Пикник на обочине

Я не спрашиваю Вас, что лучше: отдых на родных просторах или на побережьях заморских стран? У каждого россиянина свой ответ на этот вопрос, свое представление о комфорте и удовольствии. В том, как мы отдыхаем сегодня, выражается наша сущность и наше отношение к самим себе.
Кто-то, кто уже побывал хоть раз на чужеземных пляжах, знает, что приобщение к мировой цивилизации начинается в первой поездке шоком от, в общем-то, обыденного – обычного уважительного отношения к отдыхающим, обычных комфортных условий быта. Обычного порядка и чистоты вокруг. Обычного сервиса, который для всех и каждого.
В этом смысле, конечно, заграница портит человека российского. Она показывает тем, кто еще сохранил в себе способность размышлять о жизни, кто мы такие! Она болезненно бьет в самое сердце вопросом «почему мы такие?» Как мы можем существовать такие?
Но, чтобы не погрешить против Истины, не могу не сказать, что портит она не всех…Кто-то и за границей показывает «мастер-класс» российского человека, то есть в атмосферу всеобщего порядка и здравого смысла вносит российский элемент анархии и неуважения к миру…И это тоже мы…
Я больше не задаю провокационных вопросов ни самому себе, ни окружающим…В качестве ответа, а может быть из желания найти этот ответ, я просто хочу Вам рассказать об одном выходном дне в российской глубинке, в одном маленьком провинциальном городке…Об идеальном отдыхе…

1.

Выходных ждешь. Их начинаешь ждать сразу, с понедельника. Как только тебя захлестывает водоворот событий, дел, разговоров, проблем. В перерывах между ними, представляешь себе, а точнее надеешься, что в выходные непременно будет хорошая погода. Она просто не имеет права быть плохой! А иначе, зачем все эти потуги и нервотрепки, сидение в душном офисе, ношение костюмов, соответствующих «дресс-коду», когда, выходя из кабинета начальника, рука сама тянется расстегнуть верхнюю пуговицу рубашки и уже почувствовать себя чуть-чуть свободнее.
А тут еще эти разговоры сослуживцев – все-таки лето и пора отпусков. Это у тебя завалы и авралы. Это ты – раб свое работы, которая никогда не дает передышки. Ты тешишь себя обманчивой мыслью, что вот на следующей неделе возможна пауза и тогда…хотя бы на несколько дней…но неделя проходит, наступает новая, а с ней приходят новые неотложные дела и…как сказал классик «…вечный бой, покой нам только снится»…Поэтому с затаенным интересом и завистью ты прислушиваешься к рассказам сослуживцев о только что проведенной неделе в Турции, или где-нибудь в Испании…
Наконец, заветные пять дней недели позади. И вот наступает то самое долгожданное утро субботы. В радостном предвкушении ты просыпаешься. Выглядываешь в окно и, о чудо, видишь идеальное голубое небо над городом, озаренным еще несмелыми, еще прохладными лучами утреннего солнца. Мечта сбывается! На сборы уходит немного времени. Главное – цель! Река, пляж. Насладиться процессом загорания, периодически уходя в нирвану – почувствовать, как тебя обволакивает чуть прохладная вода реки, плыть и радоваться как ребенок, время от времени ныряя и ловя себя на мысли как в детстве – эх жаль, что никто не видит, как много я проплыл под водой…
Вот уже все собрано, осталось только решить сакраментальный вопрос – КУДА?

2.

