Валькирия Сага о княгине Рогнеде

Дерзкая и непокорная. Рогнеда. Мифодрама 21века
КНЯГИНЯ  РОГНЕДА Мифодрама 21 века

Это не историческое повествование, это мир славянства, где живут рядом с людьми духи лесные и домашние и древние боги, все оборвется немного позднее в  окаянном 988 году наступит конец света

Книга для бесплатного скачивания на сайте Самолит. ком



ПРЕВРАТНОСТИ СУДЬБЫ



ВСТУПЛЕНИЕ
Часть 1 До света, до Киева
 
ГЛАВА 1   ПЛАВАНИЕ. СКИТАЛЕЦ.
ГЛАВА 2   В ОДИНОВОМ ЗАМКЕ
ГЛАВА 3   НА НЕБЕСАХ И В МОРЕ
ГЛАВА 4   ВЛЮБЛЕННАЯ ВАЛЬКИРИЯ
ГЛАВА 5   СПОР С ПЕРУНОМ
ГЛАВА 6   ЯВЛЕНИЕ БЕСА
ГЛАВА 7   НА ЗЕМЛЯХ  РУСИЧЕЙ
ГЛАВА 8   В ПОСЕЛКЕ
ГЛАВА 9   ПЕРВОЕ СРАЖЕНИЕ
ГЛАВА 10  ЧЕРЕЗ ГОД
ГЛАВА 11  ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ
ГЛАВА 12  СНОВА ПАСТУШОК
ГЛАВА 13  ВСТРЕЧА СВЯТОСЛАВА
ГЛАВА 14  СЛОВО СВЯТОСЛАВА
ГЛАВА 15  ВЕСТНИК СУДЬБЫ
ГЛАВА 16  НОЧЬ ПОСЛЕ ПИРА
ГЛАВА 17  СОН РОГНЕДЫ
ГЛАВА 18  В СВАРГЕ
ГЛАВА 19  У ОДИНА
ГЛАВА 20  В ПОЛОЦКОМ ЗАМКЕ
ГЛАВА 21  ВОСПОМИНАНИЕ  О СВЯТОСЛАВЕ
ГЛАВА 22  СТОЛКНОВЕНИЕ
ГЛАВА 23  ТРЕВОЖНЫЕ ОЖИДАНИЯ
ГЛАВА 24  НЕЗНАКОМКА
ГЛАВА 25  ПЕРЕМЕНЫ

ЧАСТЬ 2   ЖЕНА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

ГЛАВА 1  НОВЫЙ МИР
ГЛАВА 2  ПОРТРЕТ СТАРУХИ
ГЛАВА 3  ПРЕРВАННЫЙ РАССКАЗ
ГЛАВА 4  СТРАННЫЕ ПЕРЕМЕНЫ
ГЛАВА 5  ЧУЖОЙ МИР
ГЛАВА 6  СКАЗАНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ
ГЛАВА 7  ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ
ГЛАВА 8  ОЖИДАНИЕ
ГЛАВА 9  ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОСЛОВ
ГЛАВА 10 В НОВГОРОДЕ
ГЛАВА 11 ДУРНЫЕ ИЗВЕСТИЯ
ГЛАВА 12 ГОРЬКИЕ ОБИДЫ
ГЛАВА 13 ИЗМЕНА
ГЛАВА 14 ОТРЕЧЕНИЕ
ГЛАВА 15 СХВАТКА
ГЛАВА 16 НА НЕБЕСАХ
ГЛАВА 17 СТРАХИ И ОТЧАЯНИЕ
ГЛАВА 18 ПЕРЕПАЛКА
ГЛАВА 19 ПОРАЖЕНИЕ
ГЛАВА 20 ПОСЛЕ СРАЖЕНИЯ
ГЛАВА 21 ТРАГЕДИЯ  В ПОЛОЦКЕ
ГЛАВА 22 ПЕРЕД КНЯЗЕМ
ГЛАВА 23 ПОЛЕ СРАЖЕНИЯ
ГЛАВА 24 НОЧЬ В ПОЛОЦКЕ
ГЛАВА 25 СТРАННЫЕ СЛУХИ
ГЛАВА 26 ПРОЩАНИЕ



ЧАСТЬ 2   ЖЕНА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ
ГЛАВА 1   НОВЫЙ МИР

Сразу после появления сватов в Полоцке стали происходить странные события. Няньке Рогнеды приснился странный сон. Она не утерпела и поделилась своими видениями с княжной.
А видела она какую-то поразительную страну, которую никак не могла описать. И там шла война. Только одеяния у людей были какие-то странные.
- Белые люди, - прошептала она. Они были так прекрасны. Но там было сражение.
- И что же еще ты видела? Спросила Рогнеда, предчувствуя, что старуха только оттягивает время для того, чтобы не говорить то, что еще было в ее сне.
- Я видела тебя в храме, и пришел какой-то воин странный и насиловал тебя, детка моя. А богиня взирала с высоты и не защитила тебя. Тогда я спросила, отчего же ты так спокойно ему уступила. Ты сказала, что бог тебя наказал, за то, что не полюбила его, самого прекрасного, потому и мучиться должна.
Тяжело вздохнула Рогнеда и поняла, что жила она уже в другом мире. Об этом поведал старухин сон, только почему он приснился старухе, не сумевшей ей ничего толком рассказать.
- И что же потом?
- Он увез тебя на родину. Твоя земля сожжена была, а родные убиты.
- А там? - она понимала, что это еще не конец всем ее мучениям и испытаниям.
- А там у него жена оказалась, и, ощутив предательство, убила она тебя, дорогая моя, видела я тебя мертвой.
Странно воскликнула Рогнеда. Она уже слышала где - то очень похожую историю, хотя вроде никто не мог рассказать ей чего-то подобного. И поняла она в тот миг, что так все и будет, только в мелочах могла ошибиться старуха, но не в главном.
- Прошлое ли напоминает о себе, или это мое грядущее, откуда и как все это оборвется. И не было ответа на эти вопросы. Боговед рассказывал ей о том, что не один раз приходят души людские в этот мир, если не угодна была богу прежняя жизнь, то он новую дает и на землю назад отправляет. И там есть возможность поправить то, что не особенно хорошо было сделано.
Старуха замолчала и тихонько вытирала слезы. Она же с ужасом заглядывала в грядущее.
- Я была так спокойна и счастлива в последние дни, - думала она обреченно, что произойдет что-то страшное.
Она удивилась и еще одному происшествию в те дни. Отец пришел к ней на рассвете. Он никогда прежде не заходил к ней утром, и, взглянув  на нее, спросил:
- Скажи, дитя мое, что творится с тобой, отчего ты печальна?
- Да нет, все пройдет, - пожала она плечами.
Но отец медлил и не хотел уходить. Он чувствовал, что должен что-то сделать для нее, но никак не мог понять, что именно.
- Я отошлю княжеских людей назад, если ты не хочешь этого, - пообещал он.
Но Рогнеда запротестовала, видя, как он расстроен из-за того, что тут творилось.
- Нет, нет, я по-прежнему рада, нельзя забирать слово, данное великому князю. Все это только тревоги и фантазии, - она слабо улыбнулась и растерянно замолчала. Только одна мысль о том, что она не увидит больше Святослава, все переворачивала в ее душе. Она не могла этого допустить.
Он вышел, наконец.
Неужели рассказ глупой старухи мог так на нее подействовать, ведь сон даже не ей приснился, стоит ли обращать внимание на все, что творится вокруг.
№№№№№№

