Хаос Несебетождественности. Глава 3

                          Глава 3. Хищный Мир.
      
      …Снова оказались на твёрдой земле. Более-менее придя в себя после пережитых треволнений вообще и после гибели ещё одного товарища – в частности, мы стали осматриваться, чтобы понять, куда же нас забросило на этот раз.
     Это место отдалённо напоминало чудовищных размеров стадион. Он простирался во всех направлениях на многие километры, почти у самого горизонта виднелось нечто вроде футбольных ворот высотой с Останкинскую телебашню, еще дальше – исполинские трибуны. Воздух переполняли незнакомые ароматы; у нас создалось впечатление, что мы изрядно прибавили в весе. Кроме того, ни у кого не осталось никаких признаков недавно полученных травм – ни синяков, ни ссадин, ни всего прочего.
     Стадион, кстати, наш – университетский. Вот только мы сами теперь размером с муравьёв… Хотя нет – слишком чужой! Взять хотя бы здешнюю растительность: довольно крупную, и вместе с тем – до невозможности экзотическую. Самым экзотическим её свойством являлась хищность, что выяснилось, когда одно из растений проглотило проползающего мимо него лоснящегося слизня-переростка размером с кошку. После этого мы стали свидетелями того, как несколько «супертравинок» растерзали и сожрали страховидную зверюгу величиной со взрослую корову. Далее виднелись ещё более крупные представители местной хищной флоры, для каждого из которых, судя по габаритам, суточная норма потребления мяса измерялась тоннами.  Разумеется, от них нужно было держаться подальше. Но, оглядевшись, мы поняли, что опять попали – вне зависимости от выбора направления движения нам рано или поздно предстоит столкнуться с плотоядными зарослями! И что же теперь делать?!! Мы взглянули на ближайших к нам флорических чудовищ. Те угрожающе двигались, хотя было очевидно, что на таком расстоянии им до нас не дотянуться. Вдруг они одновременно выпустили сгустки красноватого пара, которые через долю секунды достигли нас. После этого мы с ужасом поняли, что помимо своей воли приближаемся к ним!  Нас парализовало, но Мир летел навстречу, катастрофически сокращая расстояние до  кровожадных зелёных монстров!!!!! Когда последнее стало меньше критического, они сплошной массой  обрушивались на нас…   
     …Мир судорожно вздрогнул, затем – померк, а через мгновение – снова  возник, но теперь мы оказались  возле трибун. Безо всякого гротеска могу сказать, что они предназначены для гигантов, каждый из которых мог бы запросто завести себе Годзиллу в качестве декоративной ящерицы. Они окружали чудовищный Стадион многокилометровым кольцом, а последовательность расположенных друг над другом рядов заканчивалась в стратосфере планеты-гиганта. Взглянув вверх, мы увидели небо этого Мира.
       Небо здесь представляло собой воплощенный шедевр фантасмагористического абсурда. На одной его половине был день, на другой – ночь, причём на дневной половине небо было светло-фиолетовым, а солнце представляло собой кратную звезду кратности восемь, каждая составляющая которой являлась, видимо, красным сверхгигантом, там же, где была ночь, взору открывался совершенно чуждый рисунок созвездий и рой из нескольких десятков причудливых планетоидов, сильно различающихся по размерам и цветам. Через несколько секунд оно изменилось: ночная часть неба уменьшилась, рисунок созвездий стал совсем иным, количество спутников увеличилось, их размеры, цвет и местоположение претерпели кардинальные изменения, на разросшейся же зоне дня небо стало тёмно-фиолетовым, а солнце – шестикратным жёлтым карликом. Затем небо начало меняться ежесекундно. Складывалось такое впечатление, будто мы находимся на чужой, невообразимо огромной, населённой экзотическими существами планете с гигантской, но совершенно не портящей условия существования, переменных размеров и формы дырой в непостижимым образом ежесекундно меняющейся атмосфере, причём планета эта непрерывно совершает «репагулярные» скачки из одной Галактики в другую, оказываясь при этом в самых экзотических звёздно-планетарных системах, что почему-то никоим образом на самой планете не сказывается!
        Вдруг с трибун раздался такой РЁВ, что это «космическое безобразие» мгновенно потеряло значимость. Взглянув на них, мы едва не пожалели, что не дали растерзать себя механическим олицетворениям НекроСвета-НекроТьмы – на всех местах громоздились материализованные СВЕРХЧудовища, облик которых по своей ужасности и античеловечности переходил все мыслимые и немыслимые границы!!!!!! Их линейные размеры составляли сотни метров, массы, как минимум  – десятки тысяч тонн, многие из них имели множество огромных, многосуставчатых, невероятно мобильных щупалец, которые непрерывно двигались, сплетаясь и расплетаясь бессчётными способами; каждую из непотребно многочисленных голов – и одиночных, и вросших друг в друга – покрывали сотни  аритмично пульсирующих, разноцветных и разновеликих мембран и отверстий, которые то сжимались, то расширялись, извергая либо пламя, либо густую, зловонную жижу, которая, попадая на тела других Монстров, чаще всего начинала разъедать их подобно кислоте, при этом ярость изувеченных обрушивалась либо на соседей, либо на самих себя (что примерно в половине случаев заканчивалось либо убийством, либо самоубийством). Некоторые росли прямо друг из друга, некоторые отпочковывались от уже существующих, или, наоборот – умирали, причём труп умершего немедленно пожирался соседями, и в процессе «делёжки» мёртвого тела могли возникать конфликты, заканчивающиеся гибелью  новых СВЕРХЧудовищ. Десятка три кошмарных созданий, которых я сначала посчитал различными организмами, оказались на самом деле вросшими в тело стоглавого и тысячехвостого (или тысячеглавого и стохвостого?!) Змея, занимающего верхние три заоблачных ряда, на котором при полном его согласии разместились ещё несколько сотен тварей. Вдобавок, все они орали (за исключением трупоедов).  Вдруг стало ясно, что они матерятся, причём наш мат в сравнении с этим – просто Слово Божье! Ещё через некоторое время мы поняли, что причина их Ярости и Восхищения находится на бескрайнем футбольном (или не футбольном?) поле.
       При взгляде на поле нам стало ещё хуже. Там друг против друга стояли две команды существ, представители которых выделялась на фоне зрителей так же, как Левиафан – на фоне планктона!!! А между ними, примерно на равном удалении от обеих команд, лежал полукилометрового диаметра мяч, состоящий из (ГОСПОДИ – УБЕЙ ВСЕЛЕННУЮ И СЕБЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!..) связанных друг с другом человеческих трупов, причём те из них, что были наверху, ещё не потеряли первоначальную форму. О том, что творилось в далеко не внешних слоях «мяча», невозможно было и помыслить.
      С непередаваемым ужасом мы поняли, что сейчас должно произойти. И произошло. После того, как игра началась, одно из Отродий пнуло его самой крупной нижней сверхгигантской конечностью. Из мяча во все стороны полетели части человеческих тел, а сам мяч отбросило на огромнейшее расстояние, где по нему ударило другое СВЕРХЧудовище, затем – третье, четвёртое… Исполинский ком живого мяса на глазах терял форму и уменьшался, а рёв на стадионе всё усиливался и усиливался…
      …Мы надеялись, что вырванные фрагменты тел до нас не долетят. Ага, как же!!!!!! В кого-нибудь время от времени попадал многокилограммовый кусок человечины, иногда – вместе с обломками костей. Бывали кусочки и покрупнее – центнера по два, а то и больше – представляющие собой бесформенные совокупности нескольких (многих) трупов, прошедших адскую мясорубку. В какой-то момент рядом со мной упал сравнительно легко узнаваемый людской ошмёток – голова с наполовину содранной кожей, шея с порванной сонной артерией, кусок грудной клетки, на сломе которого отчётливо просматривалось сердце и почти не имеющая видимых повреждений  правая рука. Этот замаранный землёй и кровью фрагмент тела слегка приподнялся, и, подперев единственной конечностью правую щёку, с лукавой улыбкой уставился на меня. Я несколько секунд обалдело таращился на него, а потом узнал – это был Андрей из 11-ой группы, пропавший после нашего неудачного опыты с «телепортом» на университетской лестнице.
