Один день из жизни хирургов

Рабочий день начинался обыденно. Заспанные доктора нехотя собирались на утренний рапорт. Заведующий хирургическим отделением Петр Михайлович Левин достал листок со списком плановых операций:
- Прошу, коллеги, угомониться! Зачитываю перечень операций на сегодня...
1-я операционная. Опущение левой почки. Оператор – Волков Геннадий Павлович, ассистенты – Андреев Сергей Николаевич, Махмудов Махмуд Махмудович.
2-я операционная. Рак правой почки. Оператор – профессор Котляров Евгений Валентинович, ассистенты – Захаров Герман Юрьевич, Нигматулин Марат Алиевич.
3-я операционная. Аденома предстательной железы. Оператор – Санин Алексей Львович, ассистент – Кротовский Николай Васильевич.
4-я операционная. Рак мочевого пузыря. Оператор – Бурак Леонид Антонович, ассистент Рахимов Али...
- Прошу прощения, - прервал заведующего Бурак, - нашу операцию придется отменить. У больного обнаружена респираторная инфекция.
- Нееа...при воспалении дыхательных путей наркоз противопоказан, - решительно вставил старший ординатор анестезиологов Семен Яковлевич Горин.
Левин потихоньку начинает злиться и желчно обращается к Бураку:
- Леонид Антонович, а вчера слабо было сказать об этом?!
Бурак дипломатично промолчал и присел на свое место.
- Бывает...звезды для пациента не так встали, - философски заметил сосед Бурака, уролог Кротовский.
- А показатели хирургической активности кто будет увеличивать? Млечный Путь? – окончательно рассердился Левин.
- Петр Михалыч, - успокоил Санин раздосадованного заведующего, - у нас засчитывается за операцию хирургическая манипуляция, если сделан разрез. Так?
- Ну, - с недоумением ответил тот, - и к чему ты сейчас клонишь?
- А я перед удалением аденомы пересеку у оперируемого дедушки в мошонке семенные протоки с обеих сторон. Вот вам и два дополнительных разреза!
- Ты практически гений , Леха! – хлопнул Санина по спине Захаров, - Альцгеймер переходит все мыслимые границы...
- Петр Михайлович, можно задать встречный вопрос? – подчеркнуто вежливо обратился к шефу Нигматуллин, - почему опухоль почки у моей больной будет удалять профессор, а не я?
- Успокойся, Марат, - умиротворяюще поднял руки Левин, - дело в том, что Евгений Валентинович сам изъявил желание делать эту операцию, говорит, пациентка – жена его давнего знакомого, генерала в отставке. Тем паче Котляров давно жалуется, что мы очень мало даем ему возможностей оперировать. Да никто и не думал сомневаться в твоей хирургической квалификации! Чисто организационные дела...Ничего личного.
- Мне же теперь еще и предстоит объяснять капризной дамочке все эти маневры со сменой ведущего хирурга, - недовольно проворчал Нигматуллин.
- Давай без милихлюндии! Придумай приличную отмазку…возьми наконец женщину нежно за пульс! Они это дело любят.
- Представляю, что она тебе скажет в ответ, - хмыкнул Кротовский, - «Ребята, что я вам плохого сделала, раз отдаете меня под нож профессора!»
Хирурги разом заговорили, задвигали стульями, стали расходиться по своим палатам.
Андреев и Рахимов направились в сторону операционного блока. Андреев улыбаясь рассказывал приятелю:
- Вы мне должны коньяк выкатить! Помнишь, Алик, вчера поступил мужик, у которого три дня мочи не было. Шеф ему сделал рентген с контрастом. На снимках вместо почек – серые пятна. Почки не работают! Ноль функции...Решили в плановом порядке взять сегодня больного на операцию. Заведующий мне трындит - "на столе ревизию брюха сделаешь и по ходу дела разберешься..."Короче, наклевывались поиски прошлогоднего снега!
- Стопудово, - поддакнул Рахимов.
- Стал я, - оживился Андреев, - пытать мужика с пристрастием. Тут он мне и выложил всю подноготную. Оказывается, уехал на дачу и там кирял, пока не кончились запасы бухла. От эдакого подпития алканавт скоро занемог, несколько дней провалялся на диване, пока жена не отправила его в городскую больницу. В общем, гуляка чуть не дал дуба. Тут с досады я и вспомнил про каноны восточной медицины. Помнишь, в прошлом году меня отправили на учебу по рефлексотерапии. Вы летом пивасиком накачивались, а я у китайцев осваивал азы иглоукалывания. По подходящей методике навтыкал пациенту иголок в биологические точки, а когда убрал - пустую бутыль под кровать поставил. Утром заглядываю в палату - трехлитровая банка наполнена под завязку какой-то жидкостью. Понюхал – моча...
- А по вкусу, что напоминает? – с невинным видом отозвался Рахимов, - моя душа теряется в догадках!
- Прям, очень смешно, - отмахнулся Андреев, - зато с утра мужик ссыт, как молодой конь! Левину сразу доложил, тот понятно - не поверил, пошел лично убедиться! Однако операцию все же отменил! Вот такие невероятные события у нас происходят...Кстати, уважаемый коллега, вы таки в операционную направляетесь или просто разговор со мной поддерживаете?
- Серый, ты честно заслужил орден Сутулого, короче, ступай с богом к черту, помаши с утречка саблей - засмеялся Рахимов и подтолкнул приятеля к двери.

