках, без лаптей. Марья Моревна осторожно, с оглядкой встречает его, переговаривается с ним о чём-то. Семик злорадостно хихикает.
С е м и к   (обращаясь к Марье Маревне, говорит речитативом)
Люди думают, что «Масленка» - игра,
Пусть, как дети, той игрою тешатся...
Но наступит скоро лютая пора,
Лихо нал Сварогом попотешемся...
    (потирает руки, зловеще смеётся):
     А-ха-ха-ха-ха!..
     Семик и Марья Моревна уходят за кулисы.

                                        СЦЕНА ВТОРАЯ
                                             «Заигрыши»
     Второй день праздника Масленицы характерен весёлыми играми, хороводами, танцами, песнями. Исполняется русская народная песня
«Как вставала я ранёшенько»
Как вставаля я ранёшенько, собиралась я быстрёшенько.
Пришла к нам Масленица, принисла блины и маслице.

Как стояла я у жаркой печи, выпекала кренделя и калачи.
Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.

Вы, подружки собирайтеся, в сарафаны наряжайтеся.
Пришла к нам Масленица, принисла блины и маслице.

     Будем вместе хороводы водить, надо нам ещё и зиму проводить.
     Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.

      Будем весело мы петь и плясать, и блинами всех гостей встречать.
      Пришла к нам Масленица, принесла блины и маслице.
      На сцене происходят весёлые игры в ручеёк. Появляются Сварог и Белояр, принимают участие в игре. Марья Моревна выбирает Сварога и приводит его за руку на край авансцены, давая ему возможность в полной мере налюбоваться ей. Сварог очарован Марьюшкой. Он не может оторвать от неё своих глаз. Марья Моревна стыдливо опускает свои глаза, и закрывает своё лицо красивой шалью. Сварог исполняет музыкальный речитатив: «Ты позволь, моя душа».
                          С в а р о г  (говорит речитативом)
Ты позволь, моя душа,
Жить, тобой одной дыша,
Верно, ты сама не знаешь,
До чего ты хороша!..

Научи: каким мне быть,
Постарайся не забыть:
Полюби, чтоб стать любимой,
Будь любимой, чтоб любить!..
     Марья Маревна многозначительно улыбнулась Сварогу, одарила его своим обворожительным взглядом и побежала к хороводу девушек. Сварог пытается поймать её в хороводе, но она ловко убегает от него за кулисы. Сварог поспешил за кулисы вслед за ней. Постепенно и весь хоровод уходит за кулисы. Затем появляется Семик-Кощей, крадучись, с оглядкой. Обращается к зрителям, приставляя свою ладонь к губам:
                    С е м и к (говорит с воодушевлением)
Ай, да Марьюшка Моревна!
Ай, да красная царевна!
Против чар её Сварог
Устоять никак не смог...
То ли будет, поглядим –
Главный фокус – впереди!..
                                           (злобно смеётся, уходит за кулисы)

                                      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                                         СЦЕНА ТРЕТЬЯ
                                      «Лакомки и Разгуляй»
     Народные гулянья в самом разгаре на третий и на четвёртый день Масленицы. Весь народ веселиться сполна: водят хороводы, затевают весёлые игры (в ручеёк, в перегонки-догонялки, кулачные бои, борьба, катанье на качелях и каруселях и т.д.).
     На переднем плане сцены красуется терем Марьи Моревны. Всех, кто проходит мимо терема, Марья Моревна одаривает улыбкой, добрыми, ласковыми словами и горячими маслеными блинами.
     Проходит мимо терема Камаринский мужик, приплясывая, исполняет песню «Здравствуй, Масленица!..» (на мотив русской народной песни «Калинка» или декламируется речитативом).
       К а м а р и н с к и й   м у ж и к  (поёт или  говорит речитативом)
Я – камаринский весёлый мужик,
Разве в день такой на печке улежишь?..
Здравствуй, Масленица торновая!
Эх, честная да ядрёновая!..

Оп, оп, оп, оп. Опа-па!
Петь, плясать-то ведь для нас – не напасть!
Веселее веселись, честной народ!
Чай, весна-то ведь вот-вот уже придёт!..

Как работать, так теперь уже – не мы!..
Дело делать, так теперь ещё - не мы!..
Вот попить-поесть – большие мастера!
Петь плясать – мы мастера, хоть до утра!..

Оп, оп, оп, оп. Опа-па!
Петь, плясать-то ведь для нас – не напасть!
Веселее веселись, честной народ!
Чай, весна-то ведь вот-вот уже придёт!..
     Марья Моревна одаривает камаринского мужика приветливой улыбкой и целой стопкой горячих блинов. Камаринский мужик принимает блины, как великий дар, и, пританцовывая-припевая, уходит к хороводу...
      Проходит мимо терема Марьи Маревны Сварог, исполняет песню «Свет Марьюшка» (нотное оформление песни – в приложении)      
                                          С в а р о г  (поёт)
Марья-Марьюшка, зорька ясная,
Словно звёздочка ненаглядная.
Марья-Марьюшка, русая коса,
Как сама весна, - красная краса!..

Лепестки ресниц – цветик бирюза,
В сердце глянули мне твои глаза.
Стань царицей мне, подари свой взгляд,
Иль поднять ресниц люди не велят?..

Как сама весна Марьюшка-краса,
Ниже пояса русая коса...
Ты, как звёздочка ненаглядная,
Марья-Марьюшка, зорька ясная!..
     Марья Моревна, смущённая пристальным вниманием Сварога, неторопливо уходит в терем (за кулисы), оглядываясь, и своей обольстительной улыбкой и чарующими  взглядами приглашает Сварога следовать за собою. Сварог последовал за ней. Хор исполняет песню «Ох, Масленица- Сметанница»:
Ох, Масленица – сметанница,
По горкам катаемся,
В блины запекаемся!..
Барыня ты моя,
Барыня сударыня.

Блинов привезла
Целую телегу,
А на горушке насыпало
Много снегу!.. 
Барыня ты моя,
Барыня сударыня...
     Во время исполнения этой песни Семик и Марья Моревна, крадучись, с оглядкой, вывозят на саночках из терема (из-за кулис) большой расписной короб и с остановками, приглядываясь и прислушиваясь, везут саночки на другую сторону кулис.
       С е м и к   (говорит в полголоса, обращаясь к Марье Моревне):
- Что ты так бледна, Марьюшка, аль тебе затея наша не мила?
      М а р ь я   М о р е в н а   (отвечает Семику также в полголоса):
- Затея эта мне по-нраву, да боюсь, вдруг очнётся Сварог в этой коробушке, что тогда делать-то станем?..
                        С е м и к  (говорит злорадостно):
- Попробуй тут очнуться, коль ты его такими снадобьями напоила (декламирует с насмешкой в голосе стихотворение «Птичка в сетях»):
Ну, попалась, птичка, стой,
Не уйдёшь из сети,
Не отпустим мы тебя
Ни за что на свете...
(Говорит другим, жалобным голосом):
Ах, зачем, зачем я вам,
Бессердечны дети,
Отпустите вы меня –
Отворите сети...
(Снова говорит злорадостным голосом):
Нет, певунья, нет и нет!
Жить ты станешь с нами,
Мы дадим тебе конфет,
Пряничков с кнутами...
(Злобно хихикает)
Не пытайся улететь,
Радуй слух наш пеньем,
Станешь клетку освещать
Ярким опереньем!..
О свободе не мечтай,
Радуй слух наш пеньем,
Всю округу освещай ярким опереньем!..
     (Потирая свои руки, Семик-Кощей радуется, предвкушая удовольствие помучить Сварога, продолжает декламировать с упоеньем):
На скале тебя распнём,
Цепью крепко прикуём
И по пяточкам, по рёбрышкам –
Погваздаем дубьём!..
      С азартом стучит кулаком по своей ладони. Показывает, как он будет бить Сварога дубиной. Зло смеётся. Уходит вместе с Марьей Моревной за кулисы. Увозят с собой расписную коробку.

                                   СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ
                  «Тёщины вечёрки», «Золовкины посиделки».
     В небольшой светёлке, при свечах, сидят нарядные девицы-красавицы, исполняют русскую народную песню «Пряха»:

В низенькой светёлке
Огонёк горит,
Молодая пряха
Под окном сидит.

Молода, красива,
Карие глаза,
По плечам развита
Русая коса.

Русая головка,
Думы без конца...
Ты о чём мечтаешь,
Девица-краса?..

В низенькой светёлке
Огонёк горит,
Молодая пряха


Под окном сидит.
     Сразу после исполнения песни, на пороге светёлки появляется Веснянка. Поклонившись девицам, она обращается к ним.
                   В е с н я н к а (мелодический речитатив)
На ваш призыв прийти я поспешила,
Жить с каждым днём вам станет всё светлей...
Сварога я от мук освободила,
Он был прикован Семиком к скале...

Теперь весна в свои права вступила,
И мне, Веснянке, оттого милей.
На ваш призыв прийти я поспешила,
Чтоб стало жить нам краше и светлей!..
     В двери светёлки постучали и вошли молодые парни Белояр и Славен. Декламируя стихотворение «Дары», поочерёдно читают стихотворение «Дары», (каждый читает по одному четверостишью):
В честь широкой Масленицы – будут вечерины,
Мы пришли к вам, девицы, собирать дары...
Чтобы было краше Масленке и шире
С этой самой яркой, радостной поры!..

Пусть же будет краше Масленке и шире
С этой, самой яркой, радостной поры...
В честь широкой Масленицы – краше вечерины,
Не скупитесь, девицы, собирать дары!..
    Девушки Любава и Лада собирают у девиц дары в лукошко и преподносят их Белояру и Славену со словами (читают по очереди по два четверостишья из стихотворения «Жаворонки прилетите!»):
                             Б е л о я р  (декламирует)
Жаворонки, прилетите,
Хладну зиму унесите,
Люту зиму унесите,
Тёплу весну принесите.

Подружнее сокликайтесь,
Жаворонушки, слетайтесь.
Ох, зима нам надоела,
Много хлебушка поела...

                              С л а в е н  (декламирует)
- На чём красная весна,
На чём, ясная, пришла?
- На сошечке, бороночке,
На овсяном снопочке...

На ржаному колосочку,
На пшеничном зёрнышке, -
Вот на чём красна-весна
Госпожою к нам пришла!..
     Посиделки заканчиваются выходом девушек с рассветом из светёлки. Они выходят на улицу со словами (говорят нараспев все хором):
Сей, матушка, мучицу –
Пеки нам пироги,
К тебе сегодня – сваты,
А к нам пусть – женихи!..

                                       СЦЕНА ПЯТАЯ
            «Проводы», «Прощение», «Прощённый день».
     От светёлки, где проходили посиделки, с рассветом начинается карнавал. «Масленичный поезд» возглавляет соломенное чучело Марьи Моревны, которое наряжено в цветастое платье. В руках у Марьи Моревны блин или сковорода (символ Солнца). Празднующие участники карнавала несут сковороды, протвины, ухваты – стучат и гремят ими, приплясывая, и поют песни.
     Проводы Масленицы-чучела сопровождаются комическими представлениями, люди пародируют похороны Марьи Моревны. Масленицу выносят за село и сжигают её на костре или разрывают в клочья при радостных криках с великим ликованием.
      Начинаются Масленичные потехи: пляски и песни шутов-скоморохов, выступают кукольники с Петрушкой в балаганах и прямо на улицах. Ходят вожаки с медведями людям на потеху.  Все люди просят друг у друга прощения.
     Камаринский мужик пляшет и поёт потешные куплеты на мелодию русской народной песни «Калинка». Весь народ ему подпевает.
                        К а м а р и н с к и й   м у ж и к  (поёт):
Веселее веселись, душа моя!
На дворе ликует Масляная!
Калинка, калинка моя, -
На дворе ликует Масляная!..

Пой, пляши, душа, как можно веселей,
Не жалей своих ты липовых лаптей!..
Калинка, калинка моя, -
Не жалей своих ты липовых лаптей!..

Как на Масляной недели из печи -
Из трубы блины летели горячи!..
Калинка малинка моя, -
Из трубы блины летели горячи!..

Ой, блины мои, горячие блины,
Ой, блиночки, подрумяненные!..
Калинка, калинка моя, -
Ой, блиночки подрумяненные!..
     В заключительной сцене Белояр и Веснянка выходят вперёд и выносят на белом полотенце, вышитое Солнце и обращаются к зрителям со словами:
       Б е л о я р   и   В е с н я н к а   (говорят вместе  речитативом)
День ото дня, пусть вам Солнца пребудет,
Будьте же счастливы, добрые люди!..
Пусть теплотой вас одарит и светом,
Яркое Солнце весною, как летом!..
     Все артисты выходят на сцену для приветствия. Любава подходит к каждому участнику карнавала, одаривая всех нежными цветами подснежников...
                                                                             Конец спектакля.   
Приложение 8

                МОРОЗ ВОЕВОДА В ЧЕСТЬ НОВОГО ГОДА
                            Музыкальная сказка для детей

                        Действующие лица и исполнители:
Мороз воевода;
Снегурочка;
Скоморохи (Сенька и Стенька);
Медведь, Волк, Лиса, Зайцы - звери лесные
Баба–Яга;
Кощей Бессмертный
Красная шапочка;
     Действие происходит в дремучем лесу.
     Музыкальное нотное оформление спектакля представлено в приложении.
     Занавес опущен. Авансцена оформлена в виде картины «Зимний лес». За занавесом хранится секрет – Новогодняя ёлка.
     На авансцене установлены два пенька.

                                     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

                                      КАРТИНА ПЕРВАЯ
       Увертюрой к спектаклю служит мелодия  «В лесу родилась ёлочка».
     Начинается спектакль песней и пляской зайчат. Из-за кулис на авансцену с двух сторон выбегают двое зайчат. Они пляшут и исполняют песню «Песня зайчат»
Если спросят нас: «Откуда,
Эти песни, эти сказки,
Эта музыка и пляски все – откуда?..»
Мы ответим: «Эти песни,
Эти музыка и сказки, -
Все из детства, как и мы, друзья, оттуда!..»

Ля, ля, ля! – все эти песни,
Эти музыка и сказки, -
Все из детства, как и мы, друзья, - оттуда!..

Если спросят нас: «Откуда
Новогодние улыбки,
И сосна в лесу нарядная, - откуда?..»
Мы ответим, что улыбки,
Эти сосны, эти краски, -
Все из детства, как и мы, друзья, оттуда!..

Ля, ля, ля! – улыбки эти,
Эти сосны, эти краски, -
Все из детства, как и мы, друзья, оттуда!..
      Послышались звоны бубнов. Зайчата с испугом убегают за кулисы. На авансцену из-за кулис выбегают скоморохи (Сенька и Стенька). Они стучат в свои бубны, пританцовывая, расхаживают по сцене и громко поочерёдно декламируют скоморошьи скороговорки.
                                          С т е н ь к а 
Эх, пойдут дела неплохи,
Коль на сцене скоморохи!..
А вот и мы, прямо с дороги:
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги!..
Поударим-ка, что ли
Бубнами да блюдами,
Так, что и дикие места –
Станут людными!..

                                           С е н ь к а
Отчего бы не потешиться,
Если ноги-руки чешутся?!
Нам, шутам – все пляски нравятся,
У нас ловко получается!..
Я ль не Сенька-скоморох –
На весь свет переполох!..
Вот как топну я ногой!
Да притопну-то – другой!..
       Сенька и Стенька исполняют дуэтом  «Песню шута»
Эх, дружки-ребятушки,
Красные сопатушки,
Разогреемся пока:
Грянем дружно трепака!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли, -
Врежьте, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
В клочья, липовые!..
Где один есть скоморох, -
Там большой переполох!..
Двое скоморохов нас:
Эх, и спляшем вам сейчас!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли,-
Вжарьте, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
Всмятку, липовые!..

Ну-ка, Сенька! Ну-ка, Стенька!
Лыка не жалей и стельку!..
Долго будет вспоминаться,
Как земля зачнёт качаться!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли, -
Жгите, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
Жарьче, липовые!..

Ай, да Стенька-скоморох, -
На весь свет переполох!
Я ли, шут – на пляску плох?!
Мне ли бубен да не друг!..
Ну-ка, руки, ну-ка, ноги,
Ну-ка, лапотцы мои!..

Ай, люли, люли, люли!
Сгиньте, лапотцы мои!..
Ай, люли, люли, люли, -
Лапти липовые!..
      Послышался звон бубенцов и колокольчиков. Шуты, приставляя ладони к своим бровям и к ушам, смотрят в даль и прислушиваются. 
С к о м о р о х и   (одновременно вскрикивают):
     Ой, мать честная, никак сам Мороз-воевода к нам сюда в лесные дебри пожаловал!.. Чего доброго, ещё и заморозит нас в ледышки.                        
                                                        Убегают за кулисы

                                    КАРТИНА ВТОРАЯ
     Слышится мелодия песни «Русская сказка». По проходу в зрительном зале скачет зимняя тройка с колокольчиком под дугой. В санях едут Мороз Воевода, и Снегурочка исполняют песню «Русская сказка»
              Д е д   М о р о з   и   С н е г у р о ч к а  (поют в санях)
Эх, сосенки да ельничек,
Раздайся, лес густой!..
Согрейтесь, белогривые,
Пошли, пошли... рысцой!..
Вокруг: сугробы с инеем,
Снег – вихрем от саней!..
И колокольчик под дугой –
Поёт, что соловей!..

ПРИПЕВ:
Колокольчики мои,
В стужу, чем не соловьи?!
Эх, лошадушки, смелей, -
С соловьями веселей!..

То – всё вокруг белым-бело,
То, вдруг, - калина-цвет!..
Ах, сказка русская моя,
В душе лежит твой след!..
Согрейтесь, белогривые,
Пошли, пошли... рысцой!..
Эх, сосенки, да ельничек, -
Раздайся, лес густой!..

Припев:
Колокольчики мои,
В стужу, чем не соловьи?!
Эх, лошадушки, смелей, -
С соловьями веселей!..
М о р о з   В о е в о д а  (въезжает со Снегурочкой на тройке на сцену останавливает коней):
                   Эй, птица-тройка, постой-ка!..
                   Только Бог тебя выдумать смог!.. (обращается к Снегурочке)
                   Полюбуйся, Снегурочка, - индо сердце млеет,
                   Когда калина, словно костёр – лес студёный греет!..
С н е г у р о ч к а   (обращаясь к деду Морозу)
                   И не смолчу, дедушка Мороз, а скажу: «Чудо-красота!..»
М о р о з   В о е в о д а   (говорит громким голосом)   
                  Да что там – красота!.. Чай, сама – лепота!..
     Звучит мелодия русской народной песни «Светит месяц». На авансцене появляется зайчиха с двумя малыми зайчатами (мелодия песни смолкает)
З а й ч и х а  (обращается к деду Морозу)
Дедушка Мороз, позволь к тебе обратиться:
«Нельзя ли мне с зайчатами на тройке прокатиться?!»
М о р о з   В о е в о д а   (назидательным голосом)
Покатайтесь маленько, да не гоните коней зря,
С умом катай зайчишек – короче говоря:
Маленько прокатиться не грех, но не забудь, -
Им надо подкрепиться, и надо отдохнуть!..
      Снова звучит мелодия русской народной песни «Светит месяц». Зайчиха со своими зайчатами уезжают на лошадях покататься...
     На авансцене появляется Лиса.
Л и с а   (обращается к Морозу Воеводе)
Здравствуй, дедушка Мороз!
Рады видеть вас – до слёз!.. (обращается к Снегурочке)
И тебя краса-девица,
Рада видеть я, сестрица!..
С н е г у р о ч к а 
Здравствуй, лисонька-лиса,
Позолочены меха!..
М о р о з   В о е в о д а  (обращается к лисе)
Нам поведай: как народ
Весь лесной - в лесу живёт?
Л и с а
Будь ты, дедушка, уверен –
Счастливы лесные звери!..
Счастье наше, так и знай, -
Льётся, прямо через край!..
Дружен наш лесной народ, -
Кипяток – не разольёт!..
М о р о з   В о е в о д а
Ну, добро... ты без затей
Пригласи лесных вождей!..
Л и с а
Будь уверен, без прикрас –
Будут звери в сей же час,
А покуда - я в бегах, -
Отдохните на пеньках...
     Лиса быстро удаляется за кулисы. Мороз Воевода и снегурочка присаживаются на пеньки установленные перед авансценой. За занавесом послышался сильный шум. На авансцену выбегают Медведь и Волк. Они дерутся между собой: бьют друг друга, пинают, не замечая ничего перед собой. Лисе с большим трудом удаётся унять их. Перед Морозом Воеводой они успокаиваются, но иногда из-под тишка отвешивают тумаки друг другу.
М е д в е д ь  и  В о л к  (кланяются Морозу Воеводе и поприветствовали гостей в один голос)
                    Здрасьте, гости-господа!
          Рады видеть вас всегда!.. (Медведь и Волк грозятся друг другу кулаками)
М о р о з   В о е в о д а   (не обращая внимание на проделки лесных зверей)
Здравствуйте, лесной народ,
Я привёз вам Новый год!..
М е д в ед ь,  Л и с а   и   В о л к (отвечают одновременно дружно)
Как мы рады! Как мы рады!
Будут щедрые награды!..
М о р о з   В о е в о д а   
В этом издавна местечке,
Здесь, в лесу у самой речки,
Высилась одна сосна:
Вся страна с неё видна!..