      – А-а… Чё это вы тут развалились?! – неожиданно для самого себя спросил я.
      – Ну-у… вот такая вот ситуёвина, Вадик! – каким-то не особо своим голосом ответил Андрей. – Я, конечно, мог бы щас уползти отсюда на одной руке, но чё-та мне в лом после смерти ещё и ползать! И так лежу тут дурак-дураком: и труп – не труп, и живым не назовёшь! Хорошо, что хоть не больно.
       «Значит ты, наверное, реально помер!» - подумал я. И в этот момент с содержимым грудной клетки «ливинг-дэдного» атомщика начала происходить какая-то очередная фигня – она переполнилась густейшей кровью, неким непостижимым образом сформировавшей на рваной границе непроницаемую плёнку. Эта кровь мгновенно закипела, обильно пузырясь и ежесекундно выбрасывая в пространство квинтиллионы больших и сложных молекул, но при этом её количество словно бы не изменялось вовсе, как будто превосходило само себя и потому,  уменьшаясь, не уменьшалось. Андрей наблюдал за происходящим с нарочито идиотской улыбкой и невероятно выпученными глазами, один из которых располагался на той части его лица, что была совершенно лишена кожи. Рождающиеся в огромных количествах на поверхности кровяной плёнки пузыри стремительно увеличивались в размерах и сливались друг с другом, секунд за двадцать образовав один-единственный громадный полусфероид, который уже заполнил собой всё пространство разорванной грудной клетки Андрея, но рост свой не прекратил. Атомщик, всё сильнее выпучивая глаза, наблюдал за тем, как из его ущербной плоти вырос гигантский – несколько метров в диаметре – кровяной квазишар. Казалось, что он будет увеличиваться до бесконечности, но этого не произошло – достигнув некоторого критического размера, исполинский пузырь лопнул, извергнув из своих недр сотни литров фантастически густой и вкусной крови. При этом обнаружилось, что он содержал в себе довольно крупное антропоморфное существо, которое, так же, как и «породивший» его первокурсник, имело только голову, шею, одну руку (только левую, а не правую!) и кусок грудной клетки. Существо это было зияюще-фиолетовым, будто бы в противоположность сверхкроваво-красному пузырю, из которого оно только что вылупилось. В остальном новорождённый монстр являлся противоположностью Андрея – громадные бугристые мускулы, грубая кожа, покрытая многочисленными прыщами и мозолями, но совершенно лишённая волос, сквозь которую во многих местах проступали пульсирующие в различных(!?) ритмах исполинские артерии, одна-единственная женская грудь примерно полуметрового диаметра, необыкновенно красивые глаза, по размерам превосходящие человеческую голову и чудовищная, людоедская, неописуемо зубастая пасть, обрамлённая сочными губищами, ещё более фиолетовыми, чем остальной кожный покров.
       – А это КТО?!! – рявкнул я за секунду до очередного землетрясения, порождённого происходящим на стадионе Кошмаром.
       – Это Я! – бесконечно мелодичным голоском Леночки-Фантома ответил фиолетовый великан(ша?).
       – А я не у вас спрашиваю!!! -  полуистерично проорал я, но мой вопль тут же захлебнулся в жутком рёве поглотивших Перцептуальную Вселенную СВЕРХЧудовищ.
       – Да какая разница, Вадик! – ответил Андрей. – Эта тварь (он резко ткнул пальцем в вылезшее из него фиолетовое существо, которое было настолько крупнее своего «родителя», что последний выглядел дистрофическим побочным отростком «детища») – РЕАЛЬНО Я! В самом наипрямейшем смысле. Оно – это то, что сейчас с тобой говорит, это то, с чем ты полгода учился на одном факультете. Это – Я!!! Не больше, не меньше. Мы с ним – тупо ОДНО И ТО ЖЕ!!!
      – А-а… что-то как-то не похоже оно на тебя! – произнёс я, от изумления утратив дар вежливости.
      – Разумеется! – ответило за Андрея существо. – Ведь он – это И ЕСТЬ я! А разве могу я быть похож САМ НА СЕБЯ?! Между мной и мной ведь такая колоссальная РАЗНИЦА!! Да КАКАЯ УГОДНО РАЗНИЦА!!!
      По мере произнесения фразы голос фиолетового монстра грубел и последнее слово он произнёс нижайшим басом буквально на границе слышимого диапазона. «Ошизеть», - нейтральным тоном сказал я. Да-а-а… Так оно и было. Эти два субъекта на самом деле были абсолютно тождественны, но при этом так сильно отличались друг от друга, что были НЕТОЖДЕСТВЕННЫ ВО ВСЕХ МЕРАХ СРАЗУ.   
     Внезапно Андреево Отродье-Ипостась жутко ощерилось и вцепилось в Самого Себя-Создателя-Побочный Отросток своей страшной ручищей, стремясь разорвать связь между ними. «Отвали, МРААААААААААААЗЬ!!!!!!!!», -  проорал Андрей, пытаясь разжать пальцы Себя-Монстра, но «мразь», которая была раз в пятнадцать крупнее и массивнее Себя-Человека, лишь садистски скалилась, созерцая свои бесплодные попытки и всё сильнее отдаляя себя от себя. Никто из нас уже не видел происходящее в этом Мире кровавое непотребство, ибо разворачивающееся у нас на глазах противопоставление Андрея самому себя отодвинуло его на второй план, хотя по масштабам и кровавости было несоизмеримо меньше.
   – Я от себя не отвалю, Ублюдок! – орал фиолетовый Урод. – Я – это Я, а Я – не Я, и потому Я и Я не могут быть в одной Вселенной!!! Проваливай в Несуществующую Несебетождественную Сверхбесконечность, Квыквандосина Некроантигиперинтерминейбелистическая!!! (голос Монстра теперь хаотично менял частоту и громкость во всём слышимом диапазоне).
     Но как ни старалась Чудовищная Ипостась, а отделить от себя Человеческую не могла. Мы все вылезающими из орбит глазами наблюдали за тем, как инфракрасно-ультрафиолетовая граница между ними под воздействием усилий Монстра растягивалась, при этом совершенно не истончаясь и не обнаруживая тенденций к разрыву, а даже напротив – становясь всё более и более вещественной, расширяя свои границы по всем пространственным измерениям. Рука фиолетовой Ипостаси имела длину около двух метров, и потому, когда протяжённость «переходной зоны» между Ней и Андреем существенно превысила человеческий рост, уже не могла продолжать процесс увеличения Несебетождественности прежним способом. На данном этапе «солипсизоидного» противоборства наш единый в двух лицах субъект превратился в жуткого «тянитолкая» - два несовместимых друг с другом ущербных тела, переходящих одно в другое посредством очень большой и массивной пространственной «связки», цвет которой плавно менялся от фиолетового со стороны Монстра до красного со стороны Человека, по пути проходя все составляющие видимого спектра, или, проще говоря – окрашенной во все цвета радуги. Каждый из тождественно-антагонистичных Андреев ненавидел другого во всех мерах сразу вплоть до СверхБесконечного, СверхВселенского Отвращения, и потому, используя свою единственную конечность и прилагая неописуемо чудовищные усилия, всё дальше и дальше удалялся от себя-Врага, стремясь вырвать себя из Сверхбесконечно Поганого Чрева Мироздания-Где-Я-Уже-Есть-И-Потому-Меня-Там-Быть-НЕ-МОЖЕТ.
     После очередного монстрического рывка обеих Ипостасей посередине огромной цветастой «границы» между Андреем и Андреем образовалось ярко выраженное утолщение – теперь абсолютно несуществующий «переходный слой» от человека к монстру имел форму удава-переростка, проглотившего слона-мутанта. Этот «проглоченный слон» быстро растягивался, дополняя свой облик новыми отвратными подробностями, и постепенно превратился в огромную, бесконечно корявую и гнусную Харю. Посреди Хари разверзлась широченная бесформенная Пасть и изрыгнула СЛОВО. И Слово было Матерное. И слово было... длиннющее, совершенно невоспринимаемое, но содержащее в себе столько ЗЛА, что окружающий нас СВЕРХЧудовищный Мир отравился Им и померк, став серым и ненастоящим, словно почти развеянное Видение.