  Андреев и Махмудов в стерильных халатах молча наблюдали, как анестезиолог Марья Петровна и анестезистка Наташа хлопочут возле привезенной больной. Андреев предложил:
- Пока делать нефиг, идем в соседнюю операционную, посмотрим какой у них этап.
Хирурги накинули на перчатки стерильные салфетки, чтоб не выводить из себя старшую сестру оперблока, и перешли к соседям в смежную операционную. На столе лежал глубокий старик, возле которого колдовал доктор Горин. Махмудов толкнул локтем Андреева:
- Глянь, чё деется!
Половой член пациента стал увеличиваться на глазах и достиг неприлично больших размеров.
- Семен Яковлевич, ты нам не можешь отлить в баночку того лекарства, которое ты щас в дедульку залил? – обратился шепотом к анестезиологу Андреев, - вона какой у него каменный стояк!
- Реакция организма на спинномозговое обезболивание, - вполголоса отозвался Горин, - хотите, чтоб я вам вколол? Могу, правда, бывают иногда осложнения в виде разного недержания… ну, если иглой спинной мозг нечаянно проткну!
- Нет, нет, спасибочки! Не утруждайся! Нам пора, премного благодарны за вашу исчерпывающую информацию, - поспешно отказались гости и ретировались.
- Завсегда рады помочь особо нуждающимся, обращайтесь, - помахал им вслед Горин.

