Обручальное колечко

     На стук калитки старики оглянулись, и уже в следующее мгновение
  лица их посветлели, будто солнышко выглянуло из-за тучки.
     - Внученька! Ласточка наша прилетела! Радость в дом принесла! -
  всплеснув руками и счастливо приговаривая, поспешила ей навстречу
  бабушка. - Что ж так долго не наведывалась к нам?..
     - Уроков много задают и ещё кружок, - обнимая старушку, оправдывалась девочка. - А вы сегодня морковку копаете? Давайте я помогу...
     Бабушка села на низенькую скамеечку, стоящую на дорожке между
  грядками и осторожно стала обрезать ботву. Глянцевые, налитые
  соком, морковины ложились вряд на обрезанные листья обсыхать на
  солнышке. Девочка сначала подкапывала лопатой, потом сноровисто выхватывала за зеленые косы морковины и сносила в кучу у бабушкиных ног.
  Собрав на одной грядке все до единой морковины, помощница перешла
  на ту грядку, что у тропинки, обсаженной цветущими астрами.
     - Бабушка! Дедушка! Посмотрите, какие тут странные морковки выросли!
  Словно каракатицы! Ха-ха-ха! А эти две веревкой скрутились...
     Старики подошли к грядке и, удивляясь, стали рассматривать причудливые формы растения.
     - Что ты тут понасеяла? Раскоряки какие-то! - упрекнул старик жену.
     - Одинаково сеяла, что там, что тут! И семена такие же. Полола и поливала так же... Чего ты на меня напустился? По телевизору показывали,
  как монахини хозяйство ведут. Они ж с тихой молитвою каждое дело начинают. А, окончив - благодарят Творца. Вот и родит у них вдвое больше
  нашего. А ты, хоть бы раз, калитку открыл без поганого словца! Ходишь
  туда-сюда по тропинке, сквернословишь! От тебя же, как от нечисти какой,
  плохая энергетика исходит! Вот она, эта самая негативная энергия и
  уродует растения. Вот, смотри, душонка у тебя, такая же, раскорячистая... -
  накинулась жена на старика. А тот, не желая спорить с рассерженной женой,
  не дослушав, сплюнул и скрылся в сарайке.
     Успокоившись, бабушка перевела разговор на другое, а там и вовсе
  песенку замурлыкала. Внучка подносила и осторожно складывала в кучу
  новую морковь, удивляясь и похохатывая над рыжими уродцами. По дороге,
  постукивая батожком, шла соседка, несла в авоське булку хлеба и небольшую селедку в целлофановом пакете.
     - Мироновна-а! Иди к нам! - позвала старушку хозяйка. - Садись, вот,
  на чурбачок. Передохни с дороги. Гляди, чего у нас, тута, понаросло...
     Внучка, улыбаясь, принесла самую крупную, со многими отростками, морковь.
     - Вот! Смотрите, бабушка! А в эту морковку изогнутый ржавый гвоздь
  впился! Наверное, в земле был, никак не разминулись.
     - Дитятко ты моё-о! Мне ли удивляться! Я на своем веку всякого добра
  повидала. О-ох! Бывало, такое уродится, что и не знаешь, радоваться,
  или молитву творить. Ты помнишь, Маньки Околодниковой, свекровь? -
  обратилась она к хозяйке.
     - Да-а так, немножко. У нее тама колодец у ворот. Вот, кто идет,
  она и просит, чтоб, значит, воды ей из колодца достали или дровишек
  накололи. Это уж пото-ом, как сын с войны вернулся, она только на
  завалинке сидела и сухарики сосала... Помню-помню, как не помнить...
     - Так вот. - Не дослушав словоохотливую хозяйку, продолжила свой
  рассказ Мироновна. - Однажды она попросила меня помочь ей в подвале
  картошку перебрать. Прорастать стала. Перебираем мы, стало быть, ту
  картошку, а она рассказывает:
     - Когда-то давным-давно жила вдова с единственным сыном. Женщина на чужом поле спину гнула, а вся домашняя работа и огород - на сыновьи руки легла. Вот, однажды, надумали они пол-огорода на грядки разбить и морковью засеять. Хлопотно растить морковку. Взойдет тонюсенькая, не сразу от укропа и отличишь.
  А мать подбадривает сына. "Вот вырастет морковка, продадим её и обувку тебе к зиме справим". Так и сделали. На другой год одежонку кое-какую
  прикупили. Так и жили, трудясь и надеясь на лучшее.
     Годы шли, и из мальчишки статный парень вырос. Многие девушки в
  том селе на него заглядывались. А он, знай, за морковными грядками
  ходит. Осенью все соседи в его огород, через плетень, заглядывают.
  Все дивятся: «Вот морковка, так морковка!"
     Но однажды, среди корнеплодов, выкопал он одну. Ну, ни дать ни
  взять - морковная девица! И ручки, и ножки у нее. Даже грудь обозначена.
  А девичий стан золотое колечко обтягивает. Обрезал тот парень листву,
  вымыл морковку и любуется на этакую красоту. Держит в руках и чувствует -
  теплая она. Ну, как бы кого за руку держит. Взял он охапку соломы, в
  подвале постелил в уголочке и на неё ту морковную девицу положил. Сверху тряпицей прикрыл.
     На другой день, спозаранку, опять копает в огороде морковь. На
