Там, где хорошо клюет

Уже несколько лет подряд я ездил отдыхать в восточный Казахстан. Природа здесь сильно отличалась от наших родных сибирских мест. Вместо привычной высокой травы здесь росли колючие кустарники и красивые цветы, которые дивно пахли. Вокруг, на многие километры раскинулись горные массивы. Горы были такие высокие, что темнело очень рано, и когда на небе появлялись звезды, они оказывались почти над самой твоей головой. В летнюю ночь на небе был хорошо виден млечный путь. А в конце августа мы забирались на крышу дачи, чтобы наблюдать звездопад. Мы пили горячий чай и любовались падающими звездами.

А еще я любил Иртыш. Он брал свое начало у нас в России, и тек через весь Казахстан, через устья гор и бескрайние степи, и терялся где-то в Китае. Мне всегда хотелось порыбачить в этих местах, и однажды я встал ранним утром и пошел на реку.

Солнце лишь недавно взошло, и воздух еще не успел прогреться. Небо было чистое и безоблачное. Дул легкий ветерок, его порывы доносили до меня свежесть утренней прохлады.

Я спустился с горы, где находилась дача, в которой мы жили, и пошел вдоль берега в поисках самого удобного места для рыбалки. Иртыш был спокоен, лишь легкая рябь пробегала по его поверхности. Мои ноги ступали по сырому песку и оставляли глубокие следы. Вскоре я забрел в небольшой залив, где стоял старый заброшенный причал. По обоим берегам росли деревья. Деревья на моем берегу отбрасывали на воду тень. И я знал, что в этой тени сейчас залегла рыба. 

«Лучше места и не придумаешь», - подумал я.

Я взобрался на причал и распаковал удочку. Затем достал банку с червями, которых накопал накануне в розовых кустах, и, выбрав самого жирного, насадил его на крючок. После чего забросил лесу и принялся ждать.

Но рыба не клевала, хотя мне все равно было приятно сидеть здесь у реки, смотреть на природу и наслаждаться процессом. Дул прохладный речной ветерок. Нависшие деревья защищали меня от солнца, которое еще не успело подняться высоко, но уже начинало припекать. Ветерок обдувал листья, и они тихо шелестели, создавая музыку природы. Я смотрел на поплавок, который медленно покачивался на легких волнах, но оставался на месте. Это состояние напоминало транс, и, глядя на поплавок, я погружался в воспоминания.

Когда же я заболел рыбалкой? Наверное, это произошло, когда мне было девять. Тогда каждое лето я ездил в Нарым, к бабушке и дедушке. Нарым это остров на реке Оби в глубине Сибири. Помнится, недалеко от нашего дома было небольшое озеро. Весной, из-за талых вод, это озеро сливалось с рекой, и туда попадала речная рыба. Особенно много туда попадало щук. Щуки любили подплывать к берегу и прятаться в тени камышей от палящего солнца. Однажды старик Николай, который очень любил детей, показал нам, как этих  щук можно ловить. Он сделал силок из тонкой медной проволоки и одним концом, для удобства, привязал проволоку к палке. Силок опускался в воду и осторожно набрасывался на щуку, чтобы не спугнуть ее. Делать это нужно было очень аккуратно, чтобы ни дай бог не задеть рыбу, но набросить на нее силок. А потом оставалось только дернуть, и рыба была твоей. Этот процесс так меня увлек, что я стал отдавать ему все свое свободное время. С тех пор я на всю жизнь заболел рыбалкой.

А когда мне исполнилось одиннадцать, я увлекся рыбалкой на удочку. Помню, у меня была простенькая удочка, даже не бамбуковая, а сделанная из тонкого ствола ивы. С этой удочкой я часто ходил на озеро и подолгу просиживал на берегу. Кроме меня, на маленьком озере рыбачило еще с десяток рыбаков. Поэтому место для хорошего клева было найти трудно, да и рыбы от каждодневной рыбалки становилось отнюдь не больше, поэтому улов был не велик. Каждый день, с самого утра, я просиживал на этом озере по четыре часа, но едва мог похвастаться парой пескарей или одним ершом. Такой улов обижал меня, я хотел ловить больше, хотя рыбы в озере с каждым днем становилось все меньше и меньше. Но каждое утро я все равно брал удочку и шел на озеро.

Однажды, когда я сидел у озера и ловил рыбу, ко мне подошел деревенский мальчишка, с которым мы были приятелями.

- Сколько поймал? – спросил он.

- Ни одной, - сказал я. – С каждым днем в этом озере остается все меньше и меньше рыбы. Вчера я поймал двух окуней, а сегодня сижу уже второй час, и хоть бы разок клюнуло.

