Последний герой

                                                      

                                                               с к а з к а


                                                                                            Все совпадения с реальной жизнью 
                                                                                      являются лишь совпадениями.
                                                                                       Это просто сказка. А сказка - ложь…
                                           

    Узкие кисти рук с красивыми тонкими длинными пальцами сжимали шею девушки, вдавливая ее лицо в тяжелый мокрый песок. Девушка в темно-коричневом бикини, пытаясь приподняться на коленях, левой рукой стараясь разорвать удушающий захват, правой тянула под себя за угол большую мокрую грязную подушку. Маленькие песчинки скрежетали на желтых зубах, впивались тысячами иголок в глаза, и, проникнув в бронхи, взорвали их жестоким  приступом сухого, раздирающего горло кашля. Задыхаясь, плача от обиды и усталости, девушка смотрела в спину убегающей с подушкой соперницы.
    - Счет становится – 2:1 в пользу племени Огня.
    Блондинка в черном пляжном костюме улыбалась, обнажая большие ровные зубы, на фоне вздымающихся, пенящихся белой пеной волн лазурного теплого моря.

    Сергей перевел взгляд от экрана за окно на тусклое желтое пятно фонаря в темноте уральской ночи. В круге света снег тихо падал крупными тяжелыми желтыми хлопьями.
    «Навалило.…  Значит, жене зарплату опять задержат».
    Сергей выключил маленький телевизор и, пройдя три шага по коридору из кухни, встал перед входной дверью. Слева была еще одна дверь – в единственную комнату в их с Катей квартире. Из-за двери слышалось негромкое посапывание жены.
    Сергей оделся и, стараясь не шуметь, вышел в непроглядную пустоту лестничной клетки. Уткнувшись левым плечом в металлическую лестницу, ведущую на чердак, правой рукой осторожно вставил и провернул ключ в замочной скважине.   Выхватывая короткими вспышками фонаря пространство перед собой с качающейся тенью перил, Сергей спустился до площадки между вторым и первым этажами. Здесь, под замерзшей батареей, подложив под голову руку в засаленном рукаве телогрейки, спала в луже соседка баба-Валя. Затаив дыхание, чтобы не стошнило, преодолев последние ступеньки лестницы, Сергей выбежал во двор.
    Свет фонаря падал на заспанные, засыпанные снегом автомашины, отвоевывая у ночи  конус с кругом диаметром метров пятнадцать в основании. Валенки, не встречая сопротивления, проваливались на половину высоты в разреженное, словно морская пена, снежное покрывало.
    Идти было легко. Идти было недалеко.
    Пройдя два дома до конца улицы, свернув направо, через один квартал, Сергей остановился перед воротами дошкольного общеобразовательного учреждения. Открыв калитку, через небольшой двор садика прошел к двери хозпомещения.
    Снег ложился на ресницы, щекотал щеки, падал за шиворот.
    Положив на левое плечо лопату с прямоугольным листом нержавейки и метлу, правой рукой волоча за собой широкий деревянный щит-скребок, Сергей прошел к центральному входу садика, наощупь повернул ручку пакетника. Прожектор осветил т-образный проход перед главным фасадом двухэтажного здания, метровые сугробы, окружающие проезжую часть по всему периметру, и за тенями от сугробов - верхушки деревьев, беседку и стену забора под шапкой снега.
    Расчистив метлой ступеньки, Сергей взял щит и стал убирать снег от стены вдоль здания. Дойдя до середины пути, скребок уткнулся в собранную кучу снега, и сколько Сергей не наваливался грудью на ручку-перекладину, так и не продвинулся ни на сантиметр.
    - Навалило, - сказал вслух Сергей. – Жене зарплату опять задержат…
    Детский сад или ДОУ, где ночным сторожем (он же дворник) подрабатывал Сергей, был ещё комбинатовским, и зарплату выдавали здесь вовремя, каждый месяц. В управлении, где работала Катя, когда выпадало много снега, руководство - дабы исключить человеческий фактор – задерживало на неделю-другую зарплату, чтобы люди – в том числе и сильно пьющие мужчины и женщины – смогли убрать этот снег.
 