До сих пор мне доводилось бывать во многих зонах отдыха города и его окрестностей. Но все эти годы меня преследовал слух, что где-то на берегу Реки, что течет по его окраинам, существует «рай местного масштаба», лучший городской пляж, официально место отдыха Центрального района. Сколько раз я слышал: купались в Реке, завтра едем с друзьями на Реку, встречаемся на пляже на Реке. О, эта заветная Река! Она проходит красной нитью через жизнь многих горожан. Ведь именно сюда, на мост через нее, по старой доброй традиции приезжают караваны свадебных процессий, чтобы под всеобщий восторг посмотреть, наконец, на что способен новоиспеченный муж, испытать, так сказать, его, Мужа, на прочность! Вот и кряхтят они, рыцари первой ночи, сгибаясь под тяжестью перешедших в статус жен любимых женщин. Не все доходят…Но все доставляют удовольствие присутствующим.
Ведь мост внезапно становится таким бесконечным, а любимое тело, таким щедрым на килограммы…Те, кто проходят испытание, могут смело успокоить себя – к будущей семейной жизни готовы! И, на память о случившемся, развешивают на мосту разноцветные лоскутки, в простонародье называемыми ветошью…Чем ее больше, скажете Вы, тем счастливее обитатели этого города!? Не думаю, что есть прямая зависимость между количеством вывешенного материала и количеством счастья на единицу населения…
Отдельно такими караванами выполняется план по сдаче металлолома в пользу будущей счастливой жизни. Исполняя обязательный ритуал, счастливые пары обвешивают мост Реки замками разной степени тяжести. Эти незатейливые приспособления как пояса верности на известных всем местах – выглядят значительно. А от чего защищают – не понятно…Но не повесишь – прогадаешь. Повесишь дешевый – невеста, вместо благоговейного отправления ключа на вечное хранение в мутные воды Реки, отдаст незаметно ключ кому-нибудь другому…В общем, вечная проблема русского «авось» - как бы чего не вышло. Поэтому, лучше в этот день все-таки повесить символ верности на символ города и потом периодически возвращаться сюда, чтобы находить свой памятный знак и подпитывать по разным причинам пошатнувшуюся веру в однажды происшедшее историческое событие.
Через какое-то время мост освобождает неведомая рука от символов осчастливливания, оберегая от перегрузки, освобождая место для новых жертвоприношений. Новые счастливые «ячейки общества» с завидной регулярностью появляются здесь, чтобы на фоне удивительно красивых пейзажей вновь потешить себя и публику клятвами на всю жизнь, подкрепляя их подвигами во имя…нет, нет, не любимой женщины – во имя традиции потешать толпу. Быть шутом, скоморохом – у нас в крови. И мы звеним своими бубенцами, будучи абсолютно уверенными в том, что чем громче звон, тем счастливее будущая жизнь… И слышен звон в эти дни на всю округу…

3.

Сколько раз, проезжая по этому мосту, я бросал завистливые взгляды в сторону пляжной зоны. Ну почему, столько лет живя в этом городе, я туда ни разу не попал? Что за неведомая сила отводила меня от этого пути, всякий раз выстраивая миллионы барьеров – причин, по которым я туда не должен ехать. Такое живописное место, в жаркий летний день заполненное загорающими телами…над водой просто туман клубится из брызг, создаваемых купающимися счастливыми жителями…как я себя ругал за свою нерешительность! Каких только фобий я себе не приписывал. Попасть на Реку, в конце концов, стало навязчивой идеей, как поездка в Петушки в знаменитом произведении Венедикта Ерофеева.  В общем, этому должен был быть положен конец. Может быть именно сейчас, в эти невероятно жаркие дни. Для того чтобы раз и навсегда исполнить Мечту и окончательно стать аборигеном...

4.

Итак. Я еду на Реку. И не отговаривайте меня! Не смейте! Сегодня или никогда!
Сказано – сделано. И вот я уже приближаюсь к заветному мосту. Быстро пролетев мимо колышущихся на ветру разноцветных лоскутков ткани, под звон бряцающих замков верности и счастья я выезжаю на финишную прямую этой дороги, ведущую к повороту в парковую зону, к берегу…
Экстрим начался практически сразу. Внезапно асфальтовое покрытие закончилось и возникло ощущение чего-то родного и близкого. То самое ощущение, которое испытываешь каждый день, проезжая по улицам города. Очевидно, город выбрали на каком-то неведомом нам совете в качестве полигона для съемки военных баталий, чтобы все было натурально. Иначе как объяснить, что в городе и окрестностях дороги представляют собой фронтовые шоссейки, будто только что обработанные вражеской авиацией. Поэтому езда по таким дорогам – всегда с применением ненормативной лексики и периодически - с остановкой для замены колес…
Как ни крути, а дороги в городе – душевные дороги. В том смысле, что пока едешь по ним, вытрясешь всю душу. А уж кого вспоминать приходится при этом!? Тут – кто во что горазд…
Поэтому я тихо, практически шепотом, пробирался по улочке маленького дачного поселка,  что расположился в прибрежной зоне, чтобы наконец добраться до конечной цели моего путешествия…

5.

