Ты где была, моя душа?

            Описанное здесь событие произошло со мной на самом деле.  Заранее прошу у читателей прощения за медицинские подробности, но купировать их не буду.

                                  * * *
   
       Рано утром  летом 1990  года я проснулась от дикой боли в  правом боку. «Радикулит!» - предположил  перепуганный  муж. "Аппендицит!" - закричала в трубку мама. «Камень в почке, - поправили их обоих  врачи  «скорой», - давление  нулевое, надо в больницу. Вставайте,одевайтесь, следуйте за нами."

 « Я не дойду, - захныкала я, -  отнесите меня, пожалуйста,  на носилках в грузовой лифт!» «Ну вот еще, – возмутились врачи, двое здоровенных симпатичных парней (первый был похож на облысевшего артиста Киркорова, а второй - на  загоревшего боксера Валуева), - на носилках ее неси, ха! Вот вам нашатырь - нюхайте и идите!"

    Я добросовестно нюхала ватку с нашатырем,корчилась, обливалась холодным потом, стонала и скулила. Но ноги отказывались меня держать. То есть секунду-другую они меня все же держали, но потом в глазах темнело, в голове шумело, к горлу подкатывало, и я падала на кровать.

Муж взял меня на руки и отнес в машину.

* *
    «Ерунда, - успокоил  меня в больнице улыбающийся врач  Илья Григорьевич Нудель, - камешек маленкий, простенький. В почке вашей шевелится, и лоханку   перекрывает. Давайте , деточка, мы  его попробуем вытянуть петелькой на проволочке, это безопасно и несложно. Вы ничего и не почувствуете.»

        Согнувшись в три погибели, я поползла по стенке в  операционную. Шаг ползу - шаг стою минуты три.  Многочисленные медсестры-медбратья с интересом наблюдали за мной: дойду или не дойду? Дошла. Доползла.  Любопытный медперсонал тут же потерял ко мне всякий интерес.

  Кряхтя, я залезла на стол,  мне сделали премедикацию – укол для успокоения.

            Страх куда-то пропал и  боль стала нечеткой, ватной...  Я  блаженно закрыла  глаза и  вдруг увидела яркую картину: синее-синее море, солнечное голубое небо, пароход на горизонте.  Открыла глаза – видение исчезло. Снова закрыла – увидела рыжекудрую  белозубую женщину, смеющуюся без звука. Я  до сих пор не понимаю: что это было? Какие грани и просторы иных миров открыла мне эта премедикация?

        Тут подошла  ассистентка врача,  пощупала мне лоб, глянула  доброжелательно,  улыбнулась: «Ничего… выдержишь… Ты ж рожавшая? Ну вот! Это мужики орут, как припадочные , и сознание теряют. А ты ж крепкая, по всему видать! Выдержишь!»

        Всю мою премедикацию с галлюцинациями  как рукой сняло. Я спрыгнула  со стола  и сказала врачу,  который уже надевал перчатки, что без « общего усыпления»  обратно на стол не лягу. Доктор начал ворчать,  стыдить,  уговаривать.  Что, мол, манипуляция простая и почти безболезненная. Что овчинка выделки не стоит. Что я, в конце концов, взрослая разумная женщина, и мне должно быть стыдно. Я  рыдала, трясла головой но не могла себя заставить вернуться на стол. «Да ну вас! –  рассердился  врач.  – давайте вену!»

       И лично ввел мне  в вену наркоз. И тут началось  нечто интересное. Это самый невероятный опыт в моей жизни.


                             * * *


            Послышалось жужжание.Я почувствовала, что  вместе со столом отрываюсь от земли и, набирая высоту,  на огромной скорости несусь  вверх под углом примерно 45 градусов. Было ощущение, что меня сейчас сдует встречным ветром. Поэтому я  и изо всех сил вцепилась в  ручки по бокам стола.

Голоса врачей  стихли и пропали, оставшись где-то внизу на Земле. По мере того, как скорость моего "полета" увеличивалась,  тело   мое постепенно уменьшалось. И, наконец, уменьшилось до размера новорожденного мышонка. Руки и  ноги скрестились, как у плода в утробе матери. «Я что, превращаюсь в  эмбрион?» - успела удивиться я...

      Мое лицо тоже изменилось. Я не видела себя, но чувствовала, что стала страшной: лысой, безносой, с оскаленными зубами, вообще с каким-то сложным строением черепа, как у чудищ из киношных триллеров.  «Что со мной?!» - спросила я непонятно Кого. «Это закон физики, - ответил Кто-то, - чем выше скорость, тем меньше масса тела.  Вот формула: Е=м2 ( или что-то в этом роде, не помню)...