Этот лес так одичал,
Так народ весь осерчал,
Что без вашей мне подмоги,
Ту сосну не отыскать,
А сосну-то эту, други,
Нынче впору наряжать!..

И ещё хочу сказать:
«Как нам это понимать,
Что река в такой морозец
Перестала замерзать?!
Л и с а  (выходит вперёд)
В этом месте люди были,
Русло речки изменили,
Что-то в реку выливают
И она не замерзает...
Посредине речки той –
Остров стался небольшой,
На котором вот уж год -
Весело сосна растёт.
Под сосною без затей
Стая белых лебедей –
Основала под сосной
Рай обетованный свой!..
М о р о з   В о е в о д а 
Что ж нам делать, как нам быть?
Как нам речку переплыть?..
Как сосну ту вековую
Понарядней нарядить?!
Без сосны нарядной этой –
Нам и года не прожить!..
Л и с а   (указывает в сторону зрительного зала)
Может, спросим у детей?
Зрителю всегда видней,
Дети лучше всех на свете –
И умней лесных зверей...
М о р о з   В о е в о д а   (обращается к детям в зрительном зале)
Ну-ка, дети, кто смелей?
Кто подскажет нам верней:
Как на остров перебраться
Через речку побыстрей?!
И с сосною повидаться,
И со стаей лебедей!..
     Из зала раздаются детские голоса. Девочка с первого ряда сообщает громче всех и при этом, надевает себе на голову красную шапочку.
К р а с н а я   ш а п о ч к а  (встаёт и громко произносит):
Нужен быстрый вертолёт!..
М о р о з   В о е в о д а   
Верно! Нужен вертолёт,
Тот – ковёр-то – самолёт!
Лучше-то, что может быть!
Как его нам раздобыть?!
К р а с н а я   ш а п о ч к а   (встаёт с первого ряда и громко произносит)
Ведьма знает, как добыть?
М о роз   В о е в о д а   (кивает одобрительно)
Да кому же лучше знать?
Ведьма, значит, - ведать–знать...
Дружно хором: Раз и два,
Крикнем: Бабушка-Яга!..
     Дети в зрительном зале кричат хором: «Бабушка-Яга! Бабушка-Яга! (звучит мелодия русской народной песни «Из-под дуба, из-под вяза» На авансцене появляется Баба-Яга верхом на метле)
Б а б а - Я г а 
Здравствуйте, мои друзья!..
Если звали, - вот и я!..
М о р о з   В о е в о д а  (обращается к Бабе–Яге)
Подскажи-ка, как нам быть?
Вертолёт бы раздобыть,
Нам сосну, в раю – за речкой
Надо быстро нарядить!..
Б а б а  - Я г а  (игриво и с великой гордостью демонстрирует свою метлу)
Полюбуйтесь-ка, народ, -
Чем метла – не вертолёт!..
К той сосне в рай лебединый
Нас в два счёта довезёт!..
М о р о з   В о е в о д а  (приглашает жестами рук всех желающих совершить увлекательное путешествие на метле-вертолёте)
Эй, смелей, лесной народ!
Сказка долго-то не ждёт,
Всех метла, как вертолёт –
К той сосне нас довезёт!..
     Все дружно берутся за метлу и Красная шапочка - в их числе. Звучит песня: «Летят самолёты».  «Путешественники», взявшись руками за метлу, под ритмы песни «Летят самолёты» изображают полёт.  Проходят по авансцене, взмахивая своими свободными руками, спускаются в зрительный зал, и заходят на сцену с другой стороны.  Мелодия песни заканчивается, все «путешественники» изображают приземление - мягкую посадку: одни падают, другие качаются из стороны в сторону. Третьи ходят и разминаются...

                                     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                                       КАРТИНА ТРЕТЬЯ
     Высоко над авансценой, между двух занавесей, появляется голова Кощея-Бессмертного. Он окинул всех присутствующих недружелюбным взглядом
К о щ е й – Б е с с м е р т н ы й  (говорит громким, хриплым голосом)
Не дают над златом чахнуть,
Снова русским духом пахнет
Что за люди? Вы откуда?
М о р о з   В о е в о д а   
Мы из леса. Остров чуда
Прилетели навестить;
Ель нам надо нарядить...
К о щ е й – Б е с с м е р т н ы й   (говорит более мягким голосом)
Я, Кащей, а это значит:
Только кашу ем и щи...
Смерть моя уже в том есть,
Коли стану утку есть,
Что сидит в ларце на ели;
Или стану кушать щуку,
Иль утиное яйцо...
К р а с н а я   ш а п о ч к а  (спрашивает Кощея Бессмертного, и прячется за Мороза Воеводу)
А игла в яйце – игра?..
К о щ е й   Б е с с м е р т н ы й   (рассмеялся)
Точно, девочка, игра,
Только – не совсем простая,
И притом - не озорная...
Тем наш остров знаменит,
Что ни слово – песнь звучит!
Что ни шаг – красивый танец,
                    Век танцуй – и не устанешь!.. (Все гости говорят ему хором):

Это всё мы понимаем,
Ваш обычай принимаем:
Будем есть и щи, и кашу,
Под сосною песни ваши
Станем петь и танцевать,
И сосну ту наряжать!..
     К а щ е й   Б е с с м е р т н ы й   (исчезает за занавесом и появляется из-за кулис перед гостями в своём чёрном халате, длинном - до самой земли. Недоброе его выражение лица изменяется - на приветливое. Он обходит всех, дружески улыбаясь, и говорит загадочным, но дружественным голосом):
Ну, друзья, вперёд смелей!
Ждёт сосна своих друзей!..
     В зале гаснет свет. Зазвучала мелодия песни «Русская сказка». Занавес открывается. Посредине сцены стоит импровизированная сосна, подсвеченная со всех сторон. Около ёлки стоят ящики с игрушками. Все присутствующие быстро наряжают  ёлку и танцуют вокруг неё. Все подходят к краю авансцены, приветствуют зрителей, называя по очереди свои имена.
М о р о з   В о е в о д а   и   Снегурочка  (взявшись за руки, обращается к зрителям)
Друзья, с Новым годом!  Пусть сбудутся все ваши мечты!..
                                                                                       Конец спектакля
               
Приложение 9

                                           АТЛАНТИДА
             Музыкальная пьеса по мотивам былины «Садко»

Действующие лица Человек театра
Сатанинский, незваный гость, пришлый заморский «ученый»
Садко, гусляр, певец, новгородский купец - тенор
Старый гусляр
Царь морской
Ч е р н а в а (Волхова), дочь царя морского, олицетворенная рекаЧернава (Волхов), вытекающая из Ильмень-озера - сопрано
Вещий старец, мудрец подводного царства
Н е ж а т а, юный гусляр
Л ю б а в а, молодая жена Садко
Народ новгородский, дружина Садко, обитатели подводного царства, водяные, русалки, скоморохи.

        ВСТУПЛЕНИЕ
    На авансцену выходит Человек театра с книгой в руках, становится рядом с креслом
Ч е л о в е к   т е а т р а  (обращается к зрителям)  Друзья, сюжет данной пьесы об Атлантиде - Древней Руси извлечён, как теперь говорится, из «трехмерного золотого сечения», а именно: науки, древнерусских Вед и былины. Подлинным научным открытием нового времени являются результаты дешифровки праславянской письменности, подробно изложенной вот в этой книге под названием «Праславянская письменность», ее автор - Геннадий Гриневич, старший научный сотрудник отдела всемирной истории Русского Физического общества. Как выясняется, праславянской письменности не менее, по крайней мере, семи тысяч лет. И она дала начало всем остальным основным письменностям мира. Скажу словами поэта:
Светом духа просветимся силою;
В битве меж корыстью и добром
Боронимся собственною книгою,
Как в бою надежным топором!..
Это, что касается «первого измерения золотого сечения» - науки.
Теперь следует также сказать несколько слов и о «втором изме¬рении» - о древнерусских Ведах, из которых явствует, что Великий Новгород являлся колыбелью цивилизации всего человечества. Он был создан более четырех-пяти тысячелетий назад великим князем Славеном. В Велесовой книге сказано (читает)
«...Лета 3113 (2578 года до н.э.) великий князь Славен поставиша град и именоваша его своим именем Славенск, иже ныне зовётся Великий Новгород. И от того времени скифы начата именоваться славяне». А еще ранее того: в конце V тысячелетия до н. э. скифы достигли двуречья (Тигр и Евфрат), в IV тысячелетии до н. э. они достигли Пенджаба и Инда, называя себя рысичами, росами, создали величественные города и культуры Древнего Востока. К 1800 году до н. э. рысичи перекочевали в догреческую Грецию и на остров Крит, создав мощную державу и искусство Древней Греции. К 1450 году росы обрели новое могущество на земле Италии, называемой Этрурией. К IV-Ш вв. до н. э. рысичи вернулись в свои исконные земли, возводя огромные крепости, насыпая грандиозные валы «змеевые валы», которые протянулись до Киева...»
Итак, великороссы, кочуя по миру, создавали великие культуры Шумера, Вавилона, Египта, Индии, Греции, Рима, - это что касается второго измерения золотого сечения - древнерусских Вед. Теперь надо  сказать несколько слов о «третьем измерении» - о былине Садко, в которой, как в музыкальной шкатулке, во всей красе представлен этап возрождения нового цикла, начиная с проявления Золотого Века человечества и возрождения колыбели человечества - Великого Новгорода. В древнерусской былине «Садко» во всей полноте описан процесс перехода к Золотому Веку, и это очень актуально сегодня, как эталон жизнеутверждающего начала:
Ай, заиграл Садко в свои гусельки на дне морском!..
Начал царь морской да плясать теперь:
Сине море всё всколыхалося,
Много кораблей разбивалося,
Городов, имений затоплялося,
Душ во множестве волнами погребалося...
Вернулся Садко в Великий Новгород, а вслед за ним и вся его дружи-нушка:
Ай, живёт народ во Ново-городе,
Во Ново-городе, Славен городе...
Как же нам теперь, после этого
Ай, всему тому - славы да не петь!..
Как не славить нам Садко Славного
И всего народа новгородского:
Славься, славься, русский наш народ!..
Славься, славься, вечно Нове-город!..
Славься, славься Всемогущий Род!..
Славься, славься, Великий Бог Сварог!..
Итак, я с удовольствием хочу объявить, что действие музыкальной пьесы «Атлантида» начинается. (Поднимает книгу «Праславянская письменность» высоко над головой, декламирует.)
   Ура, друзья, ура!
   Свеч стоила игра!..
И нам открылись всех открытий двери!..
Таких удач парад,
Что звезды говорят:
«И недруги в Русь - птицу-жар поверят».
   Да грех и не поверить,
    Коль все легко проверить,
   Ведь все раскопки говорят «живьём»:
   Слегка едва затонет
   Русь-Атлантида, вскоре –
   Русь-Атлантида заново плывёт:
   В Двуречье и в Египте,
   В Триполье и на Крите,
   В долине Инда – вот тебе и на!..
   Всё рысичей да росов –
   Поклонников Велеса
   В раскопках-то все наши Письмена!..
На сцену шумно, с гиканьем и дикими плясками врываются - сам Сатанинский. Ворвавшись на сцену без приглашения, Сатанинский усаживается в кресло, развалившись, как хозяин - барин, и надменно улыбается: ни тебе – здравствуйте! ни тебе – разрешите? А- что? пусть все знают, кто на подмостках в России хозяин!.. Не позволяя Садко опомниться, Сатанинский начинает быстро говорить.
С а т а н и н с к и й   Я тут слышу о каком-то Сашко, с посошком... О какой-то былине-небылице: про молоко львицы, которое в золотом сосуде храниться  (смеётся... встает с кресла декламирует гнусавым голосом)
" Право же, смешной вы народ—
Веками творите святилища Божие,
Но - коснись - оказия, вы тут же вот –
Превращаете их в места отхожие..." *

Я скоро пьесу напишу
В правдивом, честном тоне,
О том, как Атлантида-Русь
Раз-навсегда затонет!..
Самодовольный, самонадеянный, самовлюбленный Сатанинский надменно улыбается.
Ч е л о в е к    т е а т р а   (Смотрит на эту сцену спокойно и говорит внушительно.)
                       Да не «Сашко» былина, а «Садко»..
Всё, Сатанинский, в юмор завиваешь...
На Православье испокон веков
Всю бесовщину ада натравляешь...
Но в апельсинах, Сатанинский, ты –
Знаток, как видится - неинтересный...
Наш храм - Вселенской красоты,
В нём купол - свод небесный!..
В былинах вера расцвела,
Да в песнях русских славится:
Великой, певчей Русь была,
                       Великой - и останется!..

* Из поэмы С.Есенина «Страна негодяев

На Русь, злой дух понапустив,
На целый свет ославили;
Хвостом зловонным запылив,
Исконность Православия...

Как Православной Русь была
С колядками да с троицей,
Так и останется Земля —
Российской Богородицей!..

Из вечно, Сатанинский, вы —
Без рода и без племени:
Без тела и без головы –
Мамоне звонкой верили...
И не гнусавым соловьям
Судить о Православии:
Что наша масленица вам?
Что о Купале знали вы?..
(Сатанинский взмахивает руками, вскакивает с кресла и, заткнув уши, с гиканьем быстро удаляется восвояси вместе с бесами. Человек театра продолжает им вослед.)
В былинах вера расцвела,
Да в песнях наших славится:
Великой, певчей Русь была,
Великой и останется!..
(Обращается к зрителям.)
   Спокойно можно ль это видеть,
   Как топит вражич Атлантиду?..
   Нет, нет, - совсем не ради грусти
   Садко взялся за новы гусли!..
   Взялся решительно и смело
   За наше песенное дело!..
   В безмолвье гибнуть недосуг –
   На воздух, братья! Шире круг!..
(Уходит за кулисы с книгой, высоко поднятой над головой.)

                                        ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
                                               (Садко - гусляр)
                                    
                                         КАРТИНА  ПЕРВАЯ
Торговая площадь древнего Новгорода. В торговых рядах товары всякие-разные. Торговцы зазывают народ к своим лавкам с товарами. Тут и скоморохи плясками веселят честной народ Новгородский. Старый гусляр поёт в переднем углу сцены.
               Старый гусляр(поёт и играет на гуслях)
                       А как во славном во Нове-граде,
Ай, как был Садко гуселыциком-от,
Ай, как не было золотой казны,
Только он ходил по честным пирам,
Спотешал-то он да купцей, бояр,
Веселил -то их на честных пирах...
Садко (играет на гуслях и поёт)
Как во славном-то в Ново-городе,
Ай, славные живут люди вольные,
Люди вольные, люди сильные,
Люди сильные, ай, красивые!..
Ай, как слово держат крепко-накрепко,
Ведь печать и то да не так крепка:
                         Как на Вече в круг собираются,
Что бы не было - все решается,
Аи, добром-то все тут венчается:
Полюбовно, да и по мудрости.
На добро - добром откликаются,
На любовь - любовью, тем и славятся!..
Славны тем ещё Новгородичи:
Песней вольною, аи, да звонкою,
Песней славною - славен Новгород;
Славен Новгород да из века в век,
                  В славном городе — славен человек!..
    Старый гусляр (играет на гуслях и поет)
Ай, как тут с Садком да случилося:
Не зовут Садка на почестный пир.
Ай, Садку теперь да соскучилось...
Ай, пошел Садко к Ильмень-озеру.
Ай, садился он на горюч-камень,
Ай, играл во гусли яровчаты.
         Садко (сидится на горюч-камень поёт)
Певчему сердцу и в горе поётся,
Певчее сердце песней живёт;
Верится: счастье ему улыбнётся!
Флейтой весны ему птаха споёт!..

Песен хороших поётся немало,
Птица-певунья, в груди не молчи...
Жизнь наша песней добру прозвучала,
Смерть наша песней добру прозвучит...

Певчему сердцу песня порукой,
Дружит с любовью, как с чайкой волна...
Пусть его минет печаль и разлука,
Горе, невзгоды, а пуще – война...

Пусть его минут невзгоды и боли,
Пусть его радуют колосом поле,
Небо лазурное – песней любви,
Да не умолкнут в садах соловьи!..

Певчему сердцу любовь улыбнётся,
Флейтой весны ему птаха споёт...
Певчему сердцу и в горе поётся,
Певчее сердце песней живёт...

               Старый гусляр (поёт)
Ай, играл Садко в гусли яровчаты –
День играл, с утра и до вечера,
И волна уже как сходилася,
Как с песком она вся смутилася,
Выходил из вод тут сам царь морской,
Говорил Садку таковы слова:
                         Царь морской
Веселил ты нас, потешал, Садко,
Всех гостей моих, весь почестный пир.
Ай, не знаю, чем тебя жаловать,
А пожалую рыбкой озера,
Той, чьи перья-то золотые все –
Наградит казною несметною...
        Старый гусляр (поёт)
Вновь зовут Садка на почестный пир,
Похваляются на честном пиру.
Но Садко лишь тем мог похвастаться:
Во Ильмень-то есть да во озере
Рыбка чудная, небывалая –
Золотые все у ней перышки.
Все купцы с Садко да заспорили,
Об заклад с Садко они билися:
Нету в озере такой рыбоньки!..
И в заклад дают ряды с товарами.
А Садку-то что заложить теперь?
Заложил Садко буйну голову...
В Ильмень-озеро невод ставили.
И поймали ведь чудо-рыбоньку:
Перья-то у ней золотые все.
Видят тут купцы - делать нечего,
Что Садко-то ведь правду сказывал:
    Есть же в озере чудо-рыбонька!..
    С дорогими все да с товарами.
    Он в купцы вошел Новгородские,
    Торговал с тех пор с большой прибылью,
    С большой прибылью, с барышом большим...
    Богатей Садко, только Новгород –
    Славный Новгород! Вечный Новгород!
    Воспевал Садко славу городу,
    Новгородцам всем Садко славу пел.
    Садко (играет на гуслях, поёт)
       Ново-городу вечно новым быть,
       Ново-городу вечно новым слыть!..
       Ай, дворцы-то здесь белокаменны,
       В теремах-то всё по-небесному:
       В них, как в небесах, пекёт солнышко!
       И как на небе, месяц светится!
       Ай, как на небе, звезды ясные!
       На небе — заря, в тереме - заря!
       Красота тут вся поднебесная!..


