Хор в законе

                              Знающий - не говорит. Говорящий - не знает.
                                                      
                                                              Лао-цзы












- Витя, это всё хорошо…  - Илья Дмитриевич щёлкнул зажигалкой, закурил :  -  Но пойми: после Набокова, успех которого был обусловлен исключительно новизной – он первый заговорил об этом в литературе! – ко всевозможным интерпретациям данной тематики прибегали сотни авторов! Каждый со своей степенью успеха. И знаешь, некоторым таки удалось выстрелить… – его глаза излучали добрую, отцовскую улыбку :  - Я хочу, чтобы ты понял одну простую вещь : никогда не пытайся экспериментировать с классикой! Ищи свой путь! И строй собственные миры. Поверь, это куда интереснее!

Он очень любил этого студента. Виктор был по-настоящему талантлив. Именно в нём Илья Дмитриевич видел преемника.

- Ну а как быть с попыткой переосмысления?.. Ведь проблема действительно волнует людей!..
- Да пойми, сама по себе идея неплоха! Всё на месте:  элитная закрытая школа в Москве, собственный пансионат на черноморском побережье, где ученики ежегодно отдыхают. Молодой педагог. Красивая двенадцатилетняя школьница, дочь мэра. Бурный роман! Поход в горы. Невозможность продолжения отношений, опасность разоблачения, и в итоге – красивый суицид : она обнимает возлюбленного и вместе с ним летит в пропасть…  - профессор снял очки, медленно потёр глаза :  - Витенька, если ты задумал подзаработать деньжат…  рекомендую впарить это в виде сценария какой нибудь студии. Быть может и купят… Почему бы тебе вообще не заняться мылом?.. Весьма прибыльная штука. И работой будешь обеспечен надолго, напишешь серий пятьсот и…
- Илья Дмитриевич, я же серьёзно.
- Не обижайся, родной… - педагог глубоко затянулся : - Я ведь тоже был молод. Это веянье лет. Все были юношами…

На этаже было тихо. Литинститут погрузился во мрак. В прокуренном туалете главного корпуса текла неспешная беседа.

- И всё таки, мне бы очень хотелось сообщить нечто новое… необычное…
- Ну вот и сделай это! Ты же очень способный автор! А так ты вряд-ли сообщишь нечто новое.

Илья Дмитриевич стряхнул пепел…  За окном серебрились клёны. Прогуливались трое студенток.

- Помнишь, шёл фильм на прошлой неделе?.. дай Бог памяти…  Вобщем там был действительно интересный сюжет.
- Я не смотрел.
- Короче мужик, мой американский коллега, едет в отпуск. Ну…  как водится, на Ривьере у него возникает бурный роман с особой на 35 лет моложе. И всё идёт гладко, пока на тот-же курорт не приезжает его бывшая жена. Разведены они очень давно, и вроде-бы, оставил он её беременной. Ну и выясняется, что в данный момент... он трахает собственную дочь.
- Боже…
- Вот так то! А в конце всё разрешает судьба : дочь погибает от укуса змеи. Ну и вроде они с женой по новой сходятся.
- Ужас какой.
- Зато великолепно с кинематографической точки зрения…  – профессор отвернулся, с наслаждением  чихнул :  -  … вот это было нормально.
- Да... неплохой сюжет.
- И что удивляет, надолго остаётся в мозгах. А это, брат, уже признак качественного продукта.

Виктор задумчиво глядел в окно… 

- Но заметь, я говорю исключительно о КИНОпродукте. И только из-за твоего интереса к данной теме. Истинная литература, это немного другое…  Она не всегда кинематографична, но влияние её куда сильнее! Более того:  хорошая книга способна навсегда изменить твой внутренний мир! Литературе  –  несколько тысяч лет!  А кинематографу  – сотня.
- Быть может я не совсем раскрыл конфликт…
- Витя… - педагог кивнул в сад:  - Что-бы ты мог сказать об этих трёх молодых особах?

Девушки о чём-то весело шептались на лавочке. Ранний снег искрился россыпями алмазов. Было тихо, безветренно.

- Ну… в смысле?
- Вспоминай Чехова и его слова «Я могу написать рассказ о чём угодно!»

Студент коснулся подбородка… Одна из девушек была его знакомой.

- Даже не знаю… ну… симпатичные.
- То есть, истинным значением данной фразы будет:  я хотел-бы их поиметь.

Виктор покраснел.
Нечто подобное действительно роилось в мозгах. Смутившись, повертел сигаретой:

- Ну, предположим…
- Ты не предполагай. Ты так сразу и говори. Зри в корень! И избавляйся от слов-шифтеров! Что ещё мог бы сказать?
- Думаю, беседуют они сейчас о своих кавалерах… причём… обсуждают нечто явно интимное. Думают, их никто не видит, и не слышит…
- Вполне возможно…  хотя не факт - профессор отошёл от окна, размял ноги:  - Молодёжь, молодёжь… один трах у вас в голове...
- Ну не думаю, что вот так сразу можно найти идею для рассказа!
- Можно, поверь мне. Главное этого ХОТЕТЬ.

