Просто кино

    В 1976 году сдав экзамены и оказавшись полностью  свободным человеком, решил съездить отдохнуть.  Решить  одно,  а съездить другое.  На что съездить.  Стипендия тридцать рублей, родители, конечно, помогут, но уж как то совестно полностью садиться на шею, двадцать второй год как- никак.  Надо подработать.  А где?    Грузчиком, как то не хочется.  Вспомнил, что в прошлую осень был монтировщиком сцены в  драмтеатре, всего  месяц, но заработал то девяносто рублей.   Только вот театр уехал на гастроли, пойду ка схожу на киностудию.  Я еще не знал куда пошел.
    В отделе кадров, узнав, что у меня уже есть опыт работы монтировщика сцены, решили, что я им подхожу, хоть какое то представление о работе имею и без всяких проволочек приняли. Временно.  А мне больше и не надо.
   Скажу сразу, что я проработал где-то дней восемнадцать, а для дотошных,
заработал восемьдесят шесть рублей, плюс  стипа, плюс родители, набралось рублей сто восемьдесят, и на них съездил на Украину, на Кубань, посетил Волгоград,  но это другие  истории, о них как-нибудь потом поговорим.
    А сейчас о нашей Свердловской киностудии.
  За все-то время, что я проработал на киностудии, я участвовал в  создании трех фильмов: Всеволода  Плоткина  «Просто Саша» и двух других,  о которых абсолютно ничего не помню.   На данный момент  был важен процесс,  о результате я не задумывался.
  Попал я в бригаду монтировщиков декораций.  Бригадир был действительно мастером своего дела, он знал все и всех.   Он знал, что мы должны делать, а что не обязаны или можем сделать,  но за отдельную плату.  Прибегает как то в обед администратор фильма.
- Ребята,- говорит,- срочно реквизит  из склада привезти в павильон.  Диван, шкаф, стулья, стол.
-  Это не наше дело, - отвечает ему бригадир,- Мы на другом фильме.
- Ну, очень срочно, а за сколько сможете?
- Ты что не знаешь? Такса одна, десятка.
- Хорошо, только паспорт кто- нибудь принесите, оформить надо.
Двадцать минут работы, десятка на руках, через дорогу гастроном. Пять «бомб» бормотухи  по ноль семьдесят пять.  К вечеру «АУТ».
   Паспорт администратору так ни кто и не принес.   Я у бригадира спрашиваю.
- как администратор выкрутится?
- Ты за него не беспокойся, он найдет на кого выписать и сам в накладе не останется. Это же кино.  Кто деньги считает?
  Мне показалось тогда, что администратор  это загнанный зверек,  которого все пинают,  все от него  что-то хотят, требуют, гоняют, что это самый никчемный человек в киногруппе.  Но это человек, без которого ни один фильм, никогда,  не был бы снят!!!
    Запомнились мне и такие люди на съемочной площадке – они называли себя осветителями, вели себя очень важно и степенно. Как же, они знали , что такое двести двадцать вольт, люксметр и килоджоуль.  Они чуть ли не лопались от собственной значимости.
   Запомнилась мне женщина хлопушка.   Действительно у каждого режиссера есть  помощница, которая перед каждым дублем выбегает, становится  перед камерой и кричит волшебные слова типа, сцена номер пять,  дубль два. И хлоп своей хлопушкой.  Все,  началось.  А вы думали, что после слова «Мотор»?  И что интересно, она хлопнет и растворится, нет ее до следующего дубля.
   О режиссерах говорить не хочется, о них всё артисты сказали, да и мы для них вообще не существовали, они нас в упор не видели да и мы их тоже.
   А вот артисты совсем другое дело, на них хоть посмотреть интересно.
Я как сказал одной девчонке из нашей группы, что с Мариной Неёловой  разговаривал, она чуть в обморок не упала, оказывается это её кумир, её самая любимая актриса и она, о таком счастье, как  поговорить с ней, даже и не мечтала.
И не могу не сказать пару слов о художнике.    Трудяга,  весь на нервах, ему дай только что-нибудь покрасить. Он бы и режиссера, покрасил, и женщину-хлопушку, и администратора, наверно, с большим бы удовольствием выкрасил бы всю осветительную группу, и нас монтировщиков, хотя нет.     Во первых мы бы не дались, а во вторых,  он нас немножечко боится…
    В четверг мы весь день делали из фанеры кирпичную стену, когда, наконец на фанерный лист с большим окном по середине били прибиты все фанерные кирпичики, прибежал художник. Он начал творить, раскрашивать каждый кирпичик в кирпичный цвет.  Мне показалось, что в детстве он, видимо, мечтал, стать моляром, но так получилось, что стал художником оформителем.
      Ко мне подошел бригадир.
-Хочешь подхалтурить?
-А что делать?
- Ночью поработать.  Видишь,  эту стенку готовят к ночным съемкам.  Сценку надо одну снять, больничный коридор с наружи,  во время дождя.