                                         ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
                                        Садко купец-корабельщик
                                  
  КАРТИНА  ВТОРАЯ
      Старый гусляр (играет на гуслях, поёт)
Ай, поплыл Садко да по Волхову,
Ай, со Волхова он во Ладожско,
А со Ладожско - во Неву-реку,
Ай, с Невы-реки - в море синее,
А по морюшку - во весь белый свет...
Продавал товары Новгородские,
Барыши-то брал он великие:
В бочки он ссыпал злата красного,
Аи, в иных - ссыпал чистое серебро,
Скатного жемчуга ссыпал крупного
В бочки-сороковки-то, да и мелкого.

Ай, плывет Садко в славный Новгород...
Вьет волной в борта, паруса-то рвёт.
Говорит Садко таковы слова:
«Ай, дружинушка ты хоробрая!
Ай, да требует дани царь морской,
Аи, мечите-тко бочку с золотом.»
Ай, дружинушка тут хоробрая,
Брали бочку-сороковку красна золота
И метали бочку в сине-море –
Точно Киев-град в волны бросили...
Ай, волной всё бьет, паруса-то рвет,
Да ломает корабли на синем-море...
Говорит Садко таковы слова:
«Ай, мечите-тко бочку серебра...
" Ай, дружинушка тут хоробрая
Бочку серебра в море кинули,
Точно град-Москву в волны бросили...
Ай, волной в борт бьет, паруса-то рвет.
Говорит Садко своей дружинушке:
«Ай, мечите-тко бочку во море
С мелким жемчугом, да и с крупным-то!»
Ай, метнули-то бочку с жемчугом,
Словно города в волны кинули:
Как и крупные, так и мелкие...
Ай, на синем-море корабли черны,
Их волною бьёт, паруса-то рвет...
Говорит Садко таковы слова:
«Ай, дружинушка ты хоробрая,
Живой жертвы царь морской требует.
Бросим жребии: кому в гости быть
В то подводное царство синее:
Кому гостем быть, тому славу пить...»
Ай, по жребию самого Садка
На морское дно царь потребовал.
                        Садко берет гусли, исполняет песню расставания
Садко (декламация)
Уж вы, братья все - товарищи,
Счёты все сведем потом,
Время-то теперь особое –
Чистить Русь на дне морском...
Гвозди порчи в душу Русскую
Бьют кагалы и орда,
Потому с такою силою
Постучалась к нам беда.
Уж вы, братья, вы товарищи,
Вам в признанье не страшусь:
Мне такое счастье выпало –
Чистить песенную Русь!..
Чистить города с поселками,
Чистить села и дома;
Уж такое счастье выдала
Мне Природа-Мать Сама!..
Световид тому порукою,
Сам порукою Сварог:
Как жар-птица - День воротится,
Славен город - Новгород!..
Ой, же, братья вы - товарищи,
В гости мне пора, пора!..
Время-Свастика вращается –
Берегите Русь-корабль!..
Уж вы, братья, все товарищи,
Счёты все сведем потом.
Нынче времечко особое,
Чистить Русь на дне морском!..
Садко со всеми прощается, с каждым отдельно по-особому обнимается.
Старый гусляр (играет на гуслях и поёт)
            Ай, на доску Садко лег дубовую,
           Ай, заснул на ней он в волне морской...

                           ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
               (Садко - гость подводного царства)
                     КАРТИНА  ТРЕТЬЯ
Синее подводное царство: причудливые живые существа, растения, дворец и царские палаты. Садко лежит на дне морском. Появляется старый гусляр.
  С т а р ы й   г у с л я р  (играет на гуслях, исполняет песню  «Гусляр»)
Как налаживал гусли гусляр молодой,
Для избочин - брал явор зелёный,
Звонких струн наковал он могутной рукой,
Для колков дуб строгал прокалённый.

Вышли гусли на славу, поют соловьём,
Зарокочут, как сердце взыграет,
И слезами зальётся, а спросишь о чём,
Что ответить, оно и не знает.

То не кованый ковш о братину стучит,
То не жемчуга сыплются груды,
То не ветер гулливый травой шелестит,
Запевают, поют самогуды.

Уж не водит рукою по струнам гусляр,
Гусли сами свой сказ зачинают.
Про крещёную Русь, про князей и бояр
Самогуды про всё распевают.
(От песни гусляра Садко пробуждается, приподнимается, оглядываясь вокруг, чудесному подводному царству удивляется; старый гусляр поёт с особой радостью)
Ай, восстал Садко в океан-море
В океан-море, да на самом дне,
Там, в палатушках - царь морской сидит,
Говорит Садку таковы слова:
Царь морской (обращается к Садко)
Долго по морю ездил ты, Садко,
А вот дани-то мне не плачивал...
Ах, мастер играть ты на гуселъках,
Поиграй-ко мне в яровчатые!..
    Садко (играет на гусельках яровчатых, царь морской поёт)
Ай, Садко, твою я заповедь
Нёс волной на целый свет:
На Востоке и на Западе –
Русской силы в людях нет...
Пусть свободная разносится
Эта весть во все концы:
Обновить решили русичи
Атлантиду - молодцы!..
Пусть другие гордо кичатся:
Будто все они - чисты...
Ноги сами в пляску просятся,
Чтоб пустить их всех - в распыл...
Веселей играй на гусельках!..
Не плясать уж - мочи нет!..
Пой-играй Садко о рысичах,-
Пой-играй на целый свет!..
Понесу, Садко, я Заповедь
Над волной на целый свет:
На Востоке и на Западе,
Русской славы капли нет...
          Стар ы й  гусляр (играет на гуслях,  поёт)
Ай, заиграл Садко в свои гусельки -
Начал царь морской да плясать теперь:
Сине-море всё всколебалося,
Много кораблей разбивалося,
Городов, имений затоплялося,
Душ во множестве волнами погребалося...
Как чеснуло тут да в плечо Садка,
Обернулся он - старичок стоит,
Ай, как говорит таковы слова:
Вещий старец (обращается к Садко)
Полноте играть, Садко, в гусельки!
Все ты струночки да повырви-ко,
Ай, шпенечки все да повыломай
Да скажи царю таковы слова:
«Ай, мне более играть не во что...»
Ай, предложит царь Чернаву-девицу:
В жены-то возьми, блуд с ней не блуди...
          Старый гусляр (играет на гуслях и поёт)
Ай, как сказано, так и сделано:
Брал Чернаву он во замужество,-
Не блудил-то с ней ночью брачною,
Ай, заснул Садко да во крепкий сон.
Ай, проснулся-то в Ново-городе,
На крутом кряжу речки Чернава.
Видит, как бегут да по Чернаве
Его светлые все кораблики,
Ай, дружинушка вся хоробрая,
Увидав Садко, диву дивится...
Диву все тому дивовалися:
На синем-море утонул Садко,
А теперь Садко в Ново-городе,
До нас еще в Славен городе!..

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
   Садко - Славен князь Славен-города
         
          КАРТИНА  ЧЕТВЁРТАЯ
     Центральная площадь в Ново-городе, Славен-городе. В праздничных нарядах  простые  и знатные люди. Все исполнены торжества, ликования и счастья. На авансцену выходит юный гусляр.
                  Юный гусляр (играет на гуслях, поёт)
Ай, живет народ в Ново-городе,
В Ново-городе, Славен-городе...
Как же нам теперь, после этого
Ай, всему тому - славы да не петь !..
Как не славить нам Садко славного,
Славен князя, аи, да Новгородского!..

Как во славном-то в Ново-городе,
Ай, славные живут люди вольные,
Люди вольные, люди сильные,
Люди смелые и красивые!..
Как не славить нам русский наш народ:
Все в руках горит, а в сердцах - поет!..
Ай, народ-то пел, ай, народ плясал;
Ново-город наш, Славен-город стал!..
Славься Всемогущий Род!
Славься русский наш народ!..
Новгородцам вольным слава!
Русским славным людям слава!
Славен князю Садко слава!
Атлантиде золотой и княгине молодой –
Слава! Слава! - пир горой!..
      






Приложение 10
                               
    ЧУДЕСНАЯ СВИРЕЛЬ                                 
                                       Музыкальная пьеса
      По мотивам поэмы П.Б.Шелли «Возмущение Золотого города»

                                      ВМЕСТО ПРОЛОГА
    В древнеязыческий сюжет «Времена года» великий английский поэт Перси Биши Шелли вложил свои заветные мысли о вере в конечное торжество света и разума. В поэме прозвучала новая идея о круговороте человеческой драмы на земле от Золотого века к Железному веку, проходя этапы серебряного и бронзового веков.
    Солнце и Луна освещают «Мировую сцену», декорацией служит природа, люди – актёры «Извечной Мировой Драмы» с их красотой и уродством, любовью и ненавистью, гармонией и диссонансом.
   Некогда «Золотой город» был представлен восхищённым взорам людей во всём своём величии и великолепии, но постепенно, по мере того как энтропия его возрастала, он деградировал: был Серебряным, Медным и, наконец, стал «Железным городом». В канун разложения «Железного города» на подмостках «Сцены Мировой Драмы» появились люди в масках (последнее средство защиты, личина притворства и измены). В настоящее время все люди в масках и не освобождаются от них ни днём, ни ночью. Одни понимают, другие не осознают происходящего и все делают вид, что ничего не случилось: происходят фестивали «красоты», проводятся шабаши бесовских плясок, демонстрируется беспрецедентное зубоскальство в самые траурные моменты жизни людей.
   Заговор мировых правителей в избиении и истреблении патриотов, провоцирование гражданских войн, раздувание искусственного пугала – образа мистического врага, организация потоков беженцев, голодовок, эпидемий, терроризма, погашение национальных и семейных традиций, судебное убиение национальных защитников свободы, подрыв нравственных устоев, увенчание Содома и Гоморры (садизма и гомосексуализма) – вот знамение переходного периода. Создание нового «Золотого города» и разрушение старого «Железного города» происходит одновременно. Вновь зарождённые ростки ещё малы, хрупки и нежны. Но они исполнены жизненной силы, а старое велико, но рушится и дичает, задыхается и умирает. На грани крушения и гибели «Железного города», жизнь на земле чудесным образом обновляется, отдыхает и постепенно осваивается к новым условиям совместного творения (сотворения). Подобно тому, как в запустевшем саду, умелый садовник разводит новые растения, одновременно вырубая и очищая старое от шипов, колючек, сухих стволов и веток, сжигая это, как ненужный, отживший хлам.
   Зло уничтожается автоматически (самоуничтожение), а светлые, чистые силы укрепляются. Отживший мир разрушается пожарами, взрывами, наводнениями, землетрясениями, извержениями вулканов, безумными войнами. Старый интеллект дичает, деградирует, погибает.
   После грандиозных глобальных бурь и гроз, после невероятных жертв, ужасов и потрясений, когда одни роскошествуют, а другие нуждаются в куске хлеба насущного, люди пребывают в шоке. Трудно встать на ноги, сделаться сдержанным и независимым тому, кого ещё только вчера топтали как раба. Угрюмость и человеконенавистничество стали отличительной чертой  обитателей «Железного города». Но постепенно разумные люди пробуждаются от своего оцепенения, отыскивают безопасную пристань, и закладывают фундамент «Золотого города». Целеустремленные, благочестивые люди получают вдохновение и очищение свыше. В воскресающем разуме появляется способность к творческому мышлению, побуждающему к благоразумным действиям. Приобретённое новое знание освобождает разумных людей от цепей невежества. Им и суждено жить в «Золотом городе» в иные времена, надышаться иным воздухом, общаться с иными людьми в радости и упоении счастьем.      
   В поэме  П.Б.Шелли с необыкновенной поэтической силой дано понятие, что «Золотой город» - это не мистическая символика, но семя передовой идеи разумных людей, распространяющих просвещение, борющихся с суеверием.
    Фантастические персонажи в музыкальной пьесе облечены в характеры реальных людей. Показана злобность и месть «Царицы ночи», её деспотический, коварный характер. Дама Луны одна из свиты Царицы ночи, словоохотливая, вздорная, игриво-чувственная. Житель тёмной пещеры Бульбулькин – симпатичный обыватель, любопытный, трусливый, болтливый весельчак, мечтающий лишь о бутылке вина и маленьком семейном счастье.
   В пьесе «Чудесная свирель» самым идеальным образом является Светозара «Царица солнечного света» - олицетворяющая светлый разум, чистоту, доброту и гармонию. Между её «Солнечным царством» и «Царством ночи» мечется Изгов, человек ищущий Истину и приходящий к ней через ряд испытаний.
  Автором данной музыкальной пьесы «Чудесная свирель» сделана попытка провести линию исторической параллели с поэмой Перси Биши Шелли «Возмущение Золотого города», продолжить эту линию - с проекцией на Россию. Прошу взыскательного читателя и зрителя быть снисходительными и  терпимыми к этому моему драматическому замыслу.   

                                 Действующие лица:
Изгов,  искатель Истины
Лагранж,  пастух
Царица ночи
Дама Луны, из свиты Царицы ночи
Светозара, Царица солнечного света
Бубьбулькин, дикарь, житель  тёмной пещеры
Дреуда, змей
Росс, двуглавый орёл
   Живописцы, музыканты, певцы, танцовщицы – счастливые обитатели «Золотого города». Хор, ансамбль балета и танца.
     Действие происходит: в первом акте -  на территории Восточной Европы; во втором акте - в «Золотом городе Солнечного царства».
   Пролог, каждый акт или картина начинаются с одной и той же трубной фанфары (на вкус режиссёра), имеющей значение призава к слушанию и смотрению начинавшегося за ним действия.

                                        АКТ ПЕРВЫЙ

                                   КАРТИНА ПЕРВАЯ
   Вечер в гористой местности. В живописной долине, у родника растёт одинокое ивовое дерево. К суку дерева привязаны небольшие качели.  На качелях, слегка раскачиваясь, сидит пастух Лагранж, поёт песенку «Я коровушек люблю», на свирели ему подыгрывает Дама Луны.
                                         Л а г р а н ж
                                             (поёт)
Я коровушек люблю,
Я сейчас их напою…
Не водою ключевой
Но весёлою игрой,
Развесёлою игрой -
На свирельке ивовой!..
Мурли, мурли – поиграю,
Будут счастливы – я знаю!..

Помурлычь, моя свирелька!
Ну-ка, ну-ка веселей-ка!
Мурли, мурли – поиграю,
Будут счастливы – я знаю!..
      Лагранж закончил пение. Дама Луны безудержно хохочет, пляшет и напевает:
                                        Д а м а  Л у н ы
                                       (поёт и пляшет)
Мурли, мурли – поиграю,
Будут счастливы - я знаю!..
   Появляется  житель тёмной пещеры Бульбулькин; пустился в пляс вместе с Дамой Луны
                                      Б у л ь б у л ь к и н
                                        (поёт и пляшет)
Мурли, мурли поиграю,
А будут счастливы? – не знаю;
Я одно лишь верно знаю,
Счастлив тем, что выпиваю…
   Достаёт из-за пазухи бутылку вина, выпивает из горлышка, поёт.
Буль, буль, буль, буль – поиграю,
Буду счастлив – точно знаю!..
Мне мила моя семейка,
Да бутылочка-злодейка!
Ох, на них я поиграю –
Курли-мурли – точно знаю…
  Бульбулькин обнимается с Дамой Луны, они ловко и лихо приплясывают. Появляется усталый путник Изгов. Бульбулькин испугался, вскрикнул: «Ой, мне жутко, страшно», схватил за руку Даму Луны,  и они спрятались за спину Лагранжа.
            И з г о в  (Обращается к Лагранжу, поклонившись с почтением.)
Пусть с тобой я незнаком,
Угости ты молоком!..
Я за целый день пути
Не сумел еды найти…
            Л а г р а н ж (отвечает доброжелательно)
Брат, не жаль мне молока,
Не доил коров пока,
Хочешь, скушай творожок,
Хочешь яблочко, дружок?
(Протягивает гостю яблоко; Изгов взял яблоко, надкусил его, увидел в нём маленького червячка.)
            И з г о в (восклицает)
Вы дали яблоко мне, но
Весьма червивое оно;
Не знак ли гибели моей? -
Всё в мире гибнет от червей...
          Л а г р а н ж (говорит доброжелательно)
Послушай слова моего, -
Скажу без назиданья:
Червь безобиден, коль его
Оставить без внимания.
   Изгов, не долго думая, бросил яблоко на дорогу; вдруг червячок стал быстро расти, превратившись в огромного змея Дреуда. Изгов в испуге бросился бежать, но змей тут же настиг его и ужалил. Воззвав о помощи, Изгов упал без чувств. Бульбулькин и Дама Луны убежали в испуге. В этот момент на сцене появилась « Царица ночи» в чёрных одеждах со шкатулкой в руках. Она молча открыла шкатулку и змей Дреуда, уменьшился в размере до маленького червячка, забрался в шкатулку. Закрыв крышку шкатулки «Царица ночи» удалилась вместе
с ней. Лагранж достал свою свирель, заиграл на ней. От звука свирели Изгов пришёл в себя.
                         И з г о в (благодарит Лагранжа)
Как мне тебя благодарить,
Что вновь на свете буду жить!..
                         Л а г р а н ж  (дарит Изгову свою чудесную свирель)
Возьми свирель, она поможет,
Когда тебя что потревожит
И может пригодиться в деле,
Чтоб отомкнуть замки пределов...
Изгов берёт свирель с радостью, благодарит Лагранжа и отправляется в путь.
                               К А Р ТИ Н А   В Т О Р А Я
    Скалистый берег моря. Слышится шум морского прибоя и крики чаек. Изгов стоит на высоком морском берегу, любуется нежными, многоцветными красками заката. Бульбулькин, одержимый любопытством, неотступно следует за Изговым, трусливо прячась за скалой, следит за ним.
Изгов достаёт из-за пазухи свирель играет на ней светлую солнечную мелодию.
                    Б у л ь б у л ь к и н (музыкальный речитатив)
От тёмных снов, исполненных отравы,
К вершинам гор взошёл не ради славы…
(На берегу, крадучись появляется «Царица ночи», бросает в море шкатулку со змеем Дреудой и незаметно удаляется; неожиданно раздаются раскаты грома.)
И вдруг земля шатнулась в основанье,
Как будто бы в предсмертном содроганье…
   (Звуки свирели Изгова не умолкают; Бульбулькин дрожит от страха, но соблазн любопытства велик и он продолжает свой монолог.)
И поразило взор одно виденье,
Так явственно, возникнув в отдаленье,
Так в море, парусами шевеля,
Под солнцем мчится парус корабля…
                (На экране возникают картины необычного виденья.)
Как бешено, как быстро, как легко
Чудовищное мчалося виденье!
Я в воздухе увидел высоко,
Орла и с ним Змею, в одном сплетенье –

Они боролись, и пред той скалой,
Где я стоял, Орёл, раскинув крылья,
Замедлил с многоцветною Змеёй
Полёт - в изнеможенье от усилья.

И так, повиснув, будто бы без сил,
Он воздух диким криком огласил…
Змея к Орлу не уставала льнуть,
Ища – его смертельно ранить в грудь.
Он падал с громким воплем над волнами,
Ее, терзая клювом и когтями…

Лампада дня, почти уж угасала,
Тьме, отдавая свет, – как мощная Змея
Повисла высоко, изнемогая,
Потом упала, еле жизнь тая.

И влага приняла её морская…
Орёл вскричал в паденье - не шутя,
Последние усилья собирая,
От волн взлетел, крылами шелестя,
Умчался прочь, в конец изнемогая,
И ветер выл, вослед ему свистя…

Там на прибрежье женщина была,
Она внизу сидела под скалами,
Прекрасная, как утренняя мгла
И как цветок, расцветший под снегами.