Кассандра успокоилась. Она сумела напомнить о себе этой гордой и красивой девице. Она знала все и никак не могла смириться с тем, что не может ее предупредить о том, что может случиться. Она не должна говорить об этом. Ее судьба повторится, и она станет невольным свидетелем всего, что произойдет на этот раз. Она может изменить только детали, а, в сущности, все останется так же. Она вырвалась из  Аида и смогла проследить еще за одним своим воплощением. Боги с самого начала были к ней несправедливы, и она хотела хоть как-то противостоять им.
Она готова была поспорить с судьбой. И еще далека та минута, когда она поймет, что затеяла эту игру напрасно, и убедится снова с собственной беспомощности. За строптивость и противостояние всегда следует наказание.
Сон, который она навеяла старухе, всколыхнул и ее душу. Она снова видела погибшую Трою, и тот храм, в котором хотела спрятаться от людского произвола, и сцену дикого насилия над собой. И еще раз рухнул ее привычный мир. И она понимала, что сколько бы раз не возвращалась, она не сможет обрести покоя и душевного равновесия.
- Проклятие, - прошептала она, - и почему мне казалось, что все это больше не будет меня волновать?
Кассандра решила пойти дальше и обратиться к Цирцее, чтобы стать старой нянькой для Рогнеды.
Волшебница была крайне этому удивлена.
- Зачем тебе это надо? Неужели ты мало всего перенесла в этом мире, - спросила она удивленно.
- Мне нужно это. Я должна быть той старухой, потому что она глупа, и плохо справляется со своей ролью.
- Рогнеда умна и наблюдательна, она заметит подмену.
- Я не выдам себя, она ни о чем не догадается, - уверяла ее Кассандра. И Цирцея согласилась. Ей и самой интересно было во всем этом поучаствовать, даже если боги и будут упрекать ее за такие вольности. Но она никогда и никого особенно не боялась.
И Кассандра оказалась в чужом теле и диковинном мире, но она была так увлечена происходящим, что не обращала ни на что внимания. Пусть она была стара и немощна, и одеяние было допотопным - какое это имело значение.
№№№№№

Рогнеда пристально взглянула на старуху. Что-то изменилось в ее верной служанке. Но она даже не порадовалась тому, что старуха странно поумнела, когда та рассказывала о древнем граде, разграбленном из-за красивой женщины, которая, в сущности, ни в чем не была виновата.
- Откуда тебе известна эта история? - спросила девица.
- Это сказка, я ее сама придумала.
Но слишком странной была сказка, похожая на продолжение сна.
- Как все это со мной связанно, - размышляла Рогнеда. Она знала, что ничего не делается просто так.
- Поедешь ли ты со мной в Киев?- спросила Рогнеда.
Старуха боялась, что такого приглашения не последует и думала о том, что все равно как-то должна туда пробраться, даже если придется другой облик принять. Но все решилось само собой.
- Я везде буду с тобой дорогая моя, как же я могу тебя там одну оставить.
Рогнеде странно понравился этот ответ. Она подумала о том, что возможно старуха не так проста, как ей казалось, и от нее будет польза в чужом мире. И даже то, что она просто будет с ней рядом - и это много значит. Они готовы были двинуться в неведомые дали.

ГЛАВА 2  ПОРТРЕТ СТАРУХИ

Кассандра  за это время узнала все, что было связанно со старухой, роль которой она и собиралась исполнить в этом времени. Княжна не должна была ее ни в чем заподозрить. Она все запомнила, иногда ей даже казалось, что это ее собственная история. Дочь царя Трои на этой земле стала дочерью хлебопашца. Там что-то случилось, на их поселок напал мор, все померли, малышка лишилась всех родственников. Она жила какой-то срок в холодной избе,  и сгинула бы без следа, но князь, узнав о ней, когда проезжал мимо мертвого села и приказал забрать в свой дворец. Правда, в те времена это был только дом просторный, а слуги все жили в пристройках. Да и князь считался только вождем, старейшиной.
Но она так привыкла при нем оставаться и горя не знать, что и никуда не собиралась. Ирина ее сразу же и выбрала, как только Рогволод и она тут появились. Девочке нужна была нянька, а ей помощница. Она и сама собралась детей рожать, и была полна ее душа радостных надежд в те дни.
Старуха перекочевала от одного властелина к другому, впрочем тогда она еще была вовсе и не старой женщиной. Она знала разные травы и умела лечить тех, кто захворал. И сама Ирина без снадобий ее и утешений никак не могла обойтись.
А потом, когда появилась Рогволодова жена, а Ирина сгинула, она осталась для Рогнеды близким единственным человеком. Не было у нее никого другого. Странно совпадали их судьбы, девочка считала ее родной душой.
- Ну что же, - про себя думала Кассандра, - я могу сказать ей, что дух ясновидение стал сильнее в душе моей, и я буду знать много больше, чем прежде.
И с грустью думала она, что возможно в облике древней старухи - знахарки ее жизнь будет лучше и ярче, чем в облике несчастной царевны.
О тех временах и вспоминать ей не хотелось больше.
И в один из таких дней ей приснилась Цирцея, прорвавшаяся из своего времени. И услышала старуха:
- Ты слишком увлечена, не заиграйся, Я по многим временам бродила, много интересного узнала, дня не хватит, чтобы все пересказать. Но главное слушай: там все перемешалось, незнакомые тебе боги страшнее Аполлона окажутся, они жуткий поединок ведут друг с другом, ты только маленькое звено в цепи и вовсе не такое важное, как кажется, как и княгиня твоя.
- Но это еще интереснее, - не унималась старуха.
- Как бы не так, - усмехнулась она, - это опасно, очень опасно, ты сама не заметишь, как душу свою погубишь, и иные трагедии родятся.
Но она ни с чем не собиралась соглашаться. Все казалось возможным, ничего не пугало, а предупреждения смешными выглядели. Прозрение наступает позднее. Но Кассандра хотела получить реванш за свое нелепое прошлое, а если при этом и девице еще можно помочь - вот и прекрасно.
Она боялась, что во сне начнет говорить по-гречески, это может кто-то услышать. Но пока все обходилось, и можно было спокойно действовать.
№№№№№№

