Кепка

Гвоздь был вбит в стену слева от двери. Вроде и не гвоздь даже, а крепкая железяка. Потом он объяснил, что всё-таки гвоздь, только кованый. Рядом вешалка, на ней —  и зимой, и летом — всякие одёжки, чтобы быстренько накинуть и выскочить из дома.
Гвоздь этот сидел царьком — никто не смел его понапрасну утруждать. Илюхин  это гвоздь был. Да и сам он под стать гвоздю своему: просто так не согнёшь. А обычный, вроде, мужичок: то улыбнется щербато, то лысину тяжелой ладонью прикроет да крякнет на свои тайные думки. Ходит легко, не тратит силы на перевалочку, со спины так и совсем пацан. Толкнёт ладошкой дверь, через порог ногой притопнет,  левой рукой сметёт с головы кепку и кинет на гвоздь. Не глядя.
Кепка как кепка... я и цвет-то сейчас не вспомню. Вздрогнет она на гвозде этом разок, будто поздоровается с ним, и замрёт.

Илюха  без кепки  и шага из дома не сделает. Жара ли всех раздевает, холод ли кутает — он в кепочке своей вышагивает и улыбается. И как она у него на голове ловко так устраивалась? Укроет козырьком  брови, глаза хитринкой подсветит, затылок легонько обнимет — родней родного.

Кепку свою Илюха любил. В чужом доме из рук никогда не выпустит: то на коленке прижмёт, то запазуху  сунет, но только  чтоб слышать её родную. Смеялись над ним поначалу, а потом бросили: мало ли странностей у людей бывает, а здесь — кепка… да тьфу! подумаешь, беда какая.

Смириться с такой привязанностью к кепке не смог только Тиль — Илюхин пёс. Откуда только прыть бралась в коротконогой этой животине? На улице Тиль кепку терпел, а дома ни в какую: подпрыгивал и всё норовил сдёрнуть с головы.
— Ну! — хмурился Илья, — уймись, ёшкин кот! Далась она тебе! Всё… дома я.

Тиль плюхался рядом с Ильёй и, чуть наклонив голову, впивался глазами в хозяина: правда, что ли не уйдёшь? Потом выстрелом на гвоздь с кепкой, успокаивался и уходил в комнату.

Теперь-то я думаю, что Тиль первым почуял беду, ходил, понурив голову, вздыхал и иногда в отчаянии повизгивал.
—Не заболел ли ты, братишка? — трепал за ухом пса Илья.
Тиль вилял куцым хвостом, прижимался лбом к ногам хозяина и замирал.

А однажды утром Илья протянул руку за кепкой и  ахнул: пропала! Гвоздь торчит, а кепки нет.  Да не просто нет, а нет с концами — всё в доме обыскали.  Только Тиль  подозрительно притих и вовсе не торопится принимать участие в общей суете.
— Ну, ёшкин кот, ты ведь уволок! — рассердился Илья и в сердцах пригрозил Тилю, — ищи, подлец, уйду совсем.
Тиль заглядывал в глаза, поскуливал, вертелся у порога и ни в какую не хотел отпускать Илью.
— Ладно, возьму с собой  до леса, неси  кепку-то, пошли гулять.

«Пошли гулять» — любимая команда Тиля, он в минуту приволок кепку и забегал в нетерпении кругами.
 
Всего-то оставалось им гулять пару месяцев.

***
Я перешагнула порог знакомого дома. Пусто. Нет Ильи. И Тиля давно нет. Гвоздь только  остался. Крепкий такой, кованый... один-одинёшенек.


Рецензии
За-смот-ре-лась! да,да, с фантазией все хорошо.

Надежда Попова 4   24.08.2017 14:34     Заявить о нарушении
Ух! Вот так счастье мне привалило: такой читатель замечательный:-)))

Ольга Алексова   24.08.2017 15:01   Заявить о нарушении
Если интересно написано, почему ж не читать с упоением? В простых людях больше жизни, мудрости и места для подвига... Очень болезненно воспринимаю негатив, а мною изведанные Ваши произведения ,наоборот, веют позитивом, добром... глубиной что ли. Спасибо

Надежда Попова 4   24.08.2017 15:45   Заявить о нарушении
Надежда! Вот истина же: в простых людях вся мудрость! Они даже хитрят честно!
Рада, что услышали меня. СПАСИБО!

Ольга Алексова   24.08.2017 15:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 47 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.