Сердечная молитва

 «Стремление человека к Богу оправдано, ибо это стремление
к самому СОВЕРШЕНСТВУ…
но и ЧЕЛОВЕК - МЕРА ВСЕХ ВЕЩЕЙ,
разве можно с этим спорить, Бог?
А можем ли мы вообще обойтись друг без друга!?»





...Иван ходил из деревни в деревню. Можно сказать, побирался он... И уже давно. Лет этак пятнадцать как уже будет. А всё после того, как разбился на скалах его брат, Колька.

А вообще они с Колькой были сиротами, и дружно жили, даже любили друг друга. Как братья. Колька, конечно, как старший, во всём опекал младшего. Вот мечтал подрасти чуть и жениться. А младшего, конечно же, оставить при себе. Но, видать, не суждено было сбыться этим планам. И Колька разбился…

Тогда-то и сдвинулось что-то у Ваньки в башке, ну, после смерти его брата. Да, так и стал он ходить из деревни в деревню - побираться.. А люди тогда жили бедно. Вот и он жил на своё скудное подаяние – беднее всех. И дома у него не было тоже. Так, где у храма подсобирает что, - люди ведь они туда ходят грехи свои замаливают, и ему давали поэтому, кто-что мог. Ведь никто не застрахован от такой судьбы. Да, и церковники, надо сказать, с панихидного стола иногда ему выносили тоже. Так что на "жись впроголодь" Ивану хватало. А больше ему и не надо было. Что с него взять – "дурак"! Все об этом знали. И он, Иван, об этом знал также …

* * *

Иван вышел к реке. Справа был высокий утёс. Он взглянул вверх. Красота! Солнце! Лето ведь! И пот течёт градом. Скинув с себя нехитрые нищенские портки, он с разбега прыгнул в воду. Эх, хорошо! Вот и искупался. И сейчас он лежит на траве. Обсыхает. На солнышке. Таком тёплом и заботливом, как его Отец, когда-то давно, в детстве... И тут вдруг ему что-то стукнуло, как бы, "в голову". Он перевернулся на бок, открыл глаза, посмотрел на утёс и... обмер…

-Господи! Колька, милый Колька! Ну, потерпи ещё чуток, ну, потерпи же! Братка! - Иван вскочил и прямо нагишом побежал туда, вверх, на утёс, безжалостно разрезая в кровь о камни свои ноги. Туда, где всё ещё, как ему казалось, над пропастью висел его старший братишка Колька. Жизнь Ивана остановилась, а сердце его всё сжалось от ужаса… И от боли... также.. Но он бежал и бежал… Всё ещё бежал… Хотя и сил бежать уже не было...

* * *

В тот злосчастный день они пошли купаться на реку. Лето ведь! И работы много. А солёный пот так и струился по их, ещё детским телам целыми реками. Вот и захотелось искупнуться. А родителей у них не было. Отца три года назад убило молнией, на покосе. Мать - умерла вскоре, при родах. Не смогла разродиться последним, третьим ребенком, наверное, их братишкой, - так тогда думали Колька, старшой, и Иван – младший из двух оставшихся сиротами братьев.

Искупались. И теперь они лежали на траве. Дома ещё было много работы, да и в поле – тоже. Всё хозяйство, весь дом теперь был на старшем из братьев – Кольке. Ему только-только исполнилось 15 лет. А младшему, Ивану –  было 10.

-Коля! А небо-то какое чистое! Посмотри! Видишь. А красота-то какая вокруг. Лето ведь! И природа вся радуется... И мы вместе с ней. А ветер-то, какой ласковый и тёплый, ну, словно Господь говорит сейчас с нами! Посмотри же! А птицы-то как поют и цветов столько! Вон видишь, там наверху, на утёсе? Тоже… всё в цветах...

-Вижу-вижу, Ваня, ну, как же не видеть ТАКУЮ красоту! А хочешь… А хочешь, я достану тебе вон тот САМЫЙ БОЛЬШОЙ И КРАСИВЫЙ ЦВЕТОК?

-Что ты! Что ты, Коля! Высоко ведь! - Иван сейчас попытался отговорить своего брата, но… не успел: тот уже карабкался по отвесному склону туда, ввысь, к небесам. Младший братишка только смотрел на него с удивлением, восхищением и немного со страхом…

-Осторожней, братка! - Кричал он ему вслед тоненьким ещё совсем детским голоском… Солнце было в зените и поэтому вокруг Кольки образовался очень яркий, светящийся нимб, словно святой он был сейчас… Он, его милый и единственный Колька… Братишка…

-Я люблю тебя Ваня. И всегда буду тебя защищать! – Это Колька кричал уже почти с вершины утёса. Он сорвал самый красивый цветок и размахивал им на фоне летних ярко-синих небес. Высоко! Очень. И Красиво КАК!
.....................
Вдруг нога Кольки подвернулась. Камни предательски посыпались вниз. У младшего всё оборвалось внутри. И страшный холод распространился по всему его телу. Снизу-вверх, до самой макушки. Сердце остановилось. И дыхание – тоже.