Про причины изменения моего облика я спросить забыла, потому что отвлеклась на новые  перемены. Они были незнакомыми и неприятными: я уносилась все выше и выше, летела  все быстрее и быстрее, вокруг становилось все темнее и холоднее.  При этом я помнила, что мое «основное» тело лежит в операционной. Куда-то исчез воздух, но это меня не испугало. Не дышу и не надо, подумаешь.   Но все же мне было некомфортно в моем новом теле и в новой среде, хотелось  назад,  к себе в свое прежнее тело, к себе на родную Землю.

                                   * * *

Я забеспокоилась и подумала: пора просыпаться, ведь прошло значительно больше двадцати  минут(столько обычно длилась допотопная  операция по  извлечению камня петлей).

Попробовала открыть глаза - ничего не получилось. Я поняла, что  мои оба  тела мне больше не подчиняются. Я  очень боялась потерять власть над остатками своего сознания. “Главное, - думала я, - не отпускать  сознание, не отпускать от себя мысль, не терять ощущение своего “Я”. С большим трудом мне это удавалось.  А время шло.

...Думала о муже и сыне. Мелькнула мысль, что из-за них  я должна вернуться.

Внезапно почувствовала, что больше не несусь под углом с огромной скоростью, а вертикально парю очень высоко над Землей в кромешной тьме.  Вокруг был вакуум.  И не единой души.

Боже, подумала я,  уже прошел час или два, а я не просыпаюсь. Господи, что со мной теперь будет?

                                    * * *

Меня охватила жуткая паника, я не знала, что предпринять, к тому же ничего не видела. Было холодно, но не страшно, а одиноко и  неуютно. Я догадалась, что нахожусь в космосе, только вокруг не было звезд. Интуиция подсказывала мне, что я выше Луны, но ниже Марса.
 
«Где я?» - наконец спросила я Кого-то.

«На своей  орбите,» - услышала я  Чей-то ответ.

"А высоко?"

"Примерно семьсот тысяч четыреста  километров от Земли"
 
« Ого! - расстроилась я,-  А долго еще мне тут летать?»

«Восемь земных лет. Но это когда придет время.»

«Долго, - приуныла я, - тут со скуки с ума сойдешь. А где люди? Почему здесь нет других людей? Я что - тут совсем одна?»

«У каждого своя орбита. И она не может пересечься с орбитами других людей. Иначе в Чистилище нет никакого смысла. Чистилище – это Полное Одиночество и Полное Сознание. Только так можно искупить грехи.»

«А мои, так сказать, товарищи по несчастью, - они своих орбитах  как долго находятся?» - я не на шутку разволновалась.

«Каждому человеку в Чистилище уготован свой срок. Твои восемь лет – это не так уж и долго. У тебя не очень много грехов. Смирись и привыкай.»

«А убийцы, бандиты? - не унималась я – у них какой срок этого  безысходного орбитального полета?»
 
«У них заслуженный и справедливый срок –вечность.»
 
И тут я скорее не увидела, а почувствовала, что тьма превращается в темно-серый туман. Я подумала: надо Кого-то послушаться, смириться и ждать. Я все равно ничего не смогу изменить. Однако была уверенность, что рано или поздно мой дискомфорт кончится и все будет хорошо.

                               * * *

Глаза мои были по-прежнему закрыты, но я телепатически поняла, что туман постепенно рассеивается. И справа, вплотную ко мне, я увидела (вернее, почувствовала) золотую стену, как бы из металлической смятой фольги. А слева мое плечо царапала серая шершавая каменная пористая  стена. Обе стены уходили отвесно вверх и вниз, конца их не было видно, я оказалась зажатой между ними в каком-то гигантском ущелье. Я плыла между этими стенами в никуда, то в верх, то вниз, поворачиваясь так и этак,то и дело задевая эти стены. Я не знала, как оттуда выбраться и что меня ждет. Возникло странное ощущение (на Земле такого нет): это ущелье было как раз по мне, но в то же время я знала, что оно было широчайшим, в несколько километров! И что самое интересное, и то, и другое было чистой правдой!

А время шло, и вдруг меня ослепила очень яркая догадка, как бы запретная и очень интимная: “Это, наверное, смерть.”


                                     * * *


Прошло еще часа два, и я поняла, что этот коридор - граница между земной жизнью и смертью. И что смерть за золотой стеной, справа, а жизнь - слева, за серой. Но страха не было. И паника прошла.

