Леди импрессионизма. Берта Моризо

В апреле 1874 года в ателье фотографа Надара на бульваре Капуцинок, открылась выставка, буквально взорвавшая художественную жизнь Парижа.
Группа молодых художников выставила  работы, разительно отличавшихся от тех, к которым привыкли французские ценители живописи.
Вокруг нового направления, названного в насмешку «импрессионизмом» («впечатлизмом»), тут же разгорелись яростные споры. 

Журналисты и критики не преминули отметить, что среди молодых бунтарей от живописи оказалась одна представительница уважаемой и добропорядочной буржуазной семьи, художница Берта Моризо.

Причем, она решила участвовать в скандальной выставке у Надара, отказавшись выставляться в Салоне, где работы художницы уже имели устойчивый успех.
Тут же вспомнили её деда, выдающегося французского живописца Жана Оноре Фрагонара, который, по мнению газетчиков, должен был перевернуться в гробу после «недостойной» выходки внучки.

Берта  родилась в 14 января 1841 году в Бурже, где ее отец занимал высокую должность префекта. Девушка получила прекрасное образование. Еще в детстве она вместе с сестрой Эдмой увлеклась живописью. Она относилась к живописи глубже и серьезнее, нежели большинство женщин ее положения, для которых занятие искусством служило лишь приятным времяпрепровождением.
Вскоре обычные уроки рисования Берту перестали удовлетворять, и, к счастью для нее и для искусства, она знакомится с мэтром французской живописи Камилем Коро.
Он не только начал давать Берте уроки и советы, внимательно следить за её становлением как художника, но и стал другом её семьи, притом, что мэтр славился своей замкнутостью и нелюдимостью.

Ученица не разочаровала маститого учителя, её успехи в живописи были весьма убедительны. Берта многое переняла у Коро, особенно умение передавать своеобразную игру света в пейзажных картинах. Уже в 1864 году несколько пейзажей Берты, которой было всего 23 года, были выставлены в Салоне, а это, если еще и не признание, то явный путь к нему.
Кстати, хотя отбор картин для Салона был весьма строгим, работы Берты Моризо экспонировались здесь в течение нескольких лет.

Сотрудничество с Салоном она прекратила сама, когда близко сошлась с кружком молодых художников, увлеченно экспериментировавших с цветом. Её близким другом стал Эдуард Мане, восторженно относившийся не только к живописи Берты, но и к ней самой. Берта позировала Мане для более десятка портретов, но, когда она вышла замуж за его младшего брата Эжена, то больше никогда уже не позировала.

Произошло это как раз в год открытия знаменитой выставки у Надара (Первой выставки импрессионистов). Картины Берты Моризо, представленные на ней, были вполне добропорядочны  и, если бы не новая, отпугивающая манера письма, ее полотна («У колыбели», «В парке», «Чтение» и др.), пожалуй, не вызвали бы нареканий критиков.
В ее картинах, воспевающих жизнь обеспеченной семьи: материнство, домашний быт, отдых с детьми на природе и т.п., были нотки лиричности и даже сентиментализма, созвучные с живописью предыдущих эпох.
В них не было социальных мотивов и всплесков эмоций, но они заставляли по-новому вглядываться в обыденные события повседневной жизни, от них веяло теплом, уютом и тихим семейным счастьем. В то же время Берту редко интересовал собственно сюжет, ее стремление ограничивалось «желанием ухватить нечто ускользающее».

И все-таки живопись художницы несколько отличалась от работ основателей импрессионизма.
В отличие от большинства из них, писавших мелкими мазками с четким разделением цветов, Моризо предпочитала писать широкими свободными мазками, используя традиционные  приемы смешения цветов, что, впрочем, не  противоречило общему новаторскому характеру ее работ.

Картины Берты  Моризо хорошо раскупались, они неизменно вызывали интерес зрителей на выставках. У художницы оказалось много последователей по всему миру, особенно среди женщин-живописцев.

Казалось, все в жизни Берты Моризо складывается удачно, и впереди её ждут долгие годы счастливой семейной жизни и творчества. Еще при жизни художницы ее картины часто покупались по более высоким ценам, чем работы ее сподвижников, у которых она пользовалась единодушным признанием. Берта Моризо всегда была своеобразным центром притяжения для художников, литераторов и критиков, так или иначе связанных с импрессионизмом. Подрастающая дочь Жюли также делала успехи в живописи и явно собиралась пойти по стопам матери.
В 1892 году художница неожиданно овдовела, а через три года Берта Моризо умирает от инфлюэнцы (гриппа), не дожив до 55 лет.
Она оставила после себя дочь, богатое творческое наследие и переписку, содержащую тонкие замечания об эпохе, о движении импрессионистов.
Так случилось, что творчество внучки Фрагонара считается «самым импрессионистичным из импрессионистов».


Рецензии
ПОРОЙ ЖЕСТОК КАПРИЗ ФОРТУНЫ!
Порой жесток каприз - фортуны не сестры,
Ведь сколько времени удач пират не ведал!
Мы фишки той большой, неведомой игры,
Которую господь создал к обеду!

Но сможем мы познать Всевышнего дары,
Ведь мир вокруг плывет на вид воздушный!
На самом деле рок заточит топоры,
И даже повезло, коль Бог попался равнодушный!

Ведь счастье хрупко, словно островок,
Средь океана горя и несчастий!
А робкий человек так одинок,
В душе его царит не шторм, а мгла ненастье!

Ох, видно тяжело под гибельной звездой,
В созвездии стрельца на белый свет родиться!
Я ввысь как соловей стремлюсь своей мечтой,
Вокруг усмешки, блажь, кривые лица!

Не верю не ужель, такая будет вечность,
Что же человек, быть червем обречен!
А где же доброта и мудрая сердечность,
Не уж-то справедливость - мимолетный сон!

Жестоки, лицемерны в нашем мире власти,
Порой охота выжечь все огнем!
Бушуют ураганом человечьи страсти,
И кажется жульё и вороньё кругом!

Найти хочу хоть луч дневного света,
Чтобы узнать, что рыцарство живо!
Но на поиск мой малейшего ответа,
И всем как будто это все равно!

О, где же ты священный дух,
Да сколько можно плыть под облаками!
Имеют люди зрение и слухи,
Ты к ним лети, а не порхай кругами!


Олег Рыбаченко   17.07.2017 11:11     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.