- Ты видела что-то во сне? - спросила Рогнеда, изнывавшая от неизвестности.
- Да, - подтвердила та, - я видела прекрасную страну, и там был прекрасный бог, любимец женщин и стихий. Он был не просто силачом и красавцем, но и отважным героем. И он внушил дар одной из дев. Она знала, что случится, и должна была сообщить об этом людям.
- Это замечательно, узнав о бедах, люди могли предотвратить их.
- Ничего хорошо не было в том, - вздохнула старуха, - боги эти умели шутить, боги не верили ни одному ее слову.
- Зачем же он так с ней поступил? - удивилась Рогнеда.
- Потому что девица посмела, не любила этого бога  и отвергла все его преследования.
- Но ведь несправедливо такое наказание.
- Боги никогда не бывали справедливы,, им это неведомо.
И только теперь понимая, что слишком увлекалась, дремучая старуха не может знать такого, она опомнилась, и произнесла:
- Я и на самом деле в последнее время много думать стала, и мне открываются какие-то картины.
На мгновение воцарилось молчание, потом она заговорила снова:
- Наверное, в этом есть что-то жуткое.
- Нет, улыбнулась Рогнеда, - мне очень нравятся твои речи, никогда не думала, что у меня будет здесь собеседник.
- Не говори о том князю, он отошлет меня подальше.
-Пусть это будет нашей тайной, я попрошу богов, чтобы они тебе жизнь подольше даровали, без тебя мне там, в Киеве одиноко и пусто  будет.
Они обе не сразу заметили Ингу. Она очень тихо стояла на пороге. За это время она научилась понимать чужую речь, но сожалела, что знает так мало. Ей очень хотелось бы знать о чем так увлеченно говорит со старухой ее дочь. И лица  у обеих были такие странные, словно они что-то замышляли. О, как она была  нема без языка, но слепой княгиня не была никогда.
Она с грустью видела, что любая из смертных ей ближе, чем родная мать. Рогнеда, наконец, заметила ее и удивленно подняла на нее свои большие зеленоватые глаза.
Она удивилась тому, что мать появилась, не предупредив. И княгиня развернулась и пошла прочь, не в силах унижаться еще больше перед строптивой девицей.
О, если бы она не была так холодна, сильна и независима.
« Ничего, милая, ты уедешь скоро, старухе тут тоже нечего делать. Парни подрастут и в дружину великого князя отправятся, тогда я и стану полной хозяйкой тут. В том - то и разница, что я останусь, а ты отправишься в Киев»
Она бы и вслух все это сказала, если бы смогла обрядить свои мысли в слова, но она в то время не знала и половины русских слов.
Но это двое уже забыли о ней, они продолжали говорить о своем.

ГЛАВА 3 ПРЕРВАННЫЙ РАССКАЗ

- И чем же все закончилось?
- Началась война. Ее брат украл жену другого царя, а тот царь и брат его не собирался с этим мириться. Они воевали долго и тяжко, многие герои пали в сражениях. Она предупредила отца своего, чтобы никаких даров он не принимал. Но не поверил ей отец и на этот раз. Когда враги отступили, и след их вроде простыл, они раскрыли ворота града своего и огромного деревянного коня втащили в город, решив, что боги наградили их за терпение и смелость. Но в коне том воины были спрятаны, они ночью выбрались и спалили город, и для остальных врата открыли. И разрушен был сей град.
- Но откуда во мне то чувство, что я тоже слышала, только забыла этот рассказ. Такого не может быть.
- Все может быть, разве ведомо нам то, что таится в душах наших? - говорила старуха, глаза ее странно блестели, и она отправилась за каким-то странным напитком. Это был чай и не чай вовсе. Однажды, когда попробовала Рогнеда, то появились в ее памяти странные видения. Она подозревала, что перед ней не знахарка, а может быть, настоящая колдунья и ведьма даже. Но она ничего не стала об этом говорить. Это так увлекательно показалось.
- Девчонка не из робкого десятка, она готова броситься в воду, и не особенно  думала о том, что ее ждало. Но она радовалась тому, что сама не была молода и прекрасна. Ей ничего больше не грозит. Кто обратит внимание на дряхлую старуху, одной ногой стоявшей в могиле.
Интересно повелевать, но не страдать больше. И этот мир будет совсем другим.
№№№№№

На следующий вечер, когда они снова встретились, Рогнеда не скрывала своего любопытства, не могла она не спросить, что случилось с царевной.
- Влюбился в него герой-воин прекрасный, - объявила она, словно сама это видела и знала, но разве мог допустить этого ревнивый и яростный бог? И изнасиловал ее сначала  прямо в храме один из воинов, который никаких богов признавать не собирался. А Властелин сделал ее рабыней своей. Он повез ее в свою страну. И жена военноначальника убила и ее мужа и ее саму.
- Какой страшной история оказалась
- А мир, он страшен, детка, думаю, это не лучшее, а худшее. Боги капризны и своенравны. Никто не знает, что им нужно. Не стоит даже желания их угадывать.
Рогнеда подняла на ее удивленные глаза. Старуха немного ссутулилась. Дева иногда заставала ее  врасплох. Но она думала о другом.  И дух игрока вспыхнул в усталом теле.
« Тебе не удастся подловить меня, - про себя усмехнулась она, разглядывая свое вязание, - ты умная девочка, но где тебе тягаться со мной, даже в твои годы я была поумнее, а за плечами у меня века.
- Это не может меня касаться, это было давным-давно. Но почему тогда это так меня волнует, отчего я не могу успокоиться?
Она долго думала об этом и не находила ответа.

ГЛАВА 4   СОН КНЯГИНИ

Она долго думала об этом. И ночью ей приснился этот странный сон. Она видела девушку с прекрасным лицом. Она была странно знакома, словно они уже встречались где-то, может быть,  в ином мире. Она не могла этого знать.
- Это я, но только другая, - рассеянно думала она. И увидела юношу, который к ней спешил. Он взирал на нее влюбленными глазами и радовался, увидев ее.
- Ты была моей женой, - услышала она его голос.
И откуда зазвучали эти слова:
- Мы не будем счастливы, мы вообще не будем вместе.
И странно вздрогнула та, другая, которая казалась посторонней, только свидетельницей происходящего.
Что такое? Отчего все переменилось? - Рогнеда утешалась только тем, что это был сон, она не могла опасаться за все, что видела.
- Свечи, поминальный костер. Откуда это?
Этого не было, она точно помнила, старуха о том не рассказывала.
- Смертелен дар ясновидения, - произнесла девушка, обращаясь к ней, - уж лучше вовсе ничего не знать, даже зная, мы не можем вмешиваться и исправить ничего не можем.
Она знала, о чем спросит ее девушка, потом и поторопилась ответить:
-Мы не сможем исправить, даже если все поправимо, боги отомстят нам за самоуправство.
Рогнеда старалась пробудиться. Единственная ее радость сны. Но с каждой ночью они становились все сложнее и все страшнее.
Она старалась не говорить, даже не думать о них, но все-таки спросила у старухи:
-Скажи, ты можешь угадать будущее, ведь не просто так рассказывала ты об этом?
- Я не знаю, получится ли, все нахлынуло разом, мы не вольны знать многие вещи, лучше считать их сказками.
Такой поворот возник не из-за жалости. Старуха решила, что она переборщила немного, и Рогнеде совсем не обязательно все знать. Думая об этом, она улыбнулась хитро. Княжна не стала  пытать ее. Она решила, что и на самом деле лучше ничего не знать и не искушать богов, тогда много избежать удастся.
- Я смогу обмануть свою судьбу, - почему-то решила она.
- Судьба твоя так страшна, - размышляла в это время старуха, что лучше вообще ничего не знать заранее. И поживешь какое-то время спокойно.
Что-то странное заметила в лице старухи Рогнеда, и сжалась ее душа от тоски и боли.
Видно не случайно это, я боюсь даже спросить ее о главном, хотя всегда считала себя очень смелой.
№№№№№№

Старуха задумалась надолго.  Она знала, что княжна стоит на краю пропасти. Она обдумывала то, что видела, и решила, что никогда ничего ей точно не скажет, а попробует что-то изменить.
Она знала, как опасно вмешиваться в людские судьбы, никогда не ведаешь, что из этого получится. Если боги узнают - все завершится трагедией. Но из того, что ей было известно, она понимала, что, вряд ли сможет ей особенно навредить.
И тут одна догадка пришла ей. Она так понравилась ей, что старуха торжествовала какое-то время. Она была уверенна с той минуты, что кто-то из богов хочет помочь ей.
Она во всех подробностях знала историю Медеи, когда-то потрясшую весь Олимп. И Рогнеда смогла бы припомнить ее.
Тогда пусть она сама выбирает свой путь. Из двух прошлых судеб она должна что-то среднее сделать для себя. И старуха воспаряла духом. Но не стоило торопиться.
Она смеялась и плакала одновременно.  Из-за старого, немощного тела, из-за возможности не покориться получила она  такие поразительные возможности. Она оказалась к Рогнеде ближе других. И боги будут соперничать и ссориться, когда до них станут доходить известия о происходящем.
Она радовалась от всей души.