Поселок резко закончился. Так резко, что я не успел адаптироваться к смене ландшафта, прилегающего к дороге. Последний дом остался клубиться в поднятой машиной пыли. А когда пыль стала оседать, я обнаружил, что следую мимо очень живописных «остатков жизнедеятельности» обитателей Центрального района города. Вдоль обочин мило расположились такие близкие сердцу каждого горожанина свалки. На жарком июльском солнце они создавали атмосферу настоящего химического завода, Зоны, в которой то тут то там встречаются впопыхах оставленные следы может местных жителей, а может инопланетян, которые просто вздумали вдруг устроить в этом «заповедном» месте «пикник на обочине», словно в подтверждение гениальной мысли наших великих фантастов – братьев Стругацких.
Когда прошло первое потрясение и легкое помутнение в голове от забористых испарений, я увидел грунтовку, ведущую непосредственно к береговой линии Реки, к зоне отдыха Центрального района – к Зоне! Она, Зона, еще скрытая раскидистыми деревьями, уже волновала, уже рисовалась неким райским местом, где, куда не приткнись, везде спокойствие и благодать. А что еще нужно усталому человеку? Иметь возможность блаженно растянуться, нет-нет, не на вежливо предложенном обслуживающим персоналом шезлонге - на заботливо прихваченном с собой полотенце и подставить разморенное тело испепеляющему светилу…
При этом шум и гвалт, доносящийся с берега, позволял надеяться, что и купальная программа будет выполнена…закрыв глаза я уже представил, как рассекаю мощными гребками чуть прохладную воду и она шипит от прикосновения к моему, начинающему подпаливаться, телу…В каком-то детском восторге я кувыркаюсь в этой бархатной воде и никак не могу насытиться этим блаженством…С этими расслабляющими мыслями я смело двинулся в сторону берега…
Легким диссонансом к нарисованной моим воображением картине стало открытие, что большинство свободных мест под кустами, непосредственно примыкающими к пляжу, уже заняты более шустрыми и расторопными автолюбителями, а точнее их машинами. От их обилия парковая зона уже таковой не воспринималась. Скорее здесь присутствовала как во многих других местах города абсолютно стихийная парковка по принципу «кто во что горазд». В российской действительности этот принцип, особенно в городской черте, в переводе на общедоступный язык, означает полное игнорирование каких бы то ни было правил, а главное, полное и абсолютное не уважение к ближнему своему. То есть, я ставлю, как хочу или как умею, а дальше – трава не расти. Сможешь ты после меня проехать или тебе придется нанимать вертолет – это твои проблемы. Бывает, что в отдельных случаях (по сообщениям прессы) кто-то вместо поиска вертолета вступает в жесткую полемику с таким водителем, с применением как «ручных» аргументов, так и технических средств изменения состояния мешающего авто. Земля полнится слухами об исходе таких споров. И тут уж кто сильнее, тот и прав. Закон стаи… Но вот что удивительно, количество водителей – «пофигистов» или, что не менее грустно, «чайников», к сожалению, не уменьшается…
Ладно…И к этому мы давно привыкли…Не думаю, что приехав получить удовольствие от солнечных ванн, я буду столь требователен к себе подобным. К тем, кто, передвигаясь на колесах, каждый раз озабочен, куда приткнуть свое авто. Что в городе, который строился без учета всеобщей автомобилизации, что на природе, видавшей многие схватки звероподобных…Зачем? Спокойно осмотреться и найти свое дупло, не торопясь жать педаль газа – шуму будет меньше, а результат тот же!
Итак, все еще пребывая авансом в легкой эйфории, я ступил на заветную землю. Машина заботливо укрылась под одним из немногих, оставшихся незанятыми, кустов. Парковая зона осталась за спиной и…вот он пляж моих Мечт, вот она – гладь Реки, которая в самые ближайшие мгновения очистит меня от городской накипи и зарядит меня отдыхом на всю неделю…

6.

Прошли первые секунды счастья…Поймал себя на мысли, что пытаюсь лавировать в поисках места приземления, но не между загорелыми телами, тайно косясь на будоражащие воображения контуры отдыхающих тел противоположного пола…Отнюдь…Со сноровкой опытного туриста, стараясь точно рассчитывать место следующей постановки ноги, я двигался между, вы не поверите, теми самыми остатками «пикников на обочине»…Только почему-то именно в столь людном и открытом месте их было до неприличия много.
Но…удивляться ведь не приходится. Каждый из нас часто в своей жизни мог наблюдать ставшую обыденной картину, когда очередная компания, отъевшись и отпившись на чудном свежем воздухе, оставляет после себя все то, что просто не лезет уже в распаленные чрева -  кучи мусора.  Где бы мы ни были, везде после нас кучи…
7.

