Дым войны

МОЕЙ МАМЕ



"... Как будто кто-то хочет вытравить память о войне,
а дым всё стелется и стелется, и слёзы по убитым никак
не высохнут, словно разъедаемые этим дымом... Нелёгкое
чтение, потрясающее душу".
                            Из рецензии Лалибела Ольги.



Зима отступала, и солнышко уж вовсю пригревало. Маленькие слепые от мороза окошки подтаивали, и днём под ними было полно воды. Нинка выглядывала круглым глазом в эти проталинки, стараясь рассмотреть — что делается на улице. Там носилась пацаны — счастливые обладатели сапог и валенок. Они играли в мячик, и Нинка с нетерпением ждала — когда из школы придёт старший брат.
На материной кровати сидели Катька с Толиком и гремели коробком.
 - Катька! Положьте спички! Забыли — как горели?

Как горели, Нинка помнила хорошо. Да и как не помнить, если сама поджигала. Мать с утра закрывала их в хате и уходила на работу — мыть полы в конторе. Все трое — погодки и четырёхлетняя Нинка — за старшую. Мать строго наказывала следить за малышами и она  послушно кивала.
В то утро девчонки, как обычно, сидели на печке, а полугодовалый Толька спал в люльке. Сидеть было темно и скучно, и они придумали игру — чиркать спичками. У матери при растопке получалось очень ловко и они старались ей подражать. Вначале ничего не выходило, но со временем стал рождаться огонёк и они пугаясь, тут же бросали горящие спички на земляной пол. Одна из спичек попала в дрова, лежащие возле печки, и вспыхнуло  пламя. Недолго думая, Нинка кинула на огонь тряпки. Вначале полетел материн платок, потом кофта, потом чьи-то штаны.
Притихший на время огонь, вдруг вырос огромным пламенем, и тут Катька заплакала в голос, а Нинка сама перепуганная до смерти, стала бросать в костёр всё, что попадало под руку.
  - Не плачь, Катька! Скоро мамка придёт — есть будем.
Но та продолжала плакать, кашляя от едкого дыма, заполнившего домишко. Заревел проснувшийся Толька и Нина, вспомнив о брате, слезла с печи, опустив и сестрёнку. Она нашла в углу кучу тряпья и, набросив на огонь, стала вытаскивать из люльки брата. Наконец, она выкатила его и с большим трудом утащила под материну кровать.
Спрятав всех, Нинка опустила до полу одеяло и стала успокаивать ревущих малышей. Дым заползал в их схованку и дети громко кашляли.
По этому кашлю их и нашли люди, вовремя заметившие дым и сломав дверь.
  - Ванька! Беги в контору — скажи Ленке - дети горят!
Вытащили всех троих на мороз. Опухшие от слёз, перепуганные дети оглядывались по сторонам, ища глазами мать, а та уже летела, задыхаясь от страха и подбежав, подхватила младшего на руки, прижала к себе и заплакала.
   - Целы! Спасибо тебе Господи! И вам люди!
И поклонилась до земли.
Зарёванная Нинка сидела на руках у соседки и горько пожаловалась: - Мама! Опять дым!
Печка нещадно дымила и мать всегда ругалась, когда растапливала её по утрам… Опять дым! Домишко вовсю горел и люди невесело смеялись... Опять дым!....

Шла война, сжигавшая в своих топках города и миллионы людей. Шла война.
Пол Европы и часть великой страны было превращено в пепелище и этот маленький пожар, случившийся в глухой сибирской деревушке, был совсем не страшен людям.
   - Ничего, Ленка! Вернётся Петро — новую хату отстроит. И добро наживёте! Главное — дети целы.