Колька начал стремительно падать вниз по скользкому грунту, - под ним, там внизу были скалы. «Всё. Это смерть! -Подумал он в последний миг. -Эх, жаль Ваньку, погибнет он без меня, не выживет..» И тут под его руку попал куст. Маленький такой. Почти что трава. Но он ухватился за него. Будто за Надежду. Последнюю. И падение прекратилось.

Младший брат сорвался с места и побежал вверх, на утёс, громко крича: -Держись, брАтка уже бегу. Бегу… Б-е-г-у…

Не помня себя, Иван взобрался на утёс и заглянул туда… В бездну... Где его родной Колька всё ещё болтался над скалами, надеясь на чудесное спасение, он всё ещё беспомощно хватался обессилевающей мертвенно-белой рукой за куст, словно за Жизнь, за последний свой шанс… Выжить.

На вершине утёса… Спустившись вниз, к Кольке, насколько это было возможно, Иван обнял последний, выступающий из земли камень, навалился на него, перегнулся, как можно ниже, чтобы самому не упасть, и протянул свою, ещё почти детскую ручонку старшему брату. Их глаза на мгновение встретились. А потом… Потом куст, за который держался Колька, оборвался. И вместе с ним оборвалась и разбилась о скалы его, Кольки, жизнь. Такая короткая. И такая, в общем-то, несчастная…

Жизнь. Сирота. Безотцовщина… Какое счастье?!...

...........

Иван "нашел" своего старшего брата внизу, у подножья этого страшного утёса. Тот лежал в луже крови, голова его разбилась о камни, а лицо было изуродовано до неузнаваемости. Иван плакал, - он ведь был ещё ребёнок! Потом стал подбирать лежащие рядом мозги Кольки пригоршнями. "Вкладывал" их обратно в голову бедного братишки, прижимая их,  бережно прихлопывая, не переставая при этом повторять:

-Ну! Вставай, братка!! Вставай же! Ну, вставай уже! Хватит лежать! Идти пора! Управляться... Поздно уже... Идти...

............

-Я люблю тебя Ваня! –Последние слова Кольки, словно эхо детства, всё ещё звучат в ушах у Ивана. Как будто бы это всё случилось с ними только вчера. Только вчера. А ведь прошло столько лет !

* * *

Иван взобрался, наконец, на самую вершину утёса… Вот он, тот самый злополучный камень. Последний. Перегнулся через него, как и тогда, чуть задержавшись и… чуть не упал.. Перед ним разверзлась Бездна. А где-то там, глубоко внизу её, как сейчас показалось Ивану, всё ещё лежал ОН, его брат, - окровавленный Колька…

-Нет-нет! Этого не может быть! Господи! Сколько лет прошло! Отпрянул от Бездны, сделал несколько шагов назад и упал навзничь в траву. Тихо заплакал…

-Господи!!! Ну, за что хоть Кольку-то надо было убивать моего?! ЗА ЧТО?! Ведь Он никому ничего не сделал плохого за свою жизнь… Никому.. НИКОГДА. За что хоть!?

"А впрочем... неисповедимы пути Твои, Господи…
На всё Твоя воля.
Пусть земля Ему будет пухом.
А душа Его упокоится в Царствие твоём небесном.
Пусть возрадуется Он в сиянии своём.
Ведь на всё Воля Твоя, Господи…
Сила и Слава Твоя!
На всё Правда... твоя!..."

* * *

-Человек сам творит свою судьбу, Иван! – Раздался чей-то тихий и приятный голос поодаль. Иван вскинул голову и увидел человека, облаченного в сияющие белые одежды…

-Господи! Как я рад Тебя видеть сейчас… Ты бы знал! Мне многое нужно спросить у тебя… неужели ты услышал мою молитву?!

-Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят… Истинно так…

-Господи! Я нищий и убогий… Почему ты пришёл ко мне?!

-Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю...

-Да… так. Всё так. – Иван снова уткнулся в траву, а губы его снова и снова беспрестанно шептали: «…помилуй, Господи, раба твоего Николая, помилуй во Царствие Твоём небесном…»

-Человек сам творит свою судьбу. –Повторил снова «человек в белом»

-Да-да. И тятю у меня молнией убило… на покосе…. – Внезапно сказал Иван, удивившись своей дерзости, он уже перестал шептать и посмотрел на «человека» в упор, не моргая, всё ещё стоя перед ним на коленях…

-Иван, брат мой, если я буду вмешиваться в ход вещей, люди потеряют свою Свободу, а вместе с ней и Веру в себя, - а это великий дар!