  солнышке просушил, обрезал и стал в подвал сносить. Чудно ему. Сколько
  работы за день переделано, а усталости нет. И как-то радостно на
  душе, будто праздника ждёт. Вечером решил проведать ту морковину, что
  с колечком вместо пояса. Глядь, а морковная девица в тряпицу замотана.
  Подивился он, но никому об этом не сказал.
     Зима настала. Парни к девушкам на посиделки ходят и его с собой
  зовут. Вот время прошло, дружки жениться собрались, сватов засылают,
  а ему ни одна, из здешних девушек, в душу не запала. Он то и дело,
  спустится в подвал, развернет тряпицу и любуется на морковную девицу.
     Ближе к весне в подвале стала картошка прорастать, а которая и
  гнить вздумала. Как ни откроет он дверь в подвал, а там, у порога,
  кучкой гнилушки сложены. Выкинет их, а через пару деньков опять кучка лежит. Задумался он. Решил подкараулить, кто ему в подвале картошку
  перебирает? Оделся потеплее, спустился в подвал и сел в уголке за
  бочкой с огурцами. Сидел-сидел, не заметил, как и уснул. Снится,
  будто разворачивает он тряпицу, а в ней морковная девица, как есть,
  живая. Говорит она ему:
     - Совестно мне, когда ты мою наготу разглядываешь. Возьми, вот,
  деньги и сходи на базар. Купи там ситцу поярче и ленту алую купи.
  Протягивает ему золотые монеты, а сама смущенно отворачивается.
     Проснулся он, посмотрел, а в ладони три золотые монеты. И опять он
  никому ничего не сказал. Пошёл на базар, накупил разного ситцу да лент
  ярких и домой воротился. Отнес всё в подвал и стал ждать, что дальше будет.
     День, другой и третий - в подвал ни ногой. А тут матушке вздумалось
  в подвал, за квашеной капусткой, сходить. Сын и говорит ей:
     - Пойдем вместе матушка!
     Пошли они. Смотрят, а на охапке соломы девица сидит и алую ленту
  в косу вплетает. Матушка стоит и, от удивления, слова вымолвить не
  может. А сын догадался и успокаивает её.
     - Не пужайся матушка. Маруся это...
     Рассказал матери всё, как было, а та покачала головой и спрашивает:
     - Что ж нам делать теперь с нею? Негоже девице в подвале сидеть...
     - И я об том думаю! - говорит сын. - Вот ежели б она согласилась
  мне женою стать, то и жила б с нами в избе, как полагается людям жить.
  Хозяйка, видать, она будет хорошая...
     - Давно ты мне приглянулся! От того и в руки далась, - отвечает девушка.
  - Да вот, незадача: жить я при солнечном свете не могу. В земле
  родилась, в темноте выросла. Тётушка моя, Картофельная Королева, обручальное колечко подарила и, а на прощанье сказала: «Выберешь себе суженого,
  но только того, кому это колечко впору придется. Сама же, до рождения
  первенца, не смей под солнцем гулять! Высохнешь, как былинка скошенная!
  А после - живи, как знаешь. Недуги станут донимать, вырой в земле канавку,
  ляг в неё нагая и лежи, пока не полегчает... Дочки рыженькими рождаться
  будут, обличьем в тебя. Сына одного родишь, последыша. Век гордиться им
  будешь! И дочек счастье не обойдёт..." Так возьмешь меня в жены? - смущённо спросила она парня.
     - Возьму, коли колечко на палец налезет!
     Сняла девица колечко со своего пальца, положила себе на ладонь. Сверху другой рукой накрыла. А как разняла ладони, то оказались там уже два
  кольца. Примерил парень колечко, а снять уже не смог. Будто вросло оно.
     - Видать судьба! - покачала головой мать. - Надень теперь и ей колечко.
  Да идите в избу, дети мои. А то я уже продрогла в подвале...
     С того дня стали они жить-поживать, с добрыми людьми наравне. Всё
  сбылося, как и было предсказано. А уж огородина у них родила! Всем
  на диво!
     - Вот бы мне такое колечко найти! - загорелись глаза у внучки.
     - Никому не ведомо: где найдешь, а где потеряешь! Живи да надейся!
  Авось, о чём думается, то и сбудется! А без веры и жизнь не жизнь...-
  поднимаясь с чурбачка, молвила Мироновна. - Засиделась я тута. Домой
  пора. Вечереет уже.
     - А морковину, со ржавым гвоздем, деду отнеси! - велела хозяйка
  внучке. - Да скажи, что ежели сквернословить будет, в следующем году вся
  морковка с гвоздями будет! Я ему эти гвозди, вместо шкварков, жарить буду! -
  крикнула вдогонку девочке хозяйка, провожая соседку до калитки.

                                                                                15 ноября 2002 года.


Рецензии
Как мне нравятся ваши сказки и каждая по-своему хороша.

Наталья Коген   08.08.2011 17:45     Заявить о нарушении
Сказки, как люди, у каждой своя судьба.
Спасибо за доброе ко мне отношение!!!

Анна Боднарук   09.08.2011 03:38   Заявить о нарушении
Вас обязательно надо читать, особенно детишкам.

Наталья Коген   09.08.2011 13:06   Заявить о нарушении