Илья Дмитриевич стряхнул пепел, задержал взгляд на тлеющем кончике…

- В далёком  74-ом, я вот так-же, как ты учился на четвёртом курсе. И так-же, одним поздним вечером курил в туалете с любимым профессором… Старик преподавал нам историю античной эстетики. Был лучшим другом самого Лосева, автора фундаментального труда!.. – он с улыбкой покачал головой:  -  Аркадий Исаакович Гейдельман… наш дорогой Люцифер. Так вот, однажды я тоже был в поиске. Долго искал сюжет для нового рассказа, хотел написать о космонавтах. Поделился этим с профессором… И ты знаешь, что он мне ответил?
- Что-же?
- Мой мальчик, не ищите в небе того, что лежит у Вас под ногами!
- Глубокомысленно… но всё-же?
- Я тоже мечтал написать что-то новое, необычное! И вот он мне говорит: Илюша, что у вас болтается внизу?..

Виктор ухмыльнулся.

- Я так-же прыснул. И Люцифер справедливо укорил меня в юношеском максимализме и пошлости. И добавил: в САМОМ низу.

Я посмотрел вниз.

И увидел шнурок, болтающийся на левом ботинке. Он тут-же спросил меня, какие именно ассоциации вызывает у меня данный предмет?..

Я не знал, что ответить…

Он изменил вопрос : что мне напоминает дата 14 апреля 1961 года?..

И тут меня осенило!!! 

Ну конечно! Вернулся Гагарин. Красная дорожка у Мавзолея. Весь мир наблюдает, как он строевым шагом идёт к Хрущёву! Болтается шнурок, и все молятся, чтобы Юра не упал!

Люцифер довольно кивнул, улыбнулся…

И на этом все мои фантазии кончились. Мыслей не было…  Я тогда ещё спросил, уж не хочет ли он, чтобы я написал о шнурке???  Учитель кивнул. Именно. Спросив, что конкретно я мог бы написать???
Тут уж я действительно смутился... В голову шла ерунда, решительно несовместимая с образом великого героя!

Я молчал, пытаясь сообразить… Думал о Чехове… уж он бы смог точно.

Говорю, ну… ранним утром Юра встал не с той ноги, у него порвался шнурок и т.д. и т.п.…… вообщем будущий герой оказывается в обувном магазине, где молоденькая продавщица подбирает ему новые.…  и желает космонавту великих подвигов.

Забавно, промолвил Аркадий Исаакович, в самом деле… трогательно и забавно.
Но не более того.

И тогда он приблизился ко мне со своей тростью. Его козлиная бородка стала устрашающе острой в лунном свете:

- А как-бы вы, юноша, отнеслись к тому, если бы Гагарин этим самым шнурком медленно душил Сталина? С наслаждением, холодной улыбкой в глазах. И не где нибудь, а в Мавзолее, где тот проснулся после восьмилетнего летаргического сна, сразившего его в 53-ем!!! А ведь стране было объявлено, что тот умер!!! Рядом  –  мумия Ленина. За спиной у первого космонавта  – Хрущёв и несколько избранных членов Политбюро. Это  –  закрытая каста, к которой принадлежал и Сталин! И не убили они его сразу только потому, что не успели – тот заснул! Так и не сообщив им секретного кода-ключа от Пирамиды Атлантов на дне Бермудского треугольника!

Тогда я не мог поверить свои ушам. Чувствовал, медленно отнимаются ноги…

- То есть… они все с другой планеты?
- Да. – профессор улыбнулся :  - Ты думаешь, он просто так ПЕРВЫМ побывал в космосе?..

Я был поражён.

Он тихо продолжил:

- У них не было другого выхода, кроме помещения Сталина в Мавзолей, и постоянного наблюдения за ним, параллельно готовясь к его ликвидации. Доклад Хрущёва на 20-м съезде был подготовительным, тактическим ходом! Народу необходимо было объяснить впоследствии КУДА и ЗАЧЕМ убрали «великого вождя»… Вспоминай холодную ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года! Вспомнил?!?
- Да… - еле прошептал я.
- И, когда дело было сделано, все постепенно исчезли вместе с настоящим лидером, инсценировав собственные смерти!
- А кто-же был настоящим?..
- Тот, кто появился неизвестно откуда, прикрывшись личиной польского еврея-гипнотизёра Вольфа Мессинга.
- Человека, которого немедленно отправили к Сталину…
- Да, мой мальчик… ты, оказывается, неплохо знаешь историю! А выдумываешь всякую хрень о продавщицах обувных магазинов… Любого тогда сразу бы шлёпнули! Но этого человека Сталин ждал долгие годы!
- Значит… и развязался у него тогда шнурок неспроста?..
- Конечно! Ведь это, дорогой мой, был отнюдь не шнурок! Ты же помнишь, шесть лет назад его тела так никто и не нашёл! Знаешь ли ты, ЧТО ИМЕННО они захоронили в Кремлёвской Стене???
- ???????????
- Этот самый ШНУРОК! - Люцифер чиркнул спичкой, по новой прикуривая. Его взгляд сверлил меня насквозь. Лицо, казалось, отсвечивает адским пламенем.
- Я уже вижу первые строки этой вещи…
- Молодец. Полагаю, я навёл тебя на верные мысли.