Прекрасную она открыла грудь,
Звала змею к её груди прильнуть,
И только лишь гадюку позвала,
Та с радостью на грудь её легла…

И думал я  - кто ей в беде поможет?
Змея ей прямо в сердце жалить сможет…
   (Бульбулькин не находит больше сил бороться со страхом, закрывает лицо руками, ложится на землю. Изгов кладёт свою свирель себе за пазуху.)
                                                     И з г о в
     (Музыкальный речитатив под шум морского прибоя и крики чаек.)
Челнок-мечта! Узорчато-воздушный,
Ты – мысли, словно ветерку послушный…
Скорей, скорей, прошу тебя – явись, -
Поможем чудной женщине спастись!..
   (На сцене появляется плывущая легкокрылая ладья, окутанная клубящимся туманом. Изгов садится в ладью и помогает женщине – Светозаре войти в ладью. Изгов поёт, обращаясь к Светозаре.)
Вот мы в ладье, доверясь глубине
Плывём с тобой в бескрайней синеве!..
Ты со змеёй слилась в одном стремленье;
Не страшно ли? Я просто в изумленье!..
                                               С в е т о з а р а
          (Музыкальный речитатив, исполненный теплоты и покоя.)
Признаюсь вам, что мне змея страшна,
Но лишь бы воцарилась тишина…
Как чудно мы плывём в пустыне мира!
Как несказанно этот мир красивый!..

Ты видишь в отдалении предел –
Оплот эфирных гор нам заблестел.
И храм сверкает там, в тиши безбурной,
Как сотни Солнц под куполом лазурным!..
С грядою изумрудных островов,
Окутанный он мглой морских валов.

Меж островов зелёных проскользая,
Где осыпаются с небес цветы,
Ладья пристанет к лестнице.  Мелькая
Ступени снизойдут к нам с высоты.
И будет храм, как небо озарён -
В нём, как огонь блеснёт хрустальный трон…

                                                     И з г о в
                                    (музыкальный речитатив)
Скатертью мне по морю дорога
Пенится, искриться и кипит…
Маяком к духовному чертогу
Огонёк живительный горит.

А вокруг, как волны у прибоя,
Что-то страшно воет и ревёт, -
Это мир, не знающий покоя,
Соблазниться ужасом зовёт…

Огонёк живительный и чудный,
Стань моим кумиром и вождём!..
Помоги осилить путь мой трудный,
Возвратиться в Солнечный мой дом!..

Пусть бушуют волны у прибоя,
Жизнь пусть зверем воет и ревёт…
Этот мир, не знающий покоя,
С Солнечной дороги не свернёт!..

                                        

                                         АКТ ВТОРОЙ

                                      КАРТИНА ТРЕТЬЯ
   Город Солнца краше царства Царя Салтана, как Небо краше Земли. Изумлению Изгова нет предела.
                                                 И з г о в
                                  (музыкальный речитатив)
На миг в моих глазах померкнул свет,
Настолько был я полон изумленья,
Но кто-то мне, как бы тая привет,
Дал руку и сверкнул, как утешенье.

Взгляд синих глаз – и молвил глас приятный:
«Сегодня только слушай, будь безгласный
И дух откроет нам в душе сокрытый рай,
А ты молчи и только лишь – внимай!»

Я слушал речь, дыханье затая,
Дух воскресал мой, обновлялся я!..
И чудо танцев, песен и речей
Вам передать, друзья, спешу скорей.
   Не находя лучшей возможности передать нахлынувшие на него чувства, Изгов исполнил музыкальный речитатив, что было естественно в условиях сказочной страны, где, что ни шаг – танец, что ни слово – песня!..
                                                 И з г о в
(Музыкальный речитатив на слова С. Бехтеева; светлые феи танцуют.)
Лютню в руки... прочь, тревога!
Песня - горе уничтожит...
Как алтарь святой без Бога,
Мир без песен жить не может.

Пой же, молодость и старость,
Все, кто только петь умеет!
Песня в жизни нашей радость
Песнь, как тихий ветер веет.

Обновлёнными сердцами,
Как лесные пташки пойте:
Будьте Божьими гонцами –
Мир и счастье всем устройте.

И когда бушуют бури.
И, страшась - все ждут просвета,
Будьте звёздами в лазури,
Будьте Солнцем для рассвета!

Лютню в руки... Прочь тревога!
Песня горе уничтожит...
Как алтарь святой без Бога,
Мир без песни быть не может.
   На сцене, сменяя друг друга, чередой проходят грациозные персонажи жителей «Золотого века»: живописцы демонстрируют свои картины, музыканты играют на удивительных сладкозвучных музыкальных инструментах, танцоры показывают свои изящные танцы, поэты читают стихи, цветочницы, осыпают друг друга и зрителей лепестками цветов, - во всём царит дух неподдельного счастья, любви и вдохновенья!.. 
   Светозара, берёт за руку Изгова, представляет его жителям Солнечного царства; исполняет песню «Разве друга ищут». 
                                           С в е т о з а р а 
                            (исполняет музыкальное ариозо)
Так уж получилось, что сошлись дороги
Вовсе незнакомых, но сошлись в одну…
Если вдруг в дороге грусть вас потревожит,
Знайте: я с любовью руку протяну!..

Если же несчастье вдруг на вас нагрянет,
На ресницах ваших заблестит слеза,
Знайте: сквозь туманы я с любовью гляну
Очень осторожно – в самые глаза…

С другом можно плакать, можно и молиться,
С другом можно просто сесть и помолчать…
Кто сказал, что с другом можно не считаться?
Друга первым делом надо уважать.

Разве друга ищут, разве выбирают?
Друг приходит в сердце просто невзначай.
Разве другом в жизни всякого считают?
Недруга от друга надо отличать…
   Изгов, вдохновлённый и окрылённый любовью жителей Солнечной династии, исполняет песню «Аисты».
                                               И з г о в
                                         (поёт ариозо)
Распушаться весной тополя,
Пара аистов кружит над домом,
Дорогая планета Земля,
Ты нам служишь лишь временным домом.

Как прощается аист с гнездом,
Где проводит короткое лето,
Так оставим мы временный дом –
Голубую, земную планету…

Облетает листва с тополей
И ложится под ноги прохожим,
Так и годы земные людей
На опавшие листья похожи…

Пусть летят, словно листья года,
И взмывают, как аисты в небо,
Пару аистов помню всегда:
Первый – быль, а второй аист – небыль…
   Все действующие лица с упоением исполняют песню «Светозара».
                                                 Х о р
                Торжественно исполняет песню «Светозара».
                        Как ты, Светозара, прекрасна, чиста,
Духовных достоинств в тебе полнота.
Твой голос приятен, пленяешь собой,
Сполна завладела мной дружба с тобой.

Ни златом, ни жемчугом не подкупить,
И рекам большим жар любви не залить,
В ней стойкость Шеола, она так верна,
Как пламень Господень, любовь столь сильна.

Соблазнов житейских, мой друг, избегай,
Свою чистоту жениху оставляй.
И рады подруги, что рядом с тобой,
Награда вас ждёт и восторг неземной.

Твой голос приятен, пленяешь собой,
Сполна завладела мной дружба с тобой.
Как ты, Светозара, прекрасна, чиста,
Духовных достоинств в тебе полнота!..
              С в е т о з а р а
(Исполняет песню «В лесу кукушка куковала», слова Елены Зайцевой, все актёры выходят на сцену и танцуют в ритме мелодии песни.)
В лесу кукушка куковала,
И солнце в небе ликовало,
Когда над миром поднималось –
Любовь и мудрость излучало.

И дружно птицы, щебетали
Восторженно, не умолкая...
Излечивая все печали,
Ликует лира золотая!..

Журчал ручей и мир подлунный
Во всей красе предстал – и в шири,
Когда Эол играл на лире,
То трепетали сердца струны!..

И воссиял тот день чудесный
В объятьях радостного солнца...
Я вам пою об этом песню
И пью нектар с полей до донца.

Приложение 11

                                          ЦАРЬ ПУРАНДЖАНА
                    Музыкальная пьеса-сказка по мотивам «Махабхараты»

                                                     СЮЖЕТ
     Царь Пуранджана объехал полмира в поисках места для строительства своего дворца и, наконец, к югу от Гималаев он увидел свободный город с девятью вратами: двое восточных ворот «Факел» и «Светлячок» вели к городу материальных вещей; двое других восточных ворот «Налини» и «Наалини» вели к городу Саурабху (запахов). Пятые (главные) восточные ворота назывались «Рагасья» («Язык») вели в Дахудану и Апану (беседа и гурманство). Шестые и седьмые, соответственно - южные и северные ворота назывались «Петраха» и «Деваха» (слуховые ворота). С западной стороны города находились ворота «Асуры» (ворота запретной любви), которые вели в город Грамаху (увеселений) и ворота «Ниррити» (жадности), которые вели в Вайшасу (страдания и боли). В городе было всё, что необходимо для счастливой жизни. Царь Пуранджана очень обрадовался, что нашёл город своей мечты. По форме город напоминал человеческое тело, а царский дворец был выполнен в форме сердца. Все дома в городе были украшены золотыми, серебряными, медными и железными куполами. От всего увиденного, царь пришёл в восхищение. В предместьях города располагалось чудесное озеро, по берегам которого росли красивые цветущие деревья. Над озером кружились стайки щебечущих птиц, роились жужжащие пчёлы. На ветвях деревьев, оседала водяная пыль от горных водопадов.
     Бродя в чудесном саду, царь Пуранджана неожиданно увидел необыкновенно красивую женщину, которая праздно гуляла в сопровождении свиты поэтов, музыкантов, певцов и танцовщиц. Прекрасная незнакомка была одета в жёлтые одежды и перепоясана золотым поясом. При ходьбе колокольчики на её ногах мелодично позванивали. Очарованный царь Пуранджана предложил ей руку и сердце.
     Став супругом красавицы жены, Пуранджана вынужден был подчиниться всем её прихотям, ради сохранения мира, чтобы не омрачать семейную жизнь ссорами и размолвками. Так царь Пуранджана, очарованный своей красавицей женой, сам того не желая, исполнял все её желания, словно ручной зверёк, танцующий по прихоти своей хозяйки. Когда царица пила хмельные напитки, царь Пуранджана тоже пил хмельные напитки. Когда царица пела, он тоже пел, а когда она плакала, царь тоже плакал. Когда она смеялась, смеялся и он. Если она выходила на прогулку, царь шёл вслед за ней. Он смотрел туда, куда смотрела царица, и нюхал те же цветы, которые нюхала и она.
      Однажды, царь Пуранджана отправился на охоту, не предупредив об этом свою жену. Вернувшись с охоты, царь с ужасом увидел, что его царица лежит на пыльной дороге, словно нищенка, не обращая внимания на окружающих. С большим трудом царю Пуранджане удалось вымолить у царицы прощения и вернуть её во дворец. С тех пор он совсем потерял голову, превратившись в безвольное существо. Жизнь его быстро пролетела, а когда он состарился, то все его сыновья и внуки превратились в его врагов, растаскивая все его сокровища. Жена стала к нему холодна и безразлична. Потеряв всякую опору в жизни, царь обратился к Господу с горячими молитвами и слезами раскаяния с последней надеждой на спасение. Последняя сцена спектакля завершается исполнением песни карлика-шута, которая скрашивает трагическую развязку музыкальной пьесы светлой мелодией песни «Зачем цветут цветы?»   
                                      Действующие лица:
Человек театра
Царь Пуранджана, олицетворённая душа
Прекрасная незнакомка, царица Пуранджана (сознание)
Певец
Карлик-шут
Царский советник, совесть
Дети и внуки царя, чувства
Поэты, певцы, музыканты, танцовщицы, свита, воины, хор. 
Действие происходит в Гималаях в стародавние времена.
   Музыкальное сопровождение спектакля – индийские национальные мелодии; лейтмотивом музыкального спектакля служит мелодия песни      «Могучерукий».
   Танцевально-хореографические сцены спектакля следует брать из недр танцевальных традиций индийского народа (по усмотрению режиссёра-постановщика и актёров – исполнителей ролей).

                                               АКТ ПЕРВЫЙ

                                           КАРТИНА ПЕРВАЯ
     Царь Пуранджана гуляет в цветущем весеннем парке. Слышится журчанье фонтанов и пенье птиц. Навстречу ему идёт красивая незнакомка, одетая в жёлтое сари, перепоясанная золотым поясом. Её сопровождают музыканты, поэты, певцы и танцовщицы - в пышных, красочных одеждах. Музыканты играют на струнных инструментах, танцовщицы танцуют, певец исполняет песню «За городом – в чудном саду»
                                                         Певец
                                                         (поёт)
                                         За городом – в чудном саду
                                         Деревья в лианах, в цвету,
                                         У озера птицы поют
                                         И пчёлы роями снуют…
                        
                                         С заснеженных гор водопад
                                         Несёт с водяною пыльцой
                                         От лотосов тот аромат,
                                         Чем озеро щедро весной.

                                         Незлобные дикие звери,
                                         Приветливы в той атмосфере,
                                         Кукушки кукуют вокруг,
                                         Как будто зовут на веселье…
   Проходя мимо царя Пуранджаны, прекрасная незнакомка замедлила шаг, пленяя его своими бровями и улыбкой. Певцы, музыканты и танцовщицы с песнями и танцами  обходят вокруг царя Пуранджаны и своей прекрасной хозяйки. Царь Пуранджана не удержался и первым заговорил с прекрасной незнакомкой и исполняет песню «Лотосоокая»
                                      Царь   Пуранджана
                                                (поёт)
                                    Откуда ты о, робкая?
                                    Чья ты, лотосоокая?
                                    Ответь мне – в нетерпенье я,
                                    Богиня целомудрия!..

                                    Ты брови вскинула стыдливо на меня 
                                    О, сжалься надо мной, мечта прекрасная,
                                    Меня на век лишил покоя Купидон,
                                    Мой ум в смятении и я тобой пленён…
Прекрасная   незнакомка награждает царя Пуранджану чарующим взглядом и пленительной улыбкой; исполняет песню «Могучерукий»
                                               Прекрасная незнакомка
                                                               (поёт)
                                    Могучерукий, в этом мире нет тех женщин,
                                    Чтоб не сумел ты поразить им ум печали,
                                    Своею милостью, очарованием,
                                    О путешественник, ты счастье мне подаришь…

                                    С кем мне связать судьбу мою?
                                    Здесь без тебя с кем наслаждаться?
                                    И потому с любовью говорю:
                                    Один ты скрасишь жизнь мою!..
     Царь Пуранджана и прекрасная незнакомка взялись за руки.
Царь  Пуранджана, глядя на свою избранницу, исполняет песню «В этот праздник весны…»                        
                                               Царь Пуранджана
                                                        (поёт)
                             В этот праздник весны – вам пуками цветы…
                             Без цветов и весны не бывает.
                             Пук цветов вам  - любви! Пук цветов – красоты!
                             Вам все розы, моя золотая!..
     Свита прекрасной незнакомки осыпает свою госпожу лепестками от цветов…
                                       Царь Пуранджана
                                      (продолжает пение)
                            С вами я говорю, словно песни пою,
                            Эти песни пою, не слагая!..
                            Я дарю вам зарю! С неба звёзды дарю!
                            Вам все розы, моя золотая!..
     Музыканты и певцы обходят вокруг царя Пуранджаны и его возлюбленной, играют на струнных инструментах, осыпая их лепестками от цветов. Человек театра декламирует:
                             С этих пор они – муж и жена…
                             Договор заключили такой:
     (Царь Пуранджана и его возлюбленная поют дуэттино «В этом городе»
                              В этом городе будем сполна
                              Наслаждаться цветущей весной!
                              С этих пор, как с волною волна - 
                              Неразлучными будем с тобой!..
                                                                          Все уходят

                                          КАРТИНА  ВТОРАЯ
     Царь Пуранджана вместе со своей царицей под сенью цветущих деревьев у бассейна с фонтаном наслаждаются зрелищем танца придворной танцовщицы. Их обмахивают роскошными опахалами из павлиньих перьев. Царь Пуранджана угощает из собственных рук свою царицу изысканными лакомствами. Они веселятся, шутят и смеются. Царица встаёт, идёт к цветущим ветвям, вдыхает их благоуханный аромат, не скрывая своего блаженства. Её примеру следует и царь Пуранджана: он также с упоением вдыхает аромат цветов. Царица берет в руки ручного попугая, разговаривает с ним и смеётся. Царь Пуранджана также разговаривает с попугаем.
Ц а р и ц а    (слегка шёлкает пальцем по клюву попугая, по-детски заигрывая с ним) Ой, какой же ты, попка, смешной! Такой смешной, что, Господи, Боже мой!.. (смеётся)
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а   (следуя примеру царицы, слегка щёлкает пальцем попугая по клюву) Ой, ой, какой же ты, попка, смешной, и как это здорово, что ты так рассмешил мою госпожу (смеётся, подражая царице)
Ц а р и ц а  (оставляет попугая, смотрит на танцовщицу, обращается к царю Пуранджане) От нашей танцовщицы у меня уже рябит в глазах. Сколько можно кривляться, словно заводная игрушка…
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а  (смотрит на танцовщицу, обращается к царице)  Сказать по-правде, она мне тоже порядком уже надоела (хлопает в ладоши, танцовщица убегает; появляется певец, исполняет песню «Любовник розы - соловей»)
                                                     Певец
                                                     (поёт)
Любовник розы – соловей
Прислал тебе цветок свой милый,
Он станет песнею своей
Всю ночь пленять твой дух унылый.
Прислал тебе цветок свой милый
Любовник розы – соловей!..

Он любит петь во тьме ночей –
И дышит песнь его тоскою;
Но с обнадёжною мечтою
Споёт он песню веселей.
И дышит песнь его тоскою
Он любит петь во тьме ночей!..

И с думой тайною моей
Тебя коснётся песня-сладость,
И напоёт на сердце радость
Любовник розы – соловей!..
Тебя коснётся песня-сладость
С надеждой тайною моей!..
                                        
     Царь Пуранджана обнимает свою царицу, вместе они уходят за кулисы. Вслед за ними уходят и все остальные…
                           
                                            АКТ  ВТОРОЙ

                                      КАРТИНА  ТРЕТЬЯ 
     Царь Пуранджана сидит в царских покоях, озабоченный думами. Встаёт с трона, ходит из угла в угол и снова садится. Наконец, берёт колокольчик, звонит. Входит царский советник
Ц а р с к и й   с о в е т н и к (почтительно сложив ладони у себя на груди) Слушаю, ваша честь!..
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а  (принимая царственную осанку) Незамедлительно пригласи сюда ко мне  карлика-шута (царский советник кланяется и уходит; входит карлик-шут в яркой, вычурной одежде и без лишних слов достаёт у себя из-за пазухи колокольчики. Под звуки колокольчиков исполняет песню «Шут и царица»)
                                                       Шут
                                                    (поёт)
                                      Я так пропел тебе куплет:
                                      «Как хороши у моря зори!..»
                                      Что заискрился звёздный свет
                                      В твоём, моя царица, взоре…
                                      И усладив твой слух, певец,
                                      Как шут, заботясь о любимой,
                                      К груди, прижавши бубенец,
                                      На цыпочках ходил я мимо…

                                      Чтоб не чихнуть, я колпаком,
                                      Прикрывши рот, спешил укрыться
                                      Подальше, чтобы ненароком
                                      Не отпугнуть покой царицы…

                                      Насильно не желал быть милым,
                                      Уж лучше видеть из окна,
                                      Как важно ты проходишь мимо –
                                      Плывёшь, что по небу луна!..

