Пальмовка

Цейлон – вкусное, пряное, загадочное слово. У русского человека оно, прежде всего, ассоциируется с пачкой цейлонского чая, на которой, если я не ошибаюсь, изображен слон, со знаменитыми почтовыми марками, которые очень любят начинающие коллекционеры.
  Мне посчастливилось побывать на этом острове в Индийском океане. С аэропорта комфортабельный автобус доставил нас в столицу Шри-Ланки (так называют свою страну аборигены). Город Коломбо не произвел на меня особого впечатления: невыразительная архитектура, отсутствие своего «лица». Впрочем, возможно в этом виноват не город, а гид, который в быстром темпе провел обзорную экскурсию. Запомнилась резиденция премьер-министра страны – миниатюрная копия американского Белого дома, желтые кожаные чемоданы, продающиеся на каждом углу, связки лекарственной травы пола-пола и горки кокосовых орехов у уличных торговцев.
Больше всего в Коломбо мне понравился зоосад. Он утопал в зарослях ярких, красивых тропических цветов. Животные вольготно разместились в больших открытых загонах.
Одна из дорожек привела нас к большой лужайке. Там стоял деревянный помост, на котором сидел, как нам показалось вначале, огромный человек, заросший рыжей шерстью. Он задумчиво перебирал что-то вроде четок. Мы замерли, разглядывая эту странную фигуру. Почувствовав наше присутствие, он поднял голову, посмотрел на нас грустными глазами и отвернулся. Этим мечтателем был, как говорят, наш далекий предок, орангутанг. Мне почему-то передалась его грусть, стало неловко подглядывать за чужой жизнью.
После беглого знакомства с Коломбо и экзотического обеда из морепродуктов нас повезли на автобусе вглубь острова. Нам предстояло прожить три дня в отеле, расположенном в километрах ста от города на берегу океана.
Асфальтовое шоссе рассекало тропические заросли, огромные королевские пальмы расступались перед нашим автобусом. Несколько раз мы проезжали через маленькие деревушки, видели стадо слонов, купающихся в реке, наблюдали за их работой на лесо-, вернее на пальмозаготовках. В какой-то момент мне показалось, что я смотрю передачу «Клуб кинопутешественников»!
Примерно через полтора часа мы подъехали к маленькой гостинице, стоящей на берегу живописной бухты, на окраине рыбацкого поселка. «Ну вот, привезли в какой-то сарай!» - стали ворчать мои попутчики. Отель, в  котором нам предстояло прожить несколько дней, казался на первый взгляд каким-то игрушечным, ненастоящим. Он представлял собой деревянное одноэтажное здание, стоящее на границе пальмовой рощи и берега океана. Как мне потом объяснили, это было довольно типичное для тропиков строение: стены не доходили до крыши сантиметров 30-50, каждый номер имел маленький балкончик с двумя шезлонгами.
Наверное, вы удивитесь, что в нашей гостинице не было кондиционеров? Да, их не было. Но в каждой комнате под потолком висел вентилятор, а над кроватями была закреплена противомоскитная сетка. На ночь в номере зажигалась благоухающая спираль, отгоняющая насекомых.
На крыше нашего милого отельчика располагалась веранда ресторана, с которой открывался прекрасный вид на берег океана.
Нас встретил местный гид, симпатичный общительный парень, уроженец острова Маврикий. Он знал английский язык и несколько слов по-русски: «хорошо», «спасибо», «привет», «пожалуйста». Мы так и не поняли, как его зовут, и стали называть Мавром. Это имя ему понравилось. Он был улыбчивым, приятным парнем, без толку суетился вокруг нас и практически ничего не делал.
Он считал своим долгом не расставаться с нами целый день: на пляже, в ресторане, в холле. Эту работу он выполнял с энтузиазмом.
Два дня на берегу океана мы провели как в раю: плавали до одури в прозрачной ласковой воде, ныряли за кораллами, валялись на золотом песке под пальмами. Вечером, после вкусного ужина я мгновенно засыпал в постели по рокот океана.