ГЛАВА 4  СТРАННЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Рогволод понимал, что происходит что-то невероятное и странное. Он не слышал разговоров их, но чувствовал, что есть какая-то тайна, о которой ему ничего не было известно. Он страдал невероятно, когда видел, как дочь его отдаляется. Чем больше проходило времени, тем дальше она становилась. И вроде бы она по-прежнему тянулась к нему, разыскивала его, когда он уходил куда-то и долго не  появлялся в своем дворце, появлялась во время приема в гридне, встречала его с охоты и радостно улыбалась. Но что-то все время мешало им слово сказать друг другу. Когда он заходил в ее покои утром или вечером, она спала, словно смертельно устала после жуткого сражения. Рогволод приходил от этого в ярость, пытался что-то делать, но у него ничего не получалось. Несколько раз на его пути стояла старуха, жившая в соседней с княжной комнате. Но она всегда была тут, а замечать ее он стал только теперь. Прежде она была тише воды, ниже травы и не посмела бы перед князем появиться. Во взгляде ее подслеповатых глаз было что-то властное, а порой насмешливое.
- Что она себе позволяет? - размышлял, злясь все сильнее, князь.
Но в том-то и была беда, что не мог он ни к чем особенно придраться. Она не произносила ни слова, никак не могла выдать себя. А разве предчувствия могут что-то объяснить? Мало что человеку показаться может. И любой легко и просто заблуждается, выдавая желаемое за действительное. А он не мог обижать человека, который столько лет служил ему верой и правдой.
Он терялся в догадках и отмалчивался, не желая наделать ошибок, и не мог найти никаких объяснений.
№№№№№№

Старуха и на самом деле чувствовала опасность со стороны князя. Она знала его мужество и богатырскую силу и делала все для того, чтобы он как можно скорее  отдалился от своей дочери. Но она быстро убедилась в том, как непросто было это сделать.
Князь видел и слышал ту, которая вселилась в тело старухи, а потому вела себя так странно, порой теряла голову, забывая о том, что она не прекрасная царица, а древняя старуха, седая и незаметная, на которую никто  в последние сорок  лет особенно не обращал внимания.
Она подавляла в себе чувства к  первому мужчине и властелину и не хотела думать о том, как забавно это должно выглядеть со стороны. Но главным героем во всей этой путанице была княжна. Она боролась с тем, кто любил, обожал ее, и в этой борьбе старуха никогда не смогла бы одержать победы, как ей этого не  хотелось. Это стало первым и очень серьезным испытанием для нее.
№№№№№№№

Рогнеда страдала. Она чувствовала, что все изменилось у нее на глазах. И произошло это еще до ее отъезда в Киев. Она винила в этом матушку свою, вторгшуюся внезапно в их жизнь. Но в глубине души она чувствовала, что главная причина ее несчастий в чем-то другом
- Может ли чужая, придуманная судьба как-то отразиться на твоей собственной. Стоит ли следовать за ней или надо противиться? У тебя  должна быть только своя судьба, а прошлая остается  прошлой, и не стоит на него оглядываться. Его лучше вовсе не знать, как и завтрашний день. Конечно, лучше, но если оно стало известным, как быть в этом случае.
Избалованный и горячо любимый ребенок страдал  оттого, что происходило на его глазах, и в бессилии своем ничего не могла сделать Рогнеда. Она была уверенна, что Локи показал всю свою дикую силу, которой нет конца и края. Он вершит козни свои умело и яростно, и так счастливо складывавшиеся их жизни должны были превратиться в настоящий ад.
№№№№№№

Бес загулялся немного в других измерениях, а вернувшись и приглядевшись, не мог не заметить разительных перемен. Ему было видно и понятно намного больше, чем князю, и все-таки многое было окутано и для него тайной. Он спрашивал настойчиво о том, что за старуха перед ним была, почему та так переменилась. Он смог проникнуть в ее мысли, хотя они были далеки и темны, как лес дремучий. Но какие-то их обрывки складывались в определенную картину, хотя вовсе не обязательно, что она будет истинной. И все-таки кое-что от него не ускользнуло. А то, что темная невежественная старушка стала почти богиней ночи, он это увидел сразу.. Он хорошо знал греческие сказочки о богах и героях, и рассказы о троянской царевне, о наказании за нелюбовь ее к прекрасному богу сразу же ему припомнились.
Это удивило даже его, хотя бес давно привык ничему особенно не удивляться. Но он понимал, что она как-то проникла сюда. Он оставил это без расследования - времени оставалось мало. Для начала он хотел выяснить две вещи6 знает ли об этом превращении и вторжении Локи и не его ли это остроумная  шуточка. Хотя это даже для него была слишком сложная игра. Старушка могла спокойно вырваться из-под его контроля, и тогда еще с ней воевать придется. Но кто она такая, и кто за ней стоит, вот что его волновало. Связываться с Гермесом ему совсем не хотелось, потому что бог плутовства при желании мог быть опаснее бога коварства, если его разозлить очень сильно, и на хвост ему наступить.
Но ему хотелось обо всем предупредить Перуна, чтобы снова не оказаться в этом хитросплетении крайним. Бес не тешил себя надеждами на то, что в этом клубке змей он один может победить.
Возможно, Громовержцу стало что-то известно. И ему была необходима хоть какая-то ясность. Если со временем все прояснится, то не придется особенно суетиться и голову ломать.
№№№№№№

Перун в те дни пребывал в унынии. Ничто его особенно не волновало. Бес рассказал ему подробно о странностях, которые на земле творятся, и он понял, что легко на этот раз не отделается. И придется взглянуть на Локи, чтобы попытаться узнать, что именно он затевает.
Это само по себе было делом трудным, перехитрить бога коварства не просто, но очень просто самому опозориться. И не стоит доверять тому, что он тебе расскажет. Но надо было действовать.
И он устремился туда,  припомнив, как давно не бывал он в царстве Одина.