                                      И впредь ходи всё также мимо
                                      И если будешь мне видна,
                                      То пусть останется невинной
                                      Для нас цветущая весна…
     Царь Пуранджана одаривает карлика-шута мешочком с деньгами. Шут удаляется.
Ц а р ь    П у р а н д ж а н а  (разговаривает сам с собой) Что это я, в самом деле, превратился для моей царицы в жалкого ручного зверька, танцующего по прихоти своей взбалмошной хозяйки. Не бывать больше этому!.. (звонит в колокольчик, входит царский советник)
Ц а р с к и й   с о в е т н и к  (почтительно сложив руки у себя на груди) Ваша честь, я жду ваших приказаний!..
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а  (принимая царскую осанку) Немедленно приготовь всё необходимое для моей охоты и никому об этом – ни слова…(царский советник, кланяясь, уходит; царь Пуранджана рассуждает сам с собой) Не отобьёт жена охоту: с охоты ездить на охоту!..
                                                                                         Уходит.
                                       КАРТИНА  ЧЕТВЁРТАЯ
     Действие происходит у городских ворот «Асуры». На дороге, ведущей к воротам,  в дорожной пыли лежит царица Пуранджана. Одета она в рваное рубище, волосы её разметались по земле. Вокруг царицы столпилось множество прислуг из её свиты. Все они в полной растерянности и не знают, что надо предпринимать?
     Послышался топот лошадей. Свита, окружавшая царицу, расступилась.  Появляется царь Пуранджана в золотых доспехах с могучим луком в руках. За плечами у царя колчан, наполненный стрелами. Царь Пуранджана не в состоянии скрыть смятение своего духа.
Ц а р ь    П у р а н д ж а н а    (обращается к женщинам из свиты царицы Пуранджаны)  О красавицы, я не понимаю, что здесь происходит? Объясните мне, своему государю, что всё это означает?
П е р в а я    ж е н щ и н а    (отвечает царю Пуранджане, низко опустив свою голову)  О государь, мы не знаем, почему твоя любимая жена избрала такую жизнь…
В т о р а я    ж е н щ и н а   (говорит взволнованно) Вот уже долгое время она лежит на голой земле без постели и не позволяет никому к себе приблизиться…
П е р в а я   ж е н щ и н а  (плачет) Мы не знаем, почему наша госпожа так себя ведёт и как нам поступить, мы тоже не знаем…
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а   (Сконфуженный подходит к царице, дотрагивается до неё, говорит с чувством глубокого раскаянья.) Дорогая красавица-жена, если ты не ругаешь меня, своего слугу, то мне просто не повезло. Благодаря твоей красоте, ты выглядишь очень рассудительной. Сжалься надо мной, отбрось свой гнев и улыбнись мне с любовью. Когда на твоём прекрасном лице заиграет улыбка, когда я услышу твои ласковые речи, ты станешь для меня ещё прекраснее (Царица встала с земли, обняла царя Пуранджану и они, взявшись за руки, отправились во дворец, к большой радости, сопровождающей их, свиты. Царь  Пуранджана по ходу во дворец исполняет песню «Я наряжу мой новый сад цветам».)
                                                  Пуранджана
                                                  (поёт)
                             Я наряжу мой новый сад цветами,
                             И самый лучший из моих друзей,
                             Поможет снять с души тяжёлый камень,
                             Мой вдохновитель, птаха-соловей.               – 2 раза

                             И пусть цветёт мой сад – земное чудо,
                             А что дороже чуда может быть?
                             Зачем же не любить того, кто любит?
                             И не любить того, кто любит жить?!.           – 2 раза
                                                                                                      Все уходят.
                                                

                                                 АКТ  ТРЕТИЙ

    КАРТИНА  ПЯТАЯ
     Царь Пуранджана находится один в царской палате с явными признаками тяжелой болезни, лежит в постели (безуспешно пытается приподняться). Во дворце послышался шум. Царь Пуранджана позвонил в колокольчик. Входит царский советник.
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а  (обращается к своему советнику, с трудом выговаривая по словечку) Скажи, пожалуйста, что это за шум такой у нас во дворце?..
Ц а р с к и й   с о в е т н и к   (растерянно) Государь, твои близкие и родные, воспользовавшись твоей болезнью, вышли из подчинения. Они растаскивают по своим углам твои сокровища.
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а  (хочет приподняться, но не в силах сделать это; царский советник поддерживает его; царь говорит с трудом) Призови сюда всех моих министров…
Ц а р с к и й   с о в е т н и к  (говорит нерешительно) Все твои министры, мой господин, отказываются признавать тебя, они заняты дележом твоего царского имущества…
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а  (теряя самообладание, говорит с последней надеждой) Срочно позови сюда царицу!..
Ц а р с к и й   с о в е т н и к  (отвечает не сразу) Прости меня, мой государь, но жена твоя стала совершенно безразличной к тебе. Она предупредила меня, что знать не знает о том, кто такой царь Пуранджана?.. Что для неё существуют только её сыновья и внуки…
Ц а р ь   П у р а н д ж а н а  (вскрикивает) А-а-а!.. Боже, прими мою душу!.. Прости и помилуй меня!.. Все близкие отвернулись от меня и стали моими врагами. Зачем мне дальше отягощать позором мою седую голову? (голова царя падает на грудь) 
Ц а р с к и й   с о в е т н и к  (вскрикивает) Государь скончался!.. Царство пошатнулось!..
                  Быстро уходит.  На авансцену выходит карлик-шут. Под звон колокольчиков исполняет песню «Зачем цветут цветы?..»
                                                         Шут
                                                       (поёт)
                                Ах, зачем на земле расцветают цветы, -
                                Эти нежные божьи созданья?
                                Расцветают на миг, как порою мечты
                                Среди горькой юдоли страданий…

                                И не плачут они, и не ропщут они
                                В этом празднике жизни привольной,
                                Что так кратки их ясные, светлые дни,
                                Что и дышат они так недолго…

                                Сколь прекрасен у них и манящий наряд,
                                Ароматом зовущий, столь нежным,
                                Как волнует порою усталый наш взгляд
                                Их цветущий покров белоснежный.

                                А поникнут головки, увянут цветы,
                                Что цвели золотое мгновенье,
                                Даже в смерти их столь неземной красоты,
                                Простоты и святого терпенья…
                                                  Уходит.     Конец спектакля

Приложение 12

                                            ЖАР-ЦВЕТ
                             Музыкальная волшебная сказка

                          Действующие лица и исполнители:
Марья Росалимовна - мать семейства
Шаром Покатитович – старший сын
Сосвет Сжитович – средний сын
Горислав – младший сын
Боян, певец
Баба Яга
Михаил Потапович – бурый медведь
В массовых сценах: детский хор, хороводы русалок, водяные, лешие, звери лесные.
Действие происходит в смутное время в России, в большой деревне.
   МУЗЫКА.  Перед началом каждой сцены и в паузах между действиями (особо отмеченных в сценарии) звучат русские народные мелодии. Песни вещего народного певца Баяна переносят слушателя в обстановку глубокой древности, рождают представление о былой красоте и величии народной жизни. Основной конфликт – столкновение сил добра и зла – отражён в музыке пьесы рельефным противопоставлением музыкальных характеристик действующих лиц. Вокальные партии положительных героев, народные сцены насыщены песенностью. Отрицательные персонажи, обрисованы при помощи речитативного говорка. Идея произведения – торжество светлых сил жизни.
                              
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

                                 КАРТИНА ПЕРВАЯ
   Занавес опущен. Из-за кулис появляется Баян с гуслями, проходит вдоль авансцены, играет на гуслях, поёт:
В красивом, богатом селенье одном,
Цветами холмы нарядились,
Плескалось волшебное озеро в нём,
Ключи родниковые били...

Ничто несравнимо с его красотой –
Все краски здесь собраны вместе,
И певчие пташечки наперебой
Поют сладкозвучные песни...

Но путник обходит его стороной –
То озеро слишком коварно:
Там слышатся стоны, и плачь, а порой
Хохочут там громко и странно.

Там страшные дивы под солнцем живут,
И плещутся ночью русалки,
И змеи кишат ядовитые тут,
Заморские свищут весталки...

Где солнце садиться – никто, никогда
Не ходит: ни конный, ни пеший,
Пастух не гоняет на запад стада,
Где царствует гидра и леший...

Но вынужден будет в то место идти
Иван, он по собственной воле
На озере этом решил навести
Порядок – в Гоморре-Содоме...
   Баян, закончив пение, уходит за кулисы. Занавес поднимается. Посредине сцены стоит большой, железом кованный, открытый сундук. У сундука стоят два старших брата делят домашнее имущество: Шаром Покатитович и Сосвет Сжитович. Они попеременно толкают друг друга, грозятся друг другу кулаками и отчаянно ругаются, перетягивая сундук с добром каждый к себе...
Ш а р о м   П о к а т и т о в и ч  (Топая от злости ногами, кричит на Сосвет Сжитовича.) Это добро всё моё и ты не лапай – не купишь...
С о с в е т   С ж и т о в и ч  (пытается перекричать брата) Это по-какому такому писанному-неписанному правилу всё добро стало твоим? А - а?..
Ш а р о м   П о к а т и т о в и ч  (Говорит, смягчая свой разнузданный тон.) Я наследник, как старший сын нашего покойного батюшки...
С о с в е т   С ж и т о ч  (говорит, не успокаиваясь) Молчал бы лучше. Наш батюшка проклял тебя перед своей смертью.
Ш а р о м   П о к а т и т о в и ч  (притягивая сундук ближе к себе) Не забывай, что он и тебя проклял вместе со мной... Мне, как набольшему, всё это принадлежит. Понял?
С о с в е т   С ж и т о в и ч  (возвращает сундук на старое место) Наша мать пока ещё жива и делить домашнее богатство мы не можем...
Ш а р о м   П о к а т и т о в и ч  (злорадостно смеётся) Какой она теперь жилец, после такой дозы отравы,  которой ты её напоил?..
С о с в е т   С ж и т о в и ч  (хватает брата за грудки) А кто меня подбивал на это грязное дело, как не ты?
Ш а р о м   П о к а т и т о в и ч  (пытаясь примириться) Послушай, брат, может быть, хватит нам с тобой лаяться и цапаться? Давай лучше помиримся и поиграем во что-нибудь стоящее...
С о с в е т   С ж и т о в и ч  (Выпускает брата из своей мёртвой хватки.) Я с тобой в азартные игры не играю.
Ш а р о м   П о к а т и т о в и ч  (говорит обиженным тоном) Почему именно в азартные игры надо играть? Давай поиграем в шутов: ты переоденешься в шута – шутовского, а я – шута горохового.
С о с в е т   С ж и т о в и ч  (Меняет агрессивный тон - на дружественный.) Это другой разговор. Шута из себя корчить я люблю...
   Братья достают из сундука шутовские наряды, быстро наряжаются в шутов. Сверху на середину сцены опускается толстая верёвка. Шуты по очереди раскачиваются с помощью этой верёвки, показывая друг другу свои артистические таланты.
Ш у т   Ш у т о в с к и й  (Взявшись за верёвку, бегает по сцене - по кругу, мелкими бесовскими шажками, напевая песенки на мотив «Семёновна».)
                            Раскачнуся я, долбануся я,
Разгоню тоску – шурануся я –
Об Казанию, об Рязанию,
Об Киев да об Москву-балаганию!..

Эх, кому-то дам – стулом по-плечу,
Потому что я – ключик-злат хочу!
Золот-ключики – заключённые,
Кто у нас ещё – незамочёные?..
Ш у т   Г о р о х о в ы й   (Останавливает Шута Шутовского, отнимает у него верёвку, бегает по сцене, поёт.)
Разбегуся я, разгонюся я –
Во весь мах, во весь дух – шурануся я:
Об осень – шмяк! Об зиму – шмяк!
Пусть все говорят, что я - шут-дурак!..
   Вдруг на сцене гаснет свет и на киноэкране появляется светлый образ младшего брата Горислава. Звучит тихая музыка. Образ Горислава на киноэкране постепенно оживает; он смотрит на братьев-шутов с осуждением и  обращается к ним.
Г о р и с л а в  (говорит, улыбаясь) Чем это вы тут занимаетесь? В честь чего сегодня это ваше беспримерное зубоскальство?.. (Шуты пятятся от экрана к самому краю авансцены, стараются спрятаться за спину друг друга.)
Ш у т   Г о р о х о в ы й  (говорит заикаясь) Мы тут репети-пети-петируем...
Ш у т   Ш у т о в с к и й  (Выглядывая из-за спины Шута Горохового.) У нас тут гене-гене-генеральная репети-пети-петиция...
   Пока шуты с изумление смотрят на удивительное образ Горислава на экране, в это время сам Горислав незаметно подошёл к ним на сцене вплотную, освешённый лучом яркого света.
Г о р и с л а в (обращается к шутам) Зачем вам нужна такая долбёжка по Казани, да по Рязани? – можете вы мне это объяснить?..
Ш у т ы  (отвечают несразу, но вместе) Чтоб смешно было...
Г о р и с л а в  (говорит шутам с упрёком) Что же вы решили зубоскалить, если мать ваша лежит на смертном одре?.. Нехорошо это...
Ш у т   Г о р о хо в ы й   (Словно спохватившись, толкает локтем Шута Шутовского, говорит с приливом нахальства в голосе, указывая пальцем на Горислава.) Что это мы ломаем шапку перед этим замухрышкой? Нас-то двое, а он – один. Нам только плюнуть да растереть!..
Ш у т   Ш у т о в с к и й  (Заразившись хорошей порцией нахальства от Шута Горохового, говорит, наступая на Горислава.)  А и в самом деле, поглядите-ка на этого нищего: он поучать нас вздумал - что такое хорошо и что такое плохо! (злорадостно хихикает)
Ш у т   Г о р о х о в ы й  (смеётся) Ой, умора!.. (тычет пальцем в Горислава) Гнать тебя надо в три шеи из дома. Забирай в конюшне свою  лошадь-клячу Красавку и убирайся, беги подальше от этого дома, а то ляжешь рядом с матушкой...
Г о р и с л а в  (говорит спокойно) Думаете, что на ваше беззаконие не найдётся управы, но есть высший суд и вы будете осуждены...
                                                                     Уходит. Занавес опускается.    

                                        КАРТИНА ВТОРАЯ
   На лесной поляне под берёзой, на пеньке сидит бурый медведь. Передние и задние лапы у него связаны, он пытается освободить их зубами, но ему это никак не удаётся. Из-за кулис появляется Горислав; он ведёт под уздцы свою дряхлую лошадь Красавку.   Замечает связанного медведя и не знает, как ему следует поступить?
М е д в е д ь (говорит ему человеческим голосом) Распутай мне лапы, я сослужу тебе добрую службу...
Г о р и с л а в   (говорит с недоверием) А ты не обманешь меня, Мишка, не съешь мою лошадь?
М е д в е д ь   Поверь моему слову, я не причиню тебе вреда.
   Горислав привязал свою лошадь к берёзе, подошёл к медведю и распутал ему лапы. Медведь встал с пенька поклонился Гориславу.
М е д в е д ь   (обращаясь к Гориславу) Проси у меня всё, чего пожелаешь, я всё для тебя исполню.
Г о р и с л а в  Помоги выздороветь моей матери, а большего желания у меня нет.      
М е д в е д ь   (Сломил дубовую ветку, сделал из неё палку и подал Гориславу.)     Иди с этой палкой смело в западную сторону и, чего бы не встретил, – ничего не бойся. Когда подойдёшь к волшебному озеру, постучи этой палкой трижды об зелёный бережок. На этом месте появится цветок необыкновенной красоты – жар-цвет. Не срывай его до поры до времени, пока не увидишь чудесного видения на озере, и только потом сорви этот цветок. Возвратившись домой, подари жар-цвет своей больной матери, она вдохнёт его благоухание и сразу выздоровит.
   Горислав поблагодарил медведя, отвязал свою лошадь и повёл её за кулисы. Медведь тоже отправился за кулисы, но в другую сторону от Горислава.

                                         ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                                          КАРТИНА ТРЕТЬЯ
   Вид голубого озера. На его берегу растут яркие цветы, поют птицы, слышно, как жужжат пчёлы. Ветви деревьев гнуться под тяжестью плодов. На берегу озера появился Горислав со своей лошадью Красавкой, пустил её пастись на лужайке. Появилась Баба-Яга липовая нога.
Ба б а-Я г а  (принюхивается)  Фу-фу-фу, русским духом пахнет. Раньше-то я, слыхом не слыхивала о русском духе, а теперь погляди-ка, русский дух сам пришёл. Вот сейчас попотешемся, а то руки-ноги чешутся (громко кричит) эй, русалки, лешие, кикиморы и водяные, собирайтесь на зелёный бережок, сомкнитесь в невесёлый кружок.  Будем не петь, не плясать, а русским духом дышать!..
   Захохотало все вокруг, зааукало, загигикало; высыпала на поляну вся нечисть озёрная с чёрными и красными полотнищами, окружили Горислава и его лошадь и начали свой дикий хоровод: закружились,  заплясали с диким визгом, свистом и жалобным плачем. Горислав взял коня под уздечку одной рукой, а второй рукой ударил трижды, подаренной палкой о землю, и пропала, вся нечистая сила. В то же мгновенье вырос на этом месте жар-цвет необыкновенной красоты, а из озера вышел на берег белоснежный конь. Конь обошел Горислава и его лошадь трижды и снова вошёл в озеро. Когда конь обходил их в третий раз, то лошадь Красавка громко заржала и взбрыкнула задними ногами. Горислав сорвал жар-цвет и, полюбовавшись им, запел:
Я наряжу наш уголок цветами,
Ведь в памяти всей жизни нашей суть,
Своей больно, печальной, нежной маме
Жар-цвет бессмертья, яркий принесу.

А братья пусть – желают, не желают,
Другой дороги в жизни нету мне:
Где б ни был  я, отчаянно скучаю
По дорогой, родимой стороне.

Порадует цветок – земное чудо,
Излечит мамин тягостный недуг,
Как не любить того, кто нежно любит?
Как не любить, кого напрасно бьют?..
   Торжественно поднимает цветок над своей головой, поёт:
Несу своей больной, печальной маме
Жар-цвет и не стряхну с него росу...
Я наряжу родимый дом цветами,
Лишь в красоте – всей жизни нашей суть!..
   Кладёт цветок к подножью дерева, поправляет уздечку у своей  лошади. В это время, из норы появляется змея, схватила своей змеиной ядовитой пастью волшебный цветок  и утащила в свою нору... Горислав спохватился, поглядел вокруг - нет цветка, словно его и не было вовсе. Закручинился Горислав, но что можно поделать? Так и остался он стоять, словно окаменел.    
                                                                      Занавес опускается

                                       КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
   Из-за кулис выходит Горислав, идёт вдоль сцены невесел, голову свою ниже плеч повесил, и ведёт под уздцы свою лошадку. Навстречу ему идёт Баян певец-гусляр.
Б а я н  (обращаясь к Гориславу) Что ты, молодец, невесел?
Г о р и с л а в  (Не поднимая своей головы, отвечает гусляру нерадостным голосом.) Как же мне не печалиться, мил человек, держал я жар-цвет в своих руках, да сплоховал; лишь на мгновенье выпустил его из своих рук, так его сразу и похитили...
Б а я н  (говорит сочувственно) Известное дело, был уже на земле такой случай много веков тому назад, когда у древних арийцев змея выкрала жар-цвет. Вернуть цвет жизни людям смогли только дружной песней-заклятьем, согласно стародавним заветам, совершали обряд «сожжения змей» на равнине под радостным небом, обильным солнцем, плодами и хлебом. После песнопесенных усилий, благословением небес свершилось богоугодное действо: «Всесожжение злобного змеиного рода» (играет на гуслях)                              
                                            Б а я н
                            (выразительный речитатив)
Летите, как ветер, ползите, как тучи,
Как яркие молнии станьте летучи,

Сюда, на алтарь, устремитесь быстрее,
О, злобные змеи, кусливые змеи!

Спешите лесами, полями, лугами,
Сегодня сожжёт вас великое пламя.

Вы будете пожраны Агни-владыкой,
Он – Бог семипламенный, семиязыкий!..

В садах, где возвысился жертвенник дымный,
Звенят наши струны, молитвы и гимны.

Сто раз повторим мы свои заклинанья,
Подняв в государстве змеином стенанья,

Заставив спокойно дремавших проснуться,
А самых жестоких и злых – содрогнуться...

И змеи своим побуждённые роком,
                        На гибель, на смерть устремились потоком...
   (На сцене появились змеи в человеческих обликах: ползли и кувыркались, извивались клубками, шипели, сверкая обезумевшими очами.)
Ползли, не желая, ползли они в страхе,
Вельможи, учёные, стражи, монахи,

Врачи, палачи, песнопевцы, гуляки,
Творившие зло на свету и во мраке.

Единые в счастье, различные в горе,
Добычею пламени сделались вскоре.

