Курица отечественная непотрошеная Часть 6 - Эпилог

Часть 6 - Эпилог

    Хочется выключить свет, заткнуть уши и оградить себе пространство не больше, чем выхватывает его из темноты пламя свечи. Хочется «создать обстановку»… Сегодня ровно четыре месяца, как рука не тянулась к ручке, а ручка – к бумаге. Потому, что было спокойно. Потому, что было понятно. Потому, что было бездумно. Почти…
   Как я люблю, когда день проходит под знаком чего-то. Чего-то красивого, приятного, знакомого, близкого. Вчера случайно наткнулась на четверостишье Цветаевой:
   Птица все же рвется в рощу,
   Как ее ни угощаю.
   Я взяла тебя из грязи –
   В грязь родную возвращаю.
Повторяю эти строки вторые сутки, и уже почти убедила себя в том, что  птицу кормить – напрасно силы тратить… А сегодня -  фильм. Опять Токарева. Виктория. Моя единомышленница. Моя «крестная». Моя тайная зависть. И опять стало ясно, что живу не так, не тем, не с тем, не в том. Вновь сомнения на смену успокоенности, вновь бездарная растрата энергии на смену умиротворенной отрешенности, вновь внутренний бунт вместо смирения. Не те пропорции инь-янь, не то распределение ролей, не та расстановка сил, не тот желаемый результат. Надоело вытирать всем сопли! Устала утешать и ублажать. Хочу быть слабой и беззащитной. Ну, поносили на руках, ну, приласкали, ну, полюбили, а потом – поставили на ноги и отпустили, восхитившись устойчивостью. Спросили совета – дала. Не спросили – тоже дала. Попросили помощи – помогла. Не попросили – сама предложила. Любви – дала. Жалости – тоже. И теперь хотят постоянно. Но – Я!  – уже не хочу. И только где-то внутри, отдельно от разума, что-то рвется наружу, выводит из дома, и тянет, как под гипнозом, туда, куда уже не очень хочется.  Не могу больше прощать ошибки (особенно повторенные дважды), не хочу мириться с упрямством, не буду потакать прихотям и считаться со вкусами. Не под силу это все – одной мне. Провалитесь вы все пропадом, бедные, слабые, жалкие, обидчивые, оригинальные и хилые! Я сама такая! Надоело быть, или стараться выглядеть, сильной и веселой. Мне хочется грустить, плакать, есть и спать, наконец! Я никому ничего не должна! Да, и пока это не написано на бумаге, я сама, наверное, в это не поверю!..


      Последнее время никак не удается достичь необходимого состояния внутреннего комфорта – не расслабления, а цепкости мысли. Они все где-то отдельно от меня, от моих чувств. Наверное, именно при такой  расстановке мыслей и ощущений люди попадают под машины. Полное отсутствие контроля, потеря ориентации, внутреннее раздвоение, когда время и место действия не совпадают с реальностью. А милое моему сердцу пространство, за  пределы которого не хочется иной раз даже руку протянуть, покачивается слегка, вроде кринолина, и я живу в нем, варясь в котле собственных переживаний, пере-жИваний, пере-жЕваний, становлюсь постепенно концентратом, абсолютно непригодным к употреблению, особенно – неподготовленному едоку, привыкшему к жидкой и малосоленой пище, без приправ и специй. Гурманам и язвенникам тоже – не рекомендую.
Как можно устать от жизни, не живя? Как можно отрицать любовь, не испытав ее? Как можно отказаться от благ, не изведав их? Как можно узнать себя, не испытав себя? Но, проявив себя – лучше узнаешь другого. А через него – лучше узнаешь себя. Это какой-то замкнутый круг! Причем, постепенно сужающийся. Для взгляда. Для выбора. Для надежды…