    Это страшное Слово выплеснулось в мёртвое Пространство бесконечно плотным потоком несебетождественной розово-жёлтой грязи, каждая капля которой тут же исторгла неописуемых Отродий – бесконечно разнообразных по формам и размерам (а иногда – и просто аморфных), окрашенных во ВСЕ цвета Спектра и одержимых Жаждой Непрерывного Действия. Так как во Вселенной не было ничего, кроме них, то единственное, что они могли – это взаимодействовать друг с другом, чем сейчас активно и занимались: некоторые сливались воедино, иные просто вступали в разнообразнейшие отношения, результатом которых могло стать либо появление новых Тварей, либо гибель ранее существующих, либо и то, и другое. Созданий было бесконечно больше, чем было,  и поэтому всё происходило с ними столь хаотично, что в общем и целом представший перед нами Мир выглядел макроаналогом нижайшего уровня Микромира, непосредственно переходящего в Мегамир, где столь же беспорядочно (но детерминировано!) перемещались и взаимодействовали по неподдающимся представлению Законам элементарные частицы-Универсумы. Сосредоточив своё внимание на некотором произвольно выбранном элементе Пространства, я увидел, как огромное идеально сферическое существо небесно-голубого цвета облепило с десяток различных по формам, цветам и размерам, сравнительно небольших и неприятных созданий (из которых особенно замечательны были те, что имели пятнистую окраску), покрыв его поверхность неравномерным, раздражающе-пёстрым слоем. Тут же непрерывность оболочки существа, радующей своим цветом и геометрическим совершенством формы, оказалась нарушенной в нескольких местах распахнувшимися на ней глубокими, идеально цилиндрическими кратерами, отчего у каждого из облепивших его мелких монстров в произвольном месте вырос большой бугор, идеально совмещаемый по диаметру с ближайшим к нему кратером, но оканчивающийся массивной полусферой, разделённой надвое неширокой щелью. В следующее мгновение каждый такой бугор проник в соответствующее ему отверстие, а их обладатели начали совершать с большой голубой сферой некий акт взаимодействия, аритмично содрогаясь всем телом и хаотично меняя цвет, размеры и форму с непрерывно возрастающими квазичастотами. В конце концов, метаморфозы стали происходить столь быстро, что начало казаться, будто бы эти твари имеют одновременно все значения всех своих физических параметров, лишь небесно-голубое существо оставалось почти неизменным, только чуть-чуть деформируясь под напором пёстрой орды облепивших её недоростков. И вот, когда частота перевоплощений, скачком возрастя на многие порядки, стала едва ли не бесконечно большой, произошло НЕЧТО, являющееся конечной стадией происходящего процесса: существа резко сжались в размерах, словно бы каждое из них почти целиком засосало в соответствующий кратер, и, одномоментно уподобившись сразу всему во Вселенной, остановились. Примерно полторы Вечности спустя они бесконечно лениво и блаженно стали один за другим сползать с великолепной сферической громадины, подарившей им Сверхвселенское Блаженство, при этом выросшие на их поверхности цилиндрические бугры медленно уменьшались в размерах, и столь же медленно затягивались соответствующие отверстия на поверхности голубого существа, возле каждого из которых теперь образовалось неправильной формы вздутие, портящее геометрическое совершенство границы тела. Но стоило только сомкнуться створкам последнего кратера, как огромный голубой квазишар тут же расползся надвое, и образовавшаяся хищная пасть в мгновение ока проглотила его «партнёров», после чего столь же мгновенно захлопнулась, а его обладатель(ница?) принял(а?) прежнюю форму. Ещё через два-три кванта времени одновременно взорвались все неправильной формы «опухоли» на поверхности сферического существа, явив миру своё содержимое, коим оказались маленькие «отродышки» - гибриды этой огромной красивой хищницы(?!) и каждого из совокупившихся с ней аморфных созданий. Примерно две трети своих «детёнышей» «мама» столь же мгновенно сожрала, остальные – более шустрые – успели разбежаться и попрятались по разным «закоулкам» отвратительно-живого Мироздания. В другой ячейке Пространства некие создания, по форме представляющие собой идеальные тетраэдры всевозможных цветов и размеров, группировались друг с другом – восемь одинаковых существ образовывали одно – подобной формы, но вдвое большее по каждому из трёх пространственных измерений, цвет которого определялся цветами всех его составляющих. В свою очередь, большие тетраэдры тоже могли объединяться, образуя альянсы альянсов и т. д., до сколь угодно огромных и сложных интеграций. Примерно тем же самым занимались бесконечно многочисленные живые параллелепипеды, концентрические эллипсоиды и прочие твари геометрически правильной формы. Происходили и более сложные процессы подобного рода – бесчисленные субъекты всевозможных форм (не только геометрически правильных), цветов и размеров, похожие на составляющие сверхсложного многомерного тетриса, совокуплялись разнообразнейшими способами, стремясь образовать различные фигуры с определёнными параметрами – это могло быть, например, гигантское подобие одного из участвующих в синтезе существ или просто что-то, для чего нужно было идеально соблюсти форму (сколь бы сложной она не была), вписаться в некие заданные габариты и добиться определённой окраски поверхности – и потому создания долго и кропотливо реализовывали различные комбинации, подбирая каждый элементарный кусочек объёмного «паззла», дабы в конечном итоге получить неизвестно кому и зачем требуемый результат. В свою очередь, результат сам в дальнейшем мог стать компонентом другого, более сложного интегрального «гиперсубъекта».