Виктор внимательно слушал профессора. Илья Дмитриевич с шумом выпустил дым, затушил окурок.

- Ну-с… мой юный друг, уже весьма поздно. Думаю, нам пора.
- Да, да… конечно.

Мужчины покинули уборную. Поприветствовав молодого декана, неспешно зашагали к лестнице… 

- Илья Дмитриевич… и всё-же?
- Витенька, ох надеру я тебе задницу! – педагог с грустью вздохнул :  - Хотя… когда-то и я был таким-же балбесом…

Выйдя на улицу, поравнялись с девушками. Те вежливо поздоровались.

- Витюша… даже мне известно, что одна из них неплохо поёт.

Виктор почувствовал, что краснеет.

- Да, да… твоя «знакомая»!

«Боже, откуда ему известно?»

- Будь добр, обрисуй мне ситуацию в ваших отношениях.

Замявшись, студент с неохотой признался в неудачной попытке остаться у девушки с ночёвкой.

- Она меня выставила… сказала, что мы ещё мало знакомы, и вообще… ей надо заниматься голосом.
- И ты, как баран, попёрся домой! – профессор покачал головой:  - А ведь у тебя даже и в мыслях не возникло воспользоваться психофизиологией и подыграть ей! Сказать, что тоже поёшь в хоре! Более того  –  в церковном! И ты есть само благочестие, да и вообще, тебе тоже пора домой, но… ты бы на прощанье с удовольствием спел бы с ней что-нибудь… дуэтом. Понимаешь?

Студент шёл, понурив голову…

- Ты даже не попытался остаться у неё под каким-то другим предлогом!

Послышались раскаты салюта. Небо озарилось всеми цветами радуги…

- Ну, полно... что я, в самом деле? В конце концов, это твои отношения…  -  Илья Дмитриевич достал бархотку, снял очки:  - Между мужчиной и женщиной существуют чёткие законы поведения, нарушать, или идти вопреки которым  –  нельзя. Закон номер один гласит: мужчина должен быть сильнее, умнее и мудрее женщины. Ибо только такой самец защитит, обогреет и накормит! Понимаешь? Что из этого следует?..

Виктор вопросительно посмотрел на учителя.

- Всё, что бы не делала самка, подчинено ЭТОМУ закону. Всё находится в нём. Так вот и подумай…. Почему бы тебе не написать о хоре?
- О хоре?
- Именно. О хоре. Снова вспоминай Чехова. И вообще, используй то, что под рукой. У тебя есть возлюбленная, которая увлекается хоровым пением. Представь себя в роли регента.
- Регента?..  –  Виктор почесал затылок :  -  Ну а дальше?..
- А дальше, батенька, думайте сами! Иначе, это уже будет МОЙ рассказ, а не ваш. Ты предлагаешь мне полностью расписать тебе финал?
- Ну-у…
- Ладно… так и быть. Дам ещё небольшую подсказку. – профессор тщательно протёр очки и водрузил их на место:  - Хор приезжает на выступление в зону.
- В к… какую?..
- Уголовную! Не аномальную-же! Итак, начинается концерт... Поют все отменно. В клубе – аншлаг. Успех! Всё плачут.  Больше всех – вор пахан, который принимает решение… о коронации всего хора.

Виктор непонимающе взглянул на профессора. Тот прыснул в ответ.

- Да шучу я, шучу… - дружески похлопал студента :  -  А если серьёзно, идея довольно проста. Хор – убийца.

Ученик снова ошарашенно посмотрел на учителя.

- Напишешь детектив. Это именно то, что требуется сейчас всем крупным издательствам. Возьмут на ура! Только поподробнее пропиши линию смерти…  - Илья Дмитриевич наклонился к Виктору и тихо шепнул что-то на ухо. Оба громко рассмеялись.
- Кажется, я уже нашёл великолепную идею… - студент с благодарностью глядел на профессора:  -  Обещаю шедевр!




Две фигуры медленно таяли в отблесках праздничного салюта. Свежий морозный вечер смешал их с толпой и растворил в декабрьской безветренной ночи…



 







 


Рецензии
На это произведение написано 186 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.