Эпизоды прошедшей войны...

       Линия фронта проходила и через деревню Водосье , что располагалась рядом с рекой Волхов, в Чудовском районе тогда Ленинградской области.
 
       С объявлением мобилизации и с приближением боёв, часть населения ушла из деревни в лес. Поскольку объявленная эвакуация не могла охватить всех жителей, дойти до  каждой деревни, села, то оставшееся население, в том числе,  и жители деревни Водосье,  спасались, кто как мог.

       В то время на этой оккупированной фашистами территории жила и семья Павловых: Павлова Елена Александровна, дети - Гена - 6 лет, Саша - 4,5 года (Александр Николаевич, который по своим собственным и воспоминаниям матери и поведал о данных событиях), Зина - около 2 лет и их бабушка.

       Отец детей, Павлов Николай Николаевич, прошедший финскую войну, был первым  председателем колхоза в Водосье. На начало войны, в 41ом, был мобилизован и, будучи  сапёром, воевал на Ленинградском фронте в. г Выборге. Именно отсюда пришла на него  похоронка в 1944 году.

       В доме Павловых стояли немцы, а в огороде фашистами была установлена  зенитка. 
   
       Время от времени жители, пока немцы отсутствовали, совершали вылазки за продуктами из леса в собственные дома. Однажды Елена Александровна и Саша возвращались  в лес. 

       Они были замечены налетевшим немецким истребителем, который стал в упор расстреливать прячущихся в ближайшеи кустарнике людей… Пулемётная очередь из самолёта   проскочила в полутора метрах от них...

       На опушке леса немцы установили громкоговорители и, расстреливая кромку леса, на ломаном русском приказали выходить из леса под угрозой уничтожения всех, кто не подчинится.
                   
       Фашисты обходили все дома и отбирали все съестные припасы, в том числе, и  домашние  птицу, скот. Войдя во двор в первый раз, они лающими выкриками потребовали: «Матка, млеко, яйки, куры!» Мать ответила: «Лови сам!». Они стали ловить кур, побивая их палками.

       Недалеко от немецкой зенитки находился окоп, где вся семья пряталась от  бомбёжек и налётов. Линия фронта проходила тут же, рядом, по реке Волхов.

       Однажды немец принёс валенки, разрезанные сзади по голенищу до пят, и заставил мать их зашить, рассказав о том, что они сняты были с ног русского разведчика. Это была группа русской разведки, активно действовавшая в этом районе и одной из задач которой  было переправиться через Волхов в тыл врага…

       Обстрелы, война продолжались 24 часа в сутки. Вся деревня была изгнана из своих домов. И колонна с узлами, пожитками двинулась в  холодную зиму сорок первого от деревни Водосье в сторону Московского шоссе…. Дети на  санках, остальные – пешком…

       На всём протяжении пути на обочинах лежали цепи погибших наших солдат, припорошенных снегом...

       Прибыли  в Трубников Бор. Всех согнали в здешнюю школу. Невошедших в помещение  раненых положили в холодном коридоре. Среди них был и Юра, шести лет отроду, двоюродный  брат детей семьи Павловых. 

       Когда Елена Александровна и дети проходили мимо него, она спросила: «Есть  хочешь? - «Как собака,» - ответил он. Во время бомбардировки ему оторвало ногу. У  матери было несколько картофелин для детей. Одну из них она отдала ему. ...Мальчика  потом похоронили в снегу у забора школы...

       Однажды нагрянули немцы, якобы из-за того, что кто-то светил фонариком нашим  самолётам. Были разворочены все узлы с пожитками, а весь народ согнан в холодный сарай, в котором все находились целые сутки... Немцы искали сигнальщика. Затем всех выгнали на мороз и разогнали.   

       ...В статусе беженцев семья Александра Николаевича – мама Елена Александровна, бабушка, сестрёнка Зина, Саша и его старший брат Геннадий – бродили от деревни к  деревне, что вдоль Московского шоссе, ища пристанища.
 
       ...Немецкая подвода, следовавшая по пути, согласилась взять детей и  подвезти  их до ближайшей деревни, куда мать и бабушка отправились пешком. Детей  высадили в другой деревне. Мама и бабушка не могли найти детей ни в одной из ближайших деревень...
   
       Растерялась бы семья в этой зимней военной коловерти далёкого 41ого, если бы в одной из деревень не висящие на верёвке у баньки, что была близ дороги, детские  вещички  Зины. Их на ночь постирал и вывесил Гена. Александру Николаевичу было тогда  пять лет, Зине два, Гене – семь.