      Но, к сожалению, поставленную задачу удавалось решить далеко не всегда. Иногда это заканчивалось тем, что участвующие в процессе твари просто прекращали бесплодные попытки и либо начинали решать какую-нибудь другую задачу, либо просто заниматься непонятно чем. Но бывало и хуже – не добившись поставленной цели, существа приходили в ярость. Например, мы стали свидетелями того, как великое множество параллелепипедальных созданий пытались сгруппироваться в идеальный гигантский куб, но никак не получалось – некоторые из них непременно выступали за пределы поверхности. Перепробовав триллионы триллионов триллионов… комбинаций, они так и не решили проблему – ну никак не удавалось им избежать нарушения геометрического совершенства создаваемого ими  пространственного объекта из-за того, что пара маленьких живых «параллелепипедоидов» оказались немного длиннее, чем требовалось – при любом взаимном расположении компонентов куба хотя бы одно из этих существ чуть-чуть не вписывалось в контур. В конце концов, самое огромное из созданий, участвующих в процессе (и, как мне показалось – руководящее им), набросилось на малыша, который в очередной раз не вместился в предназначенную для него нишу, и оторвало от него кусок – примерно одну четвёртую часть. Фонтаном хлынула гадко-аппетитная жёлто-красная кровь; злобный монстр отбросил прочь изуродованный труп крохотного элементика так и не созданной исполинской конструкции, который оказался виноват в том, что вырос в длину немножко больше, чем от него требовалось. Кирпичик при жизни имел нежно-розовую окраску, а после смерти его цвет стал таким же, как и у исторгнувшей этот Мир среды – смеси крови и гноя, выблеванной бесконечно корявым и гнусным Богом-творцом, порождённым несебетождественностью атомщика Андрея из 11-ой группы. Через несколько секунд к громадному убийце, быстро-быстро перебирая отращенными конечностями, подползло другое существо-параллелепипед – много меньшее его, но много большее, чем только что убитое, и того же цвета.  Страшно деформируясь и меняя окраску от исходного цвета до зияющее-красного и обратно оно впилось тонкими острыми щупальцами в убийцу своего малыша. Исполинский изувер грубо задрал убитое горем материнское существо над поверхностью Мира и оторвал ему все конечности, после чего, страшно сжав, выдавил из него внутренности, среди которых в числе прочего обнаружился недозревший плод – совсем крохотный розовенький кирпичик со страшной патологией: его тельце кверху раздваивалось, делая эмбрион похожим на букву «Y». После этого гигантский ублюдок распахнул посередине одной из своих больших граней чудовищную пасть, и принялся со зверским, непрерывно возрастающим аппетитом пожирать  отвратно-вкусные потроха своей жертвы. Насытив плотью себеподобного существа кошмарную утробу, хищный монстр рокочуще рыгнул и поднёс к своей грязной хаве так и не родившееся уродливое существо… но не смог завершить трапезу. Внезапно этот патологический, существенно-непараллелепипедальный эмбрион образовал на своей поверхности два крошечных жутковатых ротика, и, немыслимым образом метаморфировавшись, вгрызся в тело громадного убийцы своего родителя… То, что происходило дальше, было просто Бредом по отношению к Бреду – не дожившее до собственного рождения крошечное уродливое создание за несколько секунд высосало гигантский хищный параллелепипед, мгновенно переварив его плоть и преобразовав её в свою, при этом увеличившись до размеров жертвы и, претерпев серию немыслимых трансформаций, приняло его облик! Все прочие твари, участвующие в синтезе с целью создания Идеального Куба, в мгновение ока отрастили множество конечностей и, задействовав все ресурсы своих организмов, бросились наутёк, но нерождённое Стереометрическое Чудовище настигло каждого, сгенерировав на своей поверхности миллиарды сверхдлинных и сверхбыстрых жал. Поглотив все живые параллелепипеды, гиперхищный Монстр разросся до совершенно непотребных размеров и некоторое время жутко метаморфировался, переваривая сожранную плоть, непрерывно меняя цвет и после каждого видоизменения превращаясь в очередную пространственную комбинацию образовавших его тело тварей, словно бы желая самостоятельно перепробовать ВСЕ возможные варианты (а ведь тварей было неимоверно много, так что число этих комбинаций бесконечно громадно даже по сравнению с числом Квантов Пространства-Времени в объёме Вселенной!), и, в конце концов, стал… ИДЕАЛЬНЫМ КУБОМ!!! Но лишь на мгновение – потом произошёл антисинтез, и материализовавшаяся математическая абстракция распалась на чудовищное число разных по цветам и размерам параллелепипедальных тварей, которые тут же принялись группироваться различными способами, дабы вновь решить УЖЕ РЕШЁННУЮ ими задачу, а руководил процессом всё тот же хищный Монстр, который через некоторое – весьма продолжительное – время убьёт маленькое розовое существо, намеренно нарушающее геометрическое совершенство построения, а затем сам будет убит нерождённым «соутробником» этого существа, который(ая)… ИМИ ВСЕМИ И ЯВЛЯЕТСЯ!!! Они НЕ БЫЛИ автономными субъектами – они как каждый по отдельности, так и всей своей совокупностью ПРЕДСТАВЛЯЛИ СОБОЙ ТО, рождение чего вскоре будет ПРЕДОТВРАЩЕНО их руководителем-изувером! Это жуткое, внутренне противоречивое, несебетождественное Отродье шизоциклоидно группирует из своих бесконечных самоподобных «я» некий Сверхидеал – КУБ, а потом разрушает Его, дабы вновь породить Себя путём предотвращения СОБСТВЕННОГО РОЖДЕНИЯ (!!!) и стать Причиной того, что является СЛЕДСТВИЕМ СОБСТВЕННОГО СЛЕДСТВИЯ!!!
      Следующим «субуниверсумом», на котором почему-то сконцентрировалось моё внимание, стало Совершенное Существо. Идеальный шар неопределённого размера непрерывно излучал в больное, перенасыщенное бессмысленным Злом, Пространство потоки бесконечно ласкового, живого, божественного Сияния. Ложка мёда в океане дёгтя, точка света в континууме Тьмы. Оно просто не могло существовать – эта сверхвселенски великолепная гиперабстракция принципиально невозможна в грубо-материальном, перфективно-детерминированном  Мироздании. Оно было здесь, но его нигде не было -  это отдельный Ультрамир, неподвластный ни Богу, ни Сверхбогу, ни Сверх-сверхбогам всех Рангов, абсолютнейшая Гиперсингулярность, сверхбесконечно великолепная даже по сравнению с самой Собой! Разумеется, Ей не за чем было ограничивать Себя Собой, и потому Она Себе Себя противопоставила. Сначала Гиперабстракция просто несколько хулигански сместилась относительно себя, одновременно чуть-чуть уменьшившись в размерах, и превратилась при этом в систему из двух сращенных друг с другом шаров, один из которых был чуть больше другого, при этом являясь им .  В силу последнего обстоятельства из меньшего шара (так же, как и из него-большего) рос ещё меньший – тоже он сам, но немножко не такой по линейным размерам и положению в пространстве. Тот третий шар, отличающийся от себя-наибольшего уже процентов на десять по диаметру (и, соответственно, процента на тридцать три по объёму и массе), также имел «побочный отросток» в виде четвёртого Идеального Существа, тупо совпадающего с остальными тремя, но уже процентов на пятнадцать меньшего по линейным размерам по отношению к первому из них – тому, для которого он, ничем не отличаясь от него, был отростком отростка отростка – и в качестве центра имеющего точку, расположенную почти посередине расстояния от центра наибольшего шара до его поверхности. Этот четвёртый шар, будучи первым, также имел три тождественных ему и друг другу «смещённых» двойника, меньший из которых, будучи им, был на пятнадцать процентов меньше по линейным размерам, но сам же, будучи собой (седьмым по малости), вообще не имел «отростков», будучи шестым порождал восьмой, растущий из него-седьмого, будучи пятым порождал девятый,  «отпочкованный» восьмым так же, как он-седьмой – шестым, и т. д. Ну, и конечно же, первый шар не был первым – он являлся отростком, будучи