Только вот с одёжкой стало совсем плохо - штанов нету, а без них куда?
Вот и сидит теперь Нинка у окошка — ломает голову — где взять штаны. Пришёл со школы Гришка и у порога теперь стоит пара чобот.
Тут она увидела старую, порваную материну кофту. Вдев ноги в рукава, она завязывает полы под мышками, а ворот узлом, и так, широко расставляя ноги, обутые в огромные чоботы, идёт на улицу. А там солнышко. Она морщит курносый носишко и идёт враскоряку в сторону играющих мальчишек. Садится на брёвнышко, придерживая неудобный узел между ног и следит за игрой.
Неожиданно тряпичный мячь летит куда-то в грязь и растерянные пацаны, обыскав всё кругом, увидели её сжимающую что-то между ног и с криками — У Нинки мячик! - повалили на землю и стали отбирать своё сокровище.
Растерянная, плачущая от стыда Нинка пытается отбиться от цепких грязных рук, но те беспощадно обыскивают её щуплую фигурку и обнаружив между ног дурацкий узел, стали смеяться и показывать пальцами, распевая на всю улицу:
 - У Нинки мячик!... У Нинки мячик!

Весной пришла похоронка: "Ваш муж... погиб под городом Калинин, защищая Родину".
Похоронке она не поверила и начала сама строить дом. 
К осени дом стоял и на него приходили посмотреть мужики:
  -  И как это у тебя вышло?! Ведь не бабье это дело - дома строить...
  -  А чего там хитрого!
Старшие Ванька с Гришкой помогали месить глину с соломой, малыши носили воду. Печку сложил дед Мирон и она уже не дымила. Хорошая вышла печка.

Когда сошёл снег, мать стала водить их в поле — собирать мороженую картошку, из которой  жарила лепёшки. Накормив детей, складывала остатки в узелок и шла на станцию встречать проходящие поезда. Пытливо вглядываясь в измученные лица солдат, она стояла под вагонами в окружении детей. Ждала мужа с фронта и, не встретив его в который раз, раздавала голодным солдатам скудное угощение.
Через год закончилась война, но она продолжала ждать.

 -  И чего всё бегаешь? Похоронка ведь была...
 -  Ну, и что! А вдруг наш отец где-то в плену мается! Приедет — а мы вот они – ждём...

Через несколько лет в кособокий домишко постучится пожилой солдат. В нём она с трудом узнает соседа Ивана, который двадцатилетним ушёл на фронт вместе с её Петром. Он окинет тоскующим взглядом ораву детей и вздохнёт. Выросли-то как!
Потом за чаркой вина расскажет о том, как погиб Петро. О том, как гнали в атаку, как молоденькие солдатики-новобранцы сбивались в кучу и жалобно кричали «Мама!».. как увязали по пояс в снегу, а её муж с усохшей после тяжёлого ранения ногой сильно отставал, как упал, сражённый пулей…
  -  Где же справедливость я вас спрашиваю?! - кричал и плакал Иван, -  Ведь пятеро! Пятеро осталось ребят... А я один... Почему его убило, а не меня?

*  *  *
Пройдут тяжёлые послевоенные годы. Она поднимет и выучит детей и однажды летом соберётся на свидание к мужу. В похоронке были указаны точные координаты захоронения рядового Петра Охрименко, но на месте могилы не оказалось - всё распахано под зерновые культуры. И когда растерянная кинулась в сельсовет выяснять, её прогнали, объявив, что никаких могил не было, и что в похоронке ошибка.
В военкомате нашлись мудрые люди, на ходу придумавшие версию перезахоронения погибших в одну общую могилу, и показали дорогу. Серый бетонный обелиск стоял в городском скверике окружённый пыльными деревцами. Без единого имени, но с надписью «Никто не забыт...»
И веря, и не веря в то, что он, его косточки покоятся здесь, она упала на колени и прильнув лицом к холодному бетону, завыла протяжно, по бабьи, в который раз оплакивая свою сиротскую, вдовью судьбу.
 -  Вот и свиделись мы, Петруша...

Когда ехала домой, разговорилась в поезде с пожилой женщиной и та рассказала о страшных боях, прокатившихся по этим местам. О том, что каждую весну во время посевной за трактором появляются на свежевспаханной земле белые человечьи кости.

 - Чьи то косточки – наших ли, немцев... кто знает...

20, 01, 2010г.


Рецензии
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.