Одни, умирая, тоскливо взвывали,
Иные друг друга хвостом обвивали,

Одни извивались и падали с треском,
Другие исполнились молнийным блеском.

Там с телом сплеталось горячее тело,
Казалось, что в пламени пламя горело...

Их множество было – усердных и праздных,
С красивой наружностью и безобразных,

Но сильных и слабых друг с другом сближало
С губительным ядом смертельное жало!

Ползли, и ползли, и ползли миллионы, -
Поток бесконечный, огнём поглощенный.

Они, материнскою прокляты властью,
Ползли, пожираемы огненной пастью.

Что было для чистого сердца страшнее,
Чем гнусные змеи, коварные змеи?

И ныне смотрели живые творенья,
Как топливом стали они для горенья.

Те самые змеи, сообщество злое,
Что ужас на всё наводило живое, -

Бессильны, безвольны, покорны, трусливы,
Теперь устремились в огонь справедливый...
   Приползает последний, ещё уцелевший от огненного возмездия змей, держит жар-цвет в своей змеиной пасти, покорно отдаёт цветок в руки Гориславу. Пресмыкается перед ним, низкопоклонствует, облизывая своим ядовитым языком липовые лапти. Горислав бережно взял цветок в свои руки и отвернулся брезгливо от змеиного заискивания. Змей злобно зашипел и пополз вслед за своими братьями-змеями в пламя священного жертвенного огня.
Г о р и с л а в  (Кланяется баяну в знак глубокой признательности.)
Спасибо, друг, баян-певец, гусляр!
Горит цвет жизни, словно птица-жар!..
   Уходит счастливый за кулисы, держа под уздцы свою скаковую лошадку. Баян уходит за кулисы в другую сторону.
                                       




                                        ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
                                     
  КАРТИНА ПЯТАЯ
           Перед домом под яблоней сидит на скамеечке мать Горислава, Мария Росалимовна.
М а р ь я   Р о с а л и м о в н а  (разговаривает сама с собой вслух)  Боже мой, Боже мой, как ты ещё даёшь мне силы жить на свете после измены старших моих сыновей? Они ограбили наш дом, словно лесные разбойники, и покинули меня на произвол судьбы, а младшего сыночка Горислава они безжалостно выгнали из дома, заставив его бродяжить. Милый мой Гориславушка, по каким дорогам бесприютный бродишь ты нищий, холодный и голодный? (плачет; появляется Горислав со своей лошадью Красавкой и с бурым медведем)
Г о р и с л а в  (обращается к Марье Росалимовне) Здравствуй, мама!..
М а р ь я   Р о с а л и м о в н а  (радостно) Голубчик ты мой, сколько слёз я пролила, всё тебя вспоминала. Старшие-то твои названные братья покинули дом, прихватив с собой всё наше состояние, и оставили одну меня в таком плачевном виде без защиты и без куска хлеба. 
Г о р и с л а в  (обнимает мать) Не печалься, маменька, смотри какого я необыкновенного медведя к нам привёл: он умеет хорошо разговаривать и может творить чудеса. Он будет служить нам верой и правдой...
М а р ь я   Р о с а л и м о в н а  (не скрывая своего удивления) Я не верю очам своим ...
М е д в е д ь  (кланяется Марье Росалимовне) Я буду вашим искренним другом...
Г о р и с л а в (Протягивает Марье Росалимовне жар-цвет.) Это тебе, маменька, в подарок от меня и моего друга Михаила Потапыча...
М а р ь я   Р о с а л и м о в н а  (Принимает жар-цвет с нескрываемым восхищением, вдыхает его аромат, говорит с большой радостью.) Веришь ли, Гориславушка, всю хворь мою, словно рукой сняло, мне вдруг так легко стало... (Встаёт со скамейки, обнимает Горислава, обращает внимание на лошадь Красавку.) Смотри, Горислав, лошадка-то наша точно ожеребиться собирается.
    Красавка заржала, затопала ногами и на глазах ожеребилась; жеребёнок был удивительный: на лбу его красовалась звёздочка, а на спине вырастали крылья. Жеребёнок вырос в одно мгновенье, начал бить ногой о землю. Горислав одной своей рукой схватил его за гриву, а второй рукой ласково потрепал ему загривок и, недолго думая, вскочил на коня верхом.
Г о р и с л а в  (обращаясь к своей матери) Мама, как хорошо, что ты теперь здорова и у нас в доме есть надёжный защитник и кормилец Михаил Потапыч, а у меня теперь есть такой удивительный, крылатый конь!.. Я ненадолго оставляю вас, пора мне испытать настоящую удачу (Крылатый конь вознёс Горислава к самым небесам и в одно мгновенье скрылся из виду.)
М а р ь я   Р о с а л и м о в н а  (Прижимая к своей груди подаренный цветок жизни, запела молитву.)
Сыночку до счастья
Нелегко добраться,
И на волнах жизни
С бурями сражаться.

Подскажи, певунья,
Подскажи мне, птица:
- Далеко ль до счастья,
Где оно гнездится?

Буду долго-долго
Господу молиться:
- Помоги  сыночку
К счастью приобщиться!..

Горислав сыночек
Был рождён в рубашке,
Господи, мой Боже,
Помоги, сколь можешь!..

Чтоб на волнах жизни
С бурями сражаться,
Что бы смог до счастья
Мой сынок добраться!..
    Все актёры выходят на сцену поют гимн Ф. Шиллера «К радости».
Радость, пламя неземное,
Райский дух, слетевший к нам,
Опьянённые тобою,
Мы вошли в твой светлый храм.

Ты сближаешь без усилья
Всех разрозненных враждой,
Там, где ты раскинешь крылья,
Люди – братья меж собой.
                Хор
Обнимитесь, миллионы!
Слейтесь в радости одной!
Там, над звёздною страной –
Бог, в любовь пресуществлённый.

Кто сберёг в житейской вьюге
Дружбу друга своего,
Верен был своей подруге, -
Влейся в наше торжество!
Кто презрел в земной юдоли
Теплоту душевных уз,
Тот в слезах по доброй воле,
Пусть покинет наш союз!
                Хор   
Всё, что в мире обитает,
Вечной дружбе присягай!
Путь её в надзвёздный край,
Где Неведомый витает.

Мать-природа всё живое
Соком радости поит.
Всё – и доброе, и злое –
К ней влечение таит.
Нам даёт лозу и счастье,
И друзей в предсмертный миг,
Малой твари - сладострастье,
Херувиму – Божий лик.
                  Хор
Распростерлись вы в смиренье?
Мир! Ты видишь Божество?
Выше звёзд ищи Его,
В небесах Его селенья.

Радость двигает колёса
Вечных мировых часов,
Свет рождает их хаоса,
Плод рождает из цветов.
С мировым круговоротом
Состязаясь в быстроте,
Водит солнца в звездочётам
Недоступной высоте.
                Хор
Как миры без колебаний
Путь свершают круговой,
Братья, в путь идите свой,
Как герой на поле брани.

С ней мудрец читает сферы,
Пишет правды письмена,
На крутых высотах веры
Страстотерпца ждёт она.
Там парят её знамёна
Средь сияющих светил,
Здесь стоит она склонённой
У разверзшихся могил.
                 Хор
Выше огненных созвездий,
Братья, есть блаженный мир.
Претерпи, кто слаб и сир, -
Там награда и возмездье!

Не нужны Богам рыданья.
Будем равны Им в одном:
К общей чаше ликованья
Всех скорбящих созовём.
Прочь и распри, и угрозы!
Не считай врагу обид!
Пусть его не душат слёзы
И печаль не тяготит.
                Хор
В пламя, книга долговая!
Мир и радость – путь из тьмы.
Братья, как судили мы,
Судит Бог в надзвёздном крае.

Радость льётся по бокалам.
Золотая кровь лозы
Дарит кротость каннибалам,
Робким - силу в час грозы.
Братья, встаньте, пусть, играя,
Брызжет пена выше звёзд!
Выше, чаша круговая!
Духу света этот тост!
               Хор
Вознесём Ему хваленья
С хором ангелов и звёзд.
Духу света этот тост
Ввысь, в надзвёздные селенья!

Стойкость в муке нестерпимой,
Помощь тем, кто угнетён,
Сила клятвы нерушимой –
Вот священный наш закон!
Гордость пред лицом тирана
(Пусть то жизни стоит нам),
Смерть служителям обмана,
Слава праведным делам!
               Хор
Братья, в тесный круг сомкнитесь,
Дайте клятву над вином, -
Слово соблюдать во всём
Звёздным судиёй клянитесь!
Конец спектакля
   Примечание:
   «Счастье новое» - автор текста песни - Юрий Гардаш.
   «Сожжение змей» - фрагмент поэмы из «Махабхараты».
   «К радости» - слова Фридриха Шиллера, (перевод И. Миримского), музыка Людвига ван Бетховена.

Приложение 13
ДВУГЛАВЫЙ ПЕТУХ
     Сказка
   
Хвастался на крыльце двуглавому петуху Петьке кот Васька, что был он на званном пиру и ел прямо со стола: чего хотелось и сколько хотелось...
   - Как же тебя не прогнали? - удивился двуглавый Петька.
   - Меня много раз прогоняли и даже били, - признался кот, - но я выбирал момент и снова лакомился...
   В это время из дома вышла хозяйка и ловко опоясала кота широким ремнём вдоль всей спины: вжик!.. Кот шмыгнул под крыльцо и, высунув свою голову, стал наблюдать, что будет дальше. К своему удивлению, он увидел, что хозяйка схватила за хвост петуха Петьку, подала его хозяину и громко сказала: «Этого урода-дармоеда приготовим и подадим к столу...»
   - Разве это справедливо, - подумал кот, - того, кто сам желает к столу, его больно бьют ремнём по спине, а петуха насильно тянут к столу...
   Но петуху Петьке повезло, его не стали готовить к столу. На его счастье, у хозяина и хозяйки гостил иностранец, калифорнийский фермер. Гость был смекалистый и сразу сообразил, что петух-то не простой, а бойцовской породы, да к тому же  ещё и двуглавый. Добрый дядюшка из Калифорнии был большим знатоком в петушином деле, не зря же он прославился не только на всю Калифорнию, но и на весь белый свет. Это ведь его ферма специализировалась на ножках Буша; особенно славились правые птичьи ножки. Так вот этот фермер взял петуха обеими руками, прижал его к своему сердцу и сказал: не губи, хозяин, настоящего русского бойцовского петуха.  Лучше подари его мне, я тебя - озолочу...
   По доброму русскому обычаю: просьба гостя для хозяина – закон. Хозяин прямо так и сказал заморскому гостю: «Забери у меня этого урода-дармоеда, чтобы и глаза мои его больше не видели...»
   Заморский гость из Калифорнии был просто счастлив от такого подарка, и готов был расцеловать хозяина. Он пригласил русского крестьянина к себе на знаменитую ферму в предместьях Калифорнии.
- О деньгах ты можешь не беспокоиться, - сказал заморский гость, - я готов оплатить твой проезд в оба конца, а сверх того, я сделаю презент... Что такое презент, мужик толком не знал, но по интонации гостя понял: презент - это что-то вроде подарка...
   Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Долго ли, коротко ли, прошло какое-то время и начал русский крестьянин  собраться погостить у Калифорнийского фермера. Как известно, русский мужик долго запрягает лошадь, но любит быструю езду...
   Как же велико было удивление мужика, когда он увидел своего уродливого двуглавого петуха во владениях заморского фермера. К услугам петуха Петьки был выделен удивительный  загородный дворец с прекрасными парками и садами, с фонтанами и прудами, с прислугой, охраной и поварами. У двуглавого петуха был личный парикмахер и свой собственный портной. Петух Петька был владельцем нескольких прекрасных автомобилей и к нему были приставлены личные телохранители...
   Русский мужик только диву дивился: «Да не может такого быть!.. Это просто какая-то блажь заморского фермера. Это он мне пыль в глаза пускает, туман наводит...» Однако очень скоро его сомнения были развеяны по ветру, как   с яблонь облетает цвет. Его удивлённому взору предстал двуглавый петух Петька, которому предстояло сраженье с другими знаменитыми петушиными бойцами на большой арене петушиного дворца. Русскому мужику перевели содержание текста рекламы перед входом во дворец. Реклама гласила: «Спешите увидеть Вселенские бои двуглавого орла - Петра Великого бесстрашного и непобедимого!..»
   Петушиные бои происходили в зеркальном бойцовском дворце, и  эти боевые сцены поединков показывались здесь же в зале на большом  экране. А также транслировались по телевидению во всех заморских странах. В зрительном зале собрался самый цвет калифорнийской знати. Они важно сидели за своими персональными столами, которые ломились от изысканных яств и заморских вин.  Их обслуживали полуобнажённые  заморские феи, прошедшие специальный конкурс красоты.
   На боевую арену к «Петру Великому» выводили одного за другим прославленных на весь мир бойцовских петухов, от которых только пух и перья летели в разные стороны, к всеобщему ликованию почтенной публики. Зрелище действительно было захватывающим, особенно, если учесть, что господа зрители были под сильным «газом» креплёных напитков. Некоторые из присутствующих ощутили на себе настолько мощный мозговой прессинг, что они стали насчитывать у «Петра Великого» не две головы, но на много больше и, разумеется, авторитет петуха от такой оценки стремительно вырастал.
   Русский мужик во всё время петушиного боя не находил себе места. То ли в нём заговорила врождённая гордость Великоросса за былую славу своего Отечества. В этом потешном бою виделась ему насмешка над памятью великих предков земли Русской. Может быть, в нём заговорила совесть русского крестьянина, и он корил себя за то, что с такой лёгкостью отдал своего питомца на то, чтобы его силы тратили не по назначению. Так или иначе, но решил он, и решение его было твёрдым, что  теперь же он должен вызволить  своего двуглавого петуха из сетей  торгашества. Осуществить это своё заветное желание было не так-то просто, но русский крестьянин был полон решимости. Он так прямо и сказал себе: «Была - не была!.. Где наша не пропадала?..»
   Как только закончился очередной петушиный бой, мужик к всеобщему изумлению заморской публики неожиданно появился на арене и начал по памяти декламировать стихотворную сказку-балладу, которую вместо колыбельной песни читала ему перед сном его бабушка. Сказка называлась «Красный петушок». Тут нашёлся и охотник  перевести текст с русского языка на английский или на американский язык, - кто там их разберёт – на каком языке обитатели Калифорнии общаются промеж себя? Своего родного языка у них в Америке отродясь не бывало. Ну, это ладно. Не так уж это важно для нашей русской сказки. Лучше мы приведём здесь полный текст  сказки-баллады, которую продекламировал наш русский мужик-лапотник:
    Было ль, не было ль? - вот глупость,
    Было все, что может быть;
    Вывел царь в народе скупость,
    Припеваючи стал жить!..
    Но опять указ выходит:
    «Кто подарком удивит
    И царю, печаль разгонит, -
    Из казны царь наградит...»

    Вот на площади дворцовой -
    Пушкой не пробить народ,
    Все ж один мужик бедовый
    Путь пробил себе вперед...
    И, собрав остаток силы,
    Протянул царю мешок:
                     -  Полюбуйся - вот красивый,
                      Красный Петя-петушок!..

   - Что еще за искушенье?
   Что за притча для царя?
   Мужику - кнута с соленьем!
   Петуху под хвост - огня!..

   Мужика под руки взяли,
На конюшню увели,
Петушка схватить пытались
Палачи-богатыри...
Но петух не поддается:
Клюнет раз - палач лежит ...
Удивленный царь смеется,
Стража в панике бежит...
Петушок без промедленья
Подлетел орлом к царю:
- Обещал вознагражденье
За улыбку, царь, свою!..
Убежать бы без оглядки –
Неспроста петух так смел!..
Боевой свой дух в порядке
Русский царь держать умел.
Чтобы толк придать законный
И в зачатке «спесь» пресечь:
- Вот тебе, подарок скромный,
Друг горластый, - царский меч!..
Царь не промах в бранном деле,
И верна его рука.
Только перья полетели
И не стало петушка...

В тот же миг дворец пылает,
Только - ах! - и нет дворца.
Царский посох догорает,
Панике же - нет конца!..
И с тех пор враги боятся
Пуще всякого греха,
А чего - смешно признаться -
В красных перьях петуха!..
   С этими словами мужик схватил своего петуха в обе руки, поцеловал его в оба гребешка, которые величественно красовались на двух головах «Петра Великого», и ловко сунул его себе за пазуху поближе к своей пламенной душе Великоросса. Русская душа наша, как всем уже в мире хорошо известно, настолько безгранична, что, сколько мужика не обыскивали, но «Петра Великого» найти так и не смогли. Мужик руками разводит, показывает, что вот, мол, они руки-то мои, нате-ка вот, хоть наручники на них наденьте, но моего драчливого петуха Петю вам больше не видать, как своих собственных ушей...
   Некоторые горячие калифорнийские головы решили линчевать мужика прямо на этой самой арене, где только что петух Петя совершал чудеса подвига. И вот уже начали нашего мужика обступать со всех сторон, сжимая в своих руках - кто чего попало... Но в это время вдруг загорелось всё предместье Калифорнии, вспыхнул, синим пламенем и петушиный дворец. Началась всеобщая паника, знатные заморские вельможи кинулись спасаться, кто как мог. Мужику, хоть и с большим трудом, но удалось вырваться на воздух. И тут он увидел своего двуглавого петуха, который в мгновение ока вырос до таких больших размеров, что с лёгкостью схватил своего хозяина правым клювом за шиворот, усадил к себе на спину и понёс по поднебесью к себе домой на Родину Русь...   