вторым, отростком отростка, будучи третьим, и т. д. В результате – двусторонне бесконечная иерархическая последовательность растущих друг из друга Идеальных Субъектов, каждая ступень которой несебетождественна, и потому тождественна любой другой ступени, в том числе – и бесконечно более высокого (низкого) ранга. Эта последовательность представляла собой осесимметричную пространственную Структуру, медленно, но неограниченно утолщающуюся в одном направлении, и тем же образом сужающуюся в другом. Каждый последующий элемент иерархии был примерно в 1,05 раза меньше предыдущего по диаметру, и координаты его центра относительно оси системы отличались от координат центра предыдущего элемента примерно на 0,08 его диаметра. Таким образом, в одном направлении система была конечна по длине – если диаметр какого-либо шара принять за единицу, то начинающаяся с него подпоследовательность бесконечно большого числа как угодно малых его аналогов (разумеется, абсолютно тождественных как ему, так и друг другу) в совокупности имела длину примерно 1,6 единицы, как и полагается сумме членов бесконечно убывающей геометрической прогрессии. В другом направлении – в сторону сколь угодно больших шаров – протяжённость системы, разумеется, была бесконечной. Но Идеальный Субъект явно не собирался с этим мириться: Он ведь ГИПЕРсингулярность, а значит – на Него не могут быть наложены вообще никакие ограничения!  Поэтому Он решил, что не за чем Ему вот так вот ограничивать свою Сущность только одной, довольно банальной иерархической последовательностью одинаковых (а реально – тупо тождественных друг другу!) элементов. Вот, например, кто сказал, что соседние элементы должны отличаться друг от друга именно так – на пять процентов по линейным размерам и на 0,08 диаметра элемента по положению в пространстве относительно оси системы? Диаметр одного шара равен 0,95, а другого – его же, но чуть-чуть меньшего, растущего из самого себя – 0,9025 условных единиц. Как выразить диаметр меньшего через диаметр большего? От этого соотношения между Идеальным Субъектом и им же самим зависит структура двусторонне бесконечной иерархической системы, порождённой Его несебетождественностью – отросток меньшего шара будет соотноситься с ним также, как сам меньший шар – с большим. В данном случае диаметр большего через диаметр меньшего выражается достаточно очевидным способом – 0,9025=0,95*0,95=(0,95 к квадрате). Тогда и получается наблюдаемая мною осесимметричная система – диаметр следующего «звена» будет 0,9025*0,95=0,857375=(0,95 в кубе), следующего - 0,857375*0,95=0,81450625=(0,95 в четвёртой степени), и т. д. до (0,95 в степени бесконечность)=0 в одну сторону и до (1/(0,95 в степени бесконечность))=бесконечность – в другую. Но ведь этот способ выражения  0,9025 через 0,95, мягко говоря, далеко не единственен! Вот, например, соотношение линейных размеров двух соседних ступеней иерархии 0,9025=(0,95 в квадрате) может характеризовать иной характер отличия идеального субъекта от самого себя: следующий шар будет иметь диаметр (0,9025 в квадрате)= (0,95 в четвёртой степени)=0,81450625 вместо (0,95 в кубе)=0,857375, следующий – (0,81450625 в квадрате)=(0,95 в 8-ой степни)=0,6634…  вместо (0,95 в четвёртой степени)=0,81450625 и т. д., поэтому та же последовательность одновременно имела и другой вид, сосуществующий с первым и абсолютно тождественный ему, но при этом ему же и противоречащий – эта осесимметричная система, порождённая несебетождественностью, также  была несебетождественной: её звенья, начиная с любого из самих себя, не совпадали с собой и как элементы иерархии – они были меньше себя и помещались внутри себя в качестве своеобразных ядер, всё более мелких по отношению к самим себе по мере удаления от того (произвольно выбранного!!!) шара, который совпадал с собой как элемент иерархии, в одну сторону и всё более крупных по отношению к самим себе – в другую. Например, если совпадающему с собой как элемент иерархии, шару присвоить порядковый номер «0», а другие элементы нумеровать таким образом, чтобы те из них, что имеют больший номер, обладали бы меньшими размерами, то, скажем, третий был бы меньше себя по диаметру примерно в 1,3 раза, располагаясь при этом внутри себя и занимая примерно половину своего объёма, минус третий – во столько же раз больше себя, содержа себя в себе; для пятого и минус пятого разница в линейных размерах составила бы уже около 3,8, для седьмого и минус седьмого – 367, для десятого и минус десятого – уже более 3*(10 в 21-ой степни)  (примерно во столько же раз средненькое атомное ядро меньше земного шара!) и т. д., стремясь в пределе стать ничем по отношению к самому себе с одной стороны, и бесконечно превысить себя – с другой. Выглядело это со стороны столь же грандиозно, сколь и забавно – на «исходную», увиденную мной первоначально, последовательность шаров с экспоненциальной огибающей, бесконечную в одну сторону и медленно расширяющуюся по мере удаления от вершины, накладывалось бесконечно много других последовательностей, также бесконечных в одну сторону, но по мере удаления от вершины расширяющихся явно быстрее – так, как было описано выше, при этом каждая из этого бесчисленного множества последовательностей имела один элемент-шар, абсолютно тождественный как элемент иерархии какому-либо шару исходной последовательности. Поэтому сосуществующих тождественно-противоречащих друг другу иерархических систем тождественно-противоречащих же друг другу Идеальных Субъектов и было бесконечно много – для каждого  из бесконечно большого числа несебетождественных элементов исходной последовательности существовала другая последовательность, в которой был элемент, абсолютно совпадающий по размерам и положению в пространстве с данным элементом исходной последовательности. Таким образом, взору представала совокупность бесконечно большого числа вложенных друг в друга несебетождественных иерархических систем сращенных друг с другом несебетождественных шаров, своеобразной осью каждой из которых была исходная, очень медленно расширяющаяся осесимметричная система. А ведь шар-то на самом деле ОДИН!!! Но он ведь НЕСЕБЕТОЖДЕСТВЕНЕН, и потому их и один, и два, и два триллиона, и шестьсот шестьдесят шесть гуголплексов, и бесконечно… нет – «бесконечно в квадрате» – много!
     И это – лишь при рассмотрении двух способов выражения Идеального Субъекта через самого себя. А вот если, например, размеры Его-отростка и Его-основания соотнести как 0,9025=x*(0,95 в степени «y»), где «x» и «y» - любые числа, жёстко связанные друг с другом – так, чтобы равенство выполнялось. Тогда каждый несебетождественный шар станет элементом не двух, а бесконечно большого числа бесконечных последовательностей, и, таким образом, сосуществующих тождественно-противоречащих друг другу иерархических систем тождественно-противоречащих же друг другу Идеальных Субъектов станет уже даже не бесконечно много – их «число» для каждого из бесконечно большого количества элементов исходной последовательности станет равно числу точек на прямой, то есть – бесконечности  мощности одномерный континуум! Элементы разных последовательностей будут в какой угодно мере не совпадать друг с другом как элементы иерархии, а характер изменения размеров шаров и расстояний между их центрами будет  зависеть от «x» и «y».
    Но на самом деле всё ещё интереснее.  «Зависимость» диаметра «основания» от диаметра тождественного ему «отростка» (так же, как и ЛЮБЫЕ ДРУГИЕ его-их сопоставляемые характеристики) может содержать КАКОЕ УГОДНО количество переменных и для КАЖДОГО такого количества существует неисчислимое множество способов выражения. При ЛЮБОМ количестве переменных в несебетождественном равенстве-неравентсве 0.9025=f(x1, x2, x3, x4,…,0.95) функция «f» может иметь ЛЮБОЙ вид, а переменные x1, x2, x3, x4,… будут однозначно связаны друг с другом – каждую можно будет выразить через все остальные, полагая их независимыми друг от друга!   