…Вдруг – на фоне полного алкогольного безградусья – необыкновенный прилив настроения, сил, умения, вдохновения и фантазии. Под простейшую музыку – профессионально-изысканные движения, в голове – дословная, вернее – «дозвучная» - инструментовка какого-то мотива, непринужденная улыбка – зеркалу, и оптимально-конкретное выражение – словесное, но про себя – любой, пусть даже самой  запутанной мысли. Получаю удовольствие от мелочей, не раздражаясь на обычные раздражители, не хочется спать, безудержное желание поделиться с кем-то своими ощущениями, но – ночь, но – разум, но – условности. В эти мгновения находишь новую красоту в знакомом, и знакомишься с новой красотой, неожиданно для себя. Как ребенок, уже переставший верить в Деда Мороза, увидев утром под елкой подарок, еще на год остается с ощущением сомнения относительно собственного  неверия… И всю усталость от деления событий  и слов на правду и ложь, на полу-правду и полу-ложь (и, выдавая одно за другое уже самой себе), как рукой сняло, отвело, оттянуло, отодвинуло на несколько минут (или часов) – и такая легкость на душе, и такое блаженство в теле, и такое просветление в голове, что трудно поверить в то, что это -  со мной…
    
   Нужно  место, нужна поза, необходимо настроение, определенное время суток, чтобы лучше думать, видеть, слушать и слышать, оценить и принять, захотеть и – получилось. Когда не то время – не думается, когда не та поза – не пишется, если место не то – не чувствуется. Как поется в песне одной из нелюбимых мной до недавнего времени групп –
 «Дай мне этот  день,
  Дай мне эту ночь,
  Дай мне хоть один шанс, и ты поймешь –
  Я – то, что надо»!
Мне кажется, что тот, кто дал бы мне «один шанс» - день – ночь – тоже не был бы разочарован. Я не актриса, я бы не стала играть определенную роль, в угоду кому-то, дабы ублажить, или расположить к себе. Я – как отечественная непотрошеная курица, с которой, прежде чем получить желаемое блюдо, надо повозиться. Да и потроха, кстати, тоже могут пригодиться. На черный день…
… Когда-то, (если бы мне понадобилось охарактеризовать себя в рисунке), мне представлялась такая картинка: я еду на велосипеде, в костюме для занятий аэробикой, в руке книга, на голове – наушники (плеер на шее), за спиной  - рюкзак с продуктами, рядом бегут собаки… Если бы такая символическая характеристика понадобилась бы кому-то сейчас – был бы фото-коллаж: на столе беспорядочно разбросаны-расставлены, загораживая друг друга – пачка «Геркулеса», Marlboro, зажигалка, свеча, Condom, пудра, мятые купюры, записная книжка, бутылка Шампанского, Каталог с собачьей выставки, собачьи же медали, ошейник, плюс визитные карточки, сердечные таблетки, браслет, связка ключей, англо-русский словарь, видео и аудиокассеты, фотографии, часы, жвачка, бумажки от конфет, кофейная чашка, ну, и  - что-нибудь еще в том же духе,  - в продолжение того же  ряда. А если – в цвете? А слайд? Колоритно. Но – пусто. Как в жизни


Рецензии
Любопытный штрих к фото-коллажу: condom. Интересно, он - один?

Михаил Колмыков   01.09.2010 16:37     Заявить о нарушении
Первая мысль была ответить: ну, я же вроде как замужем! Поняла, что это не убедительно прозвучит. Мысль вторая: я же не святая! И третья - ответить на конкретно заданный вопрос: на столике - один.

Надежда Лезина   01.09.2010 16:56   Заявить о нарушении
Многозначительный, очень многозначительный ответ...))))

Михаил Колмыков   01.09.2010 19:35   Заявить о нарушении
Вы, я так понимаю, не изменили себе и начали читать с конца... Ну, и, конечно, не успели заметить, что "многозначительность" - моя беда... :)))

Надежда Лезина   03.09.2010 00:06   Заявить о нарушении
Вы знаете, я часто и пишу с конца. Вот у меня сейчас полтетрадки исписано с конца. Да и последее стихотворение - оно здесь, назыв. "Готика. Часть 2. Кибаку." - тоже написано с конца. Вот не знаю - беда это или нет?

А многозначительность - это, мне кажется, прикольно! Что-то говоришь, а значений много!))) Это ж - каламбур!)))

Михаил Колмыков   03.09.2010 13:59   Заявить о нарушении