Приложение 14   
                                        ПЕТРУШКА
            Музыкальная сказка для взрослых и детей
                           Действующие лица и исполнители:
Кукольник, ведущий кукольный спектакль (словесный и песенный тексты ведутся кукольником от лица Петрушки);
Шарманщик, исполнитель словесного и песенного текстов от лица кукол;
Петрушка, кукла в красной рубахе и в колпачке с кисточкой;
Карабуш, актёр, исполнитель роли главного злодея;
Владельцин, двулицый актёр, директор рынка-базара;
Глиняный офицер, актёр с горшком на голове; в руке – штык на палке;
Грабензон, продавец «целебных» мазей, одурачивающий покупателей;
Черепаха, актёр в роли черепахи, на спине сооружён панцирь;
Попугай-Кеша, актёр в роли попугая с большим кольцом в руках, пустозвон;
Барбоска, актёр в маске собаки (играет роль цепного пса);
Волк, юный актёр в маске волка;
Лиса – девочка в маске лисы;

                                       ДЕЙСТВИЕ  ПЕРВОЕ

                                         КАРТИНА ПЕРВАЯ
    Начало осени. На лесной опушке повстречались волк и лиса.
Л и с а  (заискивая перед волком) Здравствуй, куманёк-волчок!.. Как ты живёшь-поживаешь? Чай, горя не ведаешь, не знаешь?..
В о л к  (вздыхая) Ох, лисичка-сестричка, твоими словами бы сытым быть, да приходится с голодухи-то зверем выть... Если бы, лисонька, ты только знала, как мне зайчика русого скушать хочется, да попробуй его  найди... 
Л и с а  (сочувственно)  Да, куманёк, зайцы-русаки в нашем лесу боль- шая редкость, разбежались они – куда глаза глядят, а те, что остались, следы свои так запутывают, что даже я их не могу распутывать... Но у нас ведь есть немало других зверей (начинает перечислять зверей лесных, загибая пальцы на своей лапе): белки, бобры, лоси, черепахи, кабаны...
В о л к (перебивает лису) Всё это не то, кума... Белки живут в дупле - высоко, бобры обитают в воде - глубоко, у черепах такие панцири, которые мне не по-зубам; про лося ты мне лучше и не напоминай, у меня с  самой весны на скуле оскомина набита его копытом, а от клыков кабана у меня все бока распороты и не заживают... Вот полюбуйся (показывает лисе свой ободранный бок)
Л и с а (говорит с притворством) Ой-ё-ёй, как ты только терпишь, кума- нёк, береги себя, ведь кабан такой жестокий, что помилуй Бог; он ведь и всю кожу содрать может...
В о л к  (грустным тоном) Что же делать мне, лисонька, придумай что-нибудь. Поверь, что мне так есть хочется, что лучше и не спрашивай...
Л и с а  (пытается успокоить волка) Говорят, что голодать полезно.       
В о л к  (с обидой в голосе) Какая может быть польза, кумушка, если у меня с голодухи живот к спине прилипает? (вдруг волк увидел черепаху, которая на своей спине несла сундук; волк обращается к лисе) Ой, кумушка, полюбуйся: черепаха к нам с сундуком пожаловала...
Л и с а  (говорит в сторону) Может быть нам доведётся чем-то вкуснень- ким поживиться. Сундук можно сдать в ломбард, и на вырученные деньги купить что-нибудь съестное (обращается к черепахе с притворством) Здравствуй, черепашенька! Куда это ты направляешься с тяжёленьким сундуком на спине? 
Ч е р е п а х а  (ставит сундук на землю, говорит простодушно) Ох, устала я, милые мои, спешу в театр Петрушки, боюсь опоздать к началу  представления; ведь в этом сундуке у меня Петрушка все другие куклы необходимые для спектакля...
Л и с а  Можно заглянуть в сундучок, хоть одним глазком?..
Ч е р е п а х а   Этот сундук, который подарила мне моя бабушка, с секретом и закрыт от посторонних глаз...
В о л к  (обращается к черепахе) Ты ведь наверняка знаешь, как он открывается?
Л и с а  (подходит ближе к черепахе) Ты ведь откроешь нам секрет этого замка?.. (черепаха задумалась)
В о л к  (говорит черепахе недружественным тоном)  По-добру, по-здорову открывай свой сундук. Всё равно тебе деваться от нас некуда...      
Ч е р е п а х а (отвечает спокойно) Так и быть: я открою вам свой заветный сундук, но при условии, что вы не станете трогать театральных кукол ни лапами, ни клыками...
    Достаёт у себя из кармана волшебный фонарик, освещает им сундук. Играет музыка, крышка сундука открывается.
    Волк  и лиса устремились к сундуку, запустили в него свои лапы и стали рыться в нём, отталкивая друг друга. Черепаха направила на них луч света от волшебного фонарика. Волк и лиса опустились на землю и легли неподвижно; в своих лапах они держали куклы - волка и лисы.
  Ч е р е п а х а  (размышляет вслух) Придётся мне теперь идти к рынку по окружной дороге, иначе не миновать беды (взяла из лап волка и лисы  куклы и положила их в сундук, закрыла крышку, и унесла его со сцены на выход через зрительный зал. Волк и лиса некоторое время  лежали на сцене неподвижными, но вскоре поднялись на ноги...)
В о л к  (обращается к лисе) Как ты думаешь, лисонька, в какую сторону ушла черепаха?..
Л и с а (пожимает плечами) Я так думаю, куманёк: «Куда она вначале шла, туда и теперь пошла...»
В о л к  (говорит решительно) От нас далеко не уйдет своими черепашьими шагами (поспешно убегают за кулисы)
                                                                          Занавес опускается. 

                                  
                                        КАРТИНА ВТОРАЯ
   Сооружена небольшая игровая сцена с возвышением, вокруг которой можно ходить артистам по основной сцене. На фронтовой  части игровой сцены укреплён плакат с надписью «Рынок-базар». Сцену с двух сторон освещают два фонаря. На основной сцене расположились шар-
манщик, кукольник и несколько подручных актёров. Все с нетерпением ждут черепаху и сундук с куклами.
П е р в ы й   а к т ё р (говорит с досадой) Сколько можно ждать нашу черепаху с игрушками; уже незамедлительно надо начинать представление, а её всё нет и нет...
В т о р о й   а к т ё р (говорит в тон первому) Нашей черепахе только за серьезными болячками ходить, все были бы весь свой век здоровы.
П е р в ы й   а кт ё р (обращается ко второму актёру) Ты только посмотри: солнце уже высоко поднялось, публика валом валит, самое время  зазывать честной народ на наше представление, а у нас тут ещё и конь не валялся...
К у к о л ь н и к  (обращается к актёрам) Друзья, начнём наш спектакль  на свой страх и риск; какое-то время продержимся на сцене без кукол, а там, глядишь, и черепаха прибудёт. Ждать больше мы не можем (заиграла шарманка, шарманщик запевает песню, актёры вторят ему припевом)
Солнце всходит у наших ворот,
Зашумел на базаре народ...
Ночь прошла, полным ходом рассвет,
Жаль, что кукол всё нету и нет?..

Припев:
Мы не можем прожить без мечты,
Что ты, сказка, всё около бродишь?
-Эх, шалунья, неужто и ты,
Стороною нас тоже обходишь?..
(послышался пронзительный голос Петрушки из самой глубины сундука бабушки-черепахи)
П е т р у ш к а   (кричит) Держитесь, братцы, я уже совсем близко!.. (песня зазвучала с новой силой, куплет уже запевал Петрушка, пусть пока ещё из тёмных глубин темницы-сундука, но песня уже обрела новые крылья)
Ярче, Солнце, над нами свети!
Веселее, шарманка, играй!
Дальше - шире дороги-пути,
И на сердце уж песенный рай!..

Припев:
Без мечты больше жить не хотим,
Жить без сказок, друзья, мы не можем;
Эй, Петрушка, живей выходи,
Запевай, а мы дружно поможем!..
   На подмостках небольшой игровой сцены появилась черепаха. Она пос- тавила свой сундук на сцену, включила свой волшебный фонарик, заиграла музыка, открылась тяжелая крышка сундука. Кукольник достал из сундука Петрушку, поднял его высоко над своей головой, и долгожданная кукла заговорила, запела и заплясала...
П е т р у ш к а  (закричал пронзительно) Начинаем наше представление! Эй, народ, подходи! Мы покажем вам такой Париж, глянешь, сразу угоришь! Любо, недорого, мило! Не проходите, люди добрые, мимо! Открываем наш, народный балаганчик! Веселей играй, шарманка, пой, шарманщик!.. Русский рынок открывается! Наша сказка вековая продолжается!.. (поёт песню «На базаре диво!..» на мотив тульских страданий)
На базаре диво! Да, на базаре диво!
Среди торгу били в било!..
Барабаны били! Э-эх, барабаны били -
Народ собирали, указы читали:
- Весь люд народный, никуда не годный –
Ни туда!.. Ни сюда!.. Ни для службы, ни для труда!..
Ни работать, ни пахать, не служить, ни в било бить!..
Ни сеять, ни жать, ни петь, ни гулять,
Ни плясать, ни детей рождать!..
А только есть, цигарку сосать, да вино лакать;
На печи валяться, с женой огрызаться!..
   (Петрушка снял свой колпак, замахал им, прокричал на всю Ивановскую.)
Э-эх, ма!.. Пойдёт песня сама!..
Пойдёт песня и эдак и так, что траву не коси –
Сама трава-отава ляжет,
Как народ-то свой норов покажет:
Горазд мужик и сеять, и пахать,
Петь, гулять и плясать...
Ведь мужик-то наш – хоть куда:
Незаменим ни для службы, ни для труда!..
Да что ли этот указ нам беда,
Дамы-мадамы и гуси-господа?
Мы и не такие брали города!..
А ну-кась, подайте балалайку сюда!..
(Играет на балалайке, пляшет и поёт на мотив русской народной песни «Калинка».)
Уж и где же это видано,
Уж и где же это слыхано,
Чтобы курочка бычка родила?
Поросёночек яичко снёс?
Да не где это не видано,
Да нигде ж это не слыхано,
Чтобы курочка бычка родила,
Поросёночек яичко снёс...

Уж и где же это видано,
Уж и где же это слыхано,
Чтобы мыши напугали кота?
Что б ерши изловили кита?
Да нигде это не видано,
Да нигде ж это не слыхано,
Чтобы мыши напугали кота,
Что б ерши изловили кита...

Уж и где же это видано,
Уж и где же это слыхано,
Чтоб букашки, таракашки, муравьи -
Побороть бы великана смогли?
Да нигде это не видано,
Да нигде ж это не слыхано,
Чтоб букашки, таракашки, муравьи,
Побороть бы великана да смогли...

Уж и где же это видано,
Уж и где же это слыхано,
Чтобы месяц ниже туч гулял?
Чтоб гнусавый - Русака побеждал?
Да нигде это не видано,
Да нигде ж это не слыхано,
Чтобы месяц ниже туч гулял,
Чтоб гнусавый Русака побеждал...

Да нигде это не видано,
И слыхать о том - обидно нам!..
Ш а р м а н щ и к (Заиграл на шарманке и запел Петрушке в тон.)
Ой, Петрушка, твои песни хороши!
Ой, поёшь ты, да и пляшешь от души...
Глянь, народ-то наш послушать собирается,
Петь-плясать нам на Руси не возбраняется...

Э-эх, топни-ка, притопни-ка, нога!
Э-эх, топни-ка, притопни-ка, друга!..
Схватим, Буша-Барабушу за рога,
Если наша жизнь ему недорога!..
   Петрушка напелся, наплясался, сел отдохнуть. Появляются двое ряже-ных мужиков, приводят на верёвочке осла, наряженного в лохмотья.
П е р в ы й   м у ж и к  (обращается к Петрушке) Погляди-ка сюда, Пет- рушка, осёл-то наш, хоть и наряжен, как жених, но босой и голодный и в горле у него от тяжёлой работы пересохло. Скажи: «Обязан ли осёл ишачить?»
П е т р у ш к а  (обращается к двум ряженым мужикам) А нельзя ли, ска- жите мне, люди добрые, взглянуть на невесту этого осла?
В т о р о й  (отвечает Петрушке со смехом) Жена-то у него красавица-овца, ни рогожи, ни сарая, ни крыльца; показаться здесь всем людям добрым нам, - насмерть мучает её и стыд и срам...
П е т р у ш к а  (громко провозглашает) Я приказаваю-повелеваю: перво-наперво - за счёт царёвой казны жениха обуть, нарядить, досыта накормить и в честь помолвки от души напоить; повелеваю также: от нашего собрания назначить старшого, пусть он следит, чтобы нашему мужику на Руси хорошо было жить, отныне запрещаю нашим ослам задарма ишачить, и заморским господам служить...
                                                                                 Занавес опускается

                                         ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                                          КАРТИНА ТРЕТЬЯ   
   В доме городского собрания заседают: глава – Карабуш директор рынка - Владельцын, глиняный офицер со штыком на палке, торговец мазями – Грабензон, попугай – Клювик.
К а р а б у ш  (с важным видом) Итак, господа, предлагаю такое вынести решение нашего высокого собрания: 1. Кукольника, шарманщика и Петрушку надо отправить в темницу;
2. У черепахи изъять сундук с игрушками и  волшебный  фонарик, а из  самой черепахи сварить суп; 3. Сундук с игрушками порубить на дрова и продать в Англию для растопки каминов; 4. Волшебный фонарик черепахи передать мне, как музейный экспонат; 5. Игрушки отправить на мою вешалку в загородной резиденции; 6. Провозгласить Народным артистом говорящего попугая Клювика; 7. Ведущим нового музыкального театра назначить весёлого и находчивого торговца мазями Грабензона; 8. Для новой театральной труппы собрать всю нечистую силу: кикимор болотных, леших, водяных, колдунов, ведьм и колдуний, бесов и сатанистов. Если всем им хорошо заплатить они такое шоу покажем, что всем чертям тошно станет... (Окинул всех присутствующих мутным взором.) Какие у вас, господа, будут мнения на этот счёт?
Г р а б е н з о н  (говорит вкрадчивым голосом) А как мы поступим с почтенной публикой, если она будет с нашими предложениями не согласна?..
К а р а б у ш  (после недолгого размышления) Пусть заслуженный попугай Клювик на базаре распространит такую рекламу: «Или мы, или большой костёр, выбирайте, а то прогадаете!..»
    Если, господа, у вас больше нет вопросов, то откупоривайте и наливайте (наливают вино в бокалы, пьют).
В л а д е л ь ц и н  (говорит с жаром) Позвольте, господа, мне спеть песню, о Петрушке (Исполняет песню «Петрушка», слова В.Татаринова;  все присутствующие подпевают ему в припеве.)
За рекою рябина,
Над рекою ветла...
Я тебя разлюбила,
А забыть не смогла.
Ах ты, Петя Петруша,
Что случилось со мной?
Вот какая петрушка!
Вот Петрушка, какой!

Сколько разного было,
А всё было всерьёз.
Потому и обидно,
И досадно до слёз.
Заманила подружка,
Поманила рукой...
Вот какая петрушка!
Вот Петрушка, какой!

Как живёшь ты, мой милый,
На чужом берегу?
Я тебя бы простила,
А себя - не могу.
Да, любовь не игрушка –
То с одной, то с другой...
Вот какая петрушка!
Вот Петрушка, какой!

За рекою рябина,
Над рекою ветла...
Я тебя разлюбила,
А забыть не смогла.
Ты послушай, послушай:
Ты верни мне покой,
Вот какая петрушка!
Вот Петрушка, какой!
   Все присутствующие громко аплодируют.
К а р а б у ш  (Довольный потирает руки, обращается к высокому собранию.) Господа, я предлагаю: за хорошее исполнение песни вручить Владельцину специальную медаль имени Карабуша-Барабуша (Все присутствующие громко аплодируют.) А теперь, господа, скажу слово по нашему рыночному, базарному делу. Пора эту комедию закрыть на счёт «Раз-два!..» Петрушку и шарманщика незамедлительно арестовать и посадить в тюрьму, также поступить и со всеми остальными, кто их поддерживает. Поручим это важное дело нашему глиняному офицеру со штыком на палке, а в помощь ему выделим лягавую Барбоску. Надеюсь, что наш бравый офицер справится с этим делом на счёт «Раз-два!..».  Как только будет сделано это дело, я обещаю, что лавров нам на всех хватит (Смеётся своей удачной шутке, все аплодируют и уходят за кулисы.)

                                  КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
    На игровой сцене театра Петрушки слышатся разноголосый говор, смех, шутки, играет шарманка. Кукольник поднимает Петрушку всем на обозрение. Петрушка в своих руках держит палку.
Ш а р м а н щ и к  (обращается к Петрушке) Скажи, Петрушка, что это у тебя за дубинка в руках? Для чего она тебе нужна?
П е т р у ш к а   Это не дубинка, а дирижёрская палочка – рябинушка;
про неё у нас даже песню сложили, вот послушайте (Исполняет русскую народную песню «Рябинушка», дирижирует своей дубинкой; все подпевают Петрушке в припеве.)
Эту песню запеваю
Песнь любимую мою,
И всегда с ней припеваю
Про рябинушку мою.

Припев:
Э-эх! Ты, рябинушка моя,
Э-эх! Ты, кудрявая моя.
Раскудряв, кудряв, кудряв,
Эх, раскудрявенькая!..

Стоит гордо высоко
Вся ветвями сплетена,
И над рощей высоко
Поднимается она.

Припев:

Нынче ягод было мало,
Не видал я ни одной,
И сестра не настояла
Мне рябиновки родной.

Припев:

Э-эх! Пойду я во долину
Заломлю мою рябину,
Да взмахну туда-сюда!..
                                Э-эх, держитесь, господа!..

                                Припев:
  Послышался собачий лай. Появился глиняный офицер; в одной руке у него – палка со штыком, а во второй руке он держит собаку Барбоску.
П е т р у ш к а  (Говорит глиняному офицеру с досадой.) Эх, господин глиняный офицер, такую хорошую песню испортил, что мне стало обидно даже...
Г л и н я н ы й   о ф и ц е р  (говорит командирским голосом) Все слушайте мою команду: кукольник, шарманщик и Петрушка, собирайте свой театральный сундук с куклами и следуйте за мной – «Раз-два!..»
П о п у г а й    К л ю в и к (оглашает на весь рынок)
Я - попугай на язык остёр –
Скоро вы все обо мне узнаете...
Выбирайте народ: «Мы, или костёр...
Выбирайте скорее, а то – прогадаете!..»
П е т р у ш к а  (продолжает петь свою песню «Рябинушка»)
Эту песню запеваю
Песнь любимую мою,
И всегда с ней припеваю
Про рябинушку мою.

Припев:
Э-эх! Рябинушка моя,
Э-эх! Ты кудрявая моя,
Раскудряв, кудряв, кудряв,
Э-эх! Раскудрявенькая!..
Г л и н я н ы й   о ф и ц е р  (ругается сердито) За такие вот песни, за всю такую вот кутерьму, всех вас вместе «Раз-два!..» - отведу в тюрьму...
П е т р у ш к а    Хорошенькая история!.. Не много ли нам чести:  сидеть  на вашем месте?..
   Г л и н я н ы й   о ф и ц е р (Натравливает свою цепную Барбоску на Петрушку.) Взять, Барбоска! Взять Петрушку! Волоки его в кутузку!.. Собака схватила кукольника зубами за штанину, пытается стащить его с малой игровой сцены. Петрушка ударил Барбоску по голове свой дубинушкой-рябинушкой. Собака упала на сцене кверху лапами. Глиняный офицер бросил свою палку со штыком и наперегонки с попугаем Клювиком пустились наутёк.  Петрушка бежал за ними следом, и лупил их по очереди своей дубинкой до тех пор, пока они не скрылись за кулисами. Петрушка возвратился на малую игровую сцену, и продолжил припев своей любимой песни «Рябинушка», все присутствующие ему подпевали:
Э-эх! Рябинушка моя,
Э-эх! Ты кудрявая моя.
Раскудряв, кудряв, кудряв,
Э-эх, раскудрявенькая!..                                                                                 Конец спектакля.
                   