Почему-то была уверена, что если перелечу за золотую стену, то все будет хорошо. Но мое тело совершенно меня не слушалось – я парила в невесомости, кувыркаясь в этом жутком безмолвии, и не было этому конца и края.

Постепенно стало приходить полное забвение земной жизни. Как будто Кто-то минуту за минутой стирал из моего мозга всю записанную прежде информацию.

 Через некоторое время я уже не могла понять, была ли моя жизнь на Земле реальностью или это был лишь сон. Кто-то настойчиво внушал мне, что Земная жизнь была  сном, иллюзией, и вообще все это было ненужной мишурой, а настоящая жизнь начнется только здесь. Передо мной промелькнули лица мужа, сына, родных. “А они - тоже иллюзия?” - спросила я. “Да, - ответил Кто-то (я знала, что это мужчина) -они тоже иллюзия. Каждый человек на Земле живет в своей иллюзии. ”

                                   * * *

Время шло, я думала о чем-то духовном и чувствовала, как моя земная личность со всеми ее составляющими постепенно растворяется. Я начала мыслить какими-то другими, “космическими” категориями. Все земные заботы и радости стали мне совершенно безразличны. Появилась уверенность, что скоро я преодолею золотую стену и увижу нечто невообразимо прекрасное.


                                      * * *


          Внезапно я  снова услышала жужжание  и  жуткую боль в боку.  Без всякого перехода поняла, что я нахожусь в больнице и надо потерпеть. Но ДРУГАЯ половина моей личности продолжала оставаться ТАМ и не могла понять, где лежит мое тело и что с ним делают.

Передо мной опять прокрутилась кинолента с лицами моих родных, но я никак не могла вспомнить, кто это такие  и существуют  ли они в реальности. Я не могла понять, где она, эта  НАСТОЯЩАЯ реальность - ТАМ или ЗДЕСЬ.

Потом вдруг я начала вспоминать, как будто мне на подкорку,как на свиток папируса (или пергамента, не знаю) стали опять записывать нужную информацию:

1. Ты живешь на планете Земля.

2. Люди на Земле размножаются половым путем. От этого рождаются дети.

3. Ты на Земле была женщиной.У тебя есть муж - мужчина. ( Мне показали портрет мужа.  Он показался мне незнакомым и очень красивым... А у меня есть дети? – поинтересовалась  я. Да, ответил  мне Кто-то, у тебя есть сын. Я страшно удивилась и обрадовалась.)

Тут я почувствовала, что меня хлопают по щекам. И что-то мне говорят. Судя по интонации - взволнованно. И повторяют все время одно и  то же слово. ( Оказалось, что это было мое имя.) Но я никак не могла понять обращенной ко мне речи. С ужасом подумала: все, забыла земной язык, не смогу теперь с землянами нормально общаться. Кстати, незнакомый язык, на котором говорили над моей головой, показался мне каким-то тяжелым, железным, грубоватым (О Боже! И это о нашем Великом и Могучем!)

                                    * * *

Я открыла глаза, но абсолютно не ориентировалась в окружающем мире. Я не узнавала этот мир. И тут мне снова Кто-то начал  подсказывать, подталкивать к воспоминаниям:

“На земле - трехмерное пространство.На земле строят дома, в них - квадратные комнаты. В них живут люди. Ты сейчас в одной из таких комнат. Над тобой - потолок. Под тобой - пол. По нему ходят. Квадраты в стенах - проемы для света. Это окна.»

 «А почему эти комнаты  на Земле такие страшные, унылые? – спросила я.
 
«Это больница, - ответили мне,  - жилища землян несколько иные.»

                               * * *


   
Я почти пришла в себя. Узнала больничный запах.Поняла смысл обращенной ко мне речи. "Ну что, проснулась? - медсестра Лариса широко улыбалась мне.  “Я так устала! - ответила я ей, -  Если бы вы знали, где я была!”

      Я чувствовала себя абсолютно разбитой и уставшей. Кружилась голова, собственное тело казалось тяжелым и неуклюжим, совершенно не приспособленным для существования на планете Земля.

Я спросила   Ларису, сколько часов - семь, восемь или девять - я была под наркозом и почему меня не могли так долго откачать.   Лариса махнула рукой: “Это галлюциногенное воздействие.Ничего удивительного. Ты была под наркозом ровно  пятнадцать  минут.”

 
П.С.

А камень, кстати,так и не вытащили.Сам выскочил с перепугу через неделю;:-)) И больше не возвращался:-))


Рецензии
Господи, помилуй.

Братислав Либертус Свидетель   20.01.2017 22:16     Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.