Найдя, наконец, подходящее место, я с радостью (да, да, с радостью!) сбросил с себя одежду и вот оно, свершилось! Подставил еще бледное свое городское тело палящим лучам…Где-то на задворках сознания время от времени возникала шальная мысль, что ложиться на покрывало не рекомендуется – свежий воздух, он здесь - на высоте отверстия для дыхания в вертикальном положении. Все, что на уровне земли, благоухает набором таких ароматов, что при известной доле воображения, можно говорить о некоей химической атаке, которой подверглась Зона…Поэтому лучше расслабиться и принять жизнь такой, какая она есть…Да здравствует зона отдыха Центрального района!
Постояв так минут пятнадцать, не скрою, в какой-то болезненной борьбе с собой, я решаюсь на отчаянный шаг – «сбыча мечт, так сбыча мечт»! Поэтому - вперед, в воду…тем более, что там было столько заразительно плескающегося счастливого народа, что предстоящее купание ощущалось как историческая неизбежность.
И я пошел. Подойдя к кромке берега, я обнаружил новое препятствие для реализации своих планов, препятствие скорее физического чем морального  свойства…Оказывается, чтобы войти в воду, необходимо было спрыгнуть с легкого обрыва в прибрежную глину…Если от этого прыжка ты сможешь сохранить равновесие и устоять там, где ноги куда-то проваливаются в обволакивающую тебя жижу, то тебе повезло. Стой и жди. Сначала поднятая тобой грязевая взвесь должна успокоиться. Тогда у тебя есть шанс не выйти с ней на берег, застрявшей в твоих новых, купленных для турецко-египетских пляжей, плавках. И только после этого рывком, именно рывком бросайся в воду. Сразу хочу предупредить, что хитрости с постепенным заходом и привыканием здесь не проходят – есть опасность поскользнуться и уж тогда вкусить по полной весь колорит прибрежного ила…
Но разве может что-то остановить сегодня бывшего советского человека? Последние барьеры рухнули. Пока я стоял в раздумьях о смысле бытия, никто не нарушил моего личного пространства, т.е. никто не прыгнул рядом, сведя на нет все мои усилия остаться чистым. И я, вдохновленный, наконец, плывуууууууу!

8.

Первые освежающие гребки. Пока еще среди копошащегося люда…Глядя на них иногда вспоминаешь такую знакомую с детства картину: весна, первые лужи, и в них радостно чирикая, обливая друг друга брызгами растаявшей прошлогодней грязи, заходятся от счастья ошалевшие воробьи…Человечество пошло дальше, сделало картину еще более живописной…Вы знаете, чего нет и никогда не было на тех, заграничных пляжах? Хотя не прав, сейчас, наверное, уже и там есть…но к счастью, пока еще в меньших количествах…Это наш любимый, наш практически единственный язык общения – старый добрый русский мат…Можно даже не оглядываться, вдруг услышав за спиной забористые выражения. И не гадать, кто это сказал, мужчина, женщина, или хрупкая девушка…Это может исходить от любого внешне благообразного вида и не очень гражданина…
Этот универсальный язык сейчас доступен всем. На его изучение не нужно тратить какие-то средства или нанимать репетиторов специально – мат – это эсперанто наших дней. Это «латинский» язык всех врачей мира – если самих себя считать врачевателями собственных душ. Это универсальный язык, который понятен любой категории населения в любом уголке как нашей страны, так и в ближнем и дальнем зарубежье. Он делает нас равными, равными по силе выражения своих чувств, как в стаде, в котором для понимания достаточно зарычать, завыть, залаять – удивительное единство!
Может, наступила уже Эпоха всеобщего равенства – всеми признанного МАТА?
Вот в такой атмосфере легкого лучистого переругивания я и поплыл, мимо резвящихся девчонок, рассказывающих друг другу о свиданиях с друзьями, но странным образом постоянно вспоминающих какую-то, наверное, общую для всех мать, мимо  выдающих трехэтажные языковые построения мальчишек, счастливо называющих себя короткими, но емкими именами, сложенными из трех букв русского алфавита,  и совсем уж профессионалов лингвистики – подогретых бритоголовых мужичков…Здесь впору было бы задержаться, да уподобившись герою известного фильма, приехавшего в этнографическую экспедицию, позаписывать за ними просто алмазы и бриллианты всеобщего языка…Но на подсознательном уровне, почему-то пришла мысль, что нужно чуть ускорить движения и вырваться из этого плавающего оазиса орфографических богатств на середину реки…Большое ведь видится на расстоянии…Издалека все эти веселые аборигены опять напомнят весеннюю идиллию, и придет успокоение…
Выплыть на середину реки и получить удовольствие от процесса – это счастье…Но все в этой жизни рано и поздно кончается и наступает момент возвращения к соплеменникам.
Подплываю. Ах, не задача. Четыре мужичка вспомнили детство – решили на пьянящем воздухе поиграть, пошвырять друг в друга комки ила – как зимой снежки…Наверное надеясь на подсознательном уровне, что все вокруг будут смотреть и умиляться…
И вот уже первые попадания друг в друга и в счастливых зрителей…Все четверо сразу стали напоминать кочегаров - то, что они по пояс стояли в воде, не спасало. Тем более, что комья ила, в отличие от снега, не обладают отбеливающим эффектом.
Кидание на меткость продолжается. Правда, с этим у них – понятные проблемы. Именно поэтому в игру вовлечены окружающие, все кто имел неосторожность оказаться рядом. Вот только странно, радостного оживления на лицах случайных зрителей почему-то не обнаруживается…Наверное, просто сработал эффект неожиданности и они остолбенели от счастья…
Им ведь нравится! Иначе как объяснить, что никто из них и звука не подал сказать мужичкам об обратном?…