ГЛАВА 6   ЧУЖОЙ МИР

Локи встретил его с интересом. Он думал над вопросами, которые задал ему в тот момент бес, и понял, что там происходит еще что-то, как и всегда  случалось на славянских землях, которые были полны неожиданностей.
Если бы Перун был замешан, то помощнику его не надо было копыта бить.
Но он сделал вид, что ему все хорошо было известно. Таинственность придавала ему веса и заставляла смеяться над тупостью беса. Правда, он понимал, что если бес еще не догадывается, то скоро догадается, что он не способен повелевать в чужом мире, да и в собственном с ним часто казусы непредвиденные случаются.
У него нет над ней особенной власти. И хорошо, что этому пронырливому типу мало, что открывается в собственном мире. И они должны быть друг для друга очень полезны. Он сможет быстро выяснить, что задумала девица и таинственная ее помощница.
Он стал думать о том, как незаметно пробраться в чужой мир, и в каком виде пожить там  немного. Но он должен все выяснить о  старушке и решить как использовать ее или бороться с ней.
№№№№№№

В один из длинных вечеров, когда князя не было  в его замке, и весь мир пребывал в тоске и покое, старушка решила поведать Рогнеде об еще одном своем сне. Она продумала все детали своего рассказа, в душе девицы не должно возникнуть никаких подозрений.
- Совсем другую деву видела я во сне своем нынче, - говорила она медленно и задумчиво, - может, эта история знакома тебе. Только никак  не могу понять, отчего это грезы так тревожат меня.
- Рассказывай, не тяни время, - потребовала Рогнеда.
И старухе удобнее уселась в кресле своем. Спицы были неподвижны в ее руках. История обещала быть интересной, потому она и не собиралась думать о работе. Старуха вообще в последнее время странно обленилась, хорошо, что никто пока этого не замечал.
№№№№№№

Она погрузилась в воспоминания и забыла о том, что девочка ждет ее рассказа.
- Ей нравится мучить меня, - подумала в тот миг Рогнеда и снова подала голос:
- Что с тобой, ты говорила, что видела сон, ты уже забыла о нем?
- Да нет, дитя мое, только никак не могу понять с чего начать свой рассказ, мысли расплываются и становятся неуловимыми, словно в тумане тают, и никак за них не ухватишься.
- Она точно надо мной издевается, - с досадой думала Рогнеда, глядя на старуху, но вслух ничего говорить не стала, ей не хотелось обижать старуху, она, видно и на самом деле ничего уже не помнит, как горько и больно быть такой беспомощной.
Но в тот миг и зазвучал снова глуховатый голос старухи:
- Это была тоже царевна. Но совсем другая. И время другое. Она жила на краю земли. И когда к грозному отцу ее приехали путешественники, чтобы его ограбить, им нужно было золотое руно, которое приносило богатство и счастье, она влюбилась в прекрасного царевича, да так, что про все на свете позабыла девица. Но кому же хотелось проходимцам свое богатство отдавать. И стал загадывать царь гостю непрошенному загадки разные, да задания давал. Но справился он со всем, потому что царевна ему во всем помогала. Но и после этого не собирался ему  царь ничего отдавать. Тогда повела она грабителя в заповедный сад, и научила как у дракона, его охранявшего, забрать руно. Он знал, как много должен ей, и не захотел оставлять ее, потому что девице опасность грозила. Вот и бежали они на корабль его и уплыли от берегов мира того. И в погоню за ними царь отправил брата ее родного. И поняла она, что не будет ей счастья и покоя, если брата своего она оставит в живых. Тогда заманила она его на пустынный остров, прикинулась овечкой несчастной, а потом и заставила убить его. И пока ждали своего царевича воины, они скрыться успели. Добрались до того мира, куда путь держали, и объявили они всем, что женаты, тогда и не смог больше тронуть ее отец родной, потому что она мужу принадлежала, как и два сына, которых она за это время успела ему родить. Но мужа ее не особенно боги жаловали. Не получил он царства своего, хотя и выполнил все условия договора. И так хотелось ему царем стать, что убежал он в другой мир, и в настоящую царевну влюбился, которая могла ему дать то, о чем мечталось. И решил он жениться снова. Он уверил себя в том, что сможет объяснить царевне, что все для их блага совершает и смирится она со своим положением. И куда ей было с ними воевать в чужом мире, и к отцу она никак  не могла вернуться больше.
Старуха и сама увлеклась старой сказкой, которая все меньше на сон походила. И Рогнеде показалась эта история знакомой, только никак не могла она припомнить, как все должно закончиться.
Очнулась старуха  и спросила почти с испугом:
-Но что с тобой, детка, уж не заболела ли ты, ведь все это только сказка глупая о верности и предательстве и вероломстве, язык мелет, сама не знаю, что, не слушай и к сердцу близко не принимай.
Но запротестовала Рогнеда:
- Нет, продолжай, что дальше с ними случилось
- Да кто его знает, разве упомнишь всего.
- Нет, расскажи, коли начала, я должна это знать.
И такой настойчивой и пылкой оказалась княжна, что если бы она и на самом деле забыла историю свою, то должна была бы придумать ее финал. Но этого не нужно было делать, потому что она все и без того помнила.
- Ладно, успокойся, не хотела я о печальном, да видно, придется. Разгневалась царевна, в ярость пришла неописуемую, припомнила она как много жертв принесла ради любви своей жалкой и ничтожной. И решила она жестоко отомстить ему, погубить царевну соперницу и детей своих, а его на муки вечные оставить. Подарила царевне плащ, отравленный и венец, а когда та примерить решила, то заживо сгорела, и следа от нее не осталось больше. Царь-отец, бросившись к ней на помощь, тоже смерть в муках нашел, и дети ее, которые и принесли дары жуткие, погибли на глазах у  обманщика и предателя. Его и пальцем она не тронула, решив, что смерть не наказанием, а наградой для него будет. И после этого унеслась она навсегда из чужого мира.
-Какая страшная история, - вздохнула тяжело Рогнеда.
Она не минуты не сомневалась в том, что так все это было, и снова повторится что-то подобное.
- Но почему так много невинных пострадало?
- Все виноваты больше или меньше. Да не всегда благо то, что нам благом кажется, а зло то, что злом мерещится. Как чувствовали бы себя сыновья того человека, на какие жертвы и лишения им пришлось бы пойти, а теперь она за них могла больше не волноваться. И царевна хотела получить то, что принадлежало другой, за это и поплатилась она, вот и весь сказ.
- Да, - задумчиво говорила Рогнеда,- наверное, мстить надо, но как узнать меру ее, как вовремя остановиться.
- Тот, кто мстить, должен две могилы копать, - так говорили мудрецы, - вдруг переменила тему разговора старуха, ей не нравилось то, что девица о том задумывалась.
Сколько не спрашивала ее девица,  старуха ничего больше не сказала о девице, которая всю эту кашу и заварила.
И тогда она сама ответила на свои вопросы:
- Не особенно она страдала, не дрогнула ее рука, она считала, что во всем была права. Но каждому ли такие силы даны?
Старуха наблюдала за ней и знала, что не забудет она  этой истории. И не так уж плохо, если безжалостно и решительно действовать станет. Этот мир другой, но он нисколько не лучше того.

ГЛАВА 7   СКАЗАНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ

Странная эта сказка никак не оставляла в покое Рогнеду. Она перестала думать о чудесах, связанных со старухой. Научилась все принимать, как должное. Она решила все связать с ними и с собой. Это было предупреждение и знак. Как бы не родились эти сказки, они были очень похожими, и только финалы их казались такими разными. Ей представлялось два выхода из трудной ситуации, и она никак не могла понять, какой из них стоит принять.
Старуха- колдунья (в том, что она связанна с какими-то силами, не приходилось больше сомневаться), развела пламя и уселась около него. Она долго смотрела на огонь, и казалось, что переносилась в совсем иное пространство. И миры иные открывали ей пасти свои. И никто не смог бы вернуть его назад, к княжне.
Рогнеда, узрев эту странную картину, сначала испугалась, а потом решила вернуться к реальности как можно скорее. И она стала себя успокаивать:
- Что такое произошло? Это я, я живу в радости и достатке, меня обожает отец, и моя судьба складывается очень хорошо. Никто не сможет меня в чем-то упрекнуть и не причинит мне зла. Может, память этой старухи и хранит какие-то чудесные картины, но стоит ли их связывать с моей судьбой?
И не находилось у нее ответа на этот вопрос. Ей хотелось быть спокойной, все знать и уметь. Потому она и радовалась всему происходящему.
- Это ко мне не относится, старуха просто решила  меня попугать немного, - в сотый раз повторяла она, но чем больше говорила об этом, тем больше понимала, что все имеет к ней отношение. В такие минуты прозрения ей становилось по-настоящему страшно. Но жизнь текла дальше. И со временем она немного успокаивалась, и все налаживалось.
№№№№№№