  Волков аккуратно повернул спящую пациентку на бок, зафиксировал  ее расслабленное тело широкими ремнями за бедра и предплечья. Ассистенты дружно встали со стороны ее спины. Волков зашипел:
- Чего уставились на голую бабу? Женскую задницу никогда не видели? Лучше готовьте, извраты, для меня операционное поле.
Андреев, смазывая бок женщины йодом, спросил у анестезиолога:
- Марьпетровна, кто наша жгучая брюнетка по жизни?
Марья Петровна заглянула в историю болезни:
- Безработная, 30 лет, с самых южных краев вроде...
- Тогда объяснимо. Волкову видимо пообещали пару килограммов урюка бесплатно. Ишь, как виртуозно укладывал ее на стол!
Махмудов обложил зону разреза стерильными  простынями и вопросительно взглянул на подошедшего Волкова:
- Нормалек, мин херц?
- Окей! Татьяна, буду работать электроножом, готовь, - бросил тот, начертив йодом крест в зоне разреза, - с богом!
- По всей видимости, твоя подопечная является мусульманкой, вона и письку себе побрила, а доктор, еретик, ей христианский знак нарисовал. И вообще зачем ты так поступил? Сейчас из женщины бес вышел, а без него красотка, что торт без крема, - хмыкнул Андреев, - Ген, ты точно - крокодил!
- Лишь невежественный цепляется за символы, у бога религий нет, - глубокомысленно парировал Волков
- Вопросов больше нет. Однако наша вера непоколебима, - с чувством произнес Махмудов.
- Ну, какая вера у таких кобелей, как урологи, друг мой? - покачала головой Марья Петровна.
Воцарилась тишина, прерываемая металлическим стуком инструментов и трескучим шипением коагулятора. Над разрезом появилось небольшое облачко дыма. Махмудов недовольно проворчал:
- После пожара не переношу запах гари…
- Ты наверное вчерась в кабаке излишне висаря принял на грудь. А зря, сегодня было бы чуток легше, - съязвил Андреев, прижигая электрокоагулятором кровоточащие сосуды.
- Махмуд! Слабо рану растягиваешь, - пожаловался Волков, - я ни шиша не вижу, тяни крючки сильнее.
- У меня рефлекторно уменьшается напряжение мышц рук, - вздохнул Махмудов.
- Знаю я твои рефлексы! Ты поменьше на дойки Наталии оглядывайся. Как филин башкой вертишь...
Анестезистка, наклонившись у изголовья стола, делала отметки в карте наркоза. Через глубокий вырез майки виднелись ее маленькие упругие груди. Наташа обиженно надула пухлые губки:
- Скажете тоже, Геннадий Павлович! Очень мне надо!
- Тебе, возможно, и не надо, а Махмуд в сторону операционного поля фактически уже не смотрит, - отозвался Волков, - хотя с дойками я конечно малость погорячился. Грудь на пять баллов! Виртуальный приз!
Наступило очередное затишье. Наконец Волков облегченно вздохнул и посмотрел на операционную сестру:
- Танюш, дай мне атравматическую иголку с хромированной нитью, буду подшивать почку к поясничной мышце.
Таня, стрельнув на него черными глазищами, подала держатель с заправленной иглой. Сегодня она работала с хирургами в последний раз, так как  увольнялась и уезжала к жениху в другой город. Заведующий по этому поводу неоднократно корил подчиненных:
- Вы мужики чересчур неактивные! Нашу кралю, можно сказать, из родного гнезда уводит чужак! Где я вам найду отличную операционную медсестру? От одного ее взгляда настроение улучшается. Эх, вы – убогие…
Андреев подмигнул напарнику:
- Нет, Махмуд, тут дело пахнет мешком урюка!
- Тролленыш...Заканчивайте лингосрач, говоруны, - чуть повысил голос Волков. Ассистенты замолчали. Таня обиженно посмотрела на Андреева:
- Сергей Николаевич! Ну, что вы все время задеваете меня своей ногой? Я же стою у инструментального столика!
- Лапуля, это у него не нога, а мужской членопотам в стадии поиска, - громко прошептал Махмудов
- Ой, я не могу больше! – залилась колокольчиком Таня, - Геннадий Павлович, они меня нарочно смешат!
- Стоять! Финита...ставим дренажную трубку и делаем ноги, - скомандовал Волков, - зашиваю рану косметическим швом. Ната, дай атравматику с бусинкой на конце нити.
- Слышь, напарник, дело тут пахнет центнером урюка, - вставил Андреев. Помощник промычал в ответ:
- Он фетишист! Наталия, позволь спросить, почему ты сама дыхательный мешок сжимаешь? Или в ручном режиме работаешь? Наркозный аппарат на автоматике не фунциклирует что ли?
- У него герметичность клапана была нарушена, - отозвалась медсестра.
- Как нарушена? – встрепенулся Махмудов, - то-то я ощущаю неясный дискомфорт! Чую, как газком от вас приятно поддает! Аж в сон клонить стало…Марьпетровна! Да оторвись ты от записок сумасшедших студентов. Кстати, я еще холостой, а вдруг мой детородный орган в нужный момент категорически откажет!
Марья Петровна подняла голову от рефератов, которые она проверяла, сидя за столиком у окна:
- Не ори, паникер, ничего с тобой не станется. Давно уже заклеили дырку в шланге. А чтоб тебя уморить, надо целый вагон газу истратить! Не отвлекай, пожалуйста…у меня скоро семинар в группе бюджетников. Наркоз без проблем. Наташа, если устала дышать мешком, переключи на автомат.
Марья Петровна на полставки преподавала в местном медицинском университете. Операция близится к концу. Вот уже сняты с больной испачканные кровью простыни и на зашитую рану аккуратно наложена стерильная повязка. Марья Петровна и Наталья осторожно повернули пациентку на спину. Вскоре она принялась самостоятельно дышать. Хирурги помогли санитарке переложить оперированную на каталку и, сбросив запачканные кровью халаты, потянулись следом. В палате Марья Петровна велела подвезти каталку поближе к кровати. Махмудов мягко отодвинул Волкова от каталки:
- Шпалыч, ты устал, разреши твою протеже переложить. Хочу затекшие руки размять.
- А не много хошь? Понравилось гладкие попки мацать, - вяло возразил Волков, - не урони...с твоими бицепсами тока двор подметать в доме престарелых...
- Не шуми, Волков, - вступилась анестезиолог, - отойди. Держись крепко Махмудыч! Не абы что держишь, а женское тело...Проникнись моментом!
- Да я бы рад проникнуть, Марьпетровна, - вздохнул хирург, - да никто не дает...
- Какие твои годы, болтунишка...проникнешь и неоднократно...
Махмудов просунул свои мохнатые ручищи под ягодицы и плечи спящей женщины, Наташа взялась за ее голову, Марья Петровна поддержала руку с подключенной капельницей. По ее команде больную разом подняли, санитарка быстро отогнала каталку в сторону от койки, а хирург осторожно опустил обмякшее женское тело на чистую простынь. 