9.

В общем, лавируя и увертываясь от беснующейся толпы купающихся, я, обновленный и слегка ошалевший, выхожу на берег. Путь до моего покрывала короток, но вполне достаточен, чтобы обтереть об траву такой прилипчивый к ногам речной ил. Свежесть реки с каждым моим шагом в сторону от берега вытесняется таким уже привычным и ставшим родным запахом тлеющей в костре органики…Сразу перед глазами встают картины нанизанного на шампуры мяса на импровизированных или ныне таких популярных заводского изготовления мангалах…
Да, да, мы – русские люди…настолько русские, что выезжать на природу и не вкусить ставший таким родным шашлык, все равно, что париться дома в ванной.
Шашлык наш человек готов поглощать, лишь только снег сходит с осиротевших без весеннего солнца полей и лужаек…в это время начинается массовый исход из городов населения с целью потребления мяса на свою душу…При этом, конечно, не обходится без главной составляющей этого праздника жизни и желудка – костра…Костер…Романтическое время на природе…Совершенно упоительные запахи начинающегося подрумяниваться на углях мяса…О, это магическое шипение капающего на угли жира…это святое время…когда мясо еще только «подходит», а уже можно создавать атмосферу пикника, сбросив с себя путы городских забот и обязательств…
Организованный на скорую руку стол, еще до готовности мясных горячих деликатесов, быстро заполняется обязательным набором, запасливо приготовленных  заранее продуктов. Даже если человек в течение недели питается размеренно и самодостаточно, то на пикнике, как правило, нужно взять реванш. Поэтому в дополнение к еще не съеденному мясу в ход идут овощи, всевозможные колбасы и грили, консервы и трава, яйца «в крутую» и хлебобулочные изделия. Воздух на природе пьянит, но его хмеля, как правило, бывает не достаточно. Поэтому на импровизированные столы выгружаются батареи бутылок, с разными этикетками и содержанием. Градусы в них варьируются в зависимости от процентного содержания полов в голодной кампании. Перед первым готовым шампуром с мясом обязательно начинается процесс заклинания, то есть раскупориваются бутылки и говорятся тосты. Содержание речей не имеет большого значения. Главное, первый тост дает старт чревоугодию на природе, второй – как бы подчеркивает, что необходимо успеть дозаправиться до прибытия первой партии горячего дымящегося мяса…Третий, четвертый и далее, как получится и сможется – тут уже все зависит от сугубо индивидуальных настроек участвующих в процессе. При этом не всегда количество поднимаемого и провозглашаемого соразмеряется  с количеством поджаренного на костре… 
Главное, не важно, что происходит при этом вокруг тебя. Поют ли соловьи, пытаясь достучаться до оголодавших сердец, шумит ли листва, напоминая о том, что вот она – Русь, воспетая Пушкиным и Блоком, Некрасовым и Тютчевым…, раздается ли плеск рыбы в воде, которая тоже разморена под жарким июльским солнцем и начинает резвиться, привлекая к себе внимание, как юная дева, жаждущая любви…Все усилия матушки – природы покорить нас Прекрасным тщетны. Пока не будет все съедено и выпито, никто не обратит внимания на царящую вокруг благодать…
Но всему когда-нибудь наступает конец. Классическое, в лучшем случае, завершение такого пикника, в котором участвуют наши люди: сначала сложить все опорожненные бутылки и мусор в аккуратную кучу рядом с собой. Потом, из детского озорства, некоторые из бутылок (пластмасса хорошо горит) бросить в еще тлеющий костер. Когда зловоние станет немножко невыносимым – завершить действие «по-пионерски»: либо коллективно, либо индивидуально…И наконец, в блаженном чувстве абсолютного удовлетворения, покинуть место феерии, оставив после себя дымящиеся остатки и, в масштабах друзей наших меньших – муравьев – санитаров леса, курганы всяких недоеденнопитых вещей. В худшем случае, следы нашего пребывания остаются на таких обширных площадях, будто пометили мы их с борта самолета-сеятеля.
Наши великие фантасты уже пытались анализировать подобные артефакты залетных цивилизаций…Может, с точки зрения ползущих и периодически гибнущих на кострах, муравьев, многочисленные следы, оставленные на берегах и лужайках, и воспринимаются как повод для дальнейшего и всестороннего изучения муравьиной цивилизацией цивилизации человеческой…Не знаю…Но, как мне кажется, мы следы своего пребывания оставляем, не задумываясь о своем месте во Вселенной…

