Хаос Несебетождественности. Главы 6, 7

                              Глава 6. Инкризер

       …Мы снова были в родном универе. Или в чём-то, очень сильно на него похожем. Мир-По-Ту-Сторону-Портала-«Выхода-За-Пределы-ВСЕГО» оказался просто корпусом «Н» - небольшим двухэтажным зданием, содержащим три большие учебные аудитории. Сам же «Портал» был безобразной брешью в стене, рядом с которой со стороны учебного корпуса лежал огромный кусок ржавого  железа почти прямоугольной формы. Выбравшись из параболоидальной полости, мы прикрыли «Дыру» железом и начали осматривать своё новое Обиталище.
      Мёртвая тишина внутри помещения и столь же мёртвая серость за окном вызывали некоторое «дежа вю», и потому мы решили немедленно покинуть здание, но на нашем пути возникло довольно банальное препятствие – стеклянная дверь, за которой лежал путь к единственному выходу, оказалась заперта.
     – Давайте стекло разобьём, и – НАФИГ отсюда!!! – предложил самый очевидный выход «Злейший Враг Несебетождественности» атомщик Михаил.
     – Миха, ты уже разбил один раз – ничего хорошего не вышло! – прокомментировал предложение «ПраТворец  Хищного Мира» и одногруппник Михаила Андрей.
     –  Блин, а ты чё предлагаешь???!!! Ну, давай подождём, когда опять какая-нибудь очередная хрень из стен полезет, или мертвецы из зеркал повыпрыгивают, или двойники-уроды, или ещё чё-нибудь!!!!!!!!!!!!!!!!
     – А кто вообще сказал, что снаружи лучше? – спросил я.
     – Вадимыч, иди к Архидьяволу!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Хочешь – сиди здесь, а я ДОМОЙ ХОЧУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     – Куда ДОМОЙ???!!! – пренебрежительно улыбаясь, сказал я. – Вы сейчас не в универе, а всё ТАМ ЖЕ – ВЕЗДЕ и НИГДЕ!!!!!!!!!!!!! Если Где-Нибудь-Здесь и есть Что-то, похожее на ваш дом, то даже страшно предположить, с Чем вы столкнётесь внутри Него!!!!!!!!!!!!!
     – Вадик прав, я думаю! – поддержала меня Оля. – Нам АБСОЛЮТНО БЕСПОЛЕЗНО думать о том, что следует делать, ибо Реальность АБСОЛЮТНО НЕПРЕДСКАЗУЕМА.  Мироздание сожрано и переварено Совершеннейшим Беспределом. Поэтому давайте просто ждать!!!!!
     – Ну, вот ты и жди, а я – СВАЛИВАЮ!!!!!!!!!! – взорвался Михаил, и со всей своей безграничной дури врезал мощной правой ногой по стеклу. Стекло никак на это не отреагировало, и Михаил разозлился ещё больше. Он минуты две пытался снести… грёбаную  преграду, самым… наисверхпаскуднейшим образом возникшую на его пути, но та оставалась абсолютно, изуверски непоколебимой, и на её поверхности не появилось ни одной, даже самой крохотной, трещинки! Потом в ход пошёл всякий хлам, валяющийся в углу рядом с дверью – обломки кафельных плиток, куски арматуры, ржавые шкивы непонятно от чего, а под конец – даже тот кусок железа, которым мы прикрыли «Портал». Бесполезно – стекло-барьер невозможно было даже поцарапать! Наконец, выбившись из сил, бедняга отбросил последнее «орудие разрушения» в сторону и сел на корточки возле стены, красный, потный и злой, как Отец Сатаны, кастрированный ещё не зачатым Сыном.
     – Давайте вообще сядем куда-нибудь? Чё стоим здесь, как толпа уродов?! – предложил староста Антон.
     – Туда, в смысле? – спросил его заместитель Дмитрий, показывая на открытую дверь ближайшей аудитории.
     – Можно и туда! – подтвердил Антон.
     – А пойдёмте! – согласился мой одногруппник Сергей. – Только не вон в ту (показывает на дверь аудитории Н-203), а то Димку опять скелеты сожрут!
    – Да – Несебетождественный НекроСвет-НекроТьма в Костяном Эквиваленте!!! – воскликнул я.
    – Вадимыч, не насилуй мозг! – проворчал другой мой одногруппник Андрей. – Пойдёмте уже!
    – Андрюха, ты – первый! – усмехнувшись и хлопнув ворчуна по плечу, сказала Аня, некогда сожранная одноглазым Архипоидом и потом ставшая Пятиипостасной Сущностью.
     – Да… как два пальца об асфальт!!! – фыркнул Андрей, и решительно направился к огромному отверстому проёму.
     – Щас… ждите, – спокойно произнёс он, а секундой позже скрылся во Мраке аудитории.
     Мы даже не попытались остановить его. А теперь чего-то ждали – душераздирающих воплей, рёва, грохота, крови, жутких Метаморфоз Реальности, порождающих Несебетождественно-СверхБесконечные Множества новых Ипостасей Ужаса… Но секунд через пять субъективного времени раздались подряд несколько одинаковых щелчков, и Тьму взорвали изнутри вспыхнувшие крошечные звёзды.
     – Да будет свет, сказал монтёр – и яйца фосфором натёр! – повторил Андрей ставшее актуальным известное двустишие. Войдя внутрь, мы обнаружили учебное помещение-амфитеатр, слишком похожее на настоящее, чтобы не быть им. Каждый из нас присутствовал здесь не один десяток раз, и все эти надписи на столах и кучи мусора под ними весьма хорошо врезались в память.
     – Да-а-а… Прям как будто в Нормальном Мире находимся! – задумчиво произнесла Оля.
     – Прикольно, – сказал Андрей-атомщик. – Я вчера… в смысле – за сутки ДО, когда была последняя лекция, оставил здесь недоеденную шаурму, положил её в стакан из-под «pepsi», и оставил под стулом. Я в третьем ряду сидел, то ли на втором, то ли – на третьем месте с краю. Щас посмотрим…
     Он подошёл к третьему снизу ряду.
     – Опа!!!!!!!!!!!! – поражённо воскликнул Андрей. – Стоит!!!!!!!!!!!!!!!!!
     И извлёк откуда-то снизу вышеупомянутый стакан, из которого торчал пакетик с недоеденным лакомством.
     – Даже не испортилась ещё! – сказал Андрей, понюхав содержимое.
     – Ну, так доешь! – предложил Василий.
     – Ага, ЩАЗ!!!!!!!!!!!! – «согласился» атомщик. – А она во мне, например, оживёт, и начнёт медленно пожирать изнутри!!!!!!!!!!! Спасибо, доктор!!!!!!!!!!
     – Да она и так может! – усмехнулась Лена, каким-то образом получившая назад свои джинсы. – Отождествившись с желудком или ещё чем-нибудь внутри тебя! А может вообще стать всей этой аудитории и поглотить нас скопом!
     – Иди на фиг! – послал Абстракцию Андрей-«Самоненавистник», и поставил стакан на место.
     – Вот именно!!! – снова закричал Михаил. – Это, может быть, доказательство того, что мы дома!!!!!!!!!!! Надо валить АТСЮДА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     – Нет, Мих, мы не дома. Это точно! – твёрдо произнёс криогенщик Евгений, который стоял возле самого нижнего ряда парт и что-то сосредоточенно рассматривал.
      – А чё так??!!!!! – проорал Михаил.
      – А сам посмотри!!! – сказал Евгений, и очень осторожно поднял с пола рассматриваемый предмет.
     По форме находка криогенщика была чрезвычайно похожа на человеческий мозг, если не считать тусклого экрана площадью около пятидесяти квадратных сантиметров и маленькой сенсорной панели под ним.
     – Уж не кусок ли это Васиного цилиндра?... –  задумчиво произнёс Евгений.
     – Вряд ли… Если судить по форме, – не согласился Василий. – А вообще похож!
     – По-моему, сейчас будет очередная жопа! – с чувством произнёс криогенщик, впившись взглядом в отображающийся на экране обратный отсчёт времени. – Через 16 минут 42… 41… 40…
     – Знать бы, что означает это требование?! – задал вслух общеинтересный вопрос Сергей, ибо на экране помимо таинственного таймера высвечивалось две надписи: первая (жёлтого цвета) – «линейный коэффициент 2, все измерения выбранного базиса...» и ещё до звёзды всяких индексов, изображённых знакомыми и незнакомыми символами; вторая (ярко-красная) – «Выберите Объект. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ИНКРИЗЕР СДЕЛАЕТ ПРОИЗВОЛЬНЫЙ ВЫБОР ПО ИСТЕЧЕНИИ ОТСЧЁТА!!!».
     – Какой Объект?! – спросил я. – Из чего и для чего его нужно выбрать?!
     – Вот и узнаем, когда время истечёт?! – с нездоровым весельем в голосе воскликнул Дмитрий.
     – Слушайте, правда – пойдёмте на хрен отсюда, народ!!! – устами моего одногруппника Андрея заговорил инстинкт самосохранения.
     – А смысл?! – возразила Лена-Фантом. – ЧТО ИМЕННО произойдёт с выбранным Объектом, нельзя даже предположить, поэтому целесообразность удаления от этой штуковины – вещь неоцениваемая! Может быть, лучше наоборот – держаться поближе к ней, а может – в какой-нибудь неопределимой области/областях пространства, может – вообще пофигу, на что я ОЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЕНЬ сильно надеюсь, а может и вовсе – нам всем УЖЕ ТРЫНДЕЦ, и предпринимать что-либо бесполезно!!!!!!!!!!!!!
     – И что ты предлагаешь???????!!!!!!!!!!!!! – продолжали Андреевы инстинкты.
     – Ждать! – твёрдо и относительно спокойно ответила рациональность Лены. – Ждать, и надеяться, что через 15 минут 7… 6 секунд… 5… ничего страшного не произойдёт!
     –  Блин, да давайте лучше уничтожим ЭТО, пока оно не сработало!!!!!! – воскликнул Антон, и вырвал из рук Евгения «мозг» с экраном и сенсорной панелью. После этого он уподобился Михаилу, который недавно пытался разбить непоколебимое стекло. Он из всех сил бросал непонятную штуковину на пол, в стену, пинал ногами, пытался разбить экран различными тяжёлыми железяками, которые некогда были функциональными элементами экспериментальных установок, а теперь нашли пристанищё в тёмных  углах аудитории; потом «активностью» Антона «заразились» ещё четверо – наши Андрей, Василий, Дмитрий и Михаил-атомщик, но «мозг» был божественно-бессмертен. Выдержав все виды грубости и жестокости, испытав все применённые к нему разрушительные воздействия, он так и остался идеально целым, чистым и невредимым. Даже на экране и сенсорной поверхности не осталось никаких следов мощнейших ударов и по-прежнему отображался обратный отсчёт в месте с требованием «выбрать Объект», но теперь ещё добавилось контекстное меню, демонстрирующее два варианта: 1) Выбрать Объект из Базы; 2) Обозначить границы Объекта в Пространстве.
      – СУКАААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – истерично проорал Михаил, и изо всех оставшихся сил пнул бессмертный «мозг» ногой, отчего тот отлетел в дальний угол помещения.
     – Может, разберёмся, а?! – предложила Лена. Осторожно взяв «мозг» в руки, она некоторое время читала надписи на экране, шевеля губами и словно бы что-то прикидывая, а затем слегка коснулась пальцем сенсорной панели.
     – Ребята… – произнесла студентка-Фантом, когда мы подошли поближе. – Я не знаю, что произойдёт по завершении отсчёта, но, кажется, поняла, как можно выбрать Объект! Смотрите!
     На экране отображалась наша аудитория, причём – таким образом, что казалось, будто то, что мы видели до этого глазами без посредства «мозга», являлось лишь мёртвым, бесцветным контуром, силуэтом, тенью аудитории реальной. Сложно описать это, но на экране каждый предмет даже в негиперинтерминейбелистическом смысле был целой Вселенной, бесконечно сложной и грандиозной Системой, подобной как любой своей составляющей, так и всему, в состав чего входит она же сама в качестве Подсистемы. Один из них был сейчас выделен, как предполагаемый кандидат на То-Что-Будет-Когда-Закончиться-Отсчёт – примерно на две трети исписанный кусок мела, лежащий под огромной доской.
      – И что с ним? – спросил Антон.
      – Да не знаю же, сказала! – ответила Лена. – Узнаем через 4 минуты 15… 14 секунд!
      – А почему именно мел? – спросил Андрей.
      – Да так просто, – ответила Лена. – А почему бы и нет?
      – Ага… щас как инкризнет – и хана нам всем!!! – с нездоровым весельем воскликнула Аня.
      – Чё сделает? – не поняли мы.
      – Ну… вот, тут написано: «Выберите Объект. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ИНКРИЗЕР СДЕЛАЕТ ПРОИЗВОЛЬНЫЙ ВЫБОР ПО ИСТЕЧЕНИИ ОТСЧЁТА!!!». Вот этот «Инкризер» и… сделает ЧТО-ТО!!!».   
      – Слово какое-то знакомое…– задумчиво произнёс очкастый криогенщик «Гарри Поттер», – Так… так… точно! Вспомнил. «To increase» – это «увеличиваться» по-английски! То есть, «Инкризер» – это, типа, «увеличитель»! Лупа, микроскоп…
     – Increaser – это переходник, вроде бы! – поправил Сергей. – Хотя… вообще, знаешь, может быть! Но тогда… что-то должно вырасти???!!!
     – Ага – в два раза! – усмехнулся Андрей.
     – Почему в два? – не понял Серёга.
     – Да вот – видишь надпись: «линейный коэффициент 2…» и всё такое!
     – Может, лучше не мел?! – испугалась Оля. – Давайте лучше перенацелимся вон на ту десятикопеечную монетку, которая лежит под завалами в противоположном углу и которую я в жизни не увидела бы невооруженным глазом! Лена, покажи, как ты это сделала!
      – А зачем перенацеливаться? – не поняла Лена.
      – Да, монетка вроде меньше… – начала Оля.
      – И чё? – спросила худенькая Настя-криогенщица. – Откуда ты знаешь, что произойдёт с Объектом? А если он в хищного Монстра превратиться?! С Монстром из мела, я думаю, будет легче справиться, чем с железным… хотя…
      – Хотя чушь всё это!!!!!!!!!!! – грубо прервал я озвучивание бессмысленных предположений. – Всем же очевидно – БЕСПОЛЕЗНО строить гипотезы!!!!!!!!!!!!!!!!! Через 2 минуты 20 секунд станет понятно, в чём дело… наверное… но – НЕ РАНЬШЕ!!!!!!!!!!!!!
      – Вадик… Вадик – спокойно! Ты чё орёшь??!! – остановил меня Василий. – Хочется же разобраться, сам понимаешь… Видишь, вот здесь, например, написано: «Очертить контур». Давай посмотрим, что за контур? Лишним уж точно не будет!
     – Ну… давайте! – согласился я, хотя и не видел особого смысла.
     Лена подвела пальцем мигающий на экране курсор и кликнула обозначенную опцию. Рядом с мелом в воздухе возникло изображение замкнутой поверхности с ярко прорисованным границами, по форме полностью подобной поверхности мела, но заключающей в себе восьмикратно больший объём – вдвое более высокое, длинное и широкое тело.
     – Ну вот, видите! – воскликнул Василий. – Всё же вполне очевидно! А вы говорите – не понятно, не понятно…
     – Чё там, чё там???!!!.. – начали спрашивать остальные, в особенности – те, которые чисто инстинктивно держались от «мозга»-«инкризера» подальше.
     – Вот, смотрите! – продолжал радоваться Василий, разгадавший «СверхВселенскую Загадку».
    – То есть, мел должен просто ВЫРАСТИ???!!! – воскликнула Аня.
    – Да – как и любой другой Объект! И тут вон ещё опций всяких до чёрта!!! Можно, я так понимаю, перемещать контур в пространстве?