  Во 2-ой операционной мерно шипел наркозный аппарат, возле которого в задумчивости сидел анестезиолог. Возле стены  на винтовых стульчиках скучали Нигматуллин и  Захаров. Марат вполголоса делился с помощником впечатлениями о позавчерашнем дежурстве:
- Прикинь, ночью пришла ко мне журналистка, что с почечной коликой в люксовой палате лежит. Тудым-сюдым...Говорит, слышала о народном средстве изгнания мочевых камней с помощью секса. Я гипотезу научно подтверждаю, дескать, массаж тазовых органов и прочая хрень. Барышня в ответку, мол, лучше сделайте что-нибудь подобное со мной! Короче, завалил я ее вскорости...Дак представляешь, Герка, кончить не мог, пока не представил, что подо мной собственная жена пищит! Дошел, блин, до ручки...Теперь вот соображаю – изменил я супруге или нет…как считаешь, Герыч?
- Скорее - нет, - устало зевнул Захаров, - по крайней мере духовно ты чист. Вообще это фигня по сравнению с моим случаем! Пересекся я недавно с одной балериной на амбулаторном приеме. Короче, полюбились потом на нейтральной территории, в квартире у Шурки Попова из эндоскопии. Он мне позднее намекает, что со слов соседей моя краля очень волнительно кричит в постели. Мол, ты для сексуально неискушенных мужиков запиши на диктофон её крики. Нет проблем, говорю, рад помочь народу в плане поощрения любознательности! Перед очередной свиданкой хозяин под свою кровать пришпандорил провод с кнопкой включения аппарата. Моя артистка, как только пришла, так сразу встала ко мне задом и юбочку задрала аж до самой  шеи. Но я, следуя шуркиной инструкции, потащил сначала ее на лежбище и между делом нащупываю потайную кнопку. Попов, волчара, не объяснил мне с какой стороны кровати она прицеплена...Вот я лазаю мимо любовницы туда-сюда, рукой под матрасом шарю...Подружка уже волноваться начинает, дескать, мы трахаться сегодня, мой миленький, будем или уже нет...Наконец-то врубил я гребаную аудиосистему в рабочий режим, но тут мой несгибаемый малыш от влияния посторонних факторов превратился в садовый шланг! Партнерша такой поворот событий воспринимает конечно на свой женский счет. Думает, что окончательно перестала вызывать у любовника позитивные эмоции и все такое...Включила общий свет и голая стала исполнять на столе танец живота! Все как бы практически наладилось и подошло к взаимному глубокому проникновению, но тут сосед-качок приперся с работы и со скуки решил заняться штангой. Шарах - этой железякой об пол! Ну, не катит масть конкретно, что поделать! Тут же прилетела ко мне сексуальная птица Обломинго. Так и расстались с обиженной подружкой на сугубо платонической ноте... 
В дверь с любопытством заглянул Волков:
- Че такие понурые-то? В почках - камни, а под камнями - рак? Где герр профессор? Опух-то есть?
- Если отвечать не великим матерным языком, то наш главный херр пошел кофию выпить, давление видимо в системах организма снизилось. А мы ждем  экспресс-анализ кусочка почки. Не обнаружился рак при визуальном осмотре…Така печалька...ужо вот полчаса сидим...докипаем...Хотя узист, едрить его сканер, протокольно отметил в нижнем полюсе почки опухолевый узел диаметром до трех сантиметров.
Вошла санитарка:
- Звонил патологоанатом, просил предать, что опухолевых клеток в доставленном материале не обнаружено.
Нигматуллин со вздохом попросил Волкова:
- Гена, не в службу, сообщи профессору эту экспресс-лажу. Пусть решает, удалять нам эту треклятую почку или оставить. Да сразу удирай, пока он свой матюгальник включать будет!