- Мой дед говорит, что всю хорошую рыбу здесь уже давно переловили. Поэтому он ходит рыбачить на Семеново озеро. Вот там хорошо клюет. Вчера он принес полное ведро рыбы. Некоторые караси были вот такие. – И мальчишка показал руку по локоть.

- Врешь, - сказал я. – Таких не бывает.

- А вот и не вру. Хош, у деда спроси. Вот он завтра еще наловит, я тебе специально принесу и покажу.

- А где находится это озеро?

- Далеко. Дед говорит, что до него часа три ходу через поля, в сторону леса. Обычно он уходит туда на рассвете и приходит к вечеру.

- Ясно, - сказал я. – А ты сам не хочешь пойти туда сегодня со мной и порыбачить?

- Не-е, меня так далеко не отпустят.

- А ты не говори, куда пойдешь.

- Не-е, я все равно не пойду, это далеко, да я и не хочу.

- Ну, как знаешь, - сказал я и начал собираться домой. Мне сильно захотелось пойти на это самое озеро, о котором рассказал мальчишка, но я знал, что меня туда не отпустят. Поэтому нужно было что-то придумать.

Когда я пришел домой, бабушка уже приготовила завтрак. Я сытно поел, потом немного полежал на диване и посмотрел телевизор. И, наконец, решил собираться. Бабушке я сказал, что пошел к другу и вернусь вечером. Она не возражала, и, довольный, я устремился к Семенову озеру.

Был полдень. На улице стояла жара, и яркое солнце припекало мне затылок. Я шел по заросшему полю. Трава была такой высокой, что почти достигала моих колен. В воздухе пахло клевером и полевыми цветами. Вокруг суетливо летали пчелы и шмели, они садились на лепестки цветков и собирали пыльцу. То и дело из-под ног выпрыгивали кузнечики. Вдалеке коровы щипали травку, а чуть ближе паслись кони. А я шел вперед и предвкушал чудесную рыбалку. Настроение у меня было хорошее, и я чувствовал, что сегодня удача будет на моей стороне.

Спустя несколько часов я достиг озера. Озеро было большим. По берегам его росли ивы, их сплетенные ветви опускались к глади воды. На воде вдоль берегов плавали кувшинки. В воздухе жужжали стрекозы, иногда они садились на кувшинки и что-то с интересом высматривали в озере. Вода  была чистой и прозрачной, и потому я мог видеть песчаное дно.

За то время, что я добирался сюда, я сильно вспотел, и мне захотелось искупаться. Я разделся и окунулся в воду. Вода была теплая и приятная. Я доплыл до середины озера, а потом развернулся и поплыл к берегу. Обтираться мне было не чем, но я знал, что палящее солнце быстро меня обсушит и поэтому, оказавшись на берегу, я не стал одеваться, а сразу же приступил к рыбалке.

Насадив червя на крючок, я забросил лесу в воду и принялся ждать. Пенопластовый поплавок тихо покачивался от дуновения легкого ветерка. Пролетающая мимо стрекоза заинтересовалась поплавком и, подлетев ближе, села на него. Это показалось мне забавным.

- Ну, посиди немного, отдохни, - сказал я. – Небось, летаешь тут целый день, махаешь крыльями, а отдохнуть и времени нет?

Но стрекоза мне не ответила. Может быть, она просто не успела этого сделать, ведь поплавок резко дернулся и ушел под воду. Испуганная стрекоза взметнулась вверх и, зашуршав крылышками, полетела проч. А я, дождавшись, когда поплавок в очередной раз погрузится в воду, потянул удочку на себя. С брызгами из воды вылетела рыба, попавшаяся мне на крючок. Это был небольшой карась. Очутившись на земле, он начал суетливо дергаться и с жадностью хватать воздух. Я осторожно снял карася с крючка и опустил его в пакет. Затем я проделал несколько дырок в пакете и погрузил его на половину в воду. На пакет я положил тяжелый камень, чтобы тот не унесло в озеро.

Потом я снова насадил червя на крючок и снова забросил лесу в воду. Не прошло и минуты, как поплавок вновь повело. Я дернул удочку вверх и вытащил второго карася. Он оказался еще больше первого. Сняв рабу с крючка, я опустил ее в пакет к первой.  Теперь у меня было уже две хороших рыбы, и я был очень этим доволен.

В ближайшее время мне не пришлось скучать, так как рыба ловилась одна за другой. И вскоре у меня был полный пакет улова. Но в порыве азарта я и не заметил, как день перешел в вечер, и начало темнеть. Я понимал, что добраться домой до темноты я не успею. И поэтому мне пришла мысль переночевать здесь, на озере. Я знал, что бабушка будет волноваться и потом мне сильно достанется, но тащиться в полной темноте домой мне не хотелось.