    Лена выбрала в новом открывшемся контекстном меню пункт «простое перемещение относительно центра масс», и внутри объёма, ограниченного нарисованной поверхностью, появилась яркая точка, положение которой, очевидно, соответствовало центру масс куска мела. Курсор принял вид двух пересекающихся под прямым углом, одинаковых по длине и толщине линий, образующих некое подобие креста с маленьким квадратиком в центре.
    – Прям как в AutoCADе… – прокомментировал Антон. Лена переместила курсор в произвольную точку пространства и однократно кликнула. На экране в выбранной точке возникла «копия» центра масс, соединённая с оригиналом прерывистой пунктирной линией вдвое меньшей толщины, чем границы контура, и прямо посреди экрана появилось окно с вопросом: «Действительно переместить?», и двумя вариантами ответов: «Да» и «Нет». Лена выбрала ответ «Да» и пространственная граница увеличенного мела переместилась таким образом, что новая выбранная точка теперь соответствовала центру его масс. Если мы всё правильно поняли, то через 35… 34… 33 секунды… 32… 31… выбранный Объект должен, увеличившись вдвое по каждому из трёх пространственных измерений, возникнуть в предназначенном для него месте – над преподавательским столом примерно в полуметре от поверхности.
     – Лен, опусти пониже! – попросила Оля. – А то сейчас грохнется!
     – Да ладно, – пренебрежительно отмахнулась перцептуализированная Абстракция. – Подумаешь – кусок мела упал.
    – Он ведь большой… – начала Оля, но её никто не слушал, все с нетерпением ждали завершения отсчёта, чтобы увидеть, действительно ли всё так просто, как кажется, или… Лучше отключить воображение, готовое генерировать сверхбесчисленные, трансинфинитно чудовищные «ИЛИ»!!!!!!!!!!!!..
     Осталось три секунды. Я оторвался от экрана и вонзил взгляд в место обозначенного возникновения мела. И, что самое удивительное, почти не ошибся. Известняковый огрызок, восьмикратно превосходящий первоначальный объект по объёму и массе, появился «из ничего» именно там, где и должен был, а примерно двадцатью терциями позже врезался в поверхность стола, потеряв при этом почти четверть своей массы в виде осколков. Мы сконцентрировались возле стола, рассматривая «результат эксперимента». Внешне он ничем не отличался от обычного мела, но мы почему-то боялись его трогать. Впрочем, обоснованность наших страхов – вещь сколь объяснимая, столь и неоцениваемая.
      – Да мел, вроде… – спокойно произнёс Андрей примерно через минуту, и осторожно взял в руки один из осколков.
      – Не горячий? – спросила Оля.
      – Да нет – обычный… – ответил Андрей, и, приложив небольшое усилие, обратил кусочек в крошку, после чего вытер кончики пальцев о стол и принялся внимательно их рассматривать.
      – Язв, вроде бы, нет, – с тем же спокойствием произнёс он. Я осторожно взял мел, и поднял его. В нём ни внешне, ни наощупь не было ничего необычного, кроме размеров и формы.
      – Нормальный, да? – спросила Аня.
      – Видимо, да! – ответил за меня «Гарри Поттер». – Только это – не он!
      – В смысле – не он?! – испугалась Аня.
      – Не тот это мел! – ответил «Гарри», показывая на какое-то место под доской. – Тот во-о-о-он там лежит, так же, как и раньше!
      Посмотрев в указанное место, мы поняли, что никакого увеличения исходного Объекта не было – мозг-Инкризер снял с него копию, сделал её в обозначенное число раз больше и поместил туда, куда требовалось.
     – Так, значит, эта штука творит увеличенные копии! - констатировал Андрей-атомщик. – А может, им что-нибудь полезное можно увеличить? Я бы не отказался, а то по электронной почте приходит всякий спам типа: «увеличить не 10 см недорого»! С этой штукой можно было бы сделать это мгновенно!
     – Ага, Андрюх – и копия твоего «Объекта» сантиметров в сорок длиной сейчас валялась бы где-нибудь на полу и кровоточила. Это было бы неописуемо приятное зрелище! – подковырнул одногруппника Михаил.
     – А откуда ты знаешь, что именно сорок сантиметров? – жестоко пошутила Оля.
     – Иди на фиг! – обиделся Михаил.
     – А почему на полу? – продолжил Андрей развитие мысли. – Можно ведь поместить его в пространстве таким образом, чтобы он оказался там, где надо. А потом, если захочется – ещё увеличить. И ещё, и ещё, и ещё… до бесконечности!
      – Андрюх, а если Вселенная конечна, хоть и безгранична? – усмехнулся криогенщик Евгений. – Вот представь себе – в результате многократных «инкризов» он сначала достиг облаков; потом – увеличившись ещё в пару тысяч раз по длине – прошёл сквозь все слои атмосферы; вырастя ещё раз в двести – пересёк орбиту Луны; потом ещё раз в четыреста – и достиг Солнца; после этого – ещё в пятьдесят раз, и вышел за пределы Солнечной Системы; потом – удлинившись ещё в пять тысяч раз и, достигнув длины около 40 триллионов километров – достал до ближайшей звезды; при длине около 250 квадриллионов километров – до ядра Галактики; 20 квинтиллионов километров – до ярда соседней Галактики, 20 секстиллионов километров – до ближайшего Квазара; 150 секстиллионов километров – до Горизонта Видимости… а потом уже, обойдя по Вселенную по экватору, встретит собственное начало!
      Аудитория была присметри от нездорового смеха, но я решил продолжить мысль криогенщика: «Дальнейшие «инкризы» приведут к тому, что свёрнутый в систему огромного множества далеко не концентрических колец «Объект» будет всё более и более плотно заполнять Пространство Вселенной, причём последняя не будет успевать расширяться, и потому… э-э-э… ой, блин!... чёрт – башка не работает!!!!!!... о – когда длина достигнет 250 секстиллионов километров, он будет занимать уже примерно четверть Универсума, 260 секстиллионов километров – треть; 300 секстиллионов – половину, 360 секстиллионов – весь Объём Вселенной!».
      – Ага – а если продолжить процесс дальше, то мой «Объект» ворвётся в другие Вселенные, и начнёт их последовательно заполнять собой, пока не достигнет Резиденции Господа Бога, и придётся тогда Творцу Всея Мироздания у меня отсосать!!!!!! И я кончу так, что смоет все прежние Миры, а из каждого моего СуперСпермотазоида родится новая СверхВселенная!!!!!!!!!!!..
     – Вот вы тут ересь всякую собираете, а отсчёт-то продолжается!!! – прервала  занимающегося самогипертрофированием Андрея Лена.
     – Как – ПРОДОЛЖАЕТСЯ??????????!!!!!!!!!!!!!!!!!! – воскликнули мы.
     – Да вот – сами посмотрите!!! – ответила Перцептуализированная Абстракция.
     И верно – согласно показаниям на мониторе «Инкризера», через 15 минут 41 секунду что-то опять должно было вырасти, но на этот раз линейные размеры Объекта претерпят не 2-, а 3,5-кратное увеличение!
    – Он спрашивает, выбрать ли повторно предыдущий Объект? – сказала Лена, указывая на небольшую красную надпись на экране. – Я думаю, ничего страшного не будет, если мы именно так и поступим!
    – Может, в меню зайдём? – предложил Андрей-атомщик. – Может, там чё «вкусное» есть?!
     – Типа того, что ты только что хотел сделать?! – подковырнула его студентка-фантом. – Ладно – только где оно?
     – А там кнопочки «Пуск» нигде нет? – усмехнулся Сергей.
     – Нет – кнопочки-то тут есть… – задумчиво произнесла Лена. – А вот чё такое «11»?
     Абстракция ткнула пальцем в далеко не неприметное число в верхнем правой углу экрана, похожее на номер страницы.
      – Тоже кнопочка какая-то? – сказал наш Андрей. – Ну-ка – кликни?
      Клик породил новое меню, но и в нём не нашлось вожделенного пункта вроде «Отменить увеличение». Его первой строкой была фраза: «Преобразовать Объект немедленно», выделяющаяся на фоне прочих жирным чёрным шрифтом.
       – А если это нажать, то он сразу, что ли, вырастет? – спросила Аня.
       – Ну… давайте попробуем? – ответил я. – Под мою личную ответственность!
       – Ну, раз под твою! – нервно выкрикнул Михаил. – То если что – отрежем тебя яйца!
      – Если будет кому и что отрезать! – согласился я. – Давайте, Елена Александровна!
      – Щас дам… – раздражённо произнесла Елена, которой не понравился мой тон. – Раскомандовался тут!
      Активировав опцию, Абстракция создала ещё одну увеличенную копию мела, возникшую там же, где и двукратная, но размером с хорошую буханку хлеба и потому – очень тяжёлую. Упав на стол рядом со своим непосредственным оригиналом, она, конечно, не проломила его, но грохот был столь сильным, что мы все одновременно зареклись больше так не делать!
     – Тяжёлый булыжник! – констатировала Оля, взвешивая вторую увеличенную копию на ладони. – Таким и убить можно!
     – В семь раз больше первого – сказала худенькая Настя. – То есть – в 343 раза объёмнее и массивнее!
     – Отсчёт продолжается, люди!!! – пробасил староста Антон, стоя рядом с Леной и рассматривая экран «мозга». – Вернее – по новой начался. С двадцати минут. Осталось девятнадцать с половиной. Потом будет увеличение в 6 раз!
     – В 216, то есть! – возвёл я в куб, выкатив глаза и нарочито-идиотски улыбаясь. – Этот Объект точно больше трогать нельзя! Он, я думаю, не один центнер будет весить, если сейчас его использовать!
     – Блин, и долго нам так делать?! – возмутился Антон. – Чё – максимум каждые двадцать минут новый Объект искать? Может, он разрядится, а?
     – А может – пошло всё к свинодемонам?! – предложил Евгений. – Пусть он увеличивает, что хочет, а мы…
     – Не… не… не надо так!!! - категорически не согласился Василий. – Щас правда – что-нибудь не то увеличит… что и так большое… и чё будет – представить страшно!
    – Давайте лучше пылинку какую-нибудь выберем? – внесла рацпредложение Аня. – Её хоть сто раз можно увеличивать – она всё равно маленькая будет…. Ой… НЕТ!.. Хи-хи!!.. Если даже сто раз вдвое увеличить… Вадим – сколько будет?
    – 2 в 100-й степени – это порядка 10 в 30-ой – ответил я по памяти. – Анечка, ваша пылинка не влезет в Обозримую Вселенную, если с ней так жестоко поступить!
    – Ой… как нежно…– покраснела Аня. – Это у тебя от опасности, что ли?
    – Нет – это я  так… захотелось, в общем… – я  поднял глаза к потолку, интенсивно отражая поверхностью кожи самые низкочастотные волны видимого спектра.
    – А чё – в 6 раз пылинку увеличить! – согласился с Аней Дмитрий. – Сто пылинок, каждую – хоть в тысячу раз! Так давайте и сделаем!
    – Ясно, – улыбнулась Лена. – Ищем пылинку, и чем меньше – тем лучше!
     Пока остальные занимались поиском достаточно крохотного Объекта, я пытался понять, почему происходящее так сильно меня напрягает. Вот, казалось бы – ситуация довольно банальная, на эту тему сказочники фантазировали с незапамятных времён, писались книги, снимались фильмы. Я и сам любил в детстве повоображать что-нибудь из этой серии, начитавшись книг вроде «Необыкновенные приключения Карика и Вали» и насмотревшись кинолент типа «Невероятно уменьшившийся человек», «Потрясающе большой человек», «Дорогая, я уменьшил/увеличил детей» и др., но с возрастом вопросы физической возможности реализации подобных явлений всё сильнее заставляли переосмысливать свои представления. Сначала – классе, кажется, в седьмом – меня напряг вопрос с квадратно-кубическим законом, который я нашёл в книге «Занимательная физика» для детей соответствующего возраста. Суть закона в том, что если все линейные размеры какого-либо объекта увеличить в одно и то же число раз, то объём и, соответственно, масса этого объекта возрастёт в число раз, равное кубу коэффициента увеличения линейных размеров, а всё сечения, к которым будут прикладываться нагрузки – лишь в число раз, равное его квадрату. К примеру, если меня сделать в десять раз выше, шире и толще, то я останусь подобен себе, но стану в тысячу раз тяжелее, а всё то, на что эта тяжесть будет приходиться – например, площадь поперечного сечения костей – вырастет только в сто раз, и, таким образом, я с собственной точки зрения стану в десять раз массивнее! И я сильно разочаровался, поняв, что различные микролюди (если бы они действительно существовали) казались бы сами себе почти невесомыми – могли бы легко подпрыгнуть на высоту, многократно превосходящую их собственный рост, поднять тело, несоизмеримо более тяжелое по сравнению и ними и др. А фантастические гиганты, в роли которых я так любил представлять себя, оказались бы раздавлены собственной чудовищной массой, и потому не были жизнеспособны в условиях земной гравитации. И это расстраивало буквально до слёз! Поэтому в своих дальнейших фантазиях я окружал великана/лилипута некой, как я её называл – адаптационной оболочкой (или гравикорректирующим полем), функция которой (которого) состояла в том, чтобы сила тяжести, действующая на  пропорционально изменённый в размерах объект (или субъекта), воспринималась им так же, как и при первоначальном размере. Но, к сожалению, квадратно-кубическим законом мои притязания не исчерпывались. На тему способов гравикорректировки я особо не заморачивался, но, тем не менее, скоро понял, что взаимодействие пропорционально уменьшенных/увеличенных с окружающим миром сталкивается не только с этой проблемой.  Сначала мне показалось, что изменение масштабов должно сказаться на восприятии света и звука, так как при этом изменяется и восприятие длин волн. Я считал, что если, допустим, линейные размеры субъекта уменьшатся вдвое, то все длины волн для него также возрастут вдвое, и потому такой субъект сможет слышать волны с частотой до 40 килогерц, будет видеть ультрафиолетовой излучение, которое покажется ему фиолетовым, а собственно фиолетовое будет для него красным и т. д. Но потом я понял, что это глупость – всё равно, что утверждать, будто скорость света в вакууме возрастёт с 300 до 600 тысяч километров в секунду только потому, что метры теперь для меня стали вдвое больше! Я успокоился, но потом мне показалось глупостью последнее утверждение – а как же тогда должно сказаться на восприятии изменение масштабов? Вроде бы… Тут мой странно работающий полудетский мозг нашёл ещё одно «решение».  Частота волны – величина, обратная длине волны и обратная периоду. Период – временная характеристика, а во Вселенной, на самом деле, есть не отдельно Пространство и отдельно Время, а единое Пространство-Время… Ага! Вот тут в чём дело! Масштабирование Пространства посредством увеличения/уменьшения должно привести и к масштабированию Времени! Да, волны при уменьшении становятся длиннее, но и время пропорционально замедляется! Поэтому микрочеловечки мало того, что будут почти ничего не весить и всячески плевать на гравитацию – для них огромный Мир будет почти неподвижен, так как все процессы в нём станут бесконечно медленными. Напротив – великаны, умирающие от собственной чудовищной массы, будут существовать в катастрофически быстро меняющемся Мире, где Эпохи и Эры будут мелькать, подобно мгновениям.  И пришлось мне в дополнение к гравикорректировке добавить темпоральное контрмасштабирование. Но и этим всё не закончилось. Как им, например, дышать воздухом, состоящих из увеличенных/уменьшенных молекул и атомов, поглощать и усваивать пищу… СТОП! Вот тут-то… тут-то и самая фигня! Я ведь раньше любил представлять, как какой-нибудь бедолага – чаще всего, я сам – начинает, например, катастрофически увеличиваться в размере до тех пор, пока не прорывает «границы» Вселенной и не оказывается ВОВНЕ, после чего, как правило, выясняется, что его Вселенная – просто элементарная частица в некой СупраВселенной, и в процессе дальнейшего роста он сначала достигает размеров СупраАтомов и СупраМолекул, потом – более крупных объектов СупраМикроКосмоса, и, в конце концов, оказывается где-нибудь на дне грязного СупраСтакана, стоящего в СупраРаковине на СупраКухне в СупраКвартире, являющейся бесконечнократно увеличенной копией его собственной! Ну, потом, конечно, рост продолжается, и вот уже СупраВселенная не может вместить в себя катастрофически разросшегося «Монстра поневоле», и тот прорывает и Её «Границу», попадая на низший уровень МикроМира в СупраСупраВселенной, растёт дальше, и т. д. – до (Бесконечно-Много-Раз-Супра)Вселенных. А вот теперь я стал чуть-чуть пограмотнее, и перестал думать, будто в масштабируемом объекте действительно меняется ВСЁ, вплоть до самых-самых элементарных микрочастиц. КАК вообще можно увеличить/уменьшить микрочастицу?! Особенно если вспомнить, что такие фундаментальные величины, как кванты Пространства и Времени (или корректнее говорить об одном Кванте Пространства-Времени, я толком и не знаю?!) однозначно выражаются через самые постоянные Величины во Вселенной – Мировые Константы, и потому меняться НУ НИКАК не могут!!!! И потому масштабирование стало казаться мне каким-то чудовищным недоразумением. Я, конечно, продолжал фантазировать на эти темы, окружая, как я их называл – «супра/инфранавтов» - универсальными адаптационными оболочками, непредставимым образом компенсирующие ВСЕ виды несовместимости подвергаемых масштабированию объектов/субъектов со сколь угодно фундаментальными Законами Мироздания, но это особо не помогало в силу Непостижимости.  И вот теперь… ТЕПЕРЬ Я СТОЛКНУЛСЯ С ЭТИМ НАПРЯМУЮ!!!!!!!!!! Фантазии материализовались – здесь и сейчас изуверские издевательства над Пространством-Временем стали Реальностью!!!!!!! Дьявол меня побери – ведь «инкризы» увеличивают выбранные Объекты в разной мере, и потому каждой Увеличенной Копии соответствует свой набор Мировых Констант!!! Как бы ни работал этот «мозг», но он – своеобразный «Переходник» от нашей Вселенной к другим, причём каждый Акт Увеличения множит количество присоединённых Миров!!!.. Если, конечно, «инкриз» не является чем-нибудь совершенно банальным вроде тупого увеличения количества молекул и атомов в «Объекте» при условии сохранения первоначальной макроформы!!!!!!!!!!!!! Вот тогда будет обидно: вместо изящнейшего СверхВселенского Явления – какая-то подлейшая имитация, проявляющаяся при увеличении в критическое число раз!!!!!!!!!!!!!! Тогда это станет заметным, если что-нибудь вырастет по линейным размерам, допустим, в десять миллионов раз, когда молекулы должны стать различимыми для невооружённого глаза.