     Сосуществующих тождественно-противоречащих друг другу иерархических систем тождественно-противоречащих друг другу же Идеальных Субъектов  столько, сколько точек в функциональном пространстве – бесконечность мощности континуум, число измерений которого равно бесконечности мощности континуум! Но и это было чем угодно в Идеальном Субъекте, в том числе – и единственным элементом единственной последовательности. «Количество» Ипостасей Идеального Субъекта – это Бесконечность Несебетождественно Высокого Ранга: оно равно и Бесконечности, и Бесконечности в степени Бесконечность, и Бесконечности в степени «Бесконечность в степени Бесконечность», и Бесконечности в степени «Бесконечность в степени «Бесконечность в степени «Бесконечность в степени «Бесконечность в степени «…»….»»»…»»», и Бесконечности, возведённой в Степень, тождественную тому, что в эту же Степень возводится, то есть – Бесконечной Иерархической Последовательности Бесконечностей, каждая из которых возведена в Степень, равную Бесконечности, которой является любая Подпоследовательность данной Последовательности, в том числе – ОНА ЦЕЛИКОМ, и… Все элементы этого ТРАНСИНФИНИТНОГО месива были просто несебетождественны, а значит – несебетождественны во всех мерах сразу, сколь угодно сильно отличаясь от самих себя, но при этом идеально совпадая друг с другом, тупо друг другом являясь! А Идеальный Субъект был и каждым из них, и каким угодно их числом, и всеми ими сразу! Сверхбесконечномерное Пространство Ипостасей Идеального Субъекта являлось чем угодно внутри Себя, а все Его составляющие, будучи в какой угодно мере несебетождественным, были сразу абсолютно всем – любыми другими составляющими, их комбинацией, составляющей, комбинацией комбинаций, просто ничем, АБСОЛЮТНО ВСЕМ… О Совершенном Существе нельзя сказать ничего конкретного, но можно было сказать абсолютно всё – оно имело сразу все формы, размеры, цвета и т. п. – всё ГиперСверх…Бесконечномерное Пространство Свойств Мироздания было сосредоточено в каждом Его «Всём-Чём-Угодно», и потому, в частности, всё в Мироздании было тождественно друг другу, являясь чем угодно, как вне, так и внутри САМОГО СЕБЯ! Последний частный случай имеет своим следствием вывод о некорректности понятия «Структура Мироздания» - каждый Его «Структурный Элемент», как и любой «Элемент Элемента» и любая «Подструктура», содержащая в себе это «Элемент» в соответствии с каким угодно представлением – это ОНО ЖЕ САМО И ЕСТЬ!!!! Ну, а в общем…  Любое сочетание (иерархическую последовательность, множество последовательностей, множество множеств, сгруппированных по любым признакам и т. д.) Его-Внутри-Себя представлялось любым Объектом в СверхСверхСверх…Вселенски широком смысле этого слова! Произвольным образом сконцентрировав своё внимание на некоторой Его Несебетождественной Ипостаси-Субъипостаси-Сверхипостаси, я за сверхбесконечно малое мгновение-сверхвечность  увидел в Ней-Них СТОЛЬКО ВСЕГО!!! Тетраэдр с грубо оторванной вершиной, жутко фонтанирующий потоками разноцветных бесформенных кристаллов, которые, пролетев некоторое расстояние, приобретали нейтрально-серый цвет, после чего либо сжимались в точку, либо разрастались до размеров крупного Сверхскопления Галактик. N-мерный аналог «снежинки Коха», искусственно окрашенный в приятно-зелёный цвет, который ползал по бесконечно сложной формы поверхности (N+1)-мерной конструкции, обладающей неограниченной пластичностью и потому непрерывно метаморфирующейся. Примерно 24,5 тысячи пи-мерных чёрно-красных глистомух переменной плотности, летящих наперегонки с трансцендентными тахионами, число которых (тахионов, в смысле) непрерывно возрастало, меняясь во времени, как экспонента экспоненты (если не быстрее!), и всё сильнее отстающих от них – при  этом доля чёрного в окраске глистомух увеличивалась; но в кем-то определённый момент одна из них немыслимым образом сумела обогнать один из тахионов, и в то же мгновение все её многочисленные собратья стали невыносимо, зияюще фиолетовыми, и, распухнув до такой степени, что пи-мерное пространство уже не могло их вмещать, превратились в следующий объект: квазижёлто-вкусный Череп с числом измерений «плюс 842.067,955», сверхвселенски мерзко хавающий НекроТьму и изрыгающий Сверхбожественный Свет, в котором, словно в океане ультраконцентрированной кислоты, стремительно растворяются абсолютно бессмертные Ничто – те, из которых Всё состоит; а другой Череп - «минус 842.067,95506»-мерный, делал, в общем-то, то же самое, но при этом – прямо противоположное (из-за несебетождественности «Ничто» и «Всё») – в исторгнутом его сверхвселенски гнилыми недрами Свете тонуло Всё, из чего состоит Ничто, то есть ВСЁ было СВЕРХНИЧЕМ… но этот второй Череп был чуть-чуть помощнее – по модулю число его измерений превосходило число измерений первого на 0,00006, и потому, всё-таки, СверхБесконечность по абсолютной величине была сверхбесконечно меньше Нуля, а не наоборот. Эта Ипостась-Субъипостась-Сверхъипостась обладала и более экзотическими… м-м… Проекциями: минусбесконечномерный Сгусток Антимиров, некоторые составляющие которого каждую Антивечность превращались в свои Антиподы-Миры и аннигилировали с соседними Антимирами, делая при этом Сгусток всё более и более мощным; несебетождественно-сверхбесконечнократный интеграл, пределы которого были тензорами минус первого ранга; полиморфное Нечто с числом измерений, равному гиперкомплексной величине, у которой одна действительная составляющая и зиллионы мнимых – причём все равны нулю – пытающееся стать хоть чем-то, выискивая способ изменения значений своих составляющих, но безрезультатно – они были грубо и жестоко фиксированными константами, значения которых не могли быть поколеблены даже в бесконечно малой мере, но какой-то сверхбесконечно мощный, несебетождественный Гад-ГиперБог (Бог Бога и Бог по отношению к Самому Себе!), сверхвселенски боготворящий это Нечто-Ничто, вселился во все  константы, сделав их неравными Самим Себе, и Его возлюбленный полиморфный ГиперНуль стал ИМ… ну, и Сверх-Им, и Сверх-Сверх-Им, и т. д., до… даже не до СверхБесконечности (хотя, и до Неё тоже!!!); какое-то НадМирозданческое Извращение с Несебетождественным (в НАИАБСОЛЮТНЕЙШЕМ смысле этого слова!!!) числом измерений, будучи Сверх-Сверх-Сверх-…Ничем (в том числе – и просто Ничем), являлось Сверх-Сверх-Сверх-…Всем (в том числе – и просто Всем) и просто Чем-Угодно… хотя… чего тут особенного – здесь же ВСЁ ТАКОЕ!!!... Вон - Гипер-Гипер-…Бог, сверхвселенски грандиозный и великолепный  даже по отношению к Самому Себе – и не просто банально-несебетождественный, а какой-то несебетождественно-гипернесебетождественный, насилует «-0,0000000040312»-мерное зубастое Мозгоухо, дабы породить и Себя, и Мозгоухо, дабы породить и Себя, и Мозгоухо, дабы породить и Себя, и Мозгоухо, дабы породить...
    ...В то же Метавремя в соседней Гипер-гипер-гиперреальности разгорелся жаркий спор между пятнадцатью Великими Идиотами. Они группировались в пять триад. Первая триада - Сверхбесконечность, Гипермироздание и Ультравселенная; вторая - Архимироздание, Метавселенная и Гипербесконечность; третья - Сверхвселенная, Ультрабесконечность и Метамироздание; четвёртая - Архибесконечность, Сверхмироздание и Гипервселенная; пятая - Ультрамироздание, Архивселенная и Метабесконечность. Каждая триада Идиотов доказывала другой, что именно она в наибольшей степени превосходит "обычный" Космос, а внутри триад каждый Идиот заявлял о своём превосходстве над двумя другими. Вскоре к ним присоединились 45 Великих Идиотов Второго Ранга, построевшиеся в пять троек триад. Первая тройка триад (9 Идиотов) - это Сверх-Сверхбесконечность, Гипер-Гипермироздание и Ультра-Ультравселенная (первая триада); Гипер-Сверхбесконечность, Ультра-Гипермироздание и Сверх-Ультравселенная (вторая триада); Ультра-Сверхбесконечность, Сверх-Гипермироздание и Гипер-Ультравселенная (третья триада) соответственно. Имена Великих Идиотов Второго Ранга во второй, третьей, четвёртой и пятой тройке триад получались из имён "обычных" Великих Идиотов в их триадах путем добавления характерных приставок к словам "бесконечность", "мироздание" и "вселенная" во всевозможных сочетаниях. Потом, естественно, появились 135 Великих Идиотов Третьего Ранга, объединившиеся в пять тройных троек триад и тоже начали доказывать свое превосходство над другими. И так далее. В результате локальная Гипер-гипер-гиперреальность закипела от спора Великих Идиотов, и спор этот был бессмысленнее самой бессмыслицы - каждый Идиот любого Ранга вмещал в себя любого другого в качестве подструктуры…
   ...А бывало и что-нибудь погипертривиалистичнее, например – все твари Хищного Мира, порождённого Несебетождественностью Андрея-атомщика: и хищная голубая сфера-красавица, и многопараллелепипедальный Монстр, шизоциклоидно убивающий и порождающий Себя путём предотвращения собственного рождения, и любая другая тварь, которую изрыгнула пасть корявого Бога, зародившимся на границе между Андреем и Им-же-Монстром… На кого ни посмотри – всех их можно было увидеть где угодно в Идеальном Субъекте. Он был ими всеми, каждым из них в отдельности, да и вообще – АБСОЛЮТНО ВСЕМ В НАИАБСОЛЮТНЕЙШЕМ СМЫСЛЕ!!!