-А мамонька моя умерла при родах… -Иван поджал губу и опять прослезился…

-Всё в твоих руках человек. Не противься злому. Усмири гордыню свою…

-Значит, не можешь ты вмешиваться, как Бог, в ход вещей, Свобода Воли, значит… Да-да, понял я… Всё понял… - Иван приподнялся с колен…

-И тогда ты овладеешь всем миром! Непротивление, - вот Главная суть.

-Дурак я. Иван-дурак. Так меня кличут люди. А тебе вот что: СЛАВА ТЕБЕ, Господи. СЛАВА! –Иван снова бухнулся оземь, и преклонил голову, немного задев своим лбом примятую ранее траву. Потом обхватил голову обеими руками и внезапно снова заплакал. Почти что зарыдал...

-ЗА ЧТО, ГОСПОДИ, НУ, ЗА ЧТО?........

-Встань! Встань же! И иди! Никто не благ! Кроме как Отец наш! А он самый Малый из нас... и в этом Его Величие и Сила, и Слава. Аминь. Встань! Встань же!

-Зачем Кольку моего не спас? Ведь он так верил в Тебя. И молился за меня по вечерам перед иконой Твоей, нет не за себя он молился, - за меня. Ну, почему хоть Ты не спас его тогда? Почему?! Ответь мне!

Иван рыдал и его горячие слёзы окропляли зелёную траву, словно как тогда и там, внизу под утёсом, как кровь Кольки, в тот страшный день. Она была такой же горячей, как и слёзы Ивана сейчас. И такой же солёной на вкус.

Иван вспомнил вот ЭТО: он трясёт окровавленное тело братишки и только потом замечает, что в его, Колькиной мёртвой руке всё ещё крепко зажат цветок… Для него. Для Ивана. Для младшего братика…

ЭХ, КАК ГОРЬКО ВСЁ ЭТО ВСПОМИНАТЬ.

Иван чуть приподнял голову, о чём-то задумался на миг, потом внезапно, но уверенно протянул «человеку в белом» свою руку. Тот взялся за неё и… резким движением поднял его на ноги.

Иван встал. Опустил свой взор. Перестал рыдать. Снова поджал губы. Потом посмотрел в упор на «человека в белом» и тихо, почти шёпотом, сквозь зубы сказал:

-Значит, мог спасти… Вот так, как сейчас меня… Просто… протянув ему руку… Как обычный человек. Нет… не как Бог спасти… А как человек… Просто подав руку. Да, видать, не захотел…
..........
«Человек в белом» молчал.
..........
Иван молчал тоже. Эта пауза затянулась. Словно ВЕЧНОСТЬ. Они смотрели друг другу в глаза. И время зациклилось. Казалось, навсегда. Но они всё ещё смотрели друг другу в глаза и  изучали друг друга. На равных. Странно всё ЭТО. А потом комок подкатился к горлу Ивана, чувства его переполнили, он стиснул зубы… Размахнулся и….

…УДАРИЛ, ЧТО ЕСТЬ МОЧИ ПРЯМО В ЛИЦО ЭТОГО «ЧЕЛОВЕКА В БЕЛОМ».

****************************

Удар был очень сильным и пришёлся в правый глаз. «Человек» пошатнулся, потерял равновесие и упал навзничь, прямо на землю, как тогда, на "Лобном месте"… А из его рта хлынула кровь.. Красная кровь.. Человеческая кровь..

«ОТЕЦ, ПРОСТИ ТЫ ЕГО, ИБО «ДИТЯ» ОН И НЕ ВЕДАЕТ, ЧТО ТВОРИТ, А ИМ, - ДЕТЯМ ПРИРОДЫ, - ПРОЩАЕТСЯ ВСЁ, И ДАЖЕ САМАЯ КРАЙНЯЯ ДЕРЗОСТЬ!»

-Это тебе за Кольку!!! -Иван повернулся, утёр кулаком с лица слёзы и пошел прочь. Куда? «А-аа! Куда глаза глядят…»

..........

-Что с меня взять – дурак я. Иван-дурак. – Подумал сейчас он...

