Лешкина правда

Сколько лет Лёшке, никто не знал.
Он будто застыл в каком-то нужном ему возрасте. Тело крепкое, почти мальчишечье, мускулистое, а голова совсем седая.  Как-то странно седая: только справа.

Видно, поэтому Лёшка со своей причёской особо не мудрил. Брал денюжку  и шёл к Светке:
— С шеи убери, а сверху прикрой.

— Ну, дядь Лёш, ну чего там прикрывать-то? Зачем? Ты всё равно кепку носишь зимой и летом. Давай состригу, а?

Лёшка щербато улыбался в ответ:
— Не, Свет, положь сверху немного…  Не спорь, это мне память такая о раньшем.
И сбрызни запахом. Я гулять к бабам пойду.

Светка хохотала и даже пару раз брила дядь Лёшу бесплатно:
— Ну, жених,  успевай, пока тёть Клава не вернулась.

Клава, Лёшкина жена - бухгалтер на заводе. Лёшка зовёт её Цифра.
Клава улыбается ему в ответ краешком рта. 
Может, она и во весь рот улыбается, только этого не видно. Потому что Клава всегда как-то в профиль стоит. 
Волосы в пучок собраны, руки спрятаны  в карманы длинной вязаной кофты, на ногах – ботинки.
Клава Лёшку зовёт Мой Мужик.

Цифра с Мужиком живут вдвоём. Так считается.
Но вообще-то, у них в доме всегда кто-то ещё бывает: то женщина с ребёнком жила пару месяцев — красивая, но грустная какая-то,  то парень с завода, где Клава работает.

А однажды Лёшка в реке выловил девку.
Пошёл с саком на рыбалку после ледохода, а там девка топиться надумала. Он её и приволок домой.
 
Девка трясётся, пьяные сопли по щекам размазывает, мычит что-то.
Хорошо Клава подоспела. Переодела в сухое, молоком напоила:
— Ну что мы с ней, Мужик, делать будем? В милицию сдадим?
— Не.. всё не тОе, всё не тОе… всё пустое, — махнул рукой Лёшка.

Все над Лёшкой потешаются:
— Лёш, кому ты цветы-то рвёшь? Цифре своей? Или зазнобу завёл?
— Не… Сашке гербарию делать надо, а  Матвей ему цветов не даёт, продавать они их будут к школе, денег хотят взять побольше.

Сашка этот с дядь Лёшей не разлей вода.
Дружба у них  такая случилась после истории с котом.

Выпросил Сашка у матери  котёнка. Котёнок совсем махонький, серенький, глазки голубенькие, через порог еле переползает.
Вот на этом пороге его Сашкина мать и не заметила. Толкнула дверь ногой, а  там котёнок карабкался. Страшно хрустнуло и стало тихо.
А потом  закричал Сашка.
 
Мать схватила котёнка на руки, глянула, а тот и мяукать не может, всего его перекосило, расплюснуло.
— Саш, я его в лечебницу снесу, не ори только.

Здесь Лёшка и подоспел:
— Дай-ка мне его, — сдёрнул с головы кепочку и устроил туда махонького.
Котёнок рот разевает, а голоска совсем не слышно.

Лёшка котёнка забрал себе.

Утром Сашка с матерью постучались узнать что да как.  Смотрят, а Лёшка сидит  на своей  табуреточке с кепочкой в обнимку, в кепочке котёнок сопит.

— Лёш, я тебе заплачу, ты ж ночь не спал, — торопится Сашкина мать.
А Лёшка улыбается:
— … не … не  тОе, всё пустое.

С  той поры Сашка от  дядь Лёши ни на шаг.


— Сынка себе завёл, — потешаются мужики. А бабы  поддакивают:
— Сводил бы свою Цифру в кино какое, что ли... Чего ты всё лыбишься-то попусту, Лёшка?

— В кине вашем одни сказки. За правдой туда ходить не обязательно.
— А куда ходить по-твоему, а?
— Ну, хоть бы в лес, там правильно, — улыбается Лёшка.

В лесу Лёшка может бродить сутками. По своим тайным тропочкам. Повесит ружьишко на плечо,  сунет в мешок заплечный  еды, свитер и поминай, как звали.

— Да ты хоть корзинку захвати, — удивляются ему вслед.
— Пустое…


Осенью Цифра попала под машину.
Лёшка, похоронив жену, ссутулился и запил.

А через месяц случился ночью пожар.  Горел дом старухи Петровны. Она жила  замкнуто, её поминали недобрым словом и обходили стороной. Не любили Петровну. Да и она соседей не жаловала, зло зыркала и вечно бормотала себе что-то под нос.

Уже рухнула крыша, и столб огня взметнулся в небо.
Вокруг суетливо носились мужики и причитали бабы.

Лёшка обернулся одеялом и сунулся в дом.

— Конец Мужику, - ахнули соседи.

Петровну Лешка  еле-еле выволок, надрывно закашлялся и выдавил:
— …правда… жарко.



***
С той поры Лёшка всё больше молчал. Сидел на лавочке во дворе в своём куцем пиджачке и неизменной кепочке  и курил. Подопрётся кулаком и смотрит куда-то вдаль, а забытая папироска  неприкаянно свисает с губы.

— Дядь Лёш, — крутится рядом Сашка, — солнце-то какое красное… красиво…
— …эт, Сашка, правда. А раньше было всё не тОе, не понимал я раньше.


фото из интернета.


Рецензии
Не тОе, не пустОе. Великолепная проза, Ольга.
С поклоном,

Алекс Ершов   28.03.2017 23:53     Заявить о нарушении
Алекс, привет!
Рада тебе... спасибо.
СПАСИБО:-)

Ольга Алексова   29.03.2017 08:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 165 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.