      – О… она теперь почти 300 микрон в поперечнике! – воскликнул Сергей. – Теперь её можно увидеть даже с моим зрением!
      – А я всё равно не вижу… – прогудел Василий.
      – Щас увидишь, Вася! – успокоил факультетского гиганта Антон. – Следующее увеличение – в 11 раз!
      – В 1331, то есть, – вычислил я коэффициент изменения объёма.
      Крохотный кристаллик, более всего похожий на крупицу сахара, после следующего увеличения стал довольно крупным – более трёх миллиметров в диаметре.
      – Теперь вижу! – обрадовался Вася. – А дальше… Ага – в 28 раз!
      «Инкриз» - и кристаллик распухает до существенно неправильной формы объекта с загрязнённой поверхностью размером с большое яблоко.
      – А дальше – 75. О-о!! – округлила глаза Лена.
      И было отчего – если этот «кусочек» увеличить ещё в 75 раз, то его максимальный линейный размер достигнет примерно семи метров (!), а такой громадный ком будет вынужден раздвинуть своими твёрдыми границами пространство между стеной аудитории и рядами парт, ибо нынешнее слишком мало для него.
       – А давайте другую найдём?! – предложила Оля.
       – Найти-то мы найдём! – тяжело вздохнул Андрей-криогенщик. – А вот долго ли всё это будет продолжаться? Тебя не пугает эта тенденция с ростом числа раз, в которое нужно увеличить Объект? Если так пойдёт и дальше, то скоро одним нажатием во-о-о-о-о-он той кнопочки микроба можно будет превратить в Годзиллу! Так что…
       – Подожди, Дрыщ! – прервал генерирующего панические настроения одногруппника «Гарри Поттер». – Может, процесс и не бесконечен. Щас отстреляем все «заряды» и всё закончиться. Там счётчика нигде нет?
      – Счётчика оставшихся зарядов? – переспросил я, усмехнувшись.
      – На седьмой странице – нет! Наверное… – ответила Лена.
      – На какой седьмой? – не поняла Аня.
      – Да вот, видишь – циферка в углу! – ответила Лена, ткнув пальцем в правый верхний угол экрана.
      – Так там же 11 вроде было? – удивился наш Андрей.
      – Точно! – согласилась Лена. – Мы же с тобой вместе заметили. А разве мы на другой странице? На той же, вроде бы?!
      – Да хрен знает… – отмахнулся Андрей, поморщившись. – Давайте Объект искать!
      – Да чё его искать! – воскликнула Лена. – Вон – кусочек чьего-то волоса на первой парте лежит!
      – Ты чё - он длинный станет! – запротестовал Антон.
      – Да ладно… – очаровательно усмехнулась Абстракция, и преобразовала Объект.
      Волос превратился в полупрозрачный «канат» длиной три-четыре метра и около полусантиметра в диаметре, в поверхность которого в разных местах вросли с десяток небольших комочков грязи.
      – Фу-у-у-у!!! – сморщилась Оля. – Он что – голову вообще никогда не моет?
      – Да нет – это нормально! – не согласился наш Андрей. – Если чей-нибудь наш волос так же увеличить, то, мне кажется, картина будет не лучше.
      – Ты давай не обобщай! – обиделась Оля. – У тебя – может быть, а у меня такой гадости не будет!
      – Да у меня он, может быть, и вообще непрозрачный от грязи! – усмехнулся Андрей.
      Олю передёрнуло.
      – А там вшиных яиц – гнид, то есть – случайно нет? – поинтересовался Андрей-криогенщик, приближаясь к волосу.
      – А ты поковыряйся в тех комках – может, и найдёшь чего! – посоветовал ему тёзка-атомщик. – Щас как вылупиться какая-нибудь красотуля размером с хорошую мышь!
      – Заткнитесь!!!!!!!!!!!!!!!! – полуистерично крикнула Оля, ударив последнего говорящего кулаком по спине. – Меня сейчас вырвет!!!!!!!!!!!!!!
      – Лена, увеличь грязь с этого волоса! – сказал Сергей и довольно заржал.
      – В 295 раз? – переспросила Лена.
      – НЕ НААААААААААААААДООООООООООООООО!!!!!!!!!!! – завопила Ольга, пытаясь отнять у Лены Инкризер.
      – Да не буду, не буду – успокойся!!!!!!!!!!!! – с нехорошим смехом в голосе выкрикнула Лена, защищая «мозг».
      – Монетку вон ту увеличьте, – предложил «Гарри». – Пятикопеечная, из цветметаллов! Вот только весить она потом будет ни одну тонну!
      – А золота не у кого нет, а???!!! – рявкнул Антон на всю аудиторию. – Да мы же супермультимиллиардерами стать можем!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
      – ГДЕ???????!!!!!!!!!!!!!!!!! – проорал я в ответ, понимая, что ЗДЕСЬ от этого НИКАКОЙ пользы не будет.
      – Отойдите, лучше, подальше! – посоветовала Лена, и сама попятилась к противоположной стене.
      – А чё ты задумала? – поразился Антон, но совету последовал так же, как и почти все остальные. Лишь мы с Евгением-криогенщиком остались на прежних местах.
      – Отойдите, – прошипела Абстракция. Секунды через три стадный инстинкт победил индивидуализм, и мы послушались. А ещё секундой позже метрах в пяти над полом возник огромный, ослепительно яркий ком, который с оглушительным звоном рухнул вниз и аморфной массой расползся по полу, заняв почти половину обширного пространства между доской и рядами партами.
      – Моя золотая цепочка!!! – воскликнула Лена. – Теперь её на всех хватит!!!
      – ОХРЕНЕТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – в исступлении воскликнул Антон, и первым бросился к свалившемуся с «небес» богатству. Через несколько секунд мы всем скопом облепили многотонную гору золота, словно мухи известную субстанцию. Некоторые тут же начали строить бессмысленные планы о возвращении  со Всем Этим в родной Универсум, и последующем пожизненном блаженстве, устроили делёжку – по сколько звеньев каждому должно достаться в качестве доли – и даже начали решать проблему транспортировки, предполагая использовать в качестве носильщиков собственных увеличенных двойников, но не находя способа после этого от них избавиться. Я стоял возле крайнего звена цепи, и попытался приподнять его, но это оказалось мне не под силу. После этого я сел на одно из звеньев, наблюдая за суетящимися возле горы золота новоявленными «олигархами», но стараясь не слушать их разговоры и непрерывно ругая Лену за совершённую глупость. И тут у меня возникло ощущение, будто я сижу на чём-то грязном. Я поднялся, ощупал поверхность звена, только что избранного мною в качестве «трона», и почувствовал, что она какая-то противно липкая и скользкая. Поднеся к носу испачканную в неизвестном веществе руку, я чертыхнулся, ибо в ноздри мне ударил пронзительный аромат потных подмышек вперемешку с какой-то внеземной химической гадостью. Я поспешно вытер замаранную ладонь о поверхность другого звена, и оперся на него, пытаясь понять, что же это за дрянь покрывает поверхность гигантской копии Лениной цепочки. На самом деле, я почувствовал странное «амбре», едва приблизившись к «инкризированному» Объекту, но как-то не придал этому значения. А вот теперь… Блин!!! А это ещё что такое?!!! Поверхность звена… и соседнего звена… и вообще – ВСЮ цепь покрывал почти непрерывный слой из бесчисленных разноформенных тварюшек, каждая из которых по размеру была мешьше блохи, но вся их совокупность  превращала увеличенный Объект в чудовищно огромный, сложный, сверх всяких пределов перенаселённый Мир, абсолютно неоднородный, нестационарный и сверхтекучий, где только что рождённое мгновенно старело и умирало, чтобы уступить место ещё более новому, где Жизнь и Смерть достигли состояния какого-то бесконечно нелепого, самоотрицающего, несебетождественного Симбиоза. Вот ведь твари?! На самом-то деле они ещё в десятки раз короче, уже и тоньше, а вот теперь видимыми стали! ГОСПОДИ!!! Да они теперь и по мне ползают!!!!!!!! Я же сейчас… Начинаю судорожно вытирать одну ладонь другой, лишь благоприятствуя, таким образом, распространению гигантских микроорганизмов по поверхности кожи.  А ведь эти микроотродья (ТВОЮ МАТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!)  наверняка смогут проникнуть сквозь поры!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! И начать размножаться… ЭКСПОНЕНЦИАЛЬНО  умножая свою численность ВНУТРИ МЕНЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! С разных сторон слышались громкие вопли и отборный мат – моих сотоварищей по несчастью, решившихся прикоснуться к золоту, постигла та же участь!!!!!!!!!!!!!!!... Мы срывали с себя одежду и катались по полу… Мы пытались раздавить их о твёрдые поверхности… Но их численность продолжала катастрофически расти, и вот уже каждый из нас чувствовал себя гигантским ульем, обителью неисчерпаемых, стремящихся к господству над Вселенной, микрополчищ…
     И вдруг они остановилось. Едва ли не мгновенно бесконечная мобильная масса замерла на поверхности почти сплошным, но мёртвым слоем. Мы счищали с себя бесчисленные трупы, словно крупицы сажи, освобождая захваченные миры-тела от последствий страшной, но уничтоженной безымянной силой, экспансии.
     – Больше это дерьмо не трогать!!! – генеральским голосом проорал Антон. – И вообще – заканчивать надо!
     – Да как заканчивать?! – воскликнула Лена. –  Что-то должно вырасти аж в 2391 раз через… МАМОЧКИ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     – Ты чё????!!!!!!! – с тем же ужасом в голосе выкрикнул Антон… и тут посреди аудитории словно произошёл Большой Взрыв, повлекший за собой Катастрофический Антиколлапс ВнеВселенской Тьмы. Но – лишь на мгновение, после чего всё стало по-прежнему.
     – А що це таке???!!!! – очень натурально спросил шокированный Михаил.
     – Я не успела… Мы не успели выбрать Объект! И поэтому в туеву хучу раз выросло что-то, случайным образом выбранное Инкризером!!! – безумно таращась на экран, ответила Лена. – И теперь какая-то неизвестная фигня стала ну просто О-О-О-ОЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧЕНЬ БОЛЬШОЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     – Но тогда где же она? – задал я следующий (в общем-то - риторический) вопрос.
     – ГДЕ-ТО!!! – дико-презрительно вылупившись на меня, как на автора одного из самых идиотских вопросов за всю историю Общения в Мироздании, констатировала Абстракция. – Местоположение тоже оказалось выбрано произвольно! Может, на крыше здания лежит, а может – материализовалось где-нибудь в далёком-далёком Сверхсверхскоплении Галактик!
     – Да на Сверхсверхскопления Галактик нам, в общем-то, насрать! – грубо заметил Андрей-атомщик. – Хотя… А знаете, что? Может, нам все увеличенные копии туда отправлять, а? Там от них точно никакого вреда не будет! Вы там покопайтесь в опциях – на каком максимальном расстоянии от Инкризера может возникнуть огромный «двойник» Объекта?
     – А давайте узнаем! – согласилась Лена. – Только побыстрее, а то скоро ещё что-то должно будет вырасти аж в 10877 раз!
    – Это по объёму и массе больше, чем в триллион раз! – воскликнул я.
    – Ни хрена себе!!!! – поразились остальные.
    – А страница, кстати, уже четвёртая! – сказала девушка-фантом. – Уменьшается номер! Сначала 11-й был, потом – 7-ой, а теперь – 4-ый!
    – Так ведь скоро и до первой страницы дойдём, – задумчиво произнёс Андрей. – А потом чего? В минус номера уйдут, что ли? Или расти опять начнут?
    – Да не знаю я! – злобно пискнула Аня, хотя Андрей не собственно ей задавал вопрос. – Давайте уже выясним, насколько можно удалять огромные копии от оригиналов! Лен, чё там?!
    – Сначала нужно выбрать Объект! – ответила Лена.
    – Выбери любой – нам ведь только расстояние узнать требуется, – непривычно спокойно попросил Евгений.
    – А как вы думаете? – обратилась Лена ко всем. – Для проверки дальности отправки дубликата-переростка лучше выбрать Объект побольше?
    – Не надо побольше! – испугалась Настя. – Щас увеличим нечаянно – и что будет? Планетарная Катастрофа, как минимум!
    – Уже Вселенская произошла, а вы планетарной боитесь? – болезненно  усмехнулся я. – Мы, может, и не на планете вовсе?
    – Всё равно – я против! – худенькая криогенщица готова была разрыдаться. – Лен, ну выбери что-нибудь маленькое, а?! Пожаааааааааааалуйстааааааааа!!!!!
    – Щас – не волнуйся! – успокоила Настю Лена, уже поглощённая поиском настолько крошечного объекта, чтобы даже увеличенная в десять тысяч раз по всем измерениям копия его не была чудовищно громадной.
     В конце концов, подходящим «кандидатом» на непотребное увеличение, а пока – лишь на проверку «дальнодействия» Инкризера – была признана малюсенькая пылинка, мирно лежащая в крохотной трещинке на поверхности преподавательского стола. Её линейные размеры составляли всего около 30 микрон, поэтому без экрана на поверхности «мозга» далеко не каждый смог бы её увидеть, а в случае необходимости следующий Акт Увеличения сделал бы из неё булыжник размером чуть больше баскетбольного мяча. Выбрав её и осуществляя «простое перемещение относительно центра масс», Лена начала варьировать точку центра масс долженствующей материализоваться копии. Оказалось, что её нельзя переместить относительно нынешнего положения оригинала не больше чем на 3 метра 17 сантиметров, причём величина этого максимума, видимо, инварианта по отношению к любым перемещениям самого оригинала в пространстве.