    …Сергей со щитом теперь шел поперек дороги - от здания к сугробам…

    - С первого июня передадут нас муниципалитету, - сказала заведующая два дня назад. – Могли бы и раньше, если бы у города были деньги на содержание…. Так что до июня работаем, а что дальше будет и так ясно – количество садиков уменьшится, оставят лишь крупные детские учреждения. Детей наших переведут, а нас – под сокращение…

    Для их предприятия это уже не первый этап структурной реорганизации. Три года назад всем работающим в добровольном порядке работодателем было предложено перейти из государственного унитарного комбината во вновь создаваемое акционерное общество. Кто был не согласен, того уволили. Из состава нового ОАО отделили несколько подразделений, и предприятие утратило статус градообразующего, лишив себя впоследствии всех антикризисных правительственных программ, льгот и поддержек.
    И чтобы «повысить рентабельность и получить модель компании западного образца», выделили из предприятия часть непрофильных активов – основную массу подразделений социальной сферы. И началось тут – сокращения, увольнения, ликвидации дочерних предприятий…. Еще и очередная амнистия как раз подоспела…
    Город осунулся, почернел, подурнел.
    А два инженера - Сергей и Катя, впрочем, как и многие другие, перестали быть востребованы по специальности…

    К трем часам снегопад прекратился. Мороз крепчал. Сергей со щитом еще раз быстрым широким шагом убрал главный проезд. Выключил прожектор, отнес инвентарь к хозпомещению. В маленькой комнатке было тепло. Вверху пыталась светить двадцатипятиваттная лампочка. Сергей снял рукавицы, шапку и бушлат. Развесил все на батарею. Поставил рядом табурет, сел напротив входа, упираясь спиной в проступающие через бушлат чугунные ребра радиатора, и закрыл глаза.
    Согревшись, время побежало вперед…

    Дверь чуть слышно скрипнула, отворилась, и во всю ширину проема протиснулась невысокая толстая  баба в черной телогрейке и в таких же черных и грязных валенках. Лицо закрывал свисающий до подбородка желтый байковый платок. Женщина подняла вверх руки с короткими толстыми шершавыми пальцами с темными разводами ногтей, сдвинула на затылок платок пионерским галстуком.
    - Ну, сосед, закурить дай? – перед Сергеем стояла пьяная баба-Валя.
    Сергей судорожно сглотнул, хотел сказать что-то, но баба-Валя опередила:
    - Ах да, Катька говорила, что ты бросил…. Ребенка ждете…
    Баба-Валя достала из кармана початую чекушку. Села на стоящий у двери перевернутый вверх дном деревянный ящик и, запрокинув голову, выпила остатки из горлышка. Сергей, как под гипнозом, следил за происходящим.
    Баба-Валя поставила бутылку на бетонный пол, вытерла кривой беззубый рот рукавом телогрейки, достала что-то из другого кармана и протянула Сергею:
    - На конфеточку! Вместо сигареточки…
    У Сергея в правой руке оказался маленький голубенький леденец на тоненькой палочке, с прилипшими волосками, крошками, песчинками табака. Сергей медленно потянул чупа-чупс ко рту, как вдруг леденец закричал:
    - Оставьте при себе свои доморощенные идеи о социальной справедливости!
    В руке у Сергея на тонкой ножке вместо леденца раскачивалась холеная головка руководителя госкорпорации, гневно вращающая зрачками из-за линз дорогих очков. С минуту разглядывал Сергей маленькую головку.
    - Ну, довольно. Что Вы хотите мне сказать?
    - Я? - Сергей  удивился, но потом подумал: «А ведь верно!».
    - А ведь верно, - вслух повторил руководитель отрасли. – Все Ваши мысли мне давно известны! И про индивидуальный подход с бережным отношением к кадрам, и про несвоевременность реструктуризации в эпоху глобального кризиса…. Но если мы не проведем оптимизацию, не снизим издержки, не повысим конкурентоспособность отрасли на мировом рынке, то не сможем довести долю отрасли к расчетному периоду до четверти - во всем энергобалансе государства и никогда не достигнем ее самовоспроизводства! И Вам, как инженеру, хорошо должно быть известно, что сокращение издержек, в том числе и сокращение численности работающих - есть прямой путь увеличения рентабельности любого предприятия.   
    - Но рентабельность, как относительный показатель экономической эффективности предприятия, будь то рентабельность продукции или основных средств, рентабельность продаж или активов, рентабельность собственного, инвестированного или примененного капитала – в математическом выражении  – всего лишь дробь…. И чтобы увеличить её значение или увеличить эту пресловутую рентабельность, Вы идете самым простым традиционно-избитым путем – путем уменьшения знаменателя дроби, путем сокращения издержек, в том числе - сокращения штатной численности работающих. А ведь можно увеличить значение дроби путем повышения значения её числителя – за счет увеличения прибыли, объемов выпускаемой продукции  - Сергей говорил убедительно, как о давно обдуманном, наболевшем.
    - И у Вас есть конкретные предложения? – спросил Чупа-чупс.
    - Прежде всего, нужно перестать врать себе и людям. Мы – народ – сами выбрали эту власть. И, облекая Вас своим доверием, мы вправе требовать у власти защиты своих интересов. Не может государство называть себя социально ориентированным, если от его действия или бездействия страдает столько людей, целые отрасли, города! Я даже не говорю об использовании природных ресурсов. Что останется от страны, когда иссякнут потоки в трубах?
    А что касается нашего предприятия…. Его ценность – люди!
    В основном производстве и связанном с ним вспомогательном необходимо предоставить рабочие места молодым, а в непрофильном – людям предпенсионного и пенсионного возраста. С тем, чтобы уменьшить социальную напряженность в городе и обеспечить передачу профессиональных знаний и опыта, закрепить у молодежи потребность в труде. Этим нужно заниматься серьезно и кропотливо. В Ваших же простых, торопливых и непопулярных решениях лежит лишь прямой обман и диктат. А чем такая диктатура лучше предыдущих, уже существовавших? Люди стали заложниками примитивных непродуманных идей власти и начальников на местах. А ведь нам жить здесь, а не в Москве, не в какой-нибудь другой губернии…
    - Это жалкая демагогия неудачника, - громко прервал Сергея руководитель госкорпорации и потянул к нему свои узкие кисти рук с красивыми тонкими длинными пальцами как у девушки из племени Огня в «Последнем герое».
    Руки сдавили шею. Сергей задыхался…