     …Так, а это кто?! Обычное существо – квазиидеальный, до неприличия трёхмерный тор приятно-голубого цвета, из которого растут многочисленные тонюсенькие разноцветные безобразия, при  рассмотрении с различных расстояний и под разными углами могущие предстать жалкими подобиями любой Ипостаси-Субъипостаси-Сверхъипостаси Идеального Субъекта. Кое-где оболочка существа покрыта отвратно-вкусными красно-жёлтыми (опять этот цвет!!!) пятнами, а по размерам оно… даже не знаю… вроде бы – замирно-огромное, как Супермультиверсум Абсолютной Несебетождественности, но в то же время – столь ничтожное, что его даже как бы и нет. А в остальном – нормальное существо, достойный субъект Хищного Мира, коего, как и всё остальное, можно увидеть где-угодно в Идеальном Субъекте… а-а???!!!.. а… А КАК ЭТО ТАК???????!!!!!!!!!!!!!.. Я… мы чё-та не поняли???.. Он… Оно… это Создание… Отродье!!!.. Его не было в Идеальном Субъекте!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Всё-В-Наиабсолютнейшем-Смысле не содержало  в себе этой Твари, хотя такого быть не могло – ведь Совершенное Существо несебетождественно, а значит – нет того, чем Оно не было бы???!!! А этот тороид словно был тем, чего нет… И что тут особенного – здесь же всё не такое, какое оно есть в силу Несебетождественности? Ну, а это… ГИПЕРНЕСЕБЕТОЖДЕСТВЕННОЕ, что ли?.. как тот Бог-Сверхбог, что Мозгоухо изнасиловал?.. неееееееееееет – тороид круче – Он… блин – Он вообще один во всей Вселенной!!! Вот нет ничего, а Он – есть! Всё в сверхбесконечно-несебетождественном Мироздании – это банальные Его Ипостаси-Субъипостаси-Сверхъипостаси всех Рангов-Типов-Степеней сразу, отличные от себя во всех мерах заодно, и потому – совершенно тождественные всему как вне, так и внутри себя, будучи Сверх-Сверх-Сверх-…Всем-Сверх-Сверх-Сверх-…Ничем-Чем-Угодно, а этот Субъект – Он другое! Он – это тупо Он, и больше ничего! До ужаса простая совокупность тривиально-себетождественных элементарных кирпичиков, которая никуда относительно себя не смещена! Жуткая наглость, вообще! Бунт против фундаментальных законов Мироздания! А на самом деле это было одним из следствий Несебетождественности: то, что является Всем, должно быть и тем, что Всем не является – в противном случае оно бы не было действительно Всем!  И потому этот Изверг-Изгой был отдельным Всем, не тождественно, а прямо противоречащим  Всему существующему! Его Мир включал только собственно Его, а Идеального Субъекта с Его Сверхбесконечностью, порождённой Несебетождественностью, в этом Мире не было! И потому Тороид был сверхвселенским Мучеником-гиперсингулярностью – Он не был чем-то ни для кого, и потому Гипер-гипер-…бесконечномерная Ультра-ультра-…несебетождественность являлась абсолютно банальным Ничем по сравнению с Обречённостью этого Существа на Одиночество! Оно не понимало… было в Ужасе от того, что какое-то СверхВселенское Зло вытеснило Его из Совершенного Мироздания куда-то вовне  , противопоставив Всему и Всем, Оно было обречено на СверхВечное гниение заживо, так как ничто не существовало для Него, кроме Него же Самого, и потому тороид был намертво вмурован в Себя, как то Гиперкомплексномерное Нечто-Ничто… которое стало Чем-то благодаря нарушившему ненарушаемые СверхЗаконы Гаду-ГиперБогу (Богу Бога и Богу относительно Самого Себя!). Но таким ГиперБогом относительно Себя мог стать только Он сам. Что бедняга и сделал – когда Отчаяние сверхбесконечно медленно и мучительно разлагаемого абсолютным Одиночеством Существа стало столь велико, что никакие Законы, СверхЗаконы и прочее Сатанински-Антисубъектские Изуверства не могли запретить Его прекращение, Тороид нащупал где-то среди невозможных Отклонений Абсолютов от Абсолютности несуществующий путь к спасению – воспользовавшись Несебетождественностью одной из Ипостасей-Субъипостасей-Сверхъипостасей Идеального Субъекта, Он, извратив бессмысленные, но сверхвселенские Законы, сделал чем-то  совершенно нулевую степень воздействия Себя на эту Ипостась… и та мгновенно вросла в одну из своих сверх-сверх-сверх-…бесконечно многочисленных Проекций, став тривиально-себетождественным дерьмом, то есть – мёртвой, абсолютно конечной фигнёй с мерзейше-детерминированной Сущностью, точкой Тьмы в Сверх-Сверх-Сверх-…Вселенной Света, крохотным, но несебетождественно-чудовищным гнойником в Мире Совершенной Несебетождественности.  Теперь Извергов было два… а значит – сколь угодно много!
    Проведя некоторую – весьма грубую – аналогию, каждую Ипостась Идеального Субъекта (и, соответственно, Его всего) можно было представить, как одну-единственную точку в сверх-сверх-сверх…-бесконечномерном Ахрипространстве, где задан базис с соответствующем множеством координатных осей, и координаты в заданном базисе – эта конкретная Сущность с детерминированными параметрами вроде голубой хищной сферы, любого из нас, кварка, Галактики, какого-нибудь N-мерного фрактала и вообще – абсолютно Всего в наиабсолютнейшем Смысле. И вот теперь сверхсатанинская Себетождественность со сверхвселенски  чудовищной яростью вырывала Измерения из Архипространства вместе с соответствующими этим измерениям координатными осями, и тут же со смаком пожирала Их, обращая всю их совокупность в своих чудовищных Недрах в Абсолютно Нульмерную Гиперсингулярность. Начиналось с малого – Ипостась-Субъипостась-Сверхъипостась лишалась некоторого конечного числа Сущностей, становясь не абсолютно Всем, затем количество того, чем эта Ипостась не является, катастрофически возрастало, стремясь к (…)Бесконечности, и на определённом этапе детрансинфинитизации совершало качественный скачок, достигая бесконечности, после чего следовало конечное, но катастрофически возрастающее число качественных скачков, каждый из которых превращал множество Сущностей, которых не имела лишаемая несебетождественности Ипостась, в Бесконечность всё более и более высокого ранга, потом характер нарастания числа качественных скачков сам по себе претерпевал качественный скачок, и число Измерений, оторванных  Себетождественностью от Архипространства, устремлялось к Сверхбесконечности… претерпевало качественный скачок и достигало Сверхбесконечности… число таких скачков росло всё быстрее, оставаясь конечным… возрастало до такой степени, что уже не могло быть конечным, и становилось бесконечным… становилось всё бесконечнее и бесконечнее… обращалось в сверхбесконечность… становилось всё сверхбесконечнее и сверхбесконечнее… обращалось в… Наконец, множество Сущностей, которых лишилась Ипостась, становилось Несебетождественной Сверхбесконечностью, то есть – тем, что сверхбесконечно сверхбесконечнее самого Себя!!!.. И вот, число Сущностей-Проекций Ипостаси уже не является Несебетождественной Сверхбесконечностью, а равно в лучшем случае, банальной себетождественной Сверхбесконечности сколь угодно высокого ранга. А иногда и хуже – их просто бесконечное, или даже (О, УЖАС!!!) конечное множество!!! А всё прочее скомкано в Гиперсингулярность-Абсолютное Ничто…
     …Лишившиеся Несебетождественности Ипостаси теперь представляли собой автономные, сколь угодно многогранные Сущности. Параметров у каждой из них было от одного до Сверхбесконечности сколь угодно высокого ранга, и потому группировать по общим признакам можно было какими угодно способами. Это и происходило – бывшие несебетождественные Ипостаси Идеального Субъекта образовывали Интеграции всех возможных типов, имеющие статус Уни-, Мульти- и Сколь-Угодно-СуперМультиверсумов. А самый отстой образовывал Вселенные, типа нашей. Это были тупо односущностные Ипостаси, у Архипространства которых Себетождественность отгрызла всё, кроме одной-единственной точки, так что каждая из них – это такой же Изверг, как тот тороид, который, кроме как собой, ничем больше не был. И множество таких Вселенных, кстати, было Сверхбесконечностью максимально высокого ранга, почти Несебетождественной, но количество в качество не переходило – каждая бывшая Ипостась, число Сущностей которой составляло Сверхбесконечность максимально высокого ранга, была сверхвселенски круче, чем всё это месиво-множество Универсумов-Примитивов. Одним из таких Отстойных Миров и был тот, в котором появилась Несебетождественность, породившая все Их. Всё почти несебетождественно сверхбесконечное Архимножество Субъмирозданий-Мирозданий-Сверхмирозданий и та Гиперсингулярность-Абсолютное Ничто, что содержала в Себе все, благодаря лишению чего появилось это «почти», изрыгнулось возникшим из ничего проявлением Несебетождественности, появившейся из ничего же в одной из самых гипертривиально-самоограниченных Вселенных – Хищном Мире. Там, где мы сейчас находимся, наблюдая исполинское кровавое непотребство, обладающее, как и всё в нём, одной единственной, сверхвселенски отвратной Сущностью. Гиперсингулярность-Абсолютное Ничто, похоронившая в Себе Сверх-Сверх-Сверх-…Вселенски прекрасную Несебетождественность, крохотным драгоценным камушком лежала среди ужасных ошмётков непрерывно терзаемого на кошмарном псевдофутбольном поле мяча и человеческих тел, и её уже как бы и не существовало, не было даже как Сверх-Сверх-Сверх-…ничего, как того паскудно-несчастного односущностного Изверга, порождённого сомоотрицающей Несебетождественностью. Но Богиня не допустила Возведения Сверхсатанинской Себетождественности в Абсолют – Она бережно извлекла Гиперсингулярность из кроваво-калового месива, исторгнутого кишечником недавно выдранного из мяча изуродованного трупа, и аккуратно вставила в один из своих многочисленных перстней, после чего вытянула руку вперёд, любуясь своим новым украшением. Трупа Андрея-атомщика уже не было… точнее, он был везде, ведь Абсолютно-Всё-В-Наиабсолютнейшем-Смысле – порождение-испражение того корявого Гипер-Гипер-…ГиперБога, что возник из противопоставления нашего сокурсника самому себе!