   
Приложение 15
                                     ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ
     Необыкновенно большое чудо в Топтыково демонстрировал дед Морозенко. Он организовал у себя в большом сарае детский театр. Ни у кого из жителей Топтыковских землянок в голове не укладывалось: «Откуда у деда Морозенко в голове что берётся?..» Под его руководством поставили спектакль «Тарас Бульба», «Ночь перед Рождеством» по произведениям Гоголя; ставили пьесы «Святки»,  «По щучьему велению», «Конёк гор-бунок». Сценарий дед Морозенко писал вместе с Колей Зажигаевым. В актёрах недостатка не было, главных из них приводим поимённо: Емеля Прибылов, Николай Черепенник, Валя Матлашевская, Владимир Тюрин, Галютин Михаил, Коля Карелов, Валя Замуруева, Толя Кравчук, Володя Соболев, Шурка Хрестин, Иван Матлашевский, Васька Бугай...
     Особенно прославилась на всю округу, вплоть до Криволучья, Присад, Косой горы, Петелино и Осиновой горы пьеса «По щучьему велению». С главной ролью Емелюшки дурака успешно справлялся Емеля Прибылов. В роли царя был дед Морозенко, в роли «Набольшего царского слуги» был Коля Зажигаев; в роли народа были все желающие артисты  царства-государства Топтыковских землянок, которых Емелюшка, едучи на санях и на печи, передавил-передушил (А что ж они сами под сани-то лезут, говорил он царю батюшке). Зрители, конечно, обратили внимание, что царь-батюшка шибко смахивал на Сталина: и усы – точь-в-точь Сталинские, и Сталинский зачёс. Видели, всё понимали, но помалкивали; малые зрители смеялись, конечно, от души, а вот те, кто были постарше – улыбались более чем сдержанно, особенно когда телега ехала с Топтыковского бугра и давила людей.
     Никакой декорации не было, действие разворачивалось прямо в сарае деда Морозенко и потом свободно перемещалось к колодцу «За бугром...»
     Самой потешной и в тоже время печальной была сцена, когда Емеля пытался научить царя-батюшку играть на липовой дудке, на этой сцене мы коротко остановимся:
     Слуги царя, одаривают Емелю гостинцами и подарками и просят его сыграть на своей дудочке «Натурально, чтобы царю весело было, ибо всё-то у него, у царя одни сплошные расстройства. Вот и желает царь смотреть-послушать, как Емеля хорошо на дуде играет».
     - Ладноть, сыграю вам впоследок...
     - А почему именно впоследок сыграешь ты, Емеля, - спросил царь-батюшка;
     - Наигрался я на липовой дуде и, будя с меня, буду тапере на гармони учиться играть...
     Вышел Емеля наперед перед царём, достал у себя за пазухой свою липовую дудочку, пошептал о чём-то над ней, словно заговор какой-то сделал, потрогал, потеребил её пальцами, тряхнул головой и начал.
     Звук дудочки был не громкий, мягкий. Играл жалобно-прежалобно разливное. Так жалостливо играл, что у царя щемило сердце. И видно было, что царю было сладостно случать такой щемящий душу напев. Так бы он вот всё слушал бы и слушал без конца. А когда рожок доплакался, так что и плакать-то у него уже сил никаких не стало, вдруг перешёл наудалую, на зажигательную плясовую. Пошёл так дробить и перебирать, так жарко жечь, живо ёрзать пальцами по дырочкам дудочки, да перетряхивать ею сверху вниз и из стороны в сторону, что и сам не удержался от своей музыки, взял да и  заплясал. Он, то загребал своими лаптями, то потряхивал ими в такт музыки с таким большим усердием, что все царские стражники начали подёргивать плечами и пустились ногами приплясывать, и топорами помахивать. Мать честная, что тут началось деяться!.. Царь, с трона своего слез, кряхтя и охая, разгибая поясницу начал плясать и ухать, да так его раззадорило, что аж до хохота пробрало-рассмешило...
     Наконец Емеля закончил игру на липовой дудочке. Царь-батюшка, подошёл к нему, хлопнул его по плечу, да и воскликнул: «Ай, да молодец! Ай, да сукин же ты сын! Сколько живу на белом свете, а такой чудесной игры, отродясь не видывал и не слыхивал!.. Вот ведь какой приверженный человечище... Любит своё дело зело борзо, и ни в чём этому делу не уступает!.. Вот это ма-а-астер! Вот доказал перед царём себя мастером!.. Откуда только духу в тебе столько набралось? Ну, уж, что уважил, то уважил... Дай-ка и мне поиграть. Взял дудку у Емели. Вытер её полами царской одежды, пригладил свои усы, приложил обеими руками липовую дудку к губам, сильно надул свои толстые щёки и начал...
     Раздался такой свист, что все поначалу вздрогнули от первого звука, такого пронзительно-громкого, что у всей его стражи в ушах зазвенело, задребезжало, засвистело, они чуть с ног не повалились...
     Царь-батюшка ничуть не смутился таким своим началом. И решил повторить свою игру. На этот раз он надул щёки немного поменьше и снова дунул в дудку. Раздался такой неприличный звук, что стражники невольно переглянулись и засмеялись. Один из них даже решил пошутить и сказал, что, наверное, царь-батюшка не на ту ноту нажал...
Что тут началось – трудно передать словами. Царь-батюшка швырнул липовую дудочку на пол, начал топтать её ногами; он бил себя в грудь, выхватил у одного из стражников палаш, стал гоняться за стражниками.
Емеля по-тихому удалился на своей печи: подобру-поздорову, до дому, до хаты...          
Приложение 16
ПУТЕШЕСТВИЕ В РАЙ
   Николай Белоножкин подошёл к окну, и широко распахнул его. В лицо ему пахнул лёгкий ветерок, долетавший сюда с побережья Индийского океана. Слышалось разноголосое пение птиц из ветвей сандалового дерева, росшего прямо под его окном...
     Его взору предстала любопытная картина. На песке во дворе дома лежала опрокинутая вверх дном, дырявая лодка, к которой подошёл индийский странствующий брамин. Борода его и волосы на голове свились в единую копну, которая отдельными клоками свисала на его грудь, спину и плечи. На нём была одна лишь набедренная повязка. Одной рукой, придерживая за край свою набедренную повязку, второй своей рукой он аккуратно складывал в неё небольшие камешки, которые поднимал с земли своей свободной рукой. Закончив это своё любопытное занятие, он присел на край перевёрнутой лодки, снял со своей шеи деревянные чётки и стал с молитвой перебирать их бусинки...
    Николай Белоножкин решил подойти к нему и спросить, не нуждается ли он в чём-либо? Николай подошёл к брамину, подождал, пока он закончит свою  молитву с чётками, и обратился к брамину на хинди; к этому времени Николай умел немного объясняться на этом языке...
    - Почтенный странник, - обратился Николай к брамину, - не могу ли я быть тебе чем-либо полезен?..
    - Брамин направил свой взор на Николая. От этого взгляда Белоножкин невольно взволновался. Такого взгляда ему ещё не доводилось встречать в своей жизни. Вообще во всем облике этого странника, в его манере держаться было столько возвышенного неземного величия и в то же время было столько естественности и простоты, что Николай поначалу просто растерялся...
    - Таков мой обет, - ответил брамин, - совершать путешествие, обходя всю Индию по побережью океанов и морей. Когда на моём пути встречаются крупные города, мне становится труднее совершать своё паломничество и чтобы приобрести хоть немного фруктов и предложить их Господу, мне приходится немного отвлекаться. Я вынужден потратить моё драгоценное время на то, чтобы собрать немного камешков и поменять их на фрукты...
    - Николая такое признание брамина несколько удивило, но он не подал вида и, указав рукой на распахнутое окно в своей хижине, сказал: «Здесь, в этом убогом жилище я обитаю и готов поделиться с тобой своим кровом и едой...»
    - Прости меня, - ответил брамин, - по условию моего обета я не могу заходить в жилище людей и брать из их рук подаяний. Если тебе будет угодно совершить благое деяние, и у тебя есть немного фруктов, ты принеси, пожалуйста, мне их и положи вот здесь (брамин указал рукой на край днища лодки), а я подарю тебе мои собранные камешки и, таким образом,  мы совершим справедливый обмен с тобой.
    Николай, не раздумывая, вошёл в дом и быстро вернулся; он держал в своих руках несколько бананов, которые ещё прошлым вечером он купил на рынке себе на завтрак. Положив свои бананы на то место, где указал брамин, Белоножкин собрался, было возвратиться в свой дом, но странник попросил его: «Не позабудь мои камешки взять с собой...»
    - Мне приятно бескорыстно поделиться с тобой тем, что я имею, - сказал Николай и хотел удалиться...
    - Нет, - сказал брамин, - наш уговор был другим. Возьми, пожалуйста, мои камешки, в противном случае, я не приму твои дары...
    - Хорошо, - согласился Николай, - пусть будет так, как ты этого желаешь. Он протянул к брамину свои ладони...
     Странник аккуратно насыпал Николаю в ладони своей набедренной повязки полную пригоршню камней-самоцветов. Такие щедрые дары очень смутили Белоножкина. «Разве стоят мои бананы этого сказочного богатства?» - произнёс Николай.
    - Тебе не следует беспокоиться об этом, - ответил брамин, - мне собрать эти камешки не составило большого труда, так что тебе не в чем себя упрекать... Брамин улыбнулся и внимательно взглянул в самую глубину глаз Николая. Я вижу, что ты благородный человек и много в своей жизни страдал. Мне хочется отблагодарить тебя за твою доброту. Во-первых, я поставлю тилаку* у тебя между бровями. С её помощью ты обретёшь знание понимать язык птиц...
    - А зачем это мне, понимать язык птиц?..
    - В своё время ты узнаешь, как это знание тебе сгодится... А во-вторых, мне хочется дать тебе возможность отдохнуть в райском саду...
    - Разве это возможно, - сказал Белоножкин, - в этот наш безумный век, разве можно отыскать местечко для рая?..»
    -Да, - ответил странник, - это возможно прямо здесь и сейчас...
    Николай огляделся вокруг и, вздыхая, произнёс: «Мне с трудом вериться в такую возможность»
    - Посмотри внимательно мне прямо в глаза, - сказал, улыбаясь, брамин, - и постарайся заглянуть, как можно глубже.
     Николай посмотрел брамину прямо в зрачки глаз. Поначалу ему показалось, что глубже заглянуть ему не удаётся, но мало-помалу он начал вглядываться всё глубже и глубже и почувствовал, что начинает куда-то лететь. Он проносился в тёмном пространстве всё быстрее и чувствовал, что Земля остаётся далеко внизу; понемногу тьма начинала рассеиваться. По мере приближения его к какой-то далёкой звезде, которая вскоре выросла до огромных размеров и на ней постепенно появлялись очертания океанов, морей, рек и озёр.
     Николай уже перестал удивляться этому происходящему путешествию, но с каким-то упоением, жадно вглядывался  в возникающие всё более удивительные картины. Появились до боли знакомые места его детства, но они были не такими серыми, как прежде, но переливались всеми цветами радуги. Вот и его родительский дом, залитый солнечным радужным светом.
___________________________________
      * тилака – знак, наносится на лицо глиной из священных рек. 

   В необычайно красивом саду, под тяжестью необыкновенных плодов, ветви свисали до самой земли. В саду было множество удивительных цветов – одни краше других.    
    Самым удивительным было, что на пороге,  отчего дома Николая встречал его родной отец, которого, как считал Николай, давно уже нет в живых. Но сомнений быть не должно, ибо только у родного отца глаза могут излучать столько радости, теплоты и счастья от встречи с любимым сыном. С великой радостью встречала здесь и его родная мама, такая необыкновенная, с такой благородной статью, которую он прежде не замечал в ней. Были тут его любимые, родные сестрица Таиса и брат Анатолий. А также во множестве присутствовали здесь его двоюродные братья и сёстры. Гостили у его отца также  дорогие его сердцу друзья и знакомые. И чувствовался во всех и во всём праздник и святое торжество. Плескался в золотистых песчаных берегах лучезарный тихий Дон. Было явно, что даже каждый листок на ветвях деревьев, каждая травинка или цветок в этом удивительном райском саду посылали ему свой ласковый привет и словно шептали какими-то музыкальными звенящими напевами, словно выговаривая слова какой-то совершенно удивительной песни, от которой сердце замирало от счастья.
    Жужжали пчёлы и шмели над цветами, а с Дона ветерок доносил ароматную водяную пыльцу. Маленькие птахи радостно носились вокруг весёлыми стайками, нежно касаясь его своими трепетными крылышками, играя и ликуя.
    Боже, как все близкие и родные ему люди были бесконечно внимательны, милы и ласковы с ним, они были исполнены чистой человеческой красоты с какой-то детской непосредственности. Они брали его за руки и с радостным смехом водили по этому удивительному райскому саду и старались всеми силами успокоить и вдохновить его на новую жизнь в этом сказочном мире. Они ни о чём его не спрашивали, им хотелось только одного: сгладить и устранить с его лица все остатки грусти, печали и страданий. Их любовь изливалась на него лёгкими прохладными струями и осыпалась лепестками цветов. Не стесняясь, они гладили и целовали его...
      - Как полна эта жизнь, - подумалось Николаю, - как, в сущности, немного нужно человеку для ощущения всей полноты счастья.  Чтобы тебя понимали и любили таким, каков ты есть. От этого невольно хочется стать лучше и чище; хочется отвечать любовью на их любовь, заботой на их заботу; хочется любоваться друг другом, вдохновлять друг друга и стать простым и искренним, как ребёнок. Вдохновенная влюблённость не знает пределов.
    Николай Белоножкин вернулся из этого волшебного путешествия, сразу же, как только вспомнил о брахмане, которому он заглянул в самую глубину глаз. Брахмана рядом с ним уже не было. Ладони Николая были наполнены каменьями-самоцветами. Сердце его было переполнено от упоения и несказанного счастья, оттого, что он видел истинный рай во всей его полноте. Ему захотелось поделиться этим счастьем с другими людьми; помочь людям излечиться от воинственного бездушия, царящего на земле, от которой он излечился сам.
    - Я видел Истину такой, какой показал мне её этот удивительный брахман, - подумал Николай, - это будет служить мне лучом света, маяком в этом мрачном царстве зла, алчности, ненависти и безбожия. Я чувствую, что смогу передать другим всё то, что мне довелось пережить в раю вплоть до мельчайших подробностей.

Приложение 17
                                      ПТИЦА ГАРУДА
    Ближе к вечеру Николай Белоножкин возвращался домой после трудового дня в порту Бомбея. Была весна накануне сезона дождей. Вся природа в этот период изнывает от жажды: земля, животные, птицы и люди. В Индии есть очень гордая птица чатака, которая умирает от жажды, но не берёт ни капли воды с земли. В поисках воды она устремляет свой взор к облакам: «Каплю чистой воды! – взывает она и ждет, не закрывая клюва, обращённого к небесам. Она не обратит взора к земле и не опустит клюва даже под угрозой смерти... Заслышав первые раскаты грома, и при появлении первых дождевых капель при  наступлении сезона дождей, павлины и птицы чатака начинают танцевать от счастья...
   Солнце было ещё достаточно высоко, когда Николай Белоножкин подошёл к своему жилищу и вдруг он заметил, что на солнце надвигается тень. Туч на небе не было,   поэтому Николай очень удивился тому, что становилось темнее. Он поднял голову и очень удивился, что прямо на лужайку перед его домом величественно опускались две огромные птицы, впрочем, одна из них была заметно меньше второй... Николай присел под окошком и решил наблюдать: что будет дальше?..
    Птицы сели рядом с дырявой перевёрнутой лодкой и Николая охватил ужас: птицы заняли собою всё пространство во дворе дома. Они были такими высокими, что Николаю пришлось задирать свою голову, чтобы рассмотреть их полностью...
    Может быть, мне всё это сниться? – сразу же подумалось ему, - но нет, явно это было в действительности. Будь, что будет, - решил он, - двум смертям не бывать, а одной – не миновать...
    Птицы завели между собою разговор и, к великому своему удивлению, Николай ощутил, что понимает их речь, и он невольно прошептал: «Так вот что имел в виду почтенный мудрец, когда, на этом самом месте некоторое время назад, он поставил мне на лбу тилаку и сказал, что отныне я буду понимать речь птиц, и что это мне очень пригодиться...» Николай стал прислушиваться к их  птичьему языку.
    - Так, где же эти камешки, которые ты приносил в клюве к этой лодке? – спросила более крупная птица Гаруда у своего детёныша.
    - Мама Гаруда, я приносила эти камешки, и складывала их вот сюда, у самой кармы этой лодки, - отвечала младшая Гаруда...
    - Но здесь их нет, как видишь! Без них мы не можем лететь далее через весь океан. Ту пищу, которую мы с тобою целый месяц клевали, нам не переварить без этих камешков и мы не сможем преодолеть океан. Время не ждёт, нам пора лететь...
    - Младшая Гаруда виновато опустил голову...
    Николай Белоножкин стал лихорадочно размышлять над смыслом их беседы: «Ясно, что всё это не случайно. Мудрец вложил какой-то тайный смысл в свои слова, когда говорил мне о понимании языка птиц... Уж не эти ли камешки  ищут птицы, которые мудрец превратил в самоцветы?..» При этой мысли у Николая часто-часто забилось сердце: «Как мне быть? Как поступить?..» Самоцветы были у него в небольшом мешочке, который он привязал к своему поясу. «Может быть, судьба мне дарит шанс, пересечь океан на спине этой могучей человекоптицы Гаруды? - размышлял он,  - если это не сон и не видение картин воспламенённого ума, то мне надо идти на риск, вернуть птицам эти камешки-самоцветы и будь, что будет...»
    - Вот ваши камешки! – громко сказал Николай, протягивая могучим птицам мешочек с самоцветами. Николай удивился тому, что совершенно не узнал своего голоса и своих слов, просто мысли его высказались сами собою на странном птичьем языке...
    Старшая птица Гаруда с большим удивлением внимательно посмотрела на человека, сидящего под окном дома. – Как же ты выходишь на улицу в такую гиблую, знойную погоду? – произнесла птица Гаруда, - в такое пекло люди предпочитают оставаться дома до самого вечера... - Вот камешки, которые вы ищите, - повторил свои слова Николай вместо ответа на вопрос Гаруды. Он бросил мешочек с самоцветами от себя ближе к удивительным птицам Гарудам...
    Гаруда подошла к мешочку, и ловко своим клювом высыпал самоцветы на землю.
   – Да, это те самые камешки, - подтвердила младшая Гаруда, только они стали самоцветами...
   - И это хорошо, - поддержала Гаруда старшая, - они стали чище и благороднее.
    - Чем же нам отблагодарить тебя по достоинству? - обратилась Гуруда старшая к Николаю Белоножкину.
    - Перенесите меня через океан, и я буду вам несказанно благодарен за это, - не задумываясь, ответил Николай...
    - Что ж, и просьба у тебя достойная. Не будем же терять даром времени, сейчас же и отправимся в полёт...
    Птицы быстро склевали самоцветы. Гаруда старшая подхватила своим могучим крылом Николая,  словно пёрышко, и, усадив его себе на спину, произнесла: «Держись за мои перья покрепче и накройся ими, чтобы тебе теплее было».
- Ну, в добрый путь, - сказала она своей питомице!.. Они начали медленно подниматься над землёй, и с каждым мгновеньем ускоряли свой полёт... 
         
        ССЫЛКИ НА ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИСТОЧНИКИ
1.  А.Н. Афанасьев, Живая вода и вещее слово, М., «Советская Россия», 1988
2.  А.А. Сигачёв, Миниатюрный театр Петрушки,  М., Деп. в НИЦ Информкультура РГБ, 2008
3.  Н.И. Кравцов, Славянский фольклор, изд-во московского ун-та, 1976
4.  А.А. Сигачёв, Музыкальный театр – от фольклора до авангарда, М., Деп. в НИЦ Информкультура РГБ, 2009
5.   Приложение 1, А.А. Сигачёв, Сказка цветов
6.   Приложение 2, А.А. Сигачёв, Сказка музыкального оркестра
7.   Приложение 3, А.А. Сигачёв, Шутовские колпаки
8.   Приложение 4, А.А. Сигачёв, Кукольный царь
9.   Приложение 5, А.А. Сигачёв, Голубое зеркало
10. Приложение 6, А.А. Сигачёв, Снежная королева
11. Приложенип 7,  А.А. Сигачёв, Масленица
12. Приложение 8, А.А. Сигачёв, Мороз-воевода
13. Приложение 9, А.А. Сигачёв, Атлантида
14. Приложение 10, А.А. Сигачёв, Чудесная свирель
15. Приложение 11, А.А. Сигачёв, Царь Пуранджана
16. Приложение 12, А.А. Сигачёв, Жар-цвет
17. Приложение 13, А.А. Сигачёв, Двуглавый петух
18. Приложение 14, А.А. Сигачёв, Петрушка
19. Приложение 15, А.А. Сигачёв, По щучьему велению
20. Приложение 16  А.А. Сигачёв, Путешествие в рай
20. Приложение 17, А.А. Сигачёв, Птица Гаруда
                     


   



























СОДЕРЖАНИЕ
Слово о происхождении Сказка цветов, приложение Сказка музыкального оркестра, приложение 2............................................21
Шутовские колпаки (сказка для взрослых), приложение 3........................26
Кукольный царь (муз. сказка), приложение 4..............................................35
Голубое зеркало (Новогодняя сказка), приложение 5................................42
Снежная королева (муз.пьеса по одноимённой сказке Г.-Х. Андерсена), приложение Масленица (языческая муз. сказка), приложение 7....................................64
Мороз-Воевода (муз. сказка), приложение 8..............................................76
Атлантида (муз. сказка), приложение 9......................................................84
Чудесная свирель (муз. сказка), приложение 10........................................96
Царь Пуранджана (муз. сказка по мотивам эпоса Ариев «Махабхарата», приложение Жар Цвет (муз. волшебная сказка), приложение 12................................114
Двуглавый петух (сказка), приложение 13................................................126
Петрушка (муз. сказка для взрослых и детей), приложение 14..............130
По щучьему велению (муз. сказка), приложение 15................................139
Путешествие в рай (арийская сказка), приложение 16...........................141
Птица Гаруда (арийская сказка), приложение 18.....................................164


Рецензии