Старуха же, взиравшая на пламя своей судьбы, решала для себя неразрешимые проблемы. Больше всего хотелось ей поверить в то, что она не права, что все происходящее, только плод ее собственных фантазий. Она хотела решить для себя, как станет действовать дальше, что нужно сделать. Медея, Кассандра, жертва и мстительница. Все должно чудесно переплестись в это судьбе. И она сама, как не напрягалась, ни за что не смогла бы понять, как все закончится.
Она хотела невозможного - оставаться с Рогнедой как можно дольше. И в какой-то миг она пожалела о том, что не переселилась в ее сознание. Все завершится как-то странно, и в любое мгновение может для нее оборваться. Она считала себя творцом судьбы этой девицы, и как истинный творец, не хотела допускать того, чтобы не было закончено ее произведение, даже если это была человеческая судьба. Тем более, если от нее зависела судьба человека.
Она долго смотрела на огонь, и видела там темноту, серость, мрак, ореол мученицы над головой постаревшей почти до неузнаваемости Рогнеды. Медея и Кассандра стояли за ее спиной и то одно, то другое лицо высвечивалось в этом мраке.
« Кто она? - спрашивала  старуха. И не было ответа на этот странный вопрос.
Она заглянула еще дальше и увидела двух мужчин. Один из них тянулся к ней и был убит, второй был рядом, но во всем его облике было что-то жесткое и жестокое, такое жуткое, что, наверное, страшно было рядом с ним оказаться. Старуха хотела бы его отдалить от девицы, если бы это было в ее власти.
- Это правда, это все-таки, правда.
На мгновение  старухе стало грустно. Но потом она оживилась. Если и без ее вмешательства там все так, то видно так тому и быть. Она не станет больше противиться. Мир жесток, и можно только смягчить его своим влиянием.
Она не могла не заметить, что в душе его борются два  чувства: одно из них - невероятная радость  оттого, что она во всем этом участвовала, и грусть, что и без нее все получилось так печально.
Кассандра рассердилась - дух старухи усмирял все ее порывы. А ей так хотелось, чтобы молодость, сила и коварная деятельность побеждала никчемность и бессилие. Все это могло быть отвратительно. Но это было ее творение и увлекательное приключение. И она готова была принимать во всем этом участие.
Она и не заметила, что Рогнеда удалились. Зато на пороге стояла Инга. Она подкралась бесшумно, подошла к ней почти неслышно, какое-то время наблюдала за всем происходящим. Старуха медленно к ней повернулась.
- Ты хотела от меня чего-то? - спросила она, делая вид, что ей известен каждый шаг.
- Говорят, ты немало можешь и во многом смыслишь, сделай так, чтобы мой муж любил меня больше и ослабь его связь с дочерью.
- Отчего ты ее так не любишь? - обида за Рогнеду проступила в ее душе.
- Не моя это вина. Мы были разлучены много лет назад, и хотя это мое дитя, но я не чувствую с ней близости, ничего нас не связывает. Любовь моего мужа, внимание - она все забирает себе, а я не хочу терпеть такого отношения, - упрямо повторяла она.
- Не гневись, княгиня, даже если бы и захотела, я не могу тебе помочь. В снах моих истории и картины разные возникают, но я не могу повелевать ими, они из далекого прошлого, а к реальности имеют мало отношения, - размышляла она.
Осталось только чертыхнуться Инге и отправиться прочь.
- Лжет старуха или она и на самом деле ничего не может? Но как бы там не было, придется действовать иначе. Она поступила опрометчиво, но верила, что старуха ничего не расскажет девчонке.
- Что такое происходит, что со всеми нами творится? Отчего это я готова на все ради его внимания, даже дочь родную могу погубить. Но я столько лет провела в ожидании и неужели не заслужила немного больше внимания и понимания? Когда я высаживалась на этот берег, какой счастливой казалась, тогда все замечательно было, а что же теперь? Пустота и печаль, - задумчиво размышляла она, и никак не хотела примириться с этим. Можно было далеко за счастьем умчаться и ничего не найти.


ВАЛЬКИРИЯ.    РОГНЕДА  и МАРГАРИТА

Моя любимая героиня Рогнеда – дочь викинга Рогволода, непокорная жена князя Владимира Святославича, бабушка княжны Елизаветы, дочери князя Ярослава Мудрого, и жены  короля Гаральда Храброго.
Какие жены были на Руси…

1.
В бескрайнем небе город храбрецов,
Там воины отважные пируют.
Их Один ждет и встретить всех готов,
Там гордый Тор с Бальдаром, и лютует
Порою Локи, заглянув на миг,
Опять они сражаются устало,
Забыв про землю, тот далекий мир.
Валькирии им служат, боль и слава
Остались  в прошлом, здесь одни пиры,
И пусть они о женщинах тоскуют,
Но гаснет  свет страстей, такой игры
На небесах для воинов не будет.

2.
Валькирии ревниво стерегут
От королев и от рабынь чертоги,
И Одину твердят: - Не будут тут
Любовницы и жены, пусть в итоге
Они одни останутся в тиши,
И в этом шуме женщины – пустое,
И их пиры, лишенные души,
Свободны и вольны, и успокоят,
Но только дивной девы звездный взгляд
Приснится вдруг, но тает где-то слово,
На небесах там воины галдят,
И мед в ковшах, и бард явился снова.

3.
О чем поет им призрачный певец,
И отчего мужчины загрустили?
И кажется, что это стук  сердец
Волнует нас: - О, как мы славно жили,-
Твердит Гаральд, и кубок вновь берет
И ждет свою напрасно королеву.
Елизавета больше не придет.
Ей не слышны печальные напевы,
Она у Ния в Пекле все одна,
Утомлена печальною разлукой,
И только песни дивная волна
Опять летит, еще коснется слуха.
4.

Им Локи обещал подарок вновь,
Он плут известный, только он не шутит,
- Княгиня будет здесь, ее любовь,
Кого-то  снова в тишине погубит.
Не страшно вам? И воины галдят,
Когда поют о снежной королеве,
То каждый прочит деву для себя,
Твердит, что беды все преодолеет.
Валькирии на Локи смотрят зло.
- Что за игра, к чему все это снова,
И воет волк, ему не повезло,
Небесный мир так радостно взволнован.

5.
Пир в Асгарде едва лишь начинался,
В тот час, когда явилась, не спросясь,
Валькирия прекрасная, сорвался
Коварный Локи :- Дева среди нас,
О, не бывать, - он говорил, - такому,
Она чужая в этом мире грез,
Подобен снова ветерку хмельному,
Валькирию в чертоги он унес.
И вечно там герои  пировали,
Одни беспечны, а другие слепы,
И только дева Снежная в печали.
 Что ей  с того, что покорилось небо.
6.