Пока еще не совсем стемнело, я наломал веток и развел костер. Спички у меня были при себе, без них я никогда не ходил на рыбалку. Я знал, что ночью будет прохладно, но надеялся, что сухих веток, которые я наломал, хватит надолго. Если что, всегда можно было наломать еще.

Солнце клонилось к закату. И поскольку я находился в поле, я хорошо видел линию горизонта и солнце, которое уже достигло этой линии, и теперь медленно исчезало, опускаясь все ниже и ниже. Наконец, солнце почти исчезло, и лишь его последние отблески освещали небо над линией горизонта алым пламенем. Это пламя горело еще несколько минут, а потом тоже погасло. И вокруг стало совсем темно, лишь костер медленно полыхал и тихо потрескивал, согревая меня.

В этот момент я почувствовал, как сильно мне хочется есть. Сегодня я ел только раз, перед тем как пойти на рыбалку. Это было еще днем, а сейчас уже наступил вечер, и в желудке у меня было совсем пусто. Поэтому я решил пожарить на огне рыбы. Я достал двух карасей из пакета и, распоров им брюхо перочинным ножом, вынул все внутренности. Затем я сорвал тонкую веточку и, заострив ее, насадил на нее карасей. Получилось что-то вроде шашлыка, только рыбного. И я принялся жарить рыбу, держа ее над огнем и постоянно поворачивая, чтобы она прожарилась равномерно.

Рыба жарилась долго. Она покрылась румяной корочкой и начала испускать тонкий приятный аромат, и я понял, что она готова. Тогда я снял первого карася с ветки и, надкусив его, начал медленно разжевывать. Мясо было горячим, и поэтому я не сразу почувствовал его вкус.  Конечно, я пожалел, что у меня не было с собой соли. Но рыбу можно было есть и так, она была вполне съедобной и приятно обжигала мне язык. Я с удовольствием съел первую рыбу и приступил ко второй. Вторую я, правда, не доел и отложил в сторону.

Наевшись, я подкинул веток в костер. Свежие ветки быстро загорелись и приятно затрещали. Костер разгорался с новой силой, он приятно потрескивал и ласково согревал меня. Мне стало жарко, и я лег на мягкую травку. В озере квакали лягушки, я слышал их протяжные гортанные звуки. Вокруг меня летали комары. Они жужжали над самым ухом, но не кусали, дым костра отгонял их. Тихо шумел ветер, он колыхал траву и листья деревьев. Под эту природную мелодию я и заснул.

Проснулся я от первых лучей солнца. Солнце только-только взошло на небо и его первые лучи, упав мне на лицо, пробудили меня. Поморщившись, я открыл глаза и огляделся: костер уже давно погас, на его месте сейчас лежала лишь груда пепла. Я встал и пошел к озеру.

Спустившись к берегу, я наклонился над озером и зачерпнул воды в ладони. Этой водой я умылся. Вода была прохладная, она приятно щипала мое лицо и уносила с собой остатки дремоты. Лицо я вытер футболкой и начал собираться. Мне предстоял долгий путь домой.

Дома меня ждала бабушка. Она была очень расстроена и, конечно же, сильно меня наругала. И даже мой улов не смог ее задобрить. После этого меня неделю не выпускали из дома, но я все равно был доволен, ведь рыбалка удалась, и я поймал много рыбы. Эти приятные воспоминания согревали меня всю неделю, что я был взаперти, и потом я еще долго хвастал ими друзьям.

Ну а сейчас я сидел на берегу Иртыша и ловил рыбу. У меня в пакете было уже три хорошие рыбы, и я точно знал, что поймаю еще. Мне было немного грустно вспоминать Нарым, ведь бабушка и дедушка уже давно умерли, и поэтому мне не к кому было туда ездить. Но ведь у меня остались воспоминания, а их-то у меня никто не сможет отнять. Я знал, что пройдут годы, и Восточный Казахстан, и Иртыш, и эта рыбалка тоже станут воспоминаниями. И эту землю я тоже буду вспоминать с радостью и печалью. Как хорошо, что у меня есть воспоминания, и как хорошо, что Нарым и Казахстан являются их частью. Теперь это все мое, пусть только в воспоминаниях, но все ровно мое.




Томск
09.09.09. – 13.11.09.




Рассказ из цикла моих детских воспоминаний о Нарыме. Другие рассказы из этого цикла: 1. «Ночной гость» - http://www.proza.ru/2009/10/21/318 , 2. «Старый рыбак» - http://www.proza.ru/2009/11/08/437 


Рецензии
На это произведение написана 61 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.