     Тут в ходе игры начали происходить ещё более ужасные события. Монстр четырёхкилометрового роста догнал примерно пятикратно меньшее существо, в данный момент владевшее мячом, и, подняв его в воздух, оторвал ему половину конечностей и все головы (если это, конечно, были головы), затем разорвал его туловище пополам и выбросил изуродованный труп за пределы поля. Кошмарная публика отреагировала на это кошмарным же рёвом. Падение в нескольких километрах от нас туши массой эдак в сотню миллионов тонн произвело эффект апокалипсического землетрясения. Затем с интервалами в 2-3 минуты произошло ещё три подобных события, но при этом трупы СВЕРХЧудовищ падали уже на расстоянии в десятки  километров.
      Вдруг один из монстров, пнув по «мячу», от которого осталась едва ли половина первоначального объёма, снёс им самую большую из голов (или что это там было на самом деле?) пятикилометровому вратарю. Из «шеи» «обезглавленного» чудовища вертикально вверх ударила колоссальная струя какой-то густой розово-гнойно-жёлтой гадости, проедающей глубокие язвы в телах тех, на кого она попадала. Поверженный монстр рухнул наземь, а перепачканный человеческой кровью и быстро разъедающей его «кровью» Отродья кусок «мяча» влетел в ворота. Стадион самосокрушительно взревел, а пространство вокруг трупа «обезглавленной» сверхгигантской твари стало катастрофически быстро заполняться уже неоднократно видимой нами гипервкусно-некрогадостной жижей, причём в процессе её истечения тело существа всё сильнее и сильнее съёживалось и усыхало, так что, в конце концов, исчезло совсем, словно целиком и полностью состояло только из…. Одновременно с тем несколько монстров, принадлежащих к команде убитого вратаря, набросились на автора гола и разорвали его на части, которые тут же начали пожирать. Желая отомстить за убитого «героя», все его однокомандники (в том числе – и вратарь, имеющий примерно те же размеры, что и его погибший «коллега») вступили в схватку с трапезничающими СВЕРХЧудовищами, за которых, в свою очередь, заступились их однокомандники.
      Зрители не могли не вмешаться в схватку, разыгравшуюся на «футбольном» поле.  Разорвав пространство Дьявольским Рёвом, все гипертрофированные Уроды, находившиеся на ультрагигантских трибунах, повскакивали с мест и бросились в гущу боя, каким-то чудом не растоптав нас, и уже через несколько секунд посреди поля образовалась многокилометровая куча СВЕРХЧудовищных тел, из которой периодически вылетали брызги различных жидкостей, куски мяса, вырванные потроха и изуродованные исполинские трупы. Окружающее пространство стремительно превращалось к кошмарный сверхкроваво-сверхгнойно-сверхчёрно-сверхбелый бульон, ставший своеобразной подливкой для Горы Хищной Плоти, жарящейся в Адском Чёрном Ледяном НекроПламени пожираемого Хаосом Несебетождественности Мироздания.
      Внезапно к вибрации земли, создаваемой уничтожающими друг друга АрхиТварями, добавилось что-то новое, а громадный стадион стал катастрофически преображаться: трибуны пришли в движение и за несколько секунд трансформировались в великое множество рядов исполинских острых зубов, а всё внутреннее пространство стадиона вместе с многокилометровым комом Монстров и нами начало проваливаться в бездонную, зловонную Пропасть, как будто вся эта совершающая хаотичные (или не хаотичные?) межгалактические скачки планета сама по себе была неким ГиперМонстром, а «стадион» - одной из его Пастей! Ещё секунда – и мы вместе с легионом жутких Созданий провалимся в нутро планеты-Хищника!! Пространство-время безобразным образом искажалось, флуктуировало, сжимая одни области пространства и промежутки времени и растягивая другие, и, наконец, надавив на нас сверху, снизу, справа, слева, спереди, сзади, из прошлого и из будущего «одновременно», вытолкнуло из Себя вон…


Рецензии
ниасилил... видимо - перед сном... ну не смогла я, не смогла ))) ясно одно - ад отдыхает. представляю, сколько микрограммов и чего нужно сожрать, чтобы написать такое) афтармаладец, респект и ужоснахъ)))
пешы исчо, только старайсо подобрее и покороче.

а вообще, это должна быть аудиокнига. не приходила мысль насчёт озвучки? такие вещи явно не для текста

Спаситель   24.12.2009 23:37     Заявить о нарушении
Уж лучше тогда фильм снять. Эдак за полмиллиарда евро. Вот только как бесконечномерное до трёхмерного сплющить?

Вадим Кузнецов   26.12.2009 15:43   Заявить о нарушении
Фильм нереально. потому что речь идёт о намного более сложных вещах, чем можно запихать в двумерную картинку.( экран ведь плоскость, насколько я понимаю и изображение там двумерное. ).

аудио книга онли... читатель (слушатель) сам должен смотреть этот фильм на своём мысленном экране, слушая текст со спецэффектами... у кого сознание достаточно расширено - тому вообще беспроблем. но некоторым - ничто не поможет это увидеть, даже аудио. хотя если как в матрице (в фильме) сунуть в голову через затывлок электрод, подключенный к трансформатору вертикальной развертки телевизора, где порядка двадцати киловольт... вот тогда должно впирать) какие то две-три микросекунды и готово, уноси готовенького, следующий к зубному. у хо ха ха ха )))))

Спаситель   27.12.2009 17:56   Заявить о нарушении
Ну, это прямо-таки моя мечта! Перцептуализировать Несебетождественную Сверхбесконечностью нельзя, но наглядность повысить не мешало бы.

Вадим Кузнецов   27.12.2009 18:17   Заявить о нарушении
твори анимационно.только зачем тебе это... хотя - как раз для ботов будет фантастический фильм... денег заработаешь. кросафчегъ )))

Спаситель   27.12.2009 22:26   Заявить о нарушении