Из плена в плен шагает королева,
И это там, в бессмертье будет длиться,
И лишь в порыве грустного напева,
Она  смогла от бездны отрешиться.
- Валькирия, - да так ее назвали
Там в Киеве, но было ли все это?
И вот она в тревоге и печали,
Ждет Одина, и молча ждет ответа.
Но Локи снова щурится устало,
Признать ему вину свою охот ль?
- Верховный нас не примет, не пристало,
Его тревожить, у него заботы.

7.

Но зря надежды тешит бог коварства,
Он справится с любым, но эта дева,
- Чего еще? Ведь ты достигла царства,
Здесь ни одна не будет королева.
Валькирии, они совсем другие,
Их страсти не терзали, и не жили,
И только ты, когда они забыли,
Достигла неба яростно и лживо.
Так посмотрела, что смутился Локи,
И ей служить готов хитрец усталый.
Молчит Рогнеда, миновали  сроки,
И вот она пред Одином предстала.

8 .

- Но кто она, зачем она сегодня
Сюда явилась, эту боль изведав,
Асгард  высокий из-под ног уходит,
Коварно это северное небо.
- Я девочку нашел, - вещает Локи,
Она была милейшее создание,
Но не отдал ее отец жестокий,
Скорей он согласился на изгнанье.
И я изгнал их, слыханное дело,
Пусть на чужбине дом себе построят,
Но как смотрела яростно и смело,
И воин вел девчонку за собою.
9.
Они прошли по землям и по водам,
Они достигли крайнего предела,
И не боялся он любой погоды,
Но Снежная уходит королева.
И пусть она там русичам послужит,
Ее вернуть совсем простое дело.
А мир убогий обнимает стужа,
И в том пути нет края и предела
Пытал его я страшно, не смирился,
В нем рабства нет, нет мужеству предела
Но он на Русь спокойно удалился,
Я в восхищенье, точно королева.

10.

Он говорил, она тогда молчала,
Глаза закрыла , снова видя это,
Дорога без конца и без начала,
И не было на свете больше света.
- Куда идти нам? -спрашивала снова.
Рогволод только тихо улыбался:
- Мы путь осилим , дом построим новый,
Он  не велел нам  дома оставаться.
- Мы победим его? – Дитя родное,
Да как теперь с богами нам сражаться?
И смотрит воин на нее: - Но ты со мною.
О,  только б до людей опять добраться.

11.

- И воин вел девчонку –даль пустая,
Я видел этот путь в ночном тумане.
И милостью  я деву не оставил,
И кто сказал, что Локи вас обманет?
Творил добро, когда опять лукавил,
Там в Полоцке легко росла Рогнеда.
Отец стал князем, яростно он правил
Народом кротким, мук во тьме отведав.
Она была прекрасна и несносна,
И спесь его не знавшая предела
Стремился в Киев, как взлетел высоко,
Она ж тогда творила, что хотела.

12.
А в Киеве  под властью Святослава,
Была их жизнь  прекрасна, но  жестока,
И за морем его гремела слава,
После Олега он взлетел высоко.
С тех пор в почете были там варяги,
Они славянам вечно помогали,
И кто сравнится с волей и отвагой,
Союзников наш князь искал в печали.
Его сына так немощны и лживы,
Как псы кидались яростно на Киев,
- Он будет жить, пока с тобой мы живы,-
Твердила Ольга сыну,  и носились

13
Над градом тучи серые,  и боги
То яростно, то весело смотрели.
Перун метал им стрелы,  и дороги
Кащей запутал, выли там метели.
Но по весне, когда пришел Ярила,
И прошлогодний снег легко растаял,
Судьба его в походы уводила,
Но на кого свой город он оставил.
Рабы с князьями спорили за место,
И было очень страшно оставаться,
- О , Ярополк,  спасет тебя невеста,
С Рогволодом не надо нам сражаться…

14
Локи:
- Чтоб остудить их пыл привел я князя,
Однажды Святослав к ним сам явился,
Суровый воин, вдруг на деву глядя,
В лице тогда навек переменился.
- Я сына отдаю тебе спокойно,
Я в Киев заберу твою Рогнеду.
И что нашел в ней тот суровый воин?
Не знаю, Один, мне их путь неведом.
Хотел я зла, добро творил устало,
Ты знаешь, так со мной всегда бывало,
Рогнеда вновь о Киеве мечтала,
И Полоцка тогда казалось мало.

15.
Я видел, что жених ее в печали,
Он с детства и теперь любил другую.
Сказал отцу, да   дернул лишь плечами
Суровый князь, в душе рождая бурю.
- Ты слушаться не стал меня, мальчишка,
Ты женишься, прекрасная Рогнеда
Тебя не пара, ты ничтожный слишком,
Но я сказал, - да путь его неведом.
И Ярополк смирился с грозной волей,
Но не смирился с этим сын рабыни,
Ему и Киев нужен и Рогволод,
Лишь о походе грезил он отныне.

16.

И сын рабыни яростный, усталый,
Ворвался в Полоцк,  сватает Рогнеду.
- Рабу я сапоги снимать не стану,
Князь даст другого, для него же нету
Невесты здесь, - тогда она твердила.
Нахмурился от тяжких дум Рогволод,
 И собралась в сражение дружина,
Но был Владимир страшно зол и молод.
Я  в том  бою помог ему немного,
Пусть будет все у них, как хочет Локи,
Он победил, отчаянно и строго
Смотрел как викинг пал в бою жестоком.

17.

И застонала бедная Рогнеда,
И видела  тела отца и брата,
Жестокий раб, а крови лишь отведав,
Он пировал, и не хотел убраться.
Все на нее в отчаянье смотрели.
Пришел Владимир и велел собраться
Чего же вы от девушки хотели?
Но в Киев все пошли тогда обратно.
- И я пошла , чтобы видеть Ярополка,
Чтоб Святослав  прекрасный защитил.
- Князь мертв уже, и до него так долго,
Князь Ярополк с наложницей шутил.

18.
И град чужой для пленницы пустыня,
Добился своего? Мне была мало,
Ведь не рабой, была она княгиней,
Пал Ярополк, властителя не стало.
Раб князем стал- ирония  какая,
И вот она его ребенка носит,
Ни в чем нигде ему не уступая,
Ярится днем, и лишь  смеется ночью.
И что его наложницы и слуги.
Здесь князя нет, а правит лишь княгиня,
Тень Святослава видя на досуге,
Возвысилась Рогнеда над другими.

19.
Княгиня:

- Но эта боль меня ль едва оставит,
И тень отца потребует отмщенья
Когда Владимир в ярости отстанет,
Я хохотала, чувствуя презренье.
И вот тогда убить его решила,
Когда он спал, давно забыв про грозы,
Я б это точно ночью совершила,
Да только сын ворвался, было поздно.
- И что же он? – Велел мне обряжаться,
И я нашла те белые наряды,
Все было так, устала я сражаться,
И этой казни так была я рада.

20.
- Но я не рад, - взревел устало Локи, -
Она опять меня перехитрила,
Служил устало женщине жестокой,
Которая мужей всех победила.
- И вот тогда, на меч толкнув ребенка,
Я казнь остановил, я это знаю.
Князь так любил ее , ушел,  и тонко
Лишь белый волк в пустыне завывает.
Там даже волки служат им исправно,
Среди волков чудовища не сыщешь.
Он строил город,  девою избранный,
Был Изяславль и яростней и выше.

