Вселенная в ящике

                                       
                                      Глава 1

       Что является мерилом величия? Правильно – то, что ты создал. Каждому из нас приходится творить и разрушать. Первое – необходимое благо, второе – неизбежное зло. Если допустить существование двух крайностей – абсолютного Творца (Бога?) и абсолютного Разрушителя (Сатаны?) – то любой человек находится где-то между ними.
 
       В этом смысле, я сегодня ближе к Сатане – творчество с утра не ладится. Поручили мне, молодому инженеру-конструктору, решить одну интересную задачу. По образованию и натуре я больше теоретик, чем прикладник, поэтому подошёл к задаче строго и заблудился в дебрях математических выкладок. В итоге мучился весь день, едва не взорвал себе мозг, но так и не получил результат. У-уф-ф-ф-ф!.. А по-другому когда-нибудь было? Что я вообще сделал в жизни? Закончил ВУЗ, устроился на работу, и вот теперь сижу в сером ортопедическом кресле, красными от недосыпа глазами глядя в ненавистный монитор. Чтобы меня никто не беспокоил, я возвёл у себя на столе крепостную стену из технической литературы, документации, чертежей и разнообразного канцелярского хлама. Отгородившись, таким образом, от внешнего мира, я обустраивал свой внутренний. Большая часть его была аккуратно разложена по папкам на диске «С:\». Помимо работы, на нём хранились любимые компьютерные игры, коллекция скачанных фильмов, несколько любопытных программ и результаты моих собственных экспериментов, но не в технической, а в литературной области. Мой мозг переполнен идеями, но они как-то не торопятся воплощаться, поэтому я реализую их в программе Word в виде размышлений и фантазий. Вот, собственно, и всё…

     Да-а-а…Получается, что толком ничего и не достигнуто. Живу один, общаюсь, в основном, через интернет, в науке ничего не сделал, кроме своего малосодержательного диплома,  а плоды моего литературного творчества пришлись по вкусу лишь нескольким десяткам читателей. Одним словом – типичный лузер.

      Тяжело вздохнув, я закрыл глаза ладонью. Иногда им надо отдыхать… Вообще-то, сегодня пятница, и рабочий день в НИИ заканчивается раньше, но мне не хочется идти домой. Я ведь знаю, что  все выходные буду страдать от душевного бремени, которое всегда оставляет за собой незаконченное дело. Господи, как же мне в мои двадцать пять лет не хватает вещественных, осязаемых свершений! Сделать революционное открытие, написать грандиозный роман, способный переродить миллионы человеческих душ – всё этот так и осталось в мечтах. Что же касается идей, то многие из них, наверняка, не новы, а остальные – либо крайне трудноосуществимы, либо абсурдны. Я редко обсуждаю их с кем-то, кроме самого себя. Кстати, очень удобно – спор с самим собой никогда не зайдёт в тупик, ибо оппоненты великолепно понимают друг друга.

    В плане развития теорий такие споры наиболее результативны. В голове при этом действительно звучат два голоса, один из которых я приписываю себе, а другой – моему «противнику».  Один начинает развивать мысль, другой – заканчивает. Один что-то предполагает, другой – говорит, что из этого предположения следует, после чего делает вывод о его состоятельности либо несостоятельности. Один формулирует гипотезу, другой – вносит коррективы. Один, изнемогая от обилия идей, противоречит сам себе и отклоняется от обсуждаемой темы, другой – уличает его в этом и возвращает дискуссию в правильное русло. И так до тех пор, пока два моих «я» либо не найдут решение, либо не отложат спор, либо не прекратят его вовсе.

   С собой всегда приятно поговорить. Даже сейчас – после бестолково проведённой пятницы. Я беру телефон, набиваю sms-сообщение: «Хочешь увидеть то, что ты создал?», и отправляю его на собственный номер. Через несколько секунд оно приходит мне. «Да, конечно!», – пишу я в ответ. Получив его от себя, я горько улыбаюсь, едва сдерживая слёзы. Конечно, хочу!!! Я ничего так не хочу, как УВИДЕТЬ своё творение!!! Но как его увидеть, если его нет?..