«А НЕБО-ТО КАКОЕ ЧИСТОЕ!
А КРАСОТА-ТО КАКАЯ ВОКРУГ! ЛЕТО ВЕДЬ! И ПРИРОДА ВСЯ РАДУЕТСЯ. И Я ВМЕСТЕ С НЕЙ.
А ВЕТЕР-ТО, КАКОЙ ЛАСКОВЫЙ И ТЁПЛЫЙ, НУ, СЛОВНО ПРИРОДА-МАТЬ СЕЙЧАС ГОВОРИТ СО МНОЙ! С НАМИ! СО ВСЕМИ. СО ВСЕМИ ЛЮДЬМИ ЗЕМЛИ. И ПТИЦЫ ПОЮТ! КАК ВСЁ КРАСИВО. И СТОЛЬКО ЦВЕТОВ!!! МНОГО! НЕ ОПИСАТЬ!» -

…Размышлял и одновременно радовался Иван, и на его лице опять возникла детская улыбка… Ведь Время для него остановилось. Еще тогда. Тем летом. В десять годков отроду…

* * *





..Иван зашел в лес, всё ещё насвистывая весёлую песню. Сначала лес был редкий и светлый и совсем незлой. Почти как он сам. Но потом… чем дальше он шел, тем лес становился всё темнее и темнее. И вот, наконец, он очутился в глухой непроходимой чаще. Уже смеркалось. И Солнце неумолимо клонилось к закату. На Землю медленно опускалась тьма. Вот и совсем стемнело. Он вышел на опушку леса. На небе проявились звёздочки. И он остался сейчас совсем один. В этой дикой, незнакомой и непролазной, тихой лесной глуши. Переночевать ему, как всегда, было негде. Ну, разве что прямо в лесу:

«…Эх, а положу-ка я сегодня под головушку свою «Месяца-краюху» и… укроюсь «Одеялом из Звёзд»…» -сказал чуть слышно Иван и взглянул в черноту распахнутой перед ним Бездны небес, раскрыв широко свои голубые глаза. И Звёзды отражались в них. Улыбнулся.

Вдруг он отчетливо услышал какие-то далекие, сказочные, почти неземные звуки. Это была словно чья-то жалобная песнь. И чёткий чеканный ритм. А звуки эти шли, казалось, возникали из ниоткуда, хотя нет, всё же откуда-то издали, из надвигающегося на него из глубины леса тумана.

«Ангельская песнь! Господи! Как красиво! Хочется взлететь сейчас в небушко и улететь вон туда, к тем звёздам в дали!» -Думал сейчас Иван и на душе его становилось всё спокойнее и спокойнее, хотя кругом была уже Ночь.

Он встал и пошёл на звук, словно завороженный. А разве мог он поступить иначе!? Овраг. Ничего не видно. И почти что уже темнота. Спустился в овраг – там тяжёлый туман окутал его всего, с головы до пят. Кое-как поднялся, вскарабкался вверх, на другую сторону оврага. И божественная музыка тут же усилилась, - она просто «ударила» в его уши сейчас. Своей КРАСОТОЙ. Он вдруг заметил, что где-то там далеко возникло легкое оранжевое сияние или свечение. Обернулся: «Дивно это. А ведь Солнышко зашло на другой стороне!» -И он, удивившись своему открытию, пошагал навстречу этому сказочному Сиянию...

А через некоторое время он вышел на берег большой реки. И на другом берегу её он увидел сияющий город – весь в огнях! Это было изумительнейшее зрелище! Такого он ещё не видел… Никогда. Иван вздохнул полной грудью и от изумления воскликнул:

-Красота-то какая! Люди! А дома-то какие дивные! Дом на доме! Дом на доме! ЧуднО это!

* * *

…Иван шёл по ночным улицам современного мегаполиса, мимо него проносились автомобили и шли прохожие. Некоторые оборачивались и, показывая в его сторону, смеялись. Он понимал, что его нищенская одежда вызывает у людей отвращение. Но другой у него не было. Только эта старая льняная рубаха и штаны, подвязанные гасником. Да, ещё старые разношенные лапти. И так он и шёл по улицам ночного города. Куда? На звук той самой мелодии, которую он услышал ещё там в лесу. Он шёл прямо по асфальту, некоторые машины с шумом останавливались перед ним, а люди, сидевшие в них, крутили у своего виска, показывая на него.

-Ты чё, мужик, дурак, да? Чё прёшь по встречной-то, жить надоело, да! –Сказал один из них, выскакивая из машины и подбегая к нему. –У тебя чё, не все дома?

-Тятю… грозой убило… на покосе. А мамонька… при родах умерла… Сирота я! Колька… старшой брат, разбился на скалах…

После этих последних слов лицо Ивана прочертила БОЛЬ, он опустился на корточки, закрыл уши ладонями и сильно сморщил лицо, - ему было больно всё это вспоминать вновь, просто невыносимо больно, - и из глаз его почти что закапали слезы…

-Эй мужик! Ты чё?! Вставай, да вставай же!!! – На дороге сигналили. Шофер быстро схватил Ивана за руку и стал его поднимать.