    – Что-то мало, – недовольно произнёс «Гарри», поправляя съехавшие на нос очки. – Отношение максимального расстояния к линейному размера Объекта – примерно 106 тысяч. Интересно, оно будет меняться для других линейных размеров, и если будет – то как?
    – Линейно! – сказал Антон первое, что приходит на ум.
    – Ну, лишь бы не логарифмически! – усмехнулся криогенщик.
    – Не выёживайтесь там? – голосом раздражённой мамы потребовала Лена. – Я вот кое-что побольше нашла… щас сменю предварительный выбор Объекта… нервных прошу не волноваться – не увеличу!!!!.. Ага! Это пятикопеечная монетка, 2002 года чеканки, состояние – ужасное! Так… ведём, ведём, ведём… 10 метров, 20… 50… 100… О! Видимо – предел! 127 метров!
     – Пока получается, что зависимость слабее линейной, – опередила одногруппника Настя. – А то бы больше километра получилось!.. Ты только смотри – действительно не увеличь!!!
     – Не буду – сказала же! – ответила Лена. – Я вот теперь свою голову выбрала! Если действительно сделать её следующим Объектом, то она станет размером с небольшой астероид!
     На этот раз максимальное расстояние перемещения составило почти 35 километров.
    – Эта (…) какая-то, а не зависимость! – почесав репу, констатировал «Гарри».
    – Дима! – укоризненно произнесла Настя. – Как тебе не стыдно! А ещё очки одел! Интеллигент несчастный!!
    – Я теперь посмотрю, насколько далеко можно было бы переместить копию Объекта, если оригиналом буду я целиком! – заявила Лена.
    – Угу, Колосс Люберецкий по двадцать километров ростом, – негромко и с заметной долей зависти в голосе шепнула Аня. Выяснилось, что почти на две тысячи километров!
    – Что-то чересчур круто! – поразился Вася. – Это же в миллион с лишним раз больше твоего роста!
    – Идём дальше! – Фантомом, кажется, овладел энтузиазм. – Теперь пусть Объектом будет вся наша аудитория!
    – Ленка маньячка! – воскликнула Настя.
    На этот раз Абстракция провозилась с Инризером довольно долго.
    – Целиком выделила! – сказала она наконец. – Вместе со всем, что внутри неё. В том числе – и с нами!
    – Три с половиной минуты осталось! – напомнил «Верховной Увеличивательнице» Антон. – Щас надо будет опять ту пылинку искать!
    – Никуда она не денется… – как-то отвлечённо произнесла Лена. – Ого! Копия-то орбиты некоторых спутников своей верхней частью поглотит! А отодвинуть её можно на… на… на сколько там? Ага! С ума сойти!! Аж на четверть миллиона километров!!! А до Луны у нас сколько?
    – Примерно в полтора раза больше, – ответил я. – Но если отправить копию туда, то, мне кажется, нам она мешать не будет! На Землю упасть не должна… вроде бы?
    – Ты предлагаешь отправить копию аудитории объёмом в миллионы кубических километров в Космос? – поразилась Лена, посмотрев на меня, как на психопата.
    – Да… А что такого? – не понял я.
    – Нет… Давайте пылинку!!! – завопила Настя.
    – На пылинке будет тьма микробов! – начал аргументировать я. – Как и на любом другом увеличенном Объекте. Причем они линейно будут в десять с лишним тысяч раз крупнее обычных микробов, то есть, как минимум – с насекомых, а как максимум – с тварей покрупнее вроде мышей или хомячков. Кто-нибудь хочет быть свидетелем нашествия бактерий размером с крысу? Нет! Этого и следовало ожидать. Находимся ли мы сейчас на аналоге планеты Земля – неизвестно, но давайте для определённости полагать, что так оно и есть – всё равно мы это никак не подтвердить, не опровергнуть не сможем! Поэтому в наших же интересах сделать так, чтобы «мегакопия» Объекта оказалась в Космосе. Там от неё не будет ни жарко, ни холодно! Может, она станет новыми спутником Земли, но скорее всего – мне так кажется – просто новым крохотным спутником Солнца, эдаким экзотическим астероидом!..
    – Короче – хватит болтать!! – грубо прервала меня Лена. – Он прав. А времени слишком мало! Так что – УРРРРРРРРРРААААААААААААААА!!!
    И она подтвердила команду на увеличение аудитории.
    Ничего не произошло. Вообще. Только начался новый отсчёт с отметки «20 минут 00 секунд», высветился новый коэффициент увеличения линейных размеров, равный величине 69288, а «номер страницы» в правом верхнем углу экрана сменился на «3».
    – Ага! – сказал я, и ткнул в цифру. – Теперь понятно! Каждый «инкриз» уменьшает эту величину на единицу! Стало быть, когда она достигнет нуля, ничего больше увеличивать не придётся!
    – Может быть! – согласилась Лена. – А может быть – и нет!
    Через несколько секунд в аудитории об этом – последнем – «открытии» знали уже все.
    – Значит, ещё три «мегакопии» чего-нибудь – и ВСЁ?! – воскликнул Дмитрий-«Гарри».
    – Зачем «чего-нибудь»? – снисходительно улыбнулась Лена, перестав сомневаться. – Тот же Объект и будем увеличивать! Новая копия аудитории будет по объёму всего раз в десять меньше Луны, но зато её можно будет отправить аж на девятнадцать с лишним миллионов километров!
     – До Венеры всего вдвое больше! – констатировал я.
     – Ага, – безъэмоционально согласилась Лена, готовясь подтвердить задание.
     – Ой… СТОП!!! – вдруг дошло до меня. – Но если «гипераудиторию» увеличить ещё почти в 70 тысяч раз, это же…
     – Да не ещё!!! – раздражённо воскликнула Лена. – Мы не «гипераудиторию» дальше увеличивать будем, а её исходный оригинал!
     – А с мелом, вроде, не так было…  – задумчиво произнёс я, почесав затылок.
     – Забей… – сказала Материальная Абстракция, подверждая выбор Объекта. – Она уже там. Следующий коэффициент… Ого! Больше десяти миллионов. Точнее – 10534253!
     – В такую «аудиторию» любая планета Солнечной Системы влезет, кроме Юпитера, – снова констатировал я. – А расстояние?
     – Щас… Подожди… – сказала Лена. – Так… Вот – это предел. Чумовой Пределище!!! Почти миллиард и двести миллионов километров!!! Копия в Солнечной Системе-то останется?!
     – Останется, останется, – подтвердил я. – На таком примерно расстоянии от нас находится Сатурн.
     – Прикольно будет, если Сатурн окажется заперт в стенах аудитории, как в ящике! – с маньячным счастьем в голосе воскликнула Лена. – Жаль, что это столь  маловероятно – было бы прикольно до смерти. Ладно – увеличиваю!
      Увеличила. Остался последний «Инкриз», что самым детерминированным образом подтверждала единичка в верхнем правом углу экрана.
      – Последнее… число… Числище – по-другому не скажешь!!! – с горящими безумной эйфорией Повелительницы Космоса глазами произнесла Лена. – 4 миллиарда 125 миллионов 409 тысяч 877! В такой «Аудиторище» Солнце можно будет спрятать под стулом или в парте! А уж малявка вроде нашей Земли спокойненько  провалится в бутылочное горлышко! А расстояние – вообще говорить боюсь! Оно - тоже в километрах, но я даже не знаю, как такое большое число называется!
     – Позвольте-ка взглянуть, – попросил я. – Ух, ну ни Несебетождественности себе!!! Это ж… это ж такое громадьё наичудовищнейшее!!! Число это называется 2 триллиона 533 миллиарда 166 миллионов 967 тысяч 002. Световой год лишь в четыре раза больше! Короче – три с лишним световых месяца. На таком расстоянии отсюда окажется аудитория, стены которой способны заключить в себе Солнце вместе с орбитой ближайшей к нему планеты!
     – У_ж_е   о_к_а_з_а_л_а_с_ь!!! – поправила меня Лена. – Дамы и господа – ВСЁ!!!!!!!!! И она продемонстрировала остальным потухший серый экран «Инкризера».
     – – хором возопили мы. ПОБЕДА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Миссия выполнена… Пора отдохнуть…
      Мы оккупировали преподавательский стол и первый ряд парт. Я лёг прямо на четыре откинутых сиденья, и, блаженствуя, устремил взор к потолку. Вот она – СТАБИЛЬНОСТЬ!!! Постоянство… подольше бы так… Надоела вся эта круговерть – СверхСверхСверх…Бесконечности всякие Себетождественно-Несебетождественные, Универсумы-Мультиверсумы-Супермультиверсумы, Экзотические даже по отношению к самим себе… Поспать хочется… Вот прямо здесь, среди этой горы мусора, оставленного свиноподобными студиозусами… или их копиями… в смысле – аналогами, двойниками всякими…тройниками… удлинителями… Там, вон, увеличенные копии чего-то остались… А-а, хрен бы с ними – голову даже поднимать не буду…
     … Имело ли здесь смысл понятие Времени – не знаю. Но мне показалось, что я очень долго проспал. Нет, не Вечность – просто часов двенадцать. Обычных, земных часов. Единственное что странно – за этот, весьма не маленький для организма, срок, я совершенно не проголодался. И не только. Значит, я по-прежнему мёртв!  Впрочем, это не удивительно.
     Немного полюбовавшись налепленными на внутренней поверхности парт жвачками, я лениво приподнялся, дабы обозреть обстановку в аудитории. Почти все мои сотоварищи по несчастью спали в разных местах и позах, лишь Лена-Фантом сидела на краю огромного преподавательского стола, задумчиво покусывая ногти.
     – Ты чё не спишь? – несколько раздраженно спросила Она.
     – А вы? – задал я контрвопрос.
     – Не хочу… – сердито буркнула Абстракция. – Стрёмно мне как-то. Щас опять какая-нибудь Катастрофа на нас обрушится…
     – Это Неизбежность, – меланхолично отмахнулся я. – Какая разница будете вы спать или нет? Может быть, лучше встретить новый Материализовавшийся Абсурд именно в состоянии сна?
     – Отстань! – рассердилась Лена. Она подняла огромный кусок мела, все линейные размеры которого в результате двух первых «инкризов» выросли относительно первоначальных значений в семь раз, и, размахнувшись, бросила его в гору золота рядом со столом.
     – Потише – людей разбудите! – сделал я замечание.
     Абстракция бросила на меня злобно-презрительный взгляд, но ничего не сказала. После этого она примерно минуту субъективного Времени поочерёдно рассматривала увеличенные копии Объектов, в особенности – гигантскую цепь, покрытую тонким слоем трупов исполинских бактерий… И вдруг, выкатив глаза от Ужаса, закрыла рот ладонью!
     – Что с вами?! – испугался я, поднимаясь со своего лежбища.
     Лена не ответила. Она двумя руками страшно натягивала кожу на лице, будто бы стремясь сорвать её; жуткие глаза Верховного СверхСатаны, внезапно осознавшего Замирную Чудовищность своих Деяний, порождали Реки Слёз. Бедную Перцептуализированную Абстракцию трясло минут десять, а я стоял метрах в двух от неё, густо краснея, судорожно сглатывая и с нетерпением ожидая объяснений.
     – Что с вами?! – наконец решился переспросить я. Лена оторвала руки от лица, и, взглянув на меня так, будто именно я был главным виновником её Горя, крикнула во всю мощь голосовых связок: «Я их УБИЛАААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!».
     – Лен… Лен, ты чё?! – проснулся Дмитрий. – Чё творится опять?!!
    Теперь в помещении было лишь трое спящих – Антон, Михаил-атомщик и Василий. Остальные с разной степенью недовольства выползали из  сладких объятий Морфея, а потом, понимая, что происходит нечто ужасное, начинали медленно концентрироваться вокруг сотрясаемой рыданиями студентки-фантома. Когда к страдалице более-менее вернулся дар речи, мы узнали, что же за Катастрофа произошла. Оказалось – Лена совершила чудовищную Ошибку, стремясь побыстрее избавиться от последних зарядов «Инкризера». Творя гигантские копии нашей аудитории, она подвергала увеличению ВСЁ находящееся внутри неё, в том числе – нас самих! И потому каждый циклопический дубликат, материализовавшийся в открытом Космосе на разных расстояниях от оригинала, содержал в себе шестнадцать наших двойников-великанов. Шестнадцать «супраматрикантов» ростом от восемнадцати до двадцати двух километров в первой «мегааудитории», шестнадцать – ростом от ста двадцати до ста сорока километров – во второй, шестнадцать – от восемнадцати до двадцати двух тысяч километров – в третьей, и ещё шестнадцать – от шести миллионов семисот тысяч до восьми миллионов – в четвёртой. Всего – шестьдесят четыре. Шестьдесят четыре разумных, мыслящих существа… погибли в Бездне Космоса из-за маленькой недодумки!!!!!!!!! Шестьдесят четыре колоссальных, идеально-кристаллических трупа, по четыре копии каждого из нас… Да – они умерли почти в то же мгновение, что и появились на свет, но… ведь каждый из них полагал себя не копией! С их точки зрения, произошло следующее – Лена активировала «Инкризер», и… вдруг окружающий мир претерпевает мгновенную метаморфозу, превращаясь в Обитель Мёртвого Холода… Они ведь, будучи нашими абсолютными двойниками, не знали, что их вообще не существовало до момента активации «Инкризера»!.. Да если бы и знали – всё равно им было БОЛЬНО!!! Ведь, на самом деле, их смерть была быстрой, но – не  мгновенной.
     Итак, несуществующая девушка – плод то ли коллективного, то ли моего собственного, воображения, стала четырёхкратной убийцей каждого из нас! И, одновременно – четырёхкратной самоубийцей. Или же для несуществующих Абсолютный Ноль не смертелен?.. А для «Инкризера»? Он, как нам всем показалось, совершенно неуязвим! Но тогда… ГОСПОДИ!!!!!!!!!!!!! А что, если его увеличенные копии оказались работоспособными?!  Тогда… тогда каждая из них, будучи ни кем не контролируемой, произвела ещё по три произвольных Акта Увеличения!  И где-то во Вселенной сейчас существуют чудовищно громадные копии неизвестно чего… НЕИЗВЕСТНО ЧЕГО???!!!.. Нет… Не может быть…
    У меня появилось страшное подозрение. И я боялся его подтвердить. Но тут произошло событие, которое отодвинуло только что пришедшую мне мысль далеко на задний план. Мой одногруппник Сергей, взяв в руки «Инкризер», вдруг вытаращил глаза и воскликнул: «Он РАБОТАЕТ!!!! Ещё пять зарядов!!!».
    – Какие, к Дьяволу, пять зарядов???!!! – рявкнул Антон, одним прыжком очутившись возле Сергея.
    В ту же секунду все сконцентрировались возле внезапно ожившего «мозга», а мгновенно переставшая плакать Лена буквально залезла на спины впереди стоящих, буравя экран архибезумным взглядом… Да… Так и было! «Инкризер» готовился что-то увеличить в 7.059.998 раз по всем линейным размерам, причём – меньше, чем через три минуты.
    – ОПЯТЬ, ЧТО ЛИ????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – каким-то уж совсем не своим голосом завизжала Абстракция, и, в исступлении бросившись вперёд, вырвала прибор из рук Сергея.
    – Лен, ну ты чё делаешь, а???!!! – возмутилась моя одногруппница Александра.
    – (…)!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – богоубийственно прокляла Мироздание несуществующая студентка, зашвырнув Инкризер куда-то в средние ряды парт. Василий, Андрей и Михаил бросились на его поиски, ибо нужно было срочно выбрать цель, а все прочие столпились возле страшно ноющей Лены, калачиком свернувшейся на краю стола…
     … Когда «мозг» обнаружили под одним из полуподнятых сидений среди горы неубранного хлама, первый из пяти «зарядов» уже был израсходован, породив новую монстроузную копию… нашей аудитории!!! И всех нас… И даже – самого Инкризера… Оказалось, что Лена, загоревшись идеей отправки чудовищных «супраматрикантов» Объектов в Космос, нашла сравнительно быстрый способ осуществления этого – при желании Объект можно было не перевыбирать перед очередным Актом Увеличения, а лишь регулировать расстояние до центра масс гигантской копии. После внезапного «оживления» Инкризер выбрал в качестве Объекта, то, что было увеличено последним при активации предыдущей группы из двенадцати зарядов! Более того – выяснилось, что выбор максимального расстояния также был принят Инкризером при возобновлении работы, и потому он, как мы полагаем, сотворил ещё восемь исполинских аудиторий в разных областях Вселенной, и сейчас готовился сотворить девятую!!!.. А ведь есть ещё то, о чём я сейчас думаю! Я, конечно, надеюсь, что нет, но… а вдруг ЕСТЬ???!!! Тогда… тогда ВСЁ. Вообще.