Надо сказать тебе, любезный мой читатель (так, кажется, говорили авторы романов девятнадцатого века), что все члены нашей тургруппы были приватизированы мальчишками «нашей» деревни. Я не знаю, по какому принципу они нас распределили, но каждого из нас постоянно, как пажи, сопровождали два «своих» паренька – на пляже, в воде, на прогулке. Наверное, они опекали нас не бескорыстно, но делали это очень мило, ничего не клянча. Я бы сказал, что они вели себя очень тактично. Конечно, мы отдали им все оставшиеся сувениры, кормили конфетами, дарили монеты и всякую мелочь.
К сожалению, все хорошее проходит быстро. Наступил третий, последний день нашего пребывания на Цейлоне, завершающий все наше экзотическое путешествие. Наиболее активная часть тургруппы занялась организацией прощального банкета. Решено было устроить последний «ужин в раю» на открытой веранде над морем. Администрация обещала нам приготовить на «живом» огне какой-то морской деликатес.
Наступило время прощального ужина! По заведенной во время поездки привычке мы с соседом по комнате решили до еды пропустить по рюмочке. Надо вам сказать, что, напуганные рассказами о бактериях, инфекциях и страшных желудочных заболеваниях, поджидавших гостей Индии и Цейлона, мы приняли серьезные защитные меры. По рекомендации знающих людей мы каждый день перед приемом пищи выпивали по рюмке спирта, разведенного чаем. Двухлитровый термос живительной влаги, привезенный из России, сохранил мое здоровье и скрасил тоску по родине!
Итак, мы разлили наш напиток по стаканам, чокнулись и,.. в это время в наш номер ворвался наш гид Мавр. Увидев у нас в руках наполненные стаканы, он воскликнул: «О, виски!» - и показал жестами, мол: «надо налить и мне!» Игнорируя явное недовольство своего компаньона, я налил в стакан непрошенному гостю. Сначала плеснул на донышко, но, видя его недовольство, долил до краев.
После многозначительного глубокомысленного тоста «Ну! Будем!» мы «опрокинули», как мудро говорит народ, или опорожнили наши стаканы.
Несколько секунд наш Мавр стоял неподвижно с вытаращенными глазами. Потом он заорал во все горло и упал как подкошенный. На его крик прибежал менеджер гостиницы, переводчик, местный охранник и наши товарищи по тургруппе!
Через несколько минут несчастный открыл глаза, что-то крикнул, показав на меня и заплакал. Переводчик сказал: «Он говорит, что вы его отравили». Меня охватил ужас! Я мысленно прощался с семьей, родиной, свободой! Прав был наш парторг, подумал я, нечего шляться по заграницам! Это не доведет до добра!
Первым пришел в себя мой сосед: «Что-то непохож наш Мавр на отравленного», - сказал он. «Я думаю, что он просто первый раз попробовал спирт». Мой любезный читатель, конечно, знает, что спирт, хоть и разведенный, является, как бы это сказать поделикатней, сложным напитком и с непривычки переносится тяжело. «Вот смотри,» - ткнул сосед пальцем в Мавра, взял его стакан, сцедил из термоса остатки спирта и медленно выпил. Пострадавший внимательно следил за всеми манипуляциями моего коллеги. Похоже, что спирт стал действовать на него благоприятно. Он заулыбался, сказал два раза «холосо» и полез ко мне обниматься. Конфликт был разрешен!
Все было бы хорошо, но банкет оказался на грани срыва. У нас закончились, вернее, почти закончились запасы спиртного! Можете себе представить банкет, притом завершающий путешествие, без алкоголя? Причем иссякла не только живительная влага, но и деньги! Вы, наверное, думаете, что мы смирились с ситуацией? Нет, русский человек всегда найдет выход из сложного положения!
