Шуба

Солнце коснулось  соседских дубов и, запутавшись в тяжёлых ветвях, замерло, будто раздумывало: прыгнуть ли за реку или  укрыться сизой тучкой.

Потянуло холодком, и Маруся, подтянув рукава вязаной кофты, поёжилась.
Вторую неделю они  с Ильёй крутились на даче.  Заготовки варений-солений Марусю вымотали.  Уже и урожаю не рада, а здесь ещё  печь задымила. Вот чего она дымит-то? В прошлом году перекладывали, Илья неделю потом, довольный, что справился без Семёныча,пил, а нынче — на! дымит! И, главное дело, осень на носу, а этот сидит себе, цигарку сосёт да глаз щурит. Вот чего он опять глаз-от щурит, а? Придумывает, окоянный, что-то.

Маруся поджала губы, завернула рукава и, глянув, не в тучку ли садится солнце, поднялась на крыльцо и толкнула ладошкой дверь.

Илья, подложив под себя ногу и  подтянув рукой другую — ведь свернёт же себя в дугу леший! — устроился в уголочке на табуреточке и странно  молчал.

— Ну? — рассердилась Маруся, — опять?
— Ты, мать, не шуми!  У меня и так мозги кипят, — поёрзал Илья.
— Чему там кипеть-то? Это у меня всё кипит, не знаю, за что хвататься, а ты… — Маруся махнула в сердцах рукой и замолчала.

Илья опустил ноги и крякнул:
— Да, ёшкин же кот! Про тебя и думаю!
— А про меня не надо, ты про печку лучше подумай, — вскипела Маруся, — про тепло!
— Тык и я про тепло, — вскинулся Илья, — про шубу!

Маруся застыла на минуту, а потом, развернувшись, хватанула полотенцем по столу:
— Дурак! Ленке пальто не на что купить, а ты — шуба!

Илья, будто ждал этой минуты, подскочил к Марусе и, выписав натруженной ладонью загогулину перед лицом жены, рявкнул:
— А вот! Садись! Слушай!
Та покорно опустилась на  подсунутый Ильёй стул.

— Ты что ж, думаешь, я зря целое лето капканы-то ставил?
Маруся  безвольно сложила руки в коленях.
— У меня этих шкур кротовьих, знаешь сколько? Тебе на шубу! Будешь зимой в шубе  выхаживать, как… как, — Илья запутался и ляпнул, — гусыня…

Маруся подняла на мужа глаза.
— …ну, не девка же! не лебедь!

Маруся вздохнула, Илья насторожился, а потом  живо приобнял жену и продолжил:
— … а на кой она тебе, Марусь, шуба-то, а? Давай Ленке сошьём. А что? Девка  в жёнах который год, а шубы нет. Всё! шьём Ленке, — Илья прикурил папироску и,  выпустив с уголка рта дымок, прищурился.
— Не, Марусь, не хорошо. Ленка в шубе, главно дело, будет щеголять, а невестка лапу сосать? Ей, главно дело, надо, а невестке — шиш? — распалялся Илья, — внучке шубу сошьём. Ребятёнку перво-наперво тепло надо.

Илья скоренько затянулся и вдруг зло притушил папироску в пепельнице, словно ставил точку в споре:
— Эх, ёшкин кот! Дожили! Бабка считай голая, а внучка сопливая в шубах богатых! Не пройдёт! Обойдутся! Молоды ещё мне указывать!

— Да кто тебе указывает-то? Кто про твою шубу знает чего?
— А вот и хорошо, мать! Мы, знаешь, сошьём тебе шубу-то и — на! пусть бесятся!

Илья оглядел жену и вдруг погас:
— Да на тебя, мать, никаких кротов не хватит! Не будет тебе шубы! Никому не будет. Сдам, все шкурки к чёртовой матери и куплю что-нибудь.
— Что? — Маруся, устав от концерта, вскочила со стула, — …что купишь-то?
— Ружьё себе куплю, вот что! Сколько годов я это ружьё хочу! Нет у меня другой  мечты, — Илья шмыгнул носом, — снится оно мне, и как я лося положу… Мяса у нас будет, Марусь, завались... А?

Маруся выглянула в окошко. Солнце садилось в тучку — к дождю. Надо бы успеть собрать малину:
— Илюш, собери малину-то, завтра ребята приедут.
— Щас, мать, а ты ложись, упорхалась совсем, не девочка уже.

Илья собирал малину и подсчитывал в уме,  сколько надо завалить лосей, чтобы всем девкам справить по шубе. Или чего другого, чтоб мирно и не обидно. Как, к примеру, варенья Марусиного… всем поровну. Свои девки-то, всем поровну и надо.


Рецензии
Отличный рассказ! Образно написано и персонажи симпатичные!
Успехов!

Алёна Гершфельд   12.10.2017 18:07     Заявить о нарушении
Алёна, вероятно, чувство юмора с Вами дружит:-))
Спасибо!

Ольга Алексова   12.10.2017 18:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 52 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.