  Волков устало сидел на скамеечке раздевалки, распутывая на щиколотках шнурки бахил. Потом стянул с себя мокрый от пота хирургический костюм и бросил его в бак для одежды. В дверь влетел веселый Андреев.
- Чего так лыбишься? - насторожился полуодетый Волков, глядя на шутника.
- Полный отпад! Профессор послал Марата в реанимацию объяснять больной, что почку ей удалили зря. Дескать, злокачественной опухоли нет. Тот от такой подставы капитально расстроился, приполз  в палату интенсивной терапии с предвкушением мордобоя. А генеральша, как узнала правду, давай плакать и смеяться от радости, что рака нету. Марат ходит по ординаторской в шоке и губной помаде!
- А губная помада откуда, - удивился Волков.
- Так ведь баба оказалась той еще цацей! Реаниматолог говорит, лишь проснулась, первым делом попросила принести ей губную помаду для ускоренной реабилитации женского организма.
- Бывает, но редко…повезло - не повезло, - согласился Волков, - однако оставлять почку, точно не зная, есть в ней рак или нет, нельзя. Где гарантия, что назавтра гистологи, поглядев в другой микроскоп, не переменят свое экспертное мнение? А с одной почкой наша героиня и до стольника дотянет. Помада говоришь? Вот и пойми этих женщин! Пойдем в столовку обедать, опять придется холодное есть! Тьфу...


Рецензии
Это не столько смешно, как грустно. Потому что это вопиющая правда врачей- хирургов, резать людям что за зря, так под страховочку. И отношение к операциям у них обыденное, как курицу разработать, одним словом, как говорят в народе "мясники". Но еще хуже то, что по психологии, наверное каждый врач прошедший хирургический "беспредел"( не в смысле преступности, а в смысле множественности) , мог бы легко стать киллером. Потому что, если раньше требовалось количество операций для плана,то теперь это количество диктуется набиванием карманов. А это еще страшнее, потому что не нужных, а то и преступных операций в разы увеличилось.

Оксана Студецкая   16.01.2017 15:15     Заявить о нарушении
Оксана Николаевна, не забывайте делать скидку на примесь юмора и художественный вымысел в этом произведении. С уважением.

Валерий Сигитов   16.01.2017 16:54   Заявить о нарушении
Юмор и вымысел здесь вполне реальный. Я много сталкиваюсь с больными людьми и вижу, насколько теперь для врачей диагноз и проведение операции только как приманка для улова рыбы-капитала. Сколько поудаляли людям щитовидки, когда это не нужно, когда диагноз не точен, а только для страховки, сколько женщинам вырезали грудей, и половых органов, когда это было не нужно - тоже для страховки. Более того, чуть обратись к врачу, так не поиски лечения, а сразу предлагается резать - так легче убрать следствие болезни, а оставшаяся причина потом делает человека инвалидом или даже приводит к летальному исходу. Так погибло много людей с удаленной щитовидкой, в том числе детей, когда после Чернобыля планово всем подряд была команда удалять ЩЗ. Так что ваше произведение вполне жизненно реально.

Оксана Студецкая   16.01.2017 18:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 88 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.