«Пальмовка!» - воскликнул один из любознательных туристов. Оказывается, он, гуляя по рыбачьему поселку, попал в гости к родителям одного из своих «пажей». И они угостили его пальмовым самогоном. Выяснилось, что этот напиток продается на рынке в соседнем поселении.
Мы быстро организовали экспедицию за «пальмовкой». Собрали остатки денег, сувениры, в общем, все, что у нас осталось к концу путешествия, все, что, по нашему мнению, представляло хоть какую-то ценность для местных жителей, соблазнив водителя автобуса предстоящей выпивкой, инициативная группа отправилась за двадцать километров на рынок. Операция прошла блестяще, и к вечеру мы стали обладателями двух пластиковых пятилитровых канистр «пальмовки».
Прощальный ужин удался на славу! За длинным столом, украшенным цветами и красиво сервированным, собралась вся наша тургруппа. На столе стояло множество вазочек причудливой формы, наполненных экзотическими закусками и несколько графинов с «пальмовкой». Перед нами открывался чудесный вид: пальмы, тихая бухта с золотистым пляжем и даль Индийского океана.
Банкет открыл руководитель нашей группы, мелкий функционер из райкома партии Ленинграда. Он выразил глубокое удовлетворение по случаю нашего скорого возвращения на родину, был искренне рад благополучному завершению нашего турне. Свою миссию контроля над моральным обликом советских людей, попавших в «гнилую» зарубежную обстановку, он полностью выполнил. Все обошлось без скандалов.
Потом все с удовольствием выпили за родной город, за Питер, и на этом официальная часть закончилась. Начался обычный застольный треп. Люди сгруппировались по интересам: кто-то травил анекдоты, несколько женщин оживленно обсуждали свои покупки, кто-то налег на «пальмовку»…
Стемнело. Океан затих, как будто он за день устал и прилег отдохнуть. В спокойной воде красиво отражались огни фонарей, освещавших нашу веранду.
Зазвенел колокольчик, и появились два официанта в белых тужурках и высоких колпаках. Они несли огромное блюдо со здоровенной черной рыбиной. Нам показалось, что это акула, но на самом деле это был тунец, запеченный на углях, фаршированный какими-то местными овощами и травами. Официанты, ловко орудуя диковинными лопаточками, ножами и прочими приспособлениями, разделали нашу «рыбку» на части и разложили по тарелкам. Ну что здесь можно еще сказать! Было очень вкусно, а с «пальмовкой» - просто замечательно!
Народ, принявший «аперитив» до ужина, и несколько бокалов местного напитка, развеселился и запел. Сначала пели стандартный набор разухабистых песен, типа «ты ж мени пидманула, ты ж мени подвела», «Очи черные», «Мурку», потом взгрустнули и запели песни о родном городе: «Я счастлив, что я ленинградец, что в городе славном живу» и т.д. и т.п…
Как говорят в народе: «краток и тревожен сон алкоголика». Я не принадлежу к этой категории, но допитый спирт и экзотическая «пальмовка» сделали свое дело! Сон покинул меня часов в пять! Трещала голова. Я вышел на балкон. Темное небо сливалось с темной водой. Я сел в шезлонг и задремал… Проснулся примерно через полчаса и увидел, что океан стал пробуждаться. Подул легкий ветерок. Чуть посветлело. Вдруг чья-то невидимая рука прочертила красным карандашом линию горизонта! Это было так неожиданно и так красиво! Вскоре показался краешек солнца. Оно высветило море, нашу бухту, пляж. На песке сидело несколько мальчишек, в том числе и мои «пажи», которые боялись пропустить наш отъезд. Я понимаю, что они ждали подарков, но в то же время в их поведении было что-то трогательное!
Наступило утро, мы быстро позавтракали. На прощание я подарил свои «пажам» термос и пачку открыток с видами Ленинграда. Днем мы вернулись в Коломбо. Далее аэропорт, самолет, дозаправка в Абу-Даби и возвращение в Питер!


Рецензии