21.
Она жила средь воинов в тумане,
А князь  среди наложниц злой и пьяный,
Да только дева Локи не обманет,
Тогда пришла из Византии Анна.
Я видел, что сломить ее едва ли,
Тогда решил его я поломать,
И долго черти жуткие плясали,
И сын рабыни мог ль свободным стать?
Он стал искать чужих богов покорных,
Перун и Велес для него – не то,
- И что ж нашел? - Когда  искал упорно,
Найдется где-то праведник святой.

22.

- Из-за меня ты целый мир подставил?-
Она спросила бога в этот час?
- А ты хотела, чтобы я оставил
Счастливыми, отчаянными вас?
Князь сдался вдруг, распятого увидев,
Монах ему напомнил все грехи,
Он только Ния, только Пекло видел,
Наделся, что сможет тот спасти,
Глупец, конечно, этого  и надо,
Я отомстил, он принял этот мир,
И пленница -  жестокая награда
Валькирия, тогда рассталась с ним.

23.
Он взвыл от боли под венцом остался,
А я мою Рогнеду уводил,
И видел я,  как  бедный князь метался,
Молил, искал, пока хватила сил.
- Но я раба оставила навеки,
Мне даже жуткий Локи был милей,
Все кончилось, и подрастали дети,
И я ушла, не оглянувшись, с ней,
Он пропадет, и это месть свершилась,
Как Византия темная, мрачна,
К нему из Пекла девочка явилась,
К развратнику покорная жена.

24.
- А что же ты? – Я запалила храмы,
Росли они – грибы после дождя,
Я посмотрела на покорность Анны,
На слепоту, и глухоту,  уйдя.
Мне жаль там оставлять сегодня сына,
Но что же делать, ведь не мальчик он,
Но все поймет, мой Ярослав - мужчина,
И уши я заткну, мне слышать звон
Колоколов и больно и противно,
Я знала, кто сей край, зачем сгубил,
Я не спасла, надежда вся на сына
- А что же князь? –Распятого забыл
24

И снова меч жестокий обнажает,
А Анна только молится в тиши.
Она покорна, и она не знает,
Как страшно быть покорной на Руси.
Но мир погиб, их победил ты,  Локи,
Не так, так сяк., я это поняла,
- Валькирия, но ты была жестокой
- Да нет, мой друг, несчастной я была.
И пусть несутся в неизвестность внуки,
Из мира рабства им исхода нет,
Сидит Рогнеда и сцепила руки,
На небесах не мил ей белый свет

25.

Но где-то там плывет Елизавета,
Она ушла во след за королем,
Русь сохранив в душе,  она до света,
Оставит им послание свое.
И капища, и боги, и  заветы,
И Чаша Сварга будет с ней теперь.
- Тебя храню, моя Елизавета,-
Рогнеда шепчет среди былых потерь.
Она вовек и Локи не позволит
Над дерзкой внучкой злобно суд вершить.
Среди снегов, пусть снова вьюга воет,
Пусть грозный волк от ярости рычит.

26
- Да, нет Руси, рабы всегда смиренны,
Их уничтожит дикая Орда,
И нет покоя в небесах Рогнеде.
- А знаешь, почему я взял сюда?
Чтобы с высоты  ты гибель их узрела,
Все муки, чтобы видела ясней.
И мести бога не было предела,
Но справится с валькирией своей
Не мог опять, смеется или  злится.
И где-то  позабытая земля,
К другому богу обратились лица,
И бьются там безумные князья.

27.
О Русь, моя, когда же ты проснешься?
Где Святослав, и грозный твой Олег?
На сто веков вдруг закатилось солнце,
И нет конца страданьям, воли нет.
И в небесах прекрасная Рогнеда
Томится,  помня все в этот грозный час,
Она забыла радость и победы,
И все еще надеется на нас.
Но там  князья в плену иллюзий тонут
И воевать уставшие давно,
От ненависти яростные стонут,
Но меч не выпускает все равно.

28

Сжимает все сильней рука владыки
Оружие, и гибнет в этот час.
Твердит Рогнеда: -Все давно убиты,
И нет Руси, и нет Руси у нас.
И воет волк, и Велес бродит где-то,
В пустыне этой  только даль видна.
И спросит  Локи: - Как тебе, Рогнеда?
И в ярости опять молчит она.
И только тени милые за нею
Летят туда, но некому помочь.
И кое- где огонь костров алеет,
Но мрак вокруг, не кончилась там ночь.

29.
И вот опять бродила до рассвета,
Искала путь, но Пленница небес,
Валькирия, воинственная дева,
Рогнеда видит заповедный лес.
И как туда сегодня дотянуться?
Как разбудить потопленных богов?
Но боги спят, и хочется вернуться.
Пусть Лада торжествует и Любовь.
Но милости и доброте не веря,
В пустыне бродит в тишине одна.
И нет  ни человека там, не зверя,
Вернется ли она, придет она?
30.

И вот когда явилась Маргарита,
Весной несла те желтые цветы,
Валькирия вдруг вздрогнет и сердито
На этот мир посмотрит с высоты.
- Скажи, мне, Локи, это королева?
Но отчего так тягостно молчит?
И Люцифер плывет навстречу смело.
И Утренний звезды так ярок вид.
Неужто мы дождались в миг единый,
Когда устав мы перестали ждать.
Рогнеда небеса легко покинет,
И к королеве спустится опять.

31.
-Дитя мое, мы все преодолеем,
Теперь мы вместе  воскресим тот мир,
Погубленный предательством, неверьем,
В костре весеннем  снова догорим,
И юные, прекрасные мы снова,
Вернемся, встрепенется наша Русь.
Ведь не найти  Отечества другого,
Мы выстоим, забудь про боль и грусть.
Мы ведьмы , нет, мы снова берегини,
Отступит  Локи, я  была права
Мы победили, вместе мы отныне,
Ты  убедилась – наша  РУСЬ ЖИВА


Рецензии
Здравствуйте, Любовь! Глобально капитальное произведение получилось у вас! Заинтересовал заголовок - цикл "ДОЧЕРИ РУСИ", "РОГНЕДА". Интересен замысел.
"Моя любимая героиня Рогнеда – дочь викинга Рогволода, непокорная жена князя Владимира Святославича, бабушка княжны Елизаветы, дочери князя Ярослава Мудрого, и жены короля Гаральда Храброго. Какие жены были на Руси…"
Но...при внимательном чтении пришла мысль, что изначально несколько сумбурно и не совсем целесообразно смешали Вы и мифологию разных народов, и героев... Мистические сны усложняют понимание. Извините, но читать тяжеловато. Возможно, я ещё не дотягиваю до Вашего уровня. С уважением,

Элла Лякишева   12.04.2018 09:28     Заявить о нарушении
Да совершенно с Вами согласна, что тяжеловато. Но сама Рогнеда по меньшей мере к двум мифологиям принадлежит - скандинавской и славянской, и вот эти все родственные переплетения =они создают довольно сложную систему, чуть проще будет с Елизаветой, а еще проще с Ярославной, женой князя Игоря. Вышло несколько очень простых книг, имя писательницы забыла, у нее там и Клеопатра есть и княгиня Ольга, и Рогнеда, но не Елизавета Дворецкая, там вообще мир очень сложный, но есть точно, сама видела.
Просто все мы не очень привыкли ни к той эпохе, ни к альтернативной истории. Скажу честно, сегодня бы я написала что-то очень простое, без всякой мистики, это писалось в 2004 году, сама дивилась, когда печатала, но вот что вышло, то вышло...
Любовь

Любовь Сушко   12.04.2018 10:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.