  Открыв первое – вопросительное – сообщение, я перечитываю его. Интригует ведь, чёрт возьми… Перечитываю снова. Потом – ещё раз. Потом – ещё три. Эх... Зря я так делаю. Это перед сном хорошо – мозг быстрее выключается. Сейчас клюну носом в клавиатуру, и провалюсь в мир грёз… Бездумно, как сомнамбула, тыкаю пальцами в клавиши телефона… «Хочешь увидеть то, что ты создал?», – просто замануха… А заманивать, в итоге, некуда…

   Меня разбудило входящее сообщение. Оно было от меня самого. Текст: «Так ты хочешь, или нет?», и хитро подмигивающий смайлик в конце. Это… Я ведь его не отправлял?! «Да!», – отвечаю я, дополнив восклицание смайлом с выпученными глазами. Это «Да!» ко мне не вернулось. Вместо него с моего номера пришло ещё одно сообщение, которого я не писал: «Твоё изобретение – за пределами комнаты. Открой дверь, и найдёшь его».
  Меня обдало испариной. Разве такое возможно?! Что – есть вторая sim-карта с таким же номером, как у меня? Или некто нашёл способ использовать её с другого телефона? Что вообще происходит?! «Вы кто?», – написал я, едва не заполнив остальное пространство экрана восклицательными знаками. На этот раз сообщение пришло мне. Я подождал примерно минуту, но ответа с номера-двойника не последовало. «Что вам от меня нужно?», – спросил я, слыша яростное биение своего сердца. Капелька пота сорвалась со лба и упала на миниатюрный дисплей. Я едва успел смахнуть её, когда мне вновь пришло сообщение. От меня самого. То, которое я послал. Чёрт…

   Открываю последнее «аномальное» sms: «Твоё изобретение – за пределами комнаты. Открой дверь, и найдёшь его»… В принципе, такое можно написать любому абоненту, но как это сделать с его же собственного номера?! Я не верил… Кому и зачем понадобилось меня разыгрывать?! Если этот субъект или субъекты действительно хотят, чтобы я выглянул за дверь, то как они проследят за мной? В здании есть видеокамеры, но в нашем корпусе, насколько мне известно, наблюдение не ведётся. Если это сотрудники НИИ, то… то они, скорее всего, ждут меня в коридоре, чтобы от души посмеяться. Ну, хитрецы! Ладно… Я выйду. Пусть на меня обрушится шквальный хохот. Это будет платой за новое знание – невероятный способ отправки сообщений с чужого мобильника. Неужели за счёт абонента?! С ума сойти… Выбравшись из своей «бумажной крепости», я направился к выходу из комнаты. Эй, да я здесь один! Время? Ага – рабочий день закончился десять минут назад. Получается, что со мной опять никто не попрощался. Искренне надеюсь, что это уважение, а не пренебрежение. 
 
  Открыв дверь, я увидел на полу большую чёрную коробку. Это мне?! Я посмотрел направо, потом – налево. Пятидесятиметровый коридор был пуст.

   Буквально через пару секунд из кабинета вышел начальник отдела, который по обыкновению задержался на работе дольше своих подчинённых.

   – Вадим? – вопросительно произнёс он. – Ты чего домой не идёшь?
   – Вот… посылку принесли, – неуверенно ответил я, показывая на коробку.
   – Какую посылку?! – удивился начальник, направляясь ко мне.
   – Её буквально только что здесь оставили, Валерий Кузьмич, – сказал я, рассматривая «подарок». – Кинули под дверь и убежали.
   – Кто кинул???! – поразился Валерий Кузьмич.
   – Я не знаю,  – ответил я. – Он исчез раньше, чем я вышел.
   – Бред какой-то! – громко возмутился начальник, сверля коробку взглядом неопытного сапёра. – А вон, смотри, написано что-то.
   – Где? – не понял я.
   – Сбоку, – ответил Валерий Кузьмич, присаживаясь на корточки. – Белыми буквами. Как будто адрес в Интернете…

    Я обошёл ящик и встал рядом с руководителем. Да, на коробке был адрес вёб-сайта. Точнее – блога Живого Журнала. Моего блога.

   – Это… м-мне,  – громко прошептал я, сглотнув.
   – Тебе??? – округлил глаза начальник.
   – Да, – в полный голос ответил я. – Здесь мой адрес.
   – И кто это тебе прислал? – тоном ниже спросил Валерий Кузьмич.
   – Один… один из моих знакомых, – соврал я. – Я ждал этой посылки.
   – А знакомый у нас в НИИ работает?! – снова повысил голос шеф.
   – Да! – истово