       За время войны Саша своими глазами видел, как умирала раненая девушка 16-17 лет, как погибал от рваных ран двоюродный брат, как вели на расстрел деревенского старосту. Сам он случайно остался жив.

       Дети играли на улице. Прогремел выстрел, и маленький Саша упал, как  подкошенный. Взрывная волна сбила его с ног. Елена Александровна радостно подхватила  его на руки, когда Саша поднялся на ноги, как ни в чём не бывало.  Пуля  «срезала»  пуговку на верхушке его фуражки-восьмиклинки, туго натянутой на голову. Снесло с головы только фуражку и пуговицу на ней…

       Вот почему взгляд Александра Николаевича иногда так  полон внутренней горечи, сожаления о несостоявшихся желаниях, утраченных возможностях  из-за постигшего в самые ранние годы лихолетья. 

       Он в полном смысле – дитя войны, так как она прошла на его глазах, в скитаниях между «своими» и «чужими», между выстрелами с обеих сторон.Это поколение детей 30-ых  годов, своими глазами видевших войну и её переживших...

       Навсегда остался в ушах Александра Николаевича звук скрежета ножа о консервную банку, тушёнку из которой на глазах у голодных детей поглощал фашист, доскребывая её ножом по дну банки. 

       Однажды на просьбу изголодавшихся детей: «Дай поесть», - он ответил: «Сталин вас накормит!». Что могли понять тогда голодные дети? Глаза рассказчика наполнились слезами, и он не мог продолжать...

       Собравшись  с  силами, он поведал мне ещё об одном эпизоде.

       ...Это было в деревне Белохново Калининской области. В 1944 году после освобождения деревни все её жители были приглашены на собрание в самую большую избу. Собрание проводил комиссар дивизии с участием корреспондента дивизионной газеты. Комисар рассказал о положении дел на фронте, об успехах красной армии...
 
       Была среди собравшихся бойкая звонкоголосая девочка, известная в деревне певунья. Присутствующие попросили её спеть и станцевать. Она вышла в круг и, пустившись в пляс, стала петь бытовавшие тогда частушки. Ей, Зине, было тогда пять лет. Под   аплодисменты собравшихся она запела:

                       Скоро красные придут,
                       Расцветёт смородина,
                       Полицаев расстреляют
                       За  измену Родине!
И дальше:             
                       Молодые партизаны,
                       Где вы коней путали?
                       От полиции бежали,-
                       Только пятки стукали...
Зина! Зина! Неправильно поёшь! - закричали женщины из зала. Зиночка, нисколько не  смутившись, продолжила:
                       Молодые полицаи,
                       Где вы коней путали?
                       От партизан-то вы бежали,-
                       Только пятки стукали!
Девочка в награду за своё выступление получила буханку хлеба и несколько кусочков  сахара...
 
       Да-да, это та самая Зина, которая со своими братьями, мамой и бабушкой блуждали в поисках крова и еды в середине рассказа.
 
       Теперь Зинаида Николаевна живёт в Гатчине. У неё трое самодостаточных детей,  внуки. У Гены всё сложнее. У Александра Николаевича двое детей: сын с семьёй живёт в  Германии, дочь с двумя детьми здесь, в районном центре.

       Совсем другая судьба у внуков: Надя рисует, учится танцам, неплохо играет на  фортепиано, успешно обучаясь в 5 классе музыкальной и общеобразовательной школ.

       Даник удачно "переставляет" шахматные фигуры, побеждая в соревнованиях разного  уровня уже втечение 10 лет. Его было не оторвать от шахмат с 4 лет. (Он в девятом  классе)... Вот такие метаморфозы...
 

                      02 мая 2010 год
               


Рецензии
Читаешь волнующие истории о многочисленных жертвах страшной войны, после которой казалось, что подобное уже никогда не повторится. Но нет, опять гремят орудия, гибнут дети и старики, матери и сёстры. Наступит ли время, когда к убийству человека будут относиться так же, как сейчас к каннибализму? Хотелось бы дожить до этого времени. Но если не нам, то хотя бы нашим детям и внукам.
Спасибо за сохранение памяти о погибших и переживших лихо войны.
С самыми добрыми пожеланиями, Латиф.


Латиф Бабаев   18.09.2015 15:41     Заявить о нарушении
Большое спасибо Вам, Латиф, за отклик, единомыслие и
добрые слова. С уважением и теплом -

Павлова Вера Калиновна   19.09.2015 16:20   Заявить о нарушении
Спасибо, Вера Павловна. Это надо помнить, передавать из поколения в поколение.
Завтра начнётся война.
Светлая память погибшим.

Роза Исеева   21.06.2016 18:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.