    …Входная дверь скрипнула. Сергей очнулся. В комнате никого не было.
    Сергей вышел на улицу. Зачерпнул ладонями снег и стал растирать им лицо, затем шею. Минуту спустя снова зашел в помещение. Шея горела огненно-красной краской – то ли от снега, то ли от ожога в их последнем с Вовкой Пономаревым и Витькой Верзилиным бою.
    Прямо у входа, у перевернутого вверх дном деревянного ящика, лежала пустая бутылка…

    В начале шестого Сергей был уже дома. Он умылся, согрел чайник, быстро перекусил и вошел в комнату:
    - Катюша, просыпайся. Я поехал на работу.
    Он не увидел, как жена потянулась со сна.
    - До вечера, милая.
    - Будь осторожен, Сережа…
      
    В темной холодной электричке Сергею досталось место у окна. Рядом села девушка-студентка с черным пластмассовым тубусом в руках. Напротив, прислонившись к окну, спал парень.
    Электричка раскачивалась колыбелью. Девушка задремала, уткнувшись лицом Сергею в плечо.

    Сергей вдруг увидел в триплексе высокие светлые здания большого города. В зданиях за большими столами сидели красивые мужчины и женщины в красивых дорогих одеждах…
    - Осколочно-фугасным, дальность две тысячи, - отчетливо по внутренней связи услышал Сергей приказ Пономаря.
    - Но там же люди, - Сергей не узнал своего голоса…
    - Это не люди, это ироды, - посмотрев направо, через автомат заряжания их «семьдесят двойки» увидел Сергей сначала снаряд, затем заряд устремляющиеся в ствол пушки, за ними - в черной саже лицо командира…

    …Попал или нет, Сергей не увидел. Его разбудили на ВИЗе. Следующая – Екатеринбург…
 
   
                                                                                         июль 2009
   

   
      


Рецензии
Очень интересная история, Иван, получилась, особенно ее окончание... Тут у меня тоже размышления есть - http://www.proza.ru/2015/09/01/1270. Удачи!

Александр Муровицкий   03.03.2016 13:08     Заявить о нарушении
Спасибо!

Иван Габов   03.03.2016 13:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.