      Лена билась в истерике, и поэтому теперь выбор Объектов и собственно увеличение осуществляли семеро добровольцев, не занятых успокоением страдалицы – я, Андрей, Василий, Сергей, Андрей-атомщик, Михаил и «Гарри Поттер». Что-то требовалось увеличить аж а три с лишним миллиарда раз и сейчас шла ожесточённая дискуссия, а я всё никак не решался высказать своё предположение. Наконец, я отвлёк на себя внимание «Гарри» и Андрея-одногруппника, меньше других участвующих в споре, и спросил полушёпотом: «Ребята, а вас не посещает мысль, что всё ещё хуже, чем мы думаем?».
     – Куда уж хуже, Вадимыч?! – возмутился Андрей. – Кошмарище же Наисверхвселенскейший!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    – Да это понятно… – согласился я. – Но… а вот как вы, всё-таки, думаете – те огромные «Инкризеры», которые являются аналогами нашего в увеличенных комнатах, материализовавшихся в открытом Космосе, действительно не работают?!
    – Нет, конечно, ты что хоть?!! – категорически возразил «Гарри». – Там же почти Абсолютный Ноль, Вадим! Там ничего не работает! В нём и атомы-то не колеблются! Те Инкризеры – мёртвые кристаллы!
    – Ты уверен?.. – почесал репу Андрей, обращаясь к очкарику-криогенщику.
    – Вот – и я о том же! – продолжил я.
    – Чё вы там шепчетесь?! – обратились к нам прочие «искатели Объекта».
    – Да Вадим тут паникует! – усмехнулся «Гарри». – Боится, что увеличенные Инкризеры тоже увеличивают!
    – Чё-чё-чё..??? – заинтересовался народ.
    – Я тут подумал, – обратился я уже ко всем шестерым. – А что, если те «мозги»-гиганты, которые материализовались в Космосе вместе с «мегакопиями» аудитории тоже способны творить увеличенные копии? Мы ведь что только с прибором не делали, а на нём и царапины не появилось?! Если это так, то каждый из них по сию пору продолжает порождать всё новые и новые гигантские аудитории с нашими… астрономически громадными окоченелыми трупами и… НОВЫМИ ИНКРИЗЕРАМИ!!!!!!!!!!!!! А каждый из них, в свою очередь, тоже творит новые копии и т. д. Это БЕСКОНЕЧНАЯ цепная реакция, которую НЕВОЗМОЖНО ОСТАНОВИТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    – Вадик, Вадик – не гони гон!!!!!!!!!!!!!!!! – прервал мои апокалипсические размышления Андрей-атомщик. – Нету никакой цепной реакции! Если бы была, то Космос оказался бы до такой степени захламлён «супрааналогами» аудитории со всем его содержимым, что мы давно бы оказались внутри одной из них, и пришёл бы нам всем конец! Сам подумай – их тогда было четыре, и после каждого нового «инкриза» их число удваивалось бы!.. Вернее, так. Появилась первая копия – та, которую Ленка отправила куда-то в область лунной орбиты… А… да – всё правильно, те Инкризеры сотворили бы первые копии лишь спустя двадцать минут! Таким образом, через двадцать минут после того, как мы «отпраздновали» победу, «мозгов» было бы уже восемь, и на каждом оставалось бы по три заряда. После того, как весь этот «боекомплект» оказался израсходован, число машин-«увеличивателей» достигло бы шестидесяти четырёх. Думаю, что после того, как Инкризер снова «ожил», он сработал ещё восемь раз – поэтому теперь их и осталось четырё, но число копий… так – наш породил 65-ю, та вместе с ним – 66-ю и 67-ю, эти четыре – ещё четыре… О-о-о-о-о-о-хххххххх, тяжко-то как!!!!!!!!!!!!!!!.. Та-а-а-а-ак!!!!!!!!!!!!!!!!!.. Значит – третий «инкриз» - 71, четвёртый – 79, пятый – 95, шестой – 127, седьмой – 191, восьмой – 319… О! Эта «побочная линия» стала причиной для появления новых 255 приборов! А другие 64? Их стало в 2 в восьмой степени раз больше, то есть… Вадик, ты у нас главный счётовод – сколько?!
      – Два в восьмой – это 256! – ответил я. – А 64 на 256 – это, насколько я помню, 16.384.
      – Вот – 16.384 громадины! – констатировал Андрей-атомщик.
      – Но Космос-то бесконечен! – сказал наш Андрей. – Его нельзя захламить конечным числом копий, какими бы громадными они не были!
      – Да чего вы какую-то левую тему впариваете?! – разозлился Михаил. – Цепная реакция – не цепная реакция! Если есть такая хрень, то мы с этим всё равно ничего не сделаем!!! Давайте найдём уже молекулу какую-нибудь, наконец, чтобы её  безопасно увеличить в 3.091.277.508 раз. А языками чесать потом будем!
      – Точно, Миха! – поддержал его Василий. – Именно молекулу! Только как такую мелочь идентифицировать в качестве Объекта?
      – Пять минут, Василий! – напомнил Михаил. – И 13… 12… 11 секунд! Думать быстрее надо!
      Мы спорили до хрипоты. Мат стоял такой, что демонов в Аду тошнило! Но всё равно – Объекта с линейными размерами меньше четырёхсот нанометров идентифицировать не могли. А если даже эдакую крохотульку увеличить в обозначенное число раз, то она станет примерно с наименьший из открытых астрономами астероидов! Да оно бы не беда, кабы можно было зашвырнуть её далеко-далеко-далеко-… в Космические Глубины, но Инкризер категорически отказывался смещать центр масс копии относительно центра масс оригинала больше, чем на полметра!
     – Это что такое? – спрашивал Василий. – Это называете: «Простое перемещение относительно центра масс»!!!!!!!!!!!! А ведь ещё и другие есть!!!!!!!!!!!!!!!! Давайте уже найдём и разберёмся, а????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    – Вася – полторы минуты осталось!!!!! – проорал Михаил. – Некогда разбираться!!!!!!!!!!!!! Сейчас же опять шестнадцать великанских трупов будет!!!!!!!... Ф-ф-фууууууууууууууууу!!!.. Так… СТОП! Давайте что-нибудь большое увеличим?! И выкинем, на хрен, в межгалактическое пространство! Ленкина идея-то, на самом деле, правильная была, только она Объект неудачно выбрала! Давайте, например, верхнюю половину аудитории… Так… О!!!! Я такой кусок здания отхватил! Где-то три четверти аудитории – но, конечно, без нас и Инкризера – плюс примерно половина спортзала и значительные доли ещё двух учебных аудиторий. Из живых – только если микробы, но их не жалко... Максимальное расстояние… э-э… триллионы, Вадик, говоришь?! Так и есть – 17 триллионов 493 с копейками миллиарда километров!
    – Почти два световых года!!!.. – поразился я. – Но даже звёзд со столь гигантскими размерами во Вселенной очень и очень немного!
    – Забей на звёзды!!!!!!!!!!!!!!!!! – в исступлении воскликнул почувствовавший небывалое могущество Михаил, и, не слушая неуверенные возражения отдельных товарищей, совершил задуманное.   
     Катаклизма не произошло. Осталось три заряда. Следующий должен был увеличить свою «жертву» более чем в полтора триллиона раз! Миша предложил «не париться» и «инкризнуть» тот же Объект, долженствующий в результате «отпочковать» увеличенную копию с массой порядка массы Галактики-Гиганта, но при линейных  размерах, чуть-чуть превышающих диаметр орбиты Плутона, которая вывалиться из Небытия на расстоянии свыше двадцати тысяч световых лет отсюда. Нас всех – кроме расдухарившегося Михаила – пугало возникшее «дежа вю» с недавним поведением Лены (и опять ЧЕТЫРЕ ЗАРЯДА!!!!!!), но мы преодолевали этот страх логическим путём. Ну, на самом деле – чем может быть опасно сколь угодно многократное увеличение куска безжизненной материи? Ну, появиться у Галактики второе Ядро – какое до этого дело обитателям Солнечной Системы? Или мы чего-то не понимаем? По идее-то: какая нам разница, какова форма орбиты Солнца внутри Галактики? Нам же главное, чтобы форма орбиты Земли при вращении вокруг Солнца не претерпела существенных изменений!  А вообще – стрёмно как-то!!! Вот так вот запросто корёжить структуру Галактики надеясь, что столь крупномасштабные изменения не скажутся на нас!!! Это всё равно, что микробу успокаивать себя мыслью о том, будто опускающийся ботинок на раздавит его, ибо он почти однозначно окажется в какой-нибудь, вогнутой внутрь, полости! Но Михаил чувствовал себя Повелителем Бесконечности и с фанатизмом истинного маньяка продолжал плодить громадные даже по космическим меркам «супраматриканты». После того, как Млечный Путь стал «двухъядерным», коэффициент увеличения линейных размеров вырос до более чем 4,2 квадриллионов. Если снова преобразовать тот же Объект, то получившаяся чудовищная масса едва ли не «перевесит» весь наблюдаемый Космос при линейных размерах всего в десять световых лет! Но и окажется она лишь(???!!!) в пятидесяти миллионах световых годах отсюда… Михаилу не хотелось думать и сожалеть – он ВОСХИЩАЛСЯ!!!!!!!!!!!.. И вот остался последний заряд. Последний из этой серии. Самый, самый огромный. Но обозначенное на экране число показалось мне издевательским. 184.467.440.737.095.516.160 – ровно в десять раз больше, чем 2 в 64-й степени! Нет – это чья-то злейшая Шутка!!!! Причём – именно надо мной!!! Мне же так полюбилась в детстве эта история про изобретателя шахмат, который оставил в дураках своего повелителя, попросив за игру «ничтожную» награду: за первую клетку доски – одно рисовое зерно, за вторую – два, за третью – четыре и т. д. За каждую последующую – вдвое больше, чем за предыдущую. Когда все количества суммировали, оказалось, что число зёрен – без одного 2 в 64 степени, то есть – 18 квинтиллионов 446 квадриллионов 744 триллиона 073 миллиарда 709 миллионов 551 тысяча 615. А тут… тупо не стали отнимать единицу и добавили нолик!!!!!!!!!!! Какое же мерзкое, искусственное… даже не знаю, как назвать!!!!!!! Хоть бы поинтереснее чего придумали???!!!.. Но остальные этого не знали. Особенно Михаил-маньяк. Получившаяся СверхГромадина была в триллионы раз массивнее Видимого Космоса, хотя по размерам лишь в несколько раз превосходила нашу Галактику, а расстояние, на которое её «зашвырнул» Господь Миша, в тысячи раз превышало расстояние до Горизонта Видомости… И теперь «Инкризер» снова был мёртв. Где-то в Бесконечности родились новые Исполины Космоса… А ещё где-то мирно, под суммарным воздействием бесчисленных полей, вечно и бессмысленно следовали по свои Мировым Линиям наши идеально-кристаллические трупы разной громадности… Короче – всё нормально! Хоть опять спать ложись – честное слово!..
    …Вопреки моим предположениям, в последующие часы никто так и не уснул. Сначала все со страхом ждали, что Михаил вдруг осознает, что совершил какую-то чудовищную Ошибку, но тот был нечеловечески счастлив, более того - постепенно заражал этим счастьем окружающих! Катаклизма так и не произошло, ибо СверхВселенский Монстр по имени То-Что-СНАРУЖИ  не мог пролезть к нам ВНУТРЬ!!!!!!!!!!!!! Поэтому наступила Эра Бездумного Веселья. Истерический смех, чудовищно-чёрный юмор, стрессокомпенсирующий цинизм, переходящий в дьяволоблевотную пошлость, набирающее обороты рукоблудие и т. д. В общем – Пир во Время Чумы, вырождающийся с Несебетождественно-Сатанинское Буйство Разнузданной СВЕРХ-СВЕРХ-СВЕРХ-…СВЕРХЖИВОЙ ПЛОТИ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!..
     … В каком слое Кучи я лежал – не имеет значения. Сколько времени прошло – тоже. Пусть там этот «Инкризер» (… его во все увеличивает, чё хочет, а нам - просто И пусть ВСЁ с нами теперь (…) и (…), как мы сейчас друг с другом!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Мы – КУЧА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Мясо-Кровь-И-Всё-Такое спрессованное в один СверхЧёрно-СверхБело-СверхРозово-СверхЖёлто-СверхЛЮБОЙ КОМОК ГИПЕРОТВРАТНО-ГИПЕРВЕЛИКОЛЕПНОГО МРАКОСЧАСТЬЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!! Оно архиаморфно, как Мироздание, переваренное Несебетождественностью, Оно непрерывно… нет – ГИПЕР-ГИПЕР-ГИПЕР-…КОНТИНУАЛЬНО течёт и… даже пахнет, причём – так, что в голове просто СВЕРХХАОС какой-то… А потому – хватит говорить… Слова – мёртвые Боги… Как и Концепции… Куда им до нашего ПЕРЦЕПТУАЛЬНОГО  
      … В принципе, о происходящем в аудитории теперь ничего не напоминало, кроме запахов и пришедшей в негодность одежды. Я даже постепенно, хотя и с огромным нежеланием, переставал чувствовать себя Ипостасью Несебетождественного Целого, ко мне медленно возвращалась способность мыслить. Мир-Снаружи потихоньку выползал из Небытия, Мыслеконструкция за Мыслеконструкцией пожирая Концептуальную Вселенную. А вместе с ним возвращались и Страхи, в том числе – и перед «инкризами». Счастье-то кратковременно, а Несебетождественности – СВЕРХБЕСКОНЕЧНЫ… Вот я уже понимал, что надо бы взглянуть на экран Инкризера – не ожил ли снова? Ведь восемь часов прошло после… Да – именно восемь! Не знаю, почему… просто так хочется…
     – Леночка-а… – полутомно простонал я, уже без прежней страсти шлёпнув Абстракцию по голой пышной ягодице. – А дай наш… «увеличивающий мозг»… пожалуйста…
     – Я-то чё… – очаровательно-капризно возмутилась Лена. – Он же у вас был…   
     – Да?! – олигофренски выпучив глаза и лишь со второй попытки хлопнув себя по лбу, вспомнил я. – Щас сам посмотр-р-р-р-р-рю!!!
     Я нарочито тяжело сполз на пол, потом совсем уж кое-как поднялся на ноги, и, ступая по приятно-тёплому линолеуму, направился к предполагаемому месту расположения Инкризера (то есть – погрешность в пределах километра!). Достигнув его, я, естественно, не нашёл «мозг», и потому, упав на четвереньки, принялся по-собачьи обнюхивать ПсевдоКонечное Пространство, надеясь обнаружить Инкризер по запаху.
     – Вадик, не стой раком, а то будет как тогда, помнишь?!!! – вякнул одногруппник Андрюха и похабно заржал.
     – Вадик… я… Простииииииииииииииииииииииииииии!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – оглушила своим пронзительным смехом Оля, и я расхохотался вместе с ними, упав на левый бок и схватившись за живот…. Я был на грани удушшшшшшь..я-ааааааааааааааааа… чессссссссссссссссссссловооооооооооооооо…
     – Меня даже… вырвало потом!!!!!!!!! – наконец выговорила Оля.