-Не надо ТАК, не надо… Хватит! Ну, хватит уже! - В душе Ивана опять открылась глубокая кровоточащая рана…

Кое-как водителю удалось затолкнуть его в салон своего роскошного автомобиля, и они поехали. Некоторое время ехали молча. Иван успокоился уже, и всё только смотрел в окна машины, - ночной город его завораживал. А ещё он заметил, на руках у водителя были золотые перстни с «дорогими каменьями».

-Ну, что, успокоился?! Куда везти-то тебя, «батя»? – Наконец, «процедил» водитель.

-А-аа… куда глаза глядят! – Иван слегка улыбнулся и посмотрел на своего «спасителя» с благодарностью.

-Ты откуда вообще? На чокнутого вроде не похож… Увезти тебя в ментовку – там бы-ыстро в дурку определят… Это в лучшем случае. Зачем ты им нужен?! А дом-то у тебя хоть есть? Спрашиваю,- есть, где заночевать?

-Вот в лесу и хотел заночевать. «Лисицы имеют норы, и птицы небесные - гнезда; а мне нет места, где приклонить голову». Эх, а положу-ка я под головушку свою «Месяца-краюху» и…. укроюсь «Одеялом из Звёзд»…» -сказал чуть слышно, почти нараспев Иван и искренне взглянул в глаза водителю. Водитель посмотрел на «пассажира» с изумлением…

-Нет. Тебе нельзя в дурку, там из тебя «овощ» сделают… А ты вроде как «Святой»… Да, а ментяры вообще могут заживо трансплантологам сдать на органы. Пс-сы! Волчар-ры!! Ты ведь, вижу, не старый ещё. Сколько тебе лет-то?

-Двадцать пять годков… -Иван вздохнул, сжал пять пальцев своей правой руки и вдруг заметил на них слабое фосфорическое свечение. Очень слабое, почти незаметное. Удивился. Откуда? Раскрыл ладонь – она также вся светилась в полумраке…

-Да ты чё!!! 25?! Вот это да! А седой весь! Я тебя ведь старше! И в бороде даже седые волоски есть. Видать, много тебе на своём веку пережить довелось! У меня друг с первой чеченской весь седой пришёл.. Эх, жаль его, помер уже… -Водитель перекрестился.

-Чеченско.. чеченской –Повторил Иван, искренне удивляясь незнакомому слову. И тут он услышал, что музыка стала очень громкой… -Ангельская песнь! Что это? Отвези меня туда, добрый человек… Надо мне!

-А! Это на стадионе «Progressive trance». Что-то типа «Open air», хотя… не знаю я… - весь месяц трезвонили об этом.

-Прогрэ-эссифТррррэнс-с. –Повторил Иван. Как красиво! Хочется взлететь в небушко и улететь вон туда, к звёздам в дали. –С чистой душой произнёс он и стал открывать дверцу машины на полном ходу и выходить.

Водитель вовремя успел притормозить у обочины.

-Ну, а в чём ты туда пойдешь-то! В этом тряпье, что ли?! Вот тогда точно тебя менты загребут. А деньги у тебя есть?

Иван секунду думал, соображал что-то, потом сказал:

-А взгляни на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец наш Небесный питает их. Ты не гораздо ли лучше их?

Водитель опять обмер от изумления и о чём-то задумался, надолго, наверное, о своей жизни и, по всей видимости, не такой уж безгрешной жизни-то. Потом сказал:

-Там, в багажнике у меня есть рабочая джинсовка и кроссовки тоже, пойдем, переоденешься…

Старые вещи Ивана были упакованы в мешок и выброшены в ближайшую урну. И сейчас они направлялись к стадиону. Водитель протянул руку и представился:

-Николай!

Иван посмотрел на него с волнением. Да, действительно, он был чем-то похож на его старшего брата, да, только в возрасте всё же уже.

-Иван! –Наконец, справившись со своим волнением, произнёс он.

-Ты, знаешь, Иван, у меня тоже мог быть братишка, пять лет моложе меня, да вот умер, сразу после родов, несколько часов всего прожил. -Николай достал свой телефон и быстро заменил в нём SIM-ку.

-На вот, это тебе!

-А что это?

-Когда зазвонит, нажмешь вот эту зелёную кнопку, и я тебе отвечу через него, понял?

-Угу… -Водитель быстро засунул телефон Ивану во внешний карман.

Подошли. Николай у кого-то быстро перекупил с рук билет и вручил его своему «пассажиру».

-На! Дашь это на входе, верзилам… Э-э… гориллам, то есть… Тьфу ты, блин, мужикам вот таким огроменным, короче. Понял! А сейчас, давай прощаться. – Протянул руку.