Вот и решили в нашем студийном коридоре все это провернуть.   Мы - то  сейчас все это в конце рабочего дня установим, ну а ты вечером на подхвате, да и после съемок быстро все надо разобрать, чтоб утром могли люди ходить.
Ну как?
- Согласен.
    Стенку,  после художника,  было не узнать.  Издали казалось, что ее  и танком не свернешь, а так всего-то килограммов двадцать.   Установили ее в квадратном коридоре, закрепили на  распорки, внизу  на пол бросили какие- то тряпки, поставили плоское корыто.   Я,  в начале,  не понял для чего, но вспомнил, что бригадир говорил, что-то о дожде.  Любопытство разбирало все больше.  Но когда принесли трубу с насверленными дырками, заглушенную с одной стороны пробкой, а с другой стороны   надетым на трубу  длинным шлангом,  другой конец которого был выведен на улицу, через окно соседнего кабинета и подключен к  крану,  из которого поливали траву и асфальт, я понял – дождь будет.
    Отсняли две сценки.  Первую, это когда врач- один из героев фильма «Просто Саша», разговаривал с медсестрой Сашей Неродовой, которую играла Неёлова, и вторая сценка, когда это медсестра после какой-то операции прижималась к этому стеклу и плакала от счастья, и тут начинал идти   дождь.
И вот как примерно проходили съемки второго эпизода.
  Режиссер сидит в кресле, оператор с камерой перед окном, женщина –хлопушка где-то рядом, но её не видно, администратор везде. Марина Неелова докуривает сигарету.  Сантехник дядя Петя стоит на табуретке и держит трубу с шлангом  над окном, его помощник у крана на улице.
Режиссер: -  Приготовились.  МОТОР!
Женщина – хлопушка: - Сцена пять, дубль первый.-  ХЛОП!
Саша – Неёлова подходит к окну, сильно прижимается к стеклу, пытается заплакать.
Дядя Петя орет напарнику:- ОТКРЫВАЙ!
Саша – Неёлова начинает ПЛАКАТЬ!
Одновременно вместе с ее слезами вырываются из трубы под давлением сильные струи воды.  Дядя Петя  начинает энергично трясти трубой, водить её то вправо, то влево. Всё в воде.  Саша плачет, стекла от воды плачут, на полу лужа.  Заплакала и кирпичная стена. Кирпичи то покрашены  были гуашью,а вы чем думали, масляной краской что ли?
 Сцена КЛАСС.  Все ПЛАЧУТ.   Воды море, а режиссер недоволен:- СТОП!
-Закрывай,- кричит сантехник.
 И так раза три, пока до режиссера не доходит, что кирпичная стенка уже не стенка,  а фанера с  паралелипидеками,  что у Марины Неёловой слезы закончились, сколько можно реветь то.  Воды полон коридор  и она побежит скоро в кабинеты, что сцена занимает всего секунд десять экранного времени,  конечно, важный психологический момент, но он был пойман еще в первом дубле, когда слезы и дождь совпали.
-Все,  СНЯТО! -  И исчезает вместе с артистами и ближним окружением, начинается НАША работа.   
    Почему я так подробно об этом пишу, да потому что это были только цветочки, ягодки начались, когда в середине июля  в центре большого города  решили снять сценку в другом фильме, которая происходит  в кочегарке далекой сибирской деревни  в январе месяце.
   Кочегарку нашли в каком-то автопарке, по случаю съемок ее затопили, хоть на улице плюс двадцать пять, но  за окном этой кочегарки пусть не большим, но все-таки более мене прозрачным,  буйно росла и цвела картошка.
  Честно скажу, первый раз увидел,  как из лета делают зиму.  Эту картошку в огороде покрыли белыми длинными тканевыми полотнами.  Из окна  кочегарки  появился вид на сугробы. Зритель во век не догадался  бы, когда это снималось.   Но больше всего досталось артисту, который в тулупчике, правда на голое тело,  кочегарил  и подбрасывал в топку угля.  Пот катил с него градом.   Сколько они снимали дублей,  я не считал, да и не моя это была работа. Моя работа настала, картошку от «снега и сугробов» очищать.
   Восемнадцать дней пролетели быстро, были уже куплены билеты на поезд, Рассчитали  быстро. Получил деньги. И мы с киностудией расстались.
Но честное слово, увидев всю киношную кухню из нутри,  поварившись в этом бульоне,  я лет пять не мог нормально смотреть фильмы.  А когда идет дождь в каком-нибудь фильме,  мне все время мерещится дядя Петя за кадром с обрезком трубы, а грань между ЗИМОЙ и ЛЕТОМ такая зыбкая,  такая эфемерная,  что и не знаешь, а есть ли ОНА?

 02 марта  2010

http://tfilm.tv/23787-prosto-sasha.html


Рецензии
Да, вот так снимают фильмы!
А унас,снимали фильм"Любить по-русски", Матвеев еще тогда был жив.Но снимали летом и все было натурально.
Спасибо!Удачи!Надежда

Надежда Шаметова   10.03.2010 19:09     Заявить о нарушении
Спасибо Вам за отзыв.
Всего Вам доброго!

Игорь Фомин   10.03.2010 21:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.