Молодость Кобы. Баку. Балаханы. 1 сцена

                       январь 1905



1 СЦЕНА
                                           
1(14) января 1905 года. 07-15.
Посёлок Балаханы, пригород Баку.


На большом пустыре между всегда дымящей свалкой и котлованом, заполненным бурдой из гнилой воды, нечистот и нефтепродуктов, группами впихнуты сотни глинобитных бараков. Следы нефти повсюду: в колеях, на постройках, на унылых лицах. Нефть лезет из каждого углубления. Ею насквозь пропитана сама земля. Прежде, ещё пятнадцать лет назад, её возили в Баку на лошадях и верблюдах. Теперь работает нефтепровод длиной в десять километров, с боями построенный знаменитым инженером В.Шуховым. Диаметр трубы целых 8 см.

Около одного из бараков, русского, сидят трое рабочих: Иван Васильев, недавний крестьянин средних лет, и его сыновья – совсем молодой подсобник Фёдор и угрюмый парень Илья.

- Ну, чё, Федька, с новым годом? Жрать-то хотца?

- Ну, и шутки у тебя, бать…

- А ты куртёнку-то сыми, да исподник потряси. Может, мяса и натрусишь фунта два. Ха-ха-ха…

- Кончай, бать. Не до смеха тут. Опять эта стачка, мать её разъети...

- Ну-тко, сопля! Не сметь ругаться! Мал ещё.

- А чё, нужно ждать, когда четырнадцать сполнится? Я взрослый уже, раз на работу хожу. У нас все по матери говорят, даже чуреки тёмные…

- И вот опять ты не прав, Федька, -- хитро сощурился отец. -- Листки-то вон читал тебе Илья? Велят там с уважением ко всем пролетариям быть. Даже к чертям обрезанным. Общий у нас враг – деспотия.

- Ага, а ты и веришь. Ты комитет, бать, послушай. Эти листовки для близиру…

Тут неожиданно заговорил молчаливый Илья:
- Говорят, товарищ Коба велел вооружаться. Оружие оружием добывать.

- Ты, чё, Илья? Часом, не в дружину ихую вступил? Смотри – уши надеру, не посмотрю, что здоровше меня вымахал... А чё ещё за Коба такой?

- Главный у них, у революционеров. Из ссылки надысь сбёг.

- Коба… Ара, што ли? Или кацо? Не водись с ним – эти чуреки вечно что-нибудь затеют, а нам расхлёбывать.

- Там и русские есть. Товарищ Фиолетов, к примеру. Наш, из рабочих.

Из двери барака вышла с шайкой, выпачканной битумом, Марфа, жена Ивана и подошла к сидящим.
- Ну, что, добытчики. Лясы точите? Хорошо, не работать-то? А не хотите до котловану прогуляться? Мазута кончилась – печь топить нечем.

- Ты чё, старуха? Обезножила? Так на свалку собирайси – недалече тут. А нас, рабочих людей, не трожь. У нас сурьёзный разговор.

- Ох, ох! Ты глянь! Рабочие люди! На шисят копеек в день вы рабочие люди. На пожрачку дитям не хватает. - Из соседнего, армянского, барака выходит девушка, вся до головы закутанная в чёрное, с такой же битумной шайкой, и, пряча лицо, проскальзывает мимо. – Эй, Мануш! Ты чаво такая второй день? Уж и здороваться не надь? Магомету, что ль, теперь кланяешься? – Девушка ещё больше горбится и ускоряет шаг. – Ладно, стачники, пойду я. Кормить-то вас всё одно нады.

Марфа вперевалку побежала догонять Мануш.

Время 07-40

                                   продолжение http://www.proza.ru/2009/12/29/197


Рецензии
Привет, Володь! Решил на Новый год погрузить нас в воспоминания революционной молодости?

Александр Казимиров   29.12.2009 06:59     Заявить о нарушении
Хи-хи-хи. Память нетленна! Винегрет - к любому столу!

Мидлав Веребах   29.12.2009 09:39   Заявить о нарушении