Иван протянул руку в ответ, потом отдернул её и ещё раз внимательно на неё посмотрел. Рука уже вся сияла до плеча и это свечение яркими всполохами перебиралось всё выше и выше, - к его шее и голове. Не поняв почему, Иван серьёзно посмотрел на водителя и сказал ему:

-Не езди завтра никуда. Дома сиди! Понял хоть?! А то разобьешься, как мой Колька, о скалы… Хм…, наверное, о те же самые… здесь они недалеко у изгиба реки. -С этими словами он возложил свою сияющую правую ладонь на голову Николаю – сияние тут же передалось и ему… -Прощаются тебе грехи твои, Николай. И тот, самый страшный из них. О котором ты даже боишься вспоминать…

..............

«Водитель» был в шоке, он сейчас не мог произнести ни единого слова. А только и смог, что упасть на колени и промолвить:

- Господи! Как я рад Тебя видеть сейчас… Ты бы только знал! Мне многое нужно спросить у тебя… неужели ты услышал…

- Встань! Встань же! И иди! Никто не благ! Кроме как Отец наш! А он самый малый из нас... и в этом Его Величие и Сила, и Слава. Аминь. Встань! Встань же!

Николай встал, всё ещё не отрывая своих восторженных и изумлённых глаз от «Человека в джинсовке», в его джинсовке, стоящего сейчас рядом с ним…

-А если я завтра всё же уеду! Ведь нельзя избежать.. Понимаешь… Никак! Ведь всё же предопределено. Нужно ехать, понимаешь, не зависит это от меня. Ты-то ведь должен знать: «Кому суждено утонуть в воде, тот не сгорит в огне»!

-Человек сам творит свою судьбу. Ничего не предопределено. Время - объёмно. Линеен лишь наш путь в нём. –Лицо Ивана приняло серьёзный вид. Хотя он и сам не понимал, как может произносить такие вот сложные и непонятные слова. Ему казалось, что губы его просто сами выговаривали эти дивные фразы без его помощи. И поэтому он сейчас взглянул прямо в глаза Николаю и продолжал… -Всё в твоих руках человек! Свобода Воли - великий дар, за который заплачена большая жертва. Так Веруй же... в себя! Это единственное, что у тебя ещё осталось…

С этими словами Иван повернулся и направился к входу. На стадионе громыхала музыка. И Николаю показалось, что Иван не шёл, а словно плыл по воздуху.. И вокруг него, особенно вокруг его головы, чётко обозначился сияющий НИМБ.

Николай был потрясён всем только что услышанным в отношении себя, в отношении своей собственной судьбы. И сейчас он сидел в скверике неподалеку на скамейке, обхватив голову руками, а рядом - стадион. Progressive trance! Чудная музыка… "Ангельская песнь!"

..................

И вдруг, как будто через сон он услышал голос ди-джея. Тот о чём-то на фоне своей собственной ритмичной музыки в стиле “Trans» долго говорил, а под конец добавил:

-Приветствуем Гуру Джоша, прибывшего к нам издалека… из далёкой «индийской» деревни… -Музыка усилилась, чётко выявился яркий мелодический рисунок. – И сейчас Джош поприветствует вас…

-Красота-то какая вокруг! Люди! Радуйтесь малому!...... И успейте же сказать друг другу Главное……

Николай услышал, как стадион взорвался от эмоций, люди приветствовали нового «Гуру», кто как мог.

* * *

- ВРЕМЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ! Это МИФ…
ПОКА ЕСТЬ ПАМЯТЬ……
Мы с возрастом всё чаще и чаще приходим к пониманию того…
что некоторые важные, главные моменты нашей жизни проходят……
и проходят, к сожалению, НАВСЕГДА…
И больше уже не повторятся НИКОГДА……
Приятные моменты с родителями, близкими, лучшими друзьями……
Всё проходит…
и больше, к сожалению, и даже где-то к большому нашему горю…
не повторяется НИКОГДА.
…И тогда в отчаянии мы сжимаем само ВРЕМЯ……
мы его зацикливаем, замыкаем само на себя……
мы «меняем» местами прошлое и будущее……
хотя бы в своей памяти, хотя бы на время...
Мы представляем, что вот этот момент……
который мы сейчас выжигаем в своей памяти, как МЕМОРИАЛ навсегда……
начинает вдруг вибрировать вне ВРЕМЕНИ……
А мы сами будто бы вернулись в него, в этот момент, из самого будущего, может быть, даже далекого будущего, где уже нет наших родителей, близких, лучших друзей, может быть, и нас уже нет!
……И тогда мы понимаем, что Вселенная-Бог вернули нас в прошлое, превратив его в настоящее…
с одной лишь единственной целью, - только для того, чтобы дать нам ещё один шанс…
..В настоящем, в реальном настоящем...
Шанс сказать им всем, нашим близким, - ГЛАВНОЕ,…
…а может быть, и что-то сделать для них…
то что мы не успели, ТОГДА…в первый раз…
…И вот поэтому Вселенная дала нам ещё один шанс…
..Но только один…
не упустите же его. Воспользуйтесь этим ПОСЛЕДНИМ шансом….
чтобы не жалеть потом об этом
всю оставшуюся жизнь…
.. ВРЕМЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, ЛЮДИ!
…Это МИФ!!!…