     – Ты ещё вспомни… КУДА тебя вырвало!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – напомнил красный, как удаляющийся с субсветовой скоростью Квазар, Михаил, из-за намертво вросшей в лицо улыбки ставший чрезвычайно похожим на неудачный клон Гуинплена… типа – приобретённое уродство по наследству передалось!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! И это сорвало ЛАВИНУ…
     … Райское Непотребство продолжалось, многократно усилившись. А я угодил в опаснейший… «психологический капкан». Да… Думаю, подходящее название для моего состояния, в котором я неоднократно оказывался и при жизни, но никогда ранее ощущения не были столь остры, как сейчас! Я видел и слышал их, ощущал ЗАПАХИ, всё моё естество требовало немедленного вторжения ТУДА… думаю, ни один Великомученик в Мироздании не стремился в Райские Кущи так, как я – в это месиво СВЕРХживых мертвецов!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Но… я поставил себе страшный Барьер – ТУДА нельзя до тех пор, пока я не осуществлю то, что задумал, то есть – не найду Инкризер!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Но этот… (…!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!), (…!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!), (…!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!), … (…)Приборище куда-то А ведь я знал, зна-а-а-а-ал, что не правда это – он ЗДЕСЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. Я искал его по запаху, хотя понятия не имел, как пахнет мозг… Да он ведь и не мозг вовсе – я же его в руках держал, он твёрдый, а мозги должны быть мягкими, да и извилин в нём многовато, не говоря уже о том, что настоящий мозг в несколько раз меньше и совсем другого цвета… ААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!! ВООООООООООТ
Но какая же… какая же (…!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!) (…!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!)… ПОЧЕМУ он лежит под стулом, четвёртым по счёту от прохода???????????!!!!!!!!!!!!.. И он мёртв… Это главное… Я возьму его с собой… Оставлю вот тут вот!!!!!!!!!!!!!.. Чтобы путь был поменьше, но никто больше его никуда не дел!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! А теперь… а вот теперь будет      … Было тепло и мягко… Что ещё нужно антропоморфу для Абсолютного Счастья?.. Подо мной не было ни единого квадратного миллиметра твёрдой, неживой поверхности… ээээээээээээээ… Множество Осколков Мироздания, тождественных всему чему угодно как вне, так и внутри себя… НЕТ! Не буду мозги… гиперинтерминейбелистить!.. Попа Несуществующей Студентки – отличная подушка… И как-то не верится, что мы всё-таки не живые… Признаки? Признак, на самом деле, один – есть не хочется! Правда – это может быть просто такое состояние души и тела… А я себя мёртвым не чувствую!.. Я лежу и БААААААААААААААААААААААААААЛДЕЮУУУУУУУУ, с олигофренским глубокомыслием рассматривая глубокую и странную по форме дыру в стене. Уж и не знаю, сколько и каких СВЕРХВечностей я на неё смотрю, но лишь сейчас в затуманенную НадМирным Счастьем Концептуальную Вселенную сквозь несебетождественно-сверхбесконечно плотную Пелену Блаженства через какую-то ГиперАбсурдную Брешь по субквантовой капельке просочился наискромнейший микро-… нет – аттовопросик: а откуда в стене эдакое углубление?
Большая часть его границы слишком уж гладкая, словно её старательно вырезали высокотехнологичным способом, а меньшая – будто бы грубо вырвана, и такой контраст сам по себе напрягает. Думаю, что до «вырванной» части невозможно дотронуться, не посадив занозу, а «аккуратно вырезанная» настолько безупречна, что микронеровности нельзя было бы обнаружить даже при колоссальном увеличении. Опять эти увеличения! Может, этот проклятый «мозг» умер навсегда? Честно говоря, неплохо было бы уничтожить его ко всем чертям, чтобы больше не париться. Но как это сделать, если он, прапрапра…прабабушку его за все 666.666.666…666.666 ног, НЕУБИВАЕМ???!!! Можно, конечно, просто забить на него.  В самом деле – мы ведь могли его и не найти! И вообще – пусть он дальше увеличивает махины безжизненных аудиторий хоть до бесконечности! Выброшу щас его… а вдруг он не возобновит «производство» копий последнего Объекта? А что, если он поместит какую-нибудь копию так, что она врастёт в оригинал, и мы окажемся, например, замурованными заживо в его стене? Если, конечно, Объекты срастаются… Эй?! А это, между прочим, очень интересный «загон»! Во-первых – откуда берётся вещество на формирование «супраматрикантов»? Даже те, что вижу я, довольно велики по размерам, а те, что в исступлении сотворил Миха дьяволову Бездну Времища назад, вообще содержали на много порядков больше вещества-энергии, чем весь наш Универсум!!!!!!!!.. ОТКУДА такая Прорва Материи???!!! Или опять – из НИЧЕГО в нарушении фундаментальных Законов Сохранения, не имеющих смысла в Несебетождественности????!!! Что же происходит с Субстанцией, которая в момент материализации увеличенной копии находится в выбранном для неё месте? Мгновенно ли образование копии, или же процесс её формирования происходит с конечной скоростью, не превышающей, например, скорость света в вакууме? Если да, то многие из порождённых нами «супраматрикантов» ещё долго-долго будут выползать из Небытия на разном удалении от «оригиналов»! Устойчивы ли исполинские копии или постепенно разрушаются (от чего-то ведь вымерли громадные микробы?!), или же всё – ВООБЩЕ ВСЁ, связанное с последствиями «инкризов» - зависит от того, что именно и во сколько раз было увеличено? Насколько многомерен «массив опций» Инкризера?...
     Короче, вопросов – Тьма Несебетождественная! Но меня сейчас больше всего волнует два: первый – прекратились ли «инкризы» навсегда, а если нет, то когда прекратятся (и прекратятся ли вообще?!), а второй – что же, всё-таки, происходит с тем веществом, которое в момент (или время?) образования увеличенной копии находится в предназначенном для неё месте? Вот, например – то пространство, где появилась увеличенная почти в триста раз по всем линейным размерам копия Лениной цепочки, за мгновение до «инкриза» было занято воздухом, и что же произошло с этим воздухом, когда копия откуда-то вторглась в наш Универсум? Он переместился туда, откуда появилась цепочка, или… СТОП! Я, кажется, начинаю понимать! Не зря я смотрел так долго на эту дыру в стене комнаты. Если бы не вырыв, то по форме и размерам она как раз соответствовала бы части звена цепи! Видимо, Лена, выбирая место для цепочки, старалась сделать так, чтобы контур увеличенной копии не пересёк стену, но немножко ошиблась, и часть одного из крайних звеньев материализовалась внутри стены… то есть, возникающие «супраматриканты» УНИЧТОЖАЮТ то, что находится в месте их появления! Зашибись вывод! Особенно с учётом того, что уничтожать можно тоже по-разному: может быть, вещество как-то грубо выдавливается из занимаемой области, стираясь в пыль; может быть – вообще распадается на элементарные частицы; может – уходит в Небытие в обмен на огромную копию… Эй! Да чё я… не соображаю-то вообще???!!! Никакие Законы не нарушаются – просто вещество, сосредоточенное в области материализации «супраматриканта» в момент «инкриза» преобразовывается и становиться собственно «супраматрикантом»! Кусок стены никуда не исчезал – он стал веществом одного из звеньев!.. Ой! Вот только цепочка-то из золота, а стена – из дерева и прочих материалов, которые легче, наверное, раз в десять! Поэтому не прав я. Значит, каким-то образом вещество всё-таки вытесняется, чтобы не препятствовать материализации! А вообще – неплохо бы посмотреть, как всё это происходит. Но для этого… нет – если Инкризер умер навсегда, то и чёрт бы с ним, но если нет, то первый же «заряд» я потрачу на задуманный мною эксперимент… если, конечно, коэффициент увеличения линейных размеров не окажется слишком большим.
     Очень аккуратно, боясь потревожить другие «Я» Единой Шестнадцатиипостасной Сущности, в которую обратился наш коллектив, я выбрался из его недр и поплёлся, пошатываясь от сладостной измождённости, к лежащему на полу Инкризеру.  Леночка-фантом проснулась и, почувствовав перцептуальные изменения  тактильного характера, лениво повернулась на бок.
    – Ты куда… – сонно простонала Она.
    – Я-то?.. – нехотя отозвался я, не оборачиваясь. – Я щас… это… посмотрю, в общем, что там с этим нашим… «мозгом».  Вдруг – опять чего увеличить надо…
    – Да не парься ты… – сладко зевнув, посоветовала Лена, и, видимо, снова задремала.
    Я подошёл к нашему замечательному прибору, взглянул на экран… и обнаружил, что эта (…!!!!), оказывается, снова заработала, и готовиться увеличить нечто аж в семь раз по всем линейным размерам уже через 6 минут 11… 10… 9 секунд!!!!!! ВСЁ. Это меня разбудило, ибо злость взяла за необходимость думать, и, что ещё хуже – принимать ответственные решения! Я ведь никогда сам не осуществлял увеличение, а вот теперь – придётся! Не будить же народ из-за такой… ерунды, в общем?!  В этом ведь нет ничего сложного?! Я много раз видел, как это делают другие, и потому не должен ошибиться! Да и ошибаться-то особо не в чем – процедура чрезвычайно проста…
      В качестве Объекта я выбрал крупицу мела неправильной формы примерно двухсот пятидесяти микрон в поперечнике. После увеличения она должна стать где-то один и три четверти миллиметра, и материализоваться таким образом, чтобы большая её часть была погружена в поверхность одной из парт первого ряда. Если моё предположение верно, то в парте образуется крохотное углубление. Активация. Число «зарядов» уменьшается с 12 до 11. Обратный отсчёт снова начинается с 20 минут 00 секунд. Я смотрю на место возникновения увеличенной копии, и вижу маленьких кусочек известняка, будто бы вросший в поверхность парты. Я аккуратно подцепляю его неприлично длинным ногтём (думаю, мне потом некоторые особы будут предъявлять претензии по поводу царапин на разных частях тела!), и выковыриваю его из образовавшегося углубления… АГА!!!!!!!!!! Значит – Я ПРАВ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Всё, препятствующее материализации «супраматрикантов», УНИЧТОЖАЕТСЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! И вот теперь я, кажется, ЗНАЮ, как решить проблему с Инкризером!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
      – Ну… и чё там? – прозвучал из-за моей спины слишком знакомый голос.
      Я обернулся, и посмотрел в глаза скульптурно лежащей Абстракции, с которой крайне не хотелось сейчас говорить о чём-либо несъедобном (то есть – не воспринимаемом какими-либо рецепторами).
      – Экспериментирую… – тоном провинившегося карапуза протянул я. – Думаю, что смогу сейчас этот.. Инкризер долбанный… дезинтегрировать нафиг!
      – Очень интересно! – Ослепительно, Сверхвселенски, ГИПЕРБОЖЕСТВЕННО улыбнулась Несуществующая Богиня. – И как же ты собираешься это сделать?
      – Щас покажу… – нежно прошептал я и направился к своей ирреальной собеседнице.
     Чтобы объяснить смысл моей задумки, в иных обстоятельствах потребовалось бы не больше минуты, но сейчас… думать-то НЕ ХОЧЕТСЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Мыслительные процессы ведь препятствуют НАСЛАЖДЕНИЮ… Но я всё-таки объяснил. ОНА поняла меня. И поддержала. Вот только напомнила об одной проблеме, о которой я не подумал, загоревшись новой идеей. Идея заключалась в том, что если материализующийся «супраматрикант» уничтожает ВСЁ, что мешает его появлению в предназначенном для него месте, то он уничтожит и Инкризер! Нужно лишь выбрать в качестве центра масс копии такую точку, чтобы «мозг» оказался внутри неё. Проблема заключается лишь в том, что для сотворения копии необходимо ткнуть пальчиком в требуемое место на сенсорной панели, но после этого копия образуется мгновенно, и тому, кто её сотворил, попросту отрежет руки! Следующий «инкриз» тринадцатикратен и произойдёт  чуть больше, чем через две минуты.
     – Нам придётся увеличить палец! – констатировала Богиня, глуповато усмехнувшись.
     – М-м… а он не толстоват будет? – неуверенно спросил я, поочерёдно рассматривая свои и мысленно увеличивая диаметр каждого в тринадцать раз.
     – Да не твой же! – воскликнула Богиня, да так, что разбудила четырёх рядом спящих, которые тут же принялись недовольно ворчать. – Мой  увеличим. Мизинец. На нём и ноготь не особо длинный, и толщиной он миллиметров шесть. Давай быстрее!
     Лена сама выбрала мизинец своей правой руки, но не из-за каких-то там предрассудков, а просто потому, что мизинец на левой был чуть-чуть толще и ноготь на нём почти вдвое длиннее. Мгновением позже копия Объекта возникла столь близко от поверхности пола, что её средняя часть сделала в нём весьма заметное углубление. По полу медленно растекалась лужица неестественно алой крови.
     – Помоги-ка мне… – попросила Богиня, выбираясь из «Райской Бездны» тел.
     Я последовал за НЕЙ, не задумываясь о том, в чём будет заключаться моя помощь. Следующий «инкриз» был 34-кратным. Лена, снова перейдя вдруг в состояние болезненной эйфории, предложила выбрать в качестве ПОСЛЕДНЕГО
Объекта… мой мозг!!!
     – Лена, ты что – он же будет метров пять в диаметре???!!! – протестовал я. – Ты хоть представляешь себе – вдруг ИЗ НИОТКУДА в аудитории появляется моё… Вместилище Субъективной Вселенной со всеми её Аспектами! Серая, мягкая, скользкая, кровоточащая Субстанция размером с хорошего слона! Леночка, миленькая – пожалей народ!
     – Да прикольно ведь! – дьявольски захохотала Богиня. – Мозг-убийца будет убит мозгом!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Причём – им же самим и порождённым!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Отцедетоубийсто,      – Почему отцедетоубийство???!!! – не понял я, но одержимая Леночка уже выделила мой мозг в качестве Объекта и выбрала область для его материализации. После этого она подняла с пола увеличенную копию своего пальца, и, взяв меня за руку, отвела от заброшенного на одну из парт второго ряда Инкризера на безопасное расстояние.
     – СТОП!!!! – дошло вдруг до меня. – Леночка, длина твоего пальчика ведь не больше метра – ты не дотянешься отсюда!
     – Заткнись! – грубо прервала меня Лена, хищно оскалившись и жутко выпучив горящие Несебетождественно-Сверхбесконечной ЖАЖДОЙ глаза.
     Она подняла «супраматрикант» мизинца так, что кровь из его противоположного конца потекла по её правому плечу, и секунды три будто бы прицеливалась, стремясь бросить палец и попасть его кончиком в сенсорную панель… но вдруг, дико зарычав, прижала кровоточащую поверхность среза ко рту! Минуты три ОНА терзала плоть увеличенной копии части собственного тела, дьявольски урча от ЗаМирного Наслаждения, а когда, всё же насытившись, завершала трапезу, из её открытого рта ручьями текла собственная кровь вперемешку с самой собой, густой, пузырящейся слюной и ещё чем-то, о Природе чего как-то страшно было задумываться, а Богиня жадно слизывала всё это бесконечно длинным мясистым языком… В ЕЁ глаза смотреть было просто невозможно – СВЕРХ-СВЕРХ-СВЕРХ-…СВЕРХБог-СВЕРХ-СВЕРХ-СВЕРХ-…СВЕРХСатана-… любого Ранга был бы (…!!!!!!!!!!!!!!!!!!!) (…!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!) ВЗОРОМ этих НЕКРО…ГИПЕРИНТЕРМИНЕЙБЕЛИСТИЧЕСКИХ ОЧЕЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! В единое мгновение ОНА телепортировалась к обречённому Инкризеру, произвела какие-то вневременные манипуляции с сенсорной панелью, а потом телепортировалась ещё раз, возникнув метрах в полутора от своей «жертвы», и, подняв «супрамизинец», словно палач-садист – Орудие Вожделенной Казни, обрушила его на прибор…
     … Идея, конечно, была хорошая. За исключением одного – мы не учли, что Инкризер, на самом деле, неуничтожаем! И это также абсолютно, как и тот факт, что увеличенные копии уничтожают всё, препятствующее их материализации. Вот и получился парадокс о неостановимой силе, встретившей непреодолимое препятствие! И Природе потребовалось найти его Решение, что Она, зараза такая, и СДЕЛАЛА! Огромный супраматрикант моего мозга словно поглотил своего «прародителя», как несчастная мать – уродливое дитя… но в то же мгновение прибор воскрес, материализовавшись, подобно всем своим «творениям», из ничего примерно в метре над поверхностью последнего из них, и, рухнув на неё, соскользнул вниз. Не прошло и секунды, как метрах в двух от «места воскресения»… появился второй Инкризер! Точная копия первого без какого-либо отличия по размерам. Потом прямо на поверхности, уничтожив небольшую часть его тканей, материализовался третий прибор, опять ничем не отличающийся от двух других, ещё позднее – с интервалами в две-три секунды, а то и меньше – четвёртый, пятый, шестой, седьмой… Число Инкризеров росло лавинообразно, копии материализовывались в стенах, полу, потолке, прямо внутри парт и сидений, внутри и на поверхности преподавательского стола, но по большей части - в  воздухе, и потому на нас обрушился настоящий «метеоритный дождь» из «бессмертных» твёрдых тел, каждое из которых весило килограмма по три, и потому последствия прямого падения кого-нибудь из них на кого-нибудь из нас были бы отнюдь не безболезненными! Ну, и натворили же мы с Богиней бед!!!