10.

На берегу, где находится зона отдыха Центрального района, не было живого места от встречающихся на каждом квадратном метре пепелищ, оставленных городскими инопланетянами. Я, забывшись, а может устав от судорожных попыток спастись от «метких» попаданий вспомнивших детство, все-таки присел на покрывало. И снова ароматный букет запахов органического и не только происхождения, заставил задержать дыхание.
Последние сомнения были отброшены – собираюсь!
Вот только подсохну чуть-чуть, стряхну с себя ил да пепел кострищ и…домой – отдыхать. Пока собирался, заметил, что машин на берегу стало гораздо больше, свободного пространства, не занятого загорающими, практически не осталось. Втайне порадовался за них – за всех нас, принимающих как должное полное отсутствие цивилизации на этом островке пляжной жизни…
Прошло еще пять минут, и вот я уже сижу в машине. Она приветливо загудела и начала радостно, с чувством облегчения, движение в сторону города. Пару раз, чертыхнувшись на ухабах и вспомнив родственников и других причастных к фронтовой дороге, я все-таки выехал на шоссе, ведущее к городу.
День закончился. Вернувшись домой, и, немедленно приняв душ, смыв с себя следы посещения Полигона, Зоны, я плюхнулся в постель и забылся тревожным сном…
Иногда ворочаясь и крича что-то не члено-раздельное,я видел сны… мне снились обрывки каких-то странных видений, будто меня силой уводят на прилетевшую инопланетную тарелку и там глумятся надо мной, заставляя пить сначала мутную воду городской реки, а потом, «по-пионерски», тушить все костры, которыми отмечена Зона…
………………………

И еще…Единственное, о чем успел подумать, прежде чем отключился:
Что лучше бы я просто в тишине и покое провел это время на каком-нибудь очень далеком от этих мест пляже.
А потому я больше не задаю вопрос о том, где лучше отдыхать? Если когда-нибудь представится возможность хоть на несколько дней узнать, что же это такое - законный отпуск, я не буду раздумывать больше, куда ехать. Здоровье все-таки дороже! 


Рецензии
Как изменились настроения, со времен Тарковского:)

Кирилл Корженко   22.06.2015 22:57     Заявить о нарушении
Я бы сказал чуть иначе: мир, во многом, уже прошёл свою точку невозврата...
"Времена Тарковского" - святые времена - мир поколения, может быть, бунтарского в чем-то, но еще хранившего в себе святые заповеди Христовы...

Спасибо Вам,
С уважением,

Алексей Хазанский   23.06.2015 09:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.