Улыбка. сентиментальный этюд

                                                                         УЛЫБКА.
                                                                    Сентиментальный этюд.
                                                             

       Много на нашей зелёной планете разных путей. Днём и ночью перекликаются гудки, стелятся  над  землёй цветные дымы. Днём и ночью летят поезда, – у каждого своя дорога. Днём и ночью едут  люди, – у  каждого своя  судьба.

Итак,  в  командировку. Как  это  всегда  бывает  со  мной  в  вагоне,  я  долго  не  мог  уснуть.  И,  лёжа  на  верхней  полке,    лениво  размышлял  о  том,  какая  это  замечательная  штука – отъезд,  когда  разом  рвутся  все  связи с прочным  и привычным  местом,  бытом,  образом  мыслей,  а  на  смену  приходит  безотчётная  радость,  и  беззаботность,  и  лёгкая  тревога,  и ожидание  чего-то  нового,  неизведанного,  неиспытанного, – почти  забытое  чувство, щемящее,  как  встреча  с  ненадолго  вернувшейся  юностью.

А  также  о  том,  что с  моим  сегодняшним  миром,  сузившимся  вдруг  до  тесного  купе,  меня  связывает  лишь  взгляд,  которым    могу  зацепиться  за  разные  мелочи, одни  только  и  дающие  возможность  ощутить,  что    существую  именно  в  этом  пространстве:  угол  чемодана,  свесившаяся с полки  рука  спящего  соседа,  обрывок  газеты  с  половинкой  заголовка;  и  я  от  нечего  делать пытаюсь  угадать,  что  было  на  оторванной  половине.  Закрою  глаза – и  сразу  стану  гражданином  Вселенной,  пылинкой,  взвешенной  в  слегка покачивающемся  безграничном   Космосе.

А там – ночь. Чёрный  грохочущий  ветер,  дальние  огни  медленно  уплывают  назад,  напоминая  о  чужом  уюте,  иногда  пунктиром  голубых  вспышек  луна  перечеркнёт  цепочку    придорожных  луж, и  снова  только  чёрный  гул,  да  бегущий наперегонки  с  вагоном    световой  параллелограмм.

Вот  замелькали  цветные  фонари,  сумятица  рельсов  и  шпал,  клубы  светящегося  дыма,  тёмные  глыбы  товарных  вагонов; мелодия  колёсного  перестука  разбилась  на  замедляющийся  ритм  отдельных  ударов,  вагон в последний раз качнуло,  и всё  стихло.  Станция.

Вдруг  загудело,  загрохотало,  побежали,  как  в  кинохронике, сменяющиеся  кадры  освещённых  окон.  Встречный  поезд  остановился  рядом.

Я  люблю  эти  встречи  поездов,  пароходов,  путников  на  горных  тропах.  В  них  есть  что-то  необычайно  трогательное  и  человечное:  далёкий  привет,  молчаливое  мужество    неизбежного   расставания,  печаль  о  друге,  обречённом  на  одиночество.

Смотрю в  купе  напротив. И  там  та  же  ветка  сирени  в  стакане  на   столике,  спят  люди, блестят  замками  чемоданы.  И  я  рад тому, что моя  Вселенная  стала  вдвое  шире:  ведь  стекло – не  преграда   взгляду.  И   вижу:  там,  на  той  стороне  Мира,  не  спит  женщина.
В  полутьме  её  лицо  кажется  прекрасным  и  загадочным.  Она  глядит  на  меня.  Она  улыбается, – или это только  кажется  мне?  И  тут  я  замечаю,  что  тоже  улыбаюсь  в  ответ,    и    ловлю  её  улыбку, и  бросаю  ей  назад,  и  тысячу  тысяч  раз  ловлю  и  снова   возвращаю,  и  нет  сейчас  никого  ближе, чем  мы с  нею – два  тепла,  встретившихся  посреди  остановившегося   времени,   в  холодном  мраке  бесконечной  ночи.

     Ударил  гудок.   Резкий,  короткий,  как   «Прощай».  Окно  вздрогнуло  и  поплыло  назад, всё быстрее, быстрее.  Колёса  снова  начали  свою  партию  ударных,  и  стало  всё  равно,  километр  между  нами,  или  тысяча.  А  я  всё  глядел  и  глядел  в  одну  точку,  как  будто  она  чем-то  отличалась  от  других  в  мутной  заоконной  тьме.

Днём  и  ночью  над  нашей  планетой  летят  поезда, – у  каждого  своя  дорога.  Днём  и  ночью  куда-то  едут  люди, – кому  какое  дело? 

Нет, наверное,  слова  страшнее, чем  «навсегда».  Но  в  эту  ночь,  когда  поезда  уносили  нас  с  нею  в  разные  стороны,  в  разные    жизни,  окончательно  и  беспощадно,  её  улыбку  я    увозил  с  собой,  в  самом  тёплом  и  надёжном  уголке  сердца.  Она  и  сейчас  там.
   Не  верите?   Тогда  мне  жаль  Вас  …
                                                                                                       ….  далее  везде.


                                                                                                                                                    

 


Рецензии
"Однако признаюсь честно: всё - было! Всё - правда! Только вот улыбки - не было. Но так хотелось, чтобы и это тоже было правдой!" - пишете Вы. А написано так, будто и впрямь БЫЛА та улыбка женщины в окне встречного поезда.
*
Спасибо, Марк! Хорошо пишете! Светло!
**
Если интересно ещё про МОЮ (и не только!) улыбку (тем более - в День смеха!) - http://www.proza.ru/2012/04/09/1037

P.S.
Потом удалю это.
Исправьте ошибку в названии: УЛЫБКА. СеНтиментальный этюд.

Ольга Благодарёва   01.04.2016 07:25     Заявить о нарушении
Марк, АУ!!! Вы живы?

Ольга Благодарёва   21.06.2016 08:31   Заявить о нарушении
Это вопрос из вопросов, Ольга.
ЯЗ.

Яков Задонский   05.07.2016 16:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.