     Мгновенно пробудившийся народ рванулся к выходу из аудитории, но внезапно верхняя часть лестницы, по которой необходимо было подняться, «дезинтегрировалась» материализовавшимся гигантским булыжником-супраматрикантом. Существовала ещё и вторая лестница, но для того, чтобы до неё добраться, требовалось преодолеть значительное расстояние.  Дождь из Инкризеров постепенно прекращался, но то, что приходило ему на смену, было несоизмеримо хуже – аудиторию уничтожали внезапно и безо всякой видимой закономерности появляющиеся увеличенные копии Объектов! Тысячекратно выросший по объёму фрагмент потолка вместе с куском осветительной лампы разворотил стену и часть пола, пробив обоими своими краями дыры неправильной формы более трёх метров в поперечнике. Сросшийся с частью парты фрагмент одной из ступеней, увеличившись до размеров небольшого грузовика, уничтожил левый верхний угол дальней стены, и тут же с чудовищным грохотом рухнул под собственной тяжестью, проломив при этом пол вне аудитории и провалившись на первый этаж здания (если он, конечно, существовал?). Кусок чьего-то ботинка, став размером со взрослого слона, низверг в Небытие часть потолка и грохнулся куда-то на средние ряды парт.  В процессе падения из него вывалились два огромных куска плоти – большой палец правой ноги с толстенным, давно не стриженым ногтем, от которого оказалась аккуратно отрезана примерно десятая часть, и небольшой фрагмент соседнего пальца, при ударе о поверхности парт выпустивший из своих недр участок кости с фрагментом сустава. Нечто огромное и неидентифицируемое, но преимущественно состоящее, по всей видимости, из какого-то цветного металла, «дезинтегрировало» большую часть ближайшей к нам стены и тут же обрушилось вовне вместе с лестницей, на которой мы находились…
    … Да-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. Неприятное… нет – я бы даже сказал – жутко противоестественое ощущение!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! ТВЁРДО знать, кто ты, ВСЁ помнить… но в то же время понимать, что это – ЧУЖИЕ ЗНАНИЯ И ВОСПОМИНАНИЯ!!!!!!!!!!!!! А ты… просто новорождённый Монстр совершенно непотребных размеров, лишь увеличенная копия того, кем себя чувствуешь!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Я бы сам, конечно, никогда бы не догадался, но однажды, провалившись в бездонную трещину на поверхности кожи «супраматриканта» чьей-то спины, намертво вросшего в толщу многократно более сильно увеличенного бумажного листа, блуждающего в межатомном пространстве совсем уж непотребно разросшегося эритроцита, коих в чудовищных количествах извергали кровоточащие «супраматриканты» различных частей тел (преимущественно - наших), не переместился вдруг скачкообразно примерно на двадцать метров в моей системе мер, после чего не узрел метрах в пяти от себя собственную копию, но… четырёхкратно меньшую!!! Инкризер ведь не может уменьшать… вроде бы?! Значит… да, так и есть: он – оригинал, а я – «супраматрикант»!!! То есть, я только что появился то ли «из ничего», то ли – из «непонятно, чего», а до этого меня… ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВОВАЛО!!!! Теперь я – То-Что-Порождает-НЕСЕБЕТОЖДЕСТВЕННОСТЬ – НИЧТО, обращённое в НЕЧТО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Тем более – этот кусок поверхности кожной клетки подо мной. Он – явно увеличенная примерно в четыре раза по всем линейным размерам копия того, на чём сейчас сидит мой «прототип». ОРИГИНАЛ!!!!!!!!!!!!!!!!! ИСТИННЫЙ Я!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Хорошо ещё, что Объект включал ЕГО целиком, а то я мог бы оказаться ущербным из-за отсутствия каких-либо частей тела!!! А ведь несметные полчища наших «двойников» именно такими и оказывались!!!! И ладно ещё, если не хватало сразу чего-нибудь жизненно важного – головы, например – тогда смерть «ущербных копий» была хотя бы мгновенной, а то ведь материализовывались исполинские «уроды» и без конечностей, и – без каких-нибудь внутренних органов, при этом агония несчастных гигантов могла быть весьма и весьма разновеликой во времени! Вот, например, тот, что мой прототип сюда загнал. Это ведь был двойник нашего Андрея ростом с хорошего Годзиллу, внешне – совершенно нормальный, но чего-то не хватало у него внутри. Едва родившись, бедняга рухнул на поверхность спины, по которой блуждали мы с его прототипом, и, сжимая живот, чудовищно завыл, изо рта его при этом рекой лилась кровь вперемешку с какой-то дрянью. Вот его-то предсмертные судороги и конвульсии и заставили меня на свой страх и риск ринуться во внутрикожную пропасть. А куда делся тот Андрей, что моего размера был, не знаю.
     Некоторое время я беседовал со своим «прототипом», едва достававшим мне до колена, и после этого успокоился – он тоже не был оригиналом, ибо сам неоднократно встречал уменьшенные копии предметов, которые прозвал «инфраматрикантами», в том числе – и свои собственные. А у меня таких воспоминаний НЕТ! Одного, говорит, даже ненароком раздавил! Причём – не сразу, пришлось голову оторвать, чтобы не мучился… А потом и вовсе стало понятно, что задумываться о том, кто чья увеличенная копия, смысла не имеет: мы все – полноценные Элементы Мозаики Несебетождественности, являющиеся в ней Ничем, Чем-Угодно и Сразу ВСЕМ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     Некоторое время спустя в нашу Пропасть провалились две Оли. Большая из них – метров сорока ростом по моим меркам – неожиданно съехала откуда-то со стены трещины держа меньшую – примерно пятнадцати метров – на руках, хотя та, как тут же выяснилось, вполне могла передвигаться самостоятельно, но немного прихрамывала на левую ногу. Этот дефект, как выяснилось, у неё с рождения, вместе с небольшой, но – весьма неприятной на вид, проплешиной вблизи макушки. Большая Оля тоже была не лишена дефектов, связанных с произвольным выбором Объектов «инкризов» - её левый глаз почему-то не открывался, а в узкую рваную щель между веками проглядывало нечто такое, что очень не хотелось рассматривать, и из левого уха время от времени выстреливала тоненькая струйка крови. В процессе разговора нам с «прототипом» стало понятно, что у более крупной Оли ещё и не совсем так, как надо, скопировался мозг – в её поведении появились некоторые странные черты. Она вытирала вытекающую из уха кровь пальцем, а потом долго и со смаком облизывала его, словно деликатесный леденец, её речь была какой-то путанной и нарочито быстрой, интонации создавали впечатление, будто говоришь не во взрослой студенткой престижного ВУЗа, а с ребёнком младшего дошкольного возраста, хотя развиваемые темы и свидетельствовали об обратном.
     – Вадик! – громким шёпотом произнесла меньшая Оля, великодушно разрешившая нам с двойником разместиться на её огромном бедре. – А ты знаешь, где мы сейчас?
     – Знаю вплоть до того, что мы – внутри кровяной клетки размером где-то с Солнечную Систему! – ответил за меня я-маленький.
     – Правильно, – согласилась Оля и немного поёрзала, устраиваясь поудобнее (она, в свою очередь, сидела на коленях у себя-большей). – А ты знаешь, чья это кровь?
     – Чья?! – спросили мы с двойником одновременно.
     – МОЯ! – комично  изображая самодовольство, воскликнула великанша, прижав ладони к обнажённой груди. – Вот – с пальчика!
     И она продемонстрировала нам глубокий порез под ногтем безымянного пальца правой руки.
     – Это тебя чем так? – поинтересовался я.
     – Не поверишь – кольцами Сатурна!!! – воскликнула Оля с ещё большим нарочитым самодовольством, но едва сдерживаясь от смеха.
     – ОГО! – поразились мы с двойником. – КАК ТАК??!!
     – Эта жалкая планетёнка… копия её… ув…лев..величвенная!!! – затараторила, запинаясь, большая Оля. – Он… прямо так маре… тери… зорвався!.. шо мне… ей! Прямо кольца в палец вошли! Сам по зиаметрлу был, как мой… её мизимец… а кольца Лёлика мелького… о как поранили! А ступтники его… вааще как пыль мучная! Каки-то две из них даже в её ногтю заствяли!!.. Ути, лапося моя!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     И великанша, бесконечно нежно улыбаясь, начала медленно и осторожно гладить кончиком указательного пальца голую спину себя-меньшей, а потом наклонилась к её макушке, и, закрыв глаза от удовольствия, минут пять вылизывала маленькую неаппетитную плешку  длинным розовым языком. В это время меньшая Оля была безмолвна – балдела. По окончании великанских нежностей мы услышали эту историю в подробностях, но уже из уст меньшей Оли, несоизмеримо лучше владеющей языком… в смысле – речью!
     Вот тут-то мне и стало по-настоящему страшно от осознания того, НАСКОЛЬКО же я-нынешний ГРОМАДНЕЕ себя-настоящего!!! То, с чем столкнулись два «супраматриканта» первоначальной Оли, было увеличенной копией куска Солнечной Системы, содержащей, как я понял, все крупные планеты кроме Меркурия, Нептуна и Плутона, вместе со спутниками. Но даже гигант-Юпитер по меркам меньшей Оли размерами не превосходил шарик для пинг-понга, а уж такая мелочь, как увеличенная копия Земли, была и вовсе с некрупную бусину. Кольца материализовавшегося Сатурна уничтожили небольшой слой кожи и глубже расположенных тканей под ногтём пальчика великанши, а крупные спутники – по крайней мере, Титан точно – вывалившись из Небытия, оказались прямо в толще ярко накрашенного Олиного ногтя! «Супраматрикант» планеты, оригинал которой по диаметру почти вдвое превосходит нашу Луну, застрял в чудовищной толще ногтя!!! А ведь матушка-Земля лишь вдвое больше его!!! Так… а тот эритроцит… он же.
      – Оля! – медленно произнёс я жутким шёпотом. – То есть, вы хотите сказать, что мы… там, в этом вашем порезе… мы – их «супрадвойники»?!
      – Смотри! – продолжила великанша свой невероятный рассказ. – Вернее – слушай! Видишь её?
      Она показала пальцем на одноглазую «близняшку» с неописуемой нежностью гладящей одним пальцем спину своего миниатюрного подобия.
      – Нас сначала было три. Я и она – это не копия и оригинал,  а была ещё третья – копия с неё. Верзилища такая – ещё раза в четырё выше, чем её непосредственный «прототип»! Мы все, я так думаю, произведены на свет одним и тем же Инкризером, который сам далеко-о-о-о-о-о-о не оригинал – такой громадный, что даже для третьей меня был велик! Так вот – мы появились в пределах минут трёх внутри какой-то огромной, неправильной формы полости, находящейся, в свою очередь, внутри некой субстанции небесно-голубого цвета… может быть – весьма плоской, так как у границ полости были большие, параллельные друг другу плоские участки, как бы являющиеся «стенами», а вектор напряжённости гравитационного поля, раза в три более слабого, нежели земное, был параллелен им. Вещество, внутри которого мы оказались, своей мягкостью и живым теплом вызывало ассоциации с исполинским ложем, на котором за пределами всех Концептуальных Сверх-Сверх-Сверх-…СверхБесконечностей нежится Сверх-Сверх-Сверх-… и ВнутриВселенское Добро…, вот только жарко было, как в бане! Плоские участки поверхности оказались весьма прозрачны, и сквозь них мы могли наблюдать бесчисленные разноформенные и разновеликие Светила, каждое из которых, несомненно, излучало во всём диапазоне частот, но нам казалось, будто у каждого – определённый цвет, соответствующий оптическому диапазону, и создалось впечатление, будто каждому элементу этого подмножества частот, сколь бы много их ни было, соответствует одна или несколько наблюдаемых фантастических звёзд! Или это не звёзды вовсе? Может быть, каждая из них светит лишь на одной частоте, а всего их – столько же, сколько и частот, то есть – целая суббесконечность?! От этого Великолепия голова закружилась… Ну, так вот – нас стало три. А та, что была самая большая, и появилась последней (Оля наклонилась к нам, и перешла на шёпот, неслышимый для её исполинского двойника)… она… ненормальная какая-то получилась! Ещё более двинутая, чем её непосредственный «оригинал»! О том, что она – именно копия моего большого двойника, я узнала по характерным признакам – такой же ущербный глаз и кровоточащее ухо, но и ещё, к тому же, ей немного подрезало пальцы на ногах. Я-то физически почти не мучалась, а вот они обе долго орали от боли, а потом, когда силы малость подыссякли, ещё некоторое время стонали сквозь зубы. Сколько там прошло времени – не знаю, и что за это время сотворил Инкризер – тоже, но вот относительное расположение, размеры и форма бесчисленных светил за пределами полости успели измениться ни одну сотню раз, причём – никакой периодичности и прочих закономерностей во всём этом усмотреть было невозможно, скорее Вселенная-Вне-Полости напоминала бесконечную «гирлянду» со случайным образом меняющимися свойствами огней! Голубое вещество границ полости, как выяснилось, не просто хорошо впитывает кровь, но и каким-то образом совершенно самоочищается от всего, что могло бы нарушить совершенство его цвета. Может, оно ещё и постепенно подавляло болевые ощущения, потому что мои бедные «сестрички-переростки», в конце концов, всё-таки избавились от страданий, и все свои физические дефекты перестали воспринимать, как таковые. Мы провели некоторое – неопределённое – время в условиях беспорядочно меняющегося во времени освещения, делясь почти одинаковыми впечатлениями от происходящего. Мне с ними говорить было очень трудно – обе оказались жутко косноязычны, и, вдобавок,  постоянно лезли со своими ласками – брали меня на руки, щекотали, целовали, тискали и т. д. А у той копии, что могла посадить меня на ладонь, дурная голова постоянно беспокоила руки и прочие части тела. Например, она всё время проверяла гибкость своих суставов, буквально стараясь завязаться в узел; испытывала вещество границ полости на растяжение, и несказанно радовалась, убеждаясь в том, что его чрезвычайно легко деформировать каким угодно образом, но совершенно невозможно разорвать. Вытянет своими ручищами из стены две разновеликих голубых «колбасы», завяжет в узел, растянет получившейся замкнутый контур так, что сможет внутри него поместиться – и радуется, словно дитя малое! Но это-то всё ладно, а вот когда она добралась до Инкризера!!!.. Стало совсем не смешно, особенно – мне, ибо я по несчастью оказалась совершенно здорова психически! Уж как она прикалывалась, увеличивая куски вещества поверхности, коим плодами своих трудов придавала сколь угодно экзотические формы, а потом стала снимать копии и с самого «мозга», одновременно увеличивая фрагменты своих рук… и вот тут-то выяснилась, что она приходит просто в неописуемый восторг от вида «супраматрикантов» кровоточащих частей собственного тела!!! Мы пытались остановить её, но куда там – она ведь такая Годзиллища! И ещё думала, что это мы с ней играем! Ребёнок, блин, Левиафанодавитель! Нам ещё повезло, что ни одна из увеличенных копий не оказалась жизнеспособной, а то пришлось бы лицезреть собственную агонию!!! Она орудовала одновременно всё большим и большим числом Инкризеров, причём не могла нарадоваться, что они очень сильно отличаются размерами – одними можно управлять без труда, другими – уже потруднее, потому что они были для неё великоваты, по третьим приходится ходить ногами, чтобы подавать требуемые команды через громадную сенсорную панель, а на четвёртые и взобраться-то не удавалось – только если искусственные ступеньки сделать в бесконечно легкодеформируемом веществе стен! Наше Обиталище постепенно заполнялось разновеликими внутренними органами, конечностями, головами, задницами и прочими «составляющими» наряду с новыми кусками вещества границ полости и Инкризерами. Наша умолишённая монстроузная «сестричка» просто умирала от хохота, смотря в мёртвые глаза «супраматрикантов» собственной головы, по возможности ставила их рядом друг с другом и/или друг на друга в различных сочетаниях, любовалась, разговаривала с ними, ощупывала огромные мёртвые глаза, теребила носы, уши, губы, целиков зарывалась в увеличенные копии собственных волос, а к некоторым даже забиралась в рот, дабы полежать на собственном гигантском языке!.. или, может быть, дать почувствовать свой вкус собственному трупу?! Дальше – больше: она громоздила из увеличенных частей своего тела  разнообразнейшие бредовые конструкции, стремясь породить сколь угодно многоруких, многоногих, многоголовых и т. д. чудовищ, подобных ей. Вот где-то в это время меня и поранила кольцами увеличенная копия Сатурна, порождённая одним из чрезвычайно расплодившихся Инкризеров. Все прочие «супраматриканты» небесных тел, входящие в состав копии Объекта, потерялись где-то в неровностях границ полости, а наша дорогая…. Олеща вдруг обнаружила у себя под ногтём обрывок тетрадного листа в клетку. Оказалось, что и  у нас с её непосредственным «прототипом» тоже есть такие – не знаю уж, где мы их подцепили. Исполинская дура повертела-повертела его перед глазами… а потом положила обратно на ноготь и увеличила до таких размеров, что «мегакопия» порвала границы полости! Глядя на нависающий в необозримой вышине над миром чудовищный кусок ногтя с лежащим на нём фрагметом тетрадного листа, безумная великанша дьявольски расхохоталась, и материализовала в его толще «супраматрикант» собственной спины с кусками шеи, рук и задницы, лежащей в общей куче с прочими порождениями её больной фантазии. А потом она посмотрела на нас. ТАКОЙ  плотоядный взгляд поверг оба мои «я» в неописуемый Ужас, я-большая прижала меня к себе и бросилась вглубь полости, стремясь скрыться от меня-себя-Чудовища в горах моей-своей-её-… плоти! Моя жуткая «Ипостась» оглушительно-торжествующе рявкнула… и в ту же секунду Бесконечная Голубая Масса, внутри которой наша необозримая полость была лишь крошечным структурным дефектом, разорвалась нашей плотью, жалким сгусточком вещества скользнув по телу меня-большей и исчезнув в окружающей нас Белой Вселенной, состоящей из нежнейших волокон невозможно правильных  геометрических форм. Более всего они походили на атомы в представлении древних – идеально сопряжённые друг с другом, внешне неделимые материальные «кирпичики». Это ведь мы их видели за границами полости, будучи бесконечно меньше себя-нынешних?! Каждый такой «атом» состоит из бесчисленного множества разновеликих, разноформенных и разноцветных… ЗВЁЗД???!!!.. Вот только видели их не мы, а наши бесконечно несчастные «прототипы», которые до сих пор ТАМ!!! Впрочем… мы же разорвали полость… так что… наверное… ТАМ больше не существует!