* * *

Было уже почти утро. Предрассветный туман упал на город. Друзья Ивана довезли его до моста. Они тепло попрощались. И вот он направился к лесу. К своему заветному оврагу. Где ждал его «Дом». А вот и он. Овраг. В этот момент у него в кармане зазвонил телефон. Иван осторожно достал эту диковинную вещь. Которая, впрочем, после всего увиденного им на концерте, после тысяч и десятков тысяч людей, приветствовавших его, уже не казалась ему уж такой необычной. Нажал зеленую кнопку, как и велел Николай. В трубке ответил чей-то голос. Он настойчиво его звал:

-Иван! Иван! Ты слышишь меня? Иван! –Тем временем, он уже вплотную приблизился к оврагу и стал в него медленно спускаться. Туман… Опять этот густой, всё обволакивающий туман…

-Я слышу тебя… -Сообразил он и приложил трубку к уху.

-…И я тебя послушал. Я закрылся в доме, отключил связь и никуда не поехал. Вообще никуда. Понимаешь! Даже представить себе не могу, чего мне это будет стоить! Нет, я не в себя верю… Я верю… в Тебя! Вот поэтому и остался. А так бы поехал. Ведь «ничего не предопределено. Время - объёмно. Линеен лишь наш путь в нём». Ведь так! Сам сказал… Я долго думал над этим… Мне столько нужно тебе рассказать и столько расспросить!!!

-Да, так. Всё так! Иван почти что уже спустился в овраг.

-И ещё я хотел тебе сказать… –В этом момент в трубке послышался шум, потом скрежет. Иван, тем временем, был в самом низу оврага. Потом шум так же внезапно прекратился, и он отчётливо услышал в трубке голос своего Кольки из далёкого детства, словно сейчас он был там, под утёсом, и его последние слова:

- Я люблю тебя Ваня. И всегда буду тебя защищать! – А потом снова всё заволокло шумом… Теперь уже навсегда…

Иван бережно положил трубку в карман и стал выбираться из оврага - на его душе было легко и свободно, он знал, что тот, «городской Николай» остался жив и что проживёт он сейчас долго, лет до ста, наверное! И это ГЛАВНОЕ.

* * *

Долго шёл он по лесу. Почти полдень уже. И он знал, куда он сейчас идёт. Ему подсказка была, в его телефонной трубке. И вот он, этот злополучный утёс. Посмотрел вниз и увидел двух пацанов, купающихся в речке под ним. Улыбнулся. Вспомнил сейчас и «своё» детство.
………………………………

* * *

-Осторожней, братка! - Кричал маленький Иван вслед взбирающемуся вверх по скалам Кольке своим тоненьким ещё детским голоском… Солнце было в зените и поэтому вокруг Кольки образовался очень яркий, светящийся нимб, словно святой он был сейчас… Он, его милый и единственный Колька… Братишка… Или это не Солнце. А точно ведь! Солнышко-то в другой стороне. А что ЭТО? –Иван удивился, но не смог сейчас ответить на свой вопрос: что сияло там, на вершине утёса?!

-Я люблю тебя Ваня. И всегда буду тебя защищать! – Это Колька уже кричал почти с вершины утёса. Он сорвал самый красивый цветок и размахивал им на фоне летних ярко-синих небес. Высоко! Очень. И Красиво КАК!

.....................

Вдруг нога Кольки подвернулась. Камни предательски посыпались вниз. У младшего всё оборвалось внутри. И страшный холод распространился по всему его телу с низу вверх, до самой макушки. Сердце остановилось. И дыхание – тоже.

И вот уже Колька будто бы начал стремительно лететь вниз по скользкому грунту, - под ним, там внизу были скалы. Младший брат сорвался с места и побежал вверх, на утёс, громко крича: -Держись, браткО, уже бегу. Бегу… Б-е-г-у…

* * *

Взрослый Иван, тем временем, стоял на самом краю утёса. Он знал, что должно было случиться до мельчайших подробностей. Его взгляд был устремлён вниз. И не было у него ни страха, ни тревоги. В его сердце жило только одно чувство. Великое чувство. Почти Божественная Любовь. К Людям. И поэтому он был спокоен. А вот и Колька появился, но он никого не заметил, хотя был почти рядом, на расстоянии вытянутой руки, - Солнце, наверное, - он взобрался на камень, выступающий из земли и стал размахивать в воздухе сорванным цветком, громко крича вниз:

-Я люблю тебя Ваня. И всегда буду тебя защищать!

Вдруг нога Кольки подвернулась. Камень, на котором он стоял, предательски выскочил из грунта и улетел в пропасть, посыпалась земля.

-Руку! Давай руку! Быстрее!!! Ну! Давай же!!! –Взрослый Иван кричал, что есть мочи, почти орал.

Колька повернулся к нему, потеряв равновесие и уже ПОЧТИ срываясь вниз, в пропасть, туда, навстречу своей СМЕРТИ… Он ещё и не успел ничего толком-то осознать. И сейчас у него были большие испуганные глаза. И вот в этот самый последний момент Колька схватился за протянутую ему руку человека в необычной «светло-синей одежде». ТОТ ВЗЯЛСЯ ЗА РУКУ И… РЕЗКИМ ДВИЖЕНИЕМ ПОДНЯЛ ЕГО НА НОГИ, вырвав из цепких лап самой Смерти.

* * *

Не помня себя, маленький Иван взобрался на утёс. Он увидел там своего Кольку и незнакомого взрослого дяденьку в необычной «светло-синей одежде». Они стояли на вершине утёса и просто смотрели друг другу в глаза… Маленький Иван подбежал к Кольке и крепко его обнял…

-Братка! Милый мой, братка!!!

А когда они раскрыли свои объятия, то оба увидели, что на месте Человека в необычных одеждах осталось лишь легкое облачко тумана…

-Кто это был, Коля?! – Тихо спросил Иван.

-Думаю, сам Господь! Помнишь, там внизу ты мне говорил: «А ветер-то, какой ласковый и тёплый, ну, словно Господь говорит сейчас с нами!» Вот он и пришёл…

* * *

…Иван очнулся на дне того самого оврага. Он сидел на корточках с закрытыми глазами, а  губы его беспрестанно шептали какую-то очень древнюю  молитву на неизвестном ему языке, смысл которой он и сам бы не мог понять.

Сейчас он вдруг отчётливо понял, что больше всего на свете он не хотел бы возвращаться туда, в свой настоящий Мир, в котором только что всё «исправил». Почему? Чтобы не навредить. Чтобы не спугнуть. Наметившуюся было жизнь того, маленького Ивана… и Кольки. «Пусть хоть они будут немного счастливее меня»! – подумал он и улыбнулся….

…Вдруг в кармане зазвонил телефон… Нажал  кнопку ответа.

-Иван! Это ты?– Услышал он знакомый голос своего «братишки»

-Да!!!…………………

-Ну, где ж ты был?………  Так долго?!!!

-----------------------


ЧТОБЫ «СПАСТИ» ОДНУ ЖИЗНЬ ВО ВСЕЛЕННОЙ НУЖНО «ВОССОЗДАТЬ» ДВЕ ДРУГИХ… А ИНОГДА – ПОЖЕРТВОВАТЬ СОБОЙ...

ЛЮДИ! ВОТ В ЧЁМ ИСТИНА!

* * *


Рецензии
Написано не плохо. Но раз взялись цитировать из Библии, то цитируйте правильно. Бог нигде не скзал такие слова : "Он самый малый из нас... И в этом Его Величие и Сила и Слава Аминь'. И еще нигде он не говорит - ПОВЕРЬ В СЕБЯ, а неоднократно говорится, поверить в Бога, в Силу Его, на Него надеяться. Еще написано, глуп человек, надеющийся на человека. Только на Бога надеяться надо во всем. И то, что Иван как бы ударил кулаком Бога - тоже нереально. Его достаточно ударяли, били и издевались над Ним когда Он был на земле, вплоть до того, что Его безвинного распяли на кресте. Сейчас Он во Славе Небесной и никто уже не сможет ударить кулаком в Него! И ЛГ, Иван, никак не мог стать святым и пророком Бога, так как он был обижен на Бога из-за брата и держал зло на Него. Он не смирился перед Ним, а еще осмелился ударить! Бог любит смиренных духом, которые все, что случается в жизни, принимают как от Него и за все Его благодарят. Вот такие люди и становятся святыми, а не те, кто норовят кулаком ударить Бога за свои трагедии и неудачи....

Галина Чиореску   23.03.2016 14:59     Заявить о нарушении
На это произведение написано 49 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.