     Но дальнейшие события нас в этом разубедили. Давешний тетрадный лист, в недрах которого оказался замурован «супраматрикант» значительной части… моего тела, в результате очередного «инкриза» возник у меня на порезанном пальце. Он был столь мал, что держался в оставленной кольцами Сатурна-переростка ране за счёт некоторой неровности её границ. Я хотела смахнуть его, но тут мир снова изменился! Правда, не столь значительно – просто я и я снова были не я и я, а их «супраматриканты», но, на этот раз – лишь втрое превосходящие по линейным размерам своих непосредственных «предков». И это была другая часть Белой Вселенной – мы не видели в ней наши «прототипы». Зрение у меня хорошее, и поэтому я смогла разглялеть всё тот же обрывок тетрадного листика, тонущего в  Бездне моей ранки. А потом – через сильно неодинаковые промежутки времени – Белая Вселенная претерпела ещё огромный ряд «относительных» изменений, связанных с превращением меня и меня в собственные копии копий копий копий копий копий… В конечном итоге, она оказалась крохотным белым пятнышком на поверхности какой-то немыслимой Громады, а «поселившийся» в моём порезе листик с трупом, на поверхности «супраматриканта» которого мы сейчас находимся, то становился относительно больше, то – относительно меньше, и, в конце концов, затерялся в межатомном пространстве одной из моих «кровинок». Видимо, наша  «сестричка» увеличивала нас разными темпами, но всегда делала так, чтобы листик был в пределах моей ранки…
      – А Громада, на поверхности которой Белая Вселенная выступала в скромной роли пятнышка, чем потом оказалась? – спросил я-меньший.
      – Не скажу… – покраснела Оля. – Какая разница?
      И мы дружно расхохотались. До исступления. Большая Оля не знала, что же так сильно насмешило нас, но мгновенно заразилась нашим настроением, и на дне крохотного углубления на коже Олиного «супраматриканта», вмурованного в кусок тетрадного листа, блуждающего между атомами эритроцита в ранке другого Олиного «супраматриканта», оставленной кольцами неудачно материализовавшейся увеличенной копии планеты Сатурн… короче – В таком состоянии нас… наши новые непосредственные «оригиналы» и застал очередной «инкриз». И на свет появились МЫ…
     … Глупый какой-то вопрос… Какая разница, что сейчас представляет собой моё тело? Да и что это, вообще,  за понятие? Шутка такая… откуда-то… оттуда… «Я есть тело – и это офигительно!». Примитивняк наиантигиперинтерминейбелистичнейшийшийний… Я давно его не чувствую.  Вот как оно, значит, реагирует на Абсолютный Комфорт… Его словно и нет больше… Этим закончились бесчисленные хаотичные… нет – случайные «супраматрикации». А я ведь помню, как сел на ЕЁ плечо Сверх-…Сверх-… Вечность… да нет – это лишь какое-то СУПРАвремя!.. ОНА ведь Фантом... ЕЁ НЕТ. СОВСЕМ. И потому ОНА – БОГИНЯ! Не осквернённая Мерзейшими Рамками Бытия… Детерминированной Иерархией хоть Бесконечностей… хоть СверхБесконечностей…  (БЕЗЫМЯННО-СВЕРХ-СВЕРХ-СВЕРХ-…СВЕРХ…)ВСЕЛЕНСКАЯ А как на НЕТ должны действовать «увеличения»? И почему имеено я удостоен такой Немыслимой ЧЕСТИ???!!!
     Она была… и я был… и «СУПРАИнкризер», которым ОНА управляла… Вот… вроде бы, и ВСЁ. Рос я, рос, рос неограниченно… Убедился в НАИАБСОЛЮТНЕЙШЕМ НЕСАМОПОДОБИИ МИРОЗДАНИЯ. Любой «Инкриз» позволял мне обозреть что-то новое, слишком сложное для более мелких Масштабов, но… НИКАКОЙ ПОВТОРЯЕМОСТИ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! В НАСТОЯЩЕЙ Вселенной… безо всяких «СВЕРХ», «ГИПЕР»… «НЕКРО»… НЕ БЫЛО НИКАКИХ  бесконечных в одну… две… много… АРХИ(…!!!!!!!!!!..)Множество… Сторон Последовательностей повторяющих друг друга Структур, содержащих свои уменьшенные Подобия в качестве Подструктур и, вместе с тем, являющиеся Подструктурами собственных увеличенных Подобий Я НЕ ВСТРЕТИЛ! Существует лишь условная, кажущаяся ТОЖДЕСТВЕННОСТЬ Объекта собственной части и Тому, частью Чего он сам является!  И ТОЖДЕСТВЕННОСТЬ эта – просто следствие ПРИМИТИВНОСТИ СУБЪЕКТИВНОГО МИРОВОСПРИЯТИЯ! А НА САМОМ ДЕЛЕ ВСЁ, ВСЁ, ВСЁ, ВСЁ ИНДИВИДУАЛЬНО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Каждое ЧТО-ТО НЕПОВТОРИМО И ЕДИНСТВЕННО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! А любая КЛАССИФИКАЦИЯ, ОБЪЕДИНЕНИЕ Объектов в ГРУППЫ по каким-либо ОБЩИМ ПРИЗНАКАМ с последующим формулированием ЗАКОНОВ, характеризующих ГРУППУ -  ЧУДОВИЩНЕЙШАЯ БЕССМЫСЛЕННОСТЬ, ГРРРРРРРРРРРРРРРУБЕЙШЕЕ, ИЗВРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРАЩЁННЕЙШЕЕ НАДРРРРРРРРРРУГАТЕЛЬСТВО НАД ИСТИННОЙ СУЩНОСТЬЮ       … – Хватит! – мягко прервала мои «АНТИГИПЕРИНТЕРМИНЕЙБЕЛИСТИЧЕСКИЕ»   размышления Лена. – Ты осознал ЭТО – и Слава (…)! А теперь – давай правильно потратим Последний Заряд!
     – И вправду – ПОСЛЕДНИЙ?! – спросил я.
     – А сам как думаешь? – усмехнулась Богиня-Фантом.
     – И… что же мы будем увеличивать? – спросил я.
     – Себя, – ответила Лена.
     – Как… опять?! КУДА ЖЕ ДАЛЬШЕ???... –  ужаснулся я, вспоминая, как предыдущий «инкриз» обратил для нас Настоящее, МЕТАгиперинтерминейбелистическое МИРОЗДАНИЕ в Настоящее, МЕТАгиперинтерминейбелистическое НИЧТО.
     – Смотри! – сказала Лена, и легонько дотронулась пальчиком до сенсорной панели.
   

                               7. Нененене…себетождественность???...            
               
     У подножия Богини возникла равная Дыра с чёткими границами небытийно-чёрного цвета. По ту сторону Портала были… мы! Маленькая Лена с ещё более маленьким мной на плече и Инкризером в руках, а у её подножия – Портал, по ту сторону которого – крохотная Лена с ещё более крохотным мной на плече и Инкризером в руках, а у её подножия – Портал, по ту сторону которого… ОПЯТЬ, ЧТО ЛИ?????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. Я резко задрал голову ВВЕРХ... Над нами был колоссальный Портал, по ту сторону которого – наши огромные подобия с Инкризером, а ещё выше – ОПЯТЬ Портал, за которым – ещё более гигантские подобия с ИНКРИЗЕРОМ!!!... А над ними – ПОРТАААААААААААААААЛ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. СНОВА ИЕРАРХИЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. Это – не наши подобия, это – МЫ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. ЭТО – НЕСЕБЕТОЖДЕСТВЕННОСТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
      – Не волнуйся, – замирно-ласково велела мне Леночка. – ОНИ тоже ДОЛЖНЫ ДРУЖИТЬ!…
     ОНА погрузила Длань в Портал и аккуратно взяла Саму СЕБЯ. ОдноВременно ЕЁ Длань обхватила ЕЁ САМУ.
     – Последний Инкриз! – убаюкал бушующее Мироздание Глас НАСТОЯЩЕГО ТВОРЦА… и Длань подняла нас НАД НАМИ…
    … И как я не понял раньше?.. Да нет – понял ведь! Несебетождественность Саму Себя делает КОНЦЕПТУАЛЬНО НЕВОЗМОЖНОЙ – это БАНАЛЬНОСТЬ! Она и ОБЪЕДИНЯЕТ всё со всем, тупо ОТОЖДЕСТВЛЯЯ, и ПРОТИВОПОСТАВЛЯЕТ  во всех мерах СРАЗУ, делая ЧТО-УГОДНО НЕ ТОЖДЕСТВЕННЫМ ДАЖЕ САМОМУ СЕБЕ!!!.. И всё это – СОСУЩЕСТВУЮЩИЕ следствия Несебетождественности, напрямую вытекающие из ОПРЕДЕЛЕНИЯ!!!!!..  О… ПРЕДЕЛЕНИЯ???!!!!!!!!!!!!!.. ПРЕДЕЛ БЕСПРЕДЕЛА???????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. Да НЕЛЬЗЯ оПРЕДЕЛить ВСЁ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! А вся… эта…  … - это НЕ ВСЁ, а… просто БААААААНАЛЬНОООООООООООЕЭЭЭЭЭЭЭ Объединение и Противопоставление, несовместимые, но вытекающие из одного Постулата. Несебетождественность и Себетождественность – просто ОДНО И ТО ЖЕ!  Я это знаю и всегда знал.  Они – лишь две точки КОНТИНУУМА.  А можно ведь ЛЮБУЮ СИСТЕМУ КООРДИНАТ выбрать! Например – вот эту. Тут, как раз, две точки и нанесены. А через них проведена прямая, каждая точка которой представляют собой отдельную Нисебетождественность-Нинесебетождественность. А внизу ещё одна точка есть, и через неё вместе с Себетождественностью и Несебетождественностью проходит какая-то Кривая Нинесебетождественности-Нисебетождественности! Парабола!!! И Кривых таких – тоже целый Континуум, вся их Совокупность словно бы представляет собой Результат вращения одной Параболы вокруг Оси, проходящей через Её Вершину и нормальную к Ней. Есть другая Совокупность, являющееся интегральной Суммой всех Положений вращающейся Гиперболы, с которой первая Поверхность пересекается в Пространстве. Эти две Поверхности Нисебетождественности-Нинесебетождественности – Эллиптический и Гиперболический Параболоиды!!! Тут вот даже написаны выражения – z1(x,y) и z2(x,y) – по которым я их построил!!!  А область их пересечения заключает некоторый ломоть Космоса, содержащий Бесконечность ранга «Алеф-один в кубе» точек Нинесебетождественности-Нисебетождественности, которые мне требуется ОБЪЕДИНИТЬ, вычислив их СУММАРНЫЙ ОБЪЁМ… и это ведь – только в рамках Действительного Анализа для Одного из Видов Трёхмерного Пространства! То есть – даже не СВЕРХНИЧТО, а…
      – Вадим, ты мне решил? – прервал мои размышления знакомый голос.
      Я повернулся к сидящей рядом Ане, и секунд десять смотрел на неё, нахмурив брови и категорически не понимая, откуда она взялась в Настоящем ЗаМирье. Потом понял, идиотски улыбнулся, и спросил: «А что требовалось сделать?».
      – Я же тебе говорила?! – возмутилась капризная одногруппница-со-смешной-фамилией-и-тремя-прыщиками. Я повторно посмотрел на помятый листок бумаги в клетку, и, секунд пятнадцать поизучав собственные каракули, понял… ПОНЯЛ, ЧТО ЭТО ВСЁ БЫЛО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
      – Вот…, – ответил я. – Доведено до ответа. Пользуйтесь!
      – Спасибо! – поблагодарила Аня, поднимаясь из-за парты.
      – Ну вы идёте, нет! – донёсся из дверного проёма недовольный голос Сергея.
      – А!!.. – дошло до меня. – Идём, конечно!!!
      Я спешно собрал вещи, оделся, и, выключив свет, вышел из аудитории А-210. Консультация перед первым экзаменом – только через неделю, а до этого времени мне в нашем «Храме Науки» появляться незачем! А сегодня… Господи - НАКОНЕЦ-ТО этот, СЛИШКОМ уж затянувшийся, университетский вечер, ЗАКОНЧИЛСЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! И теперь можно погрузиться в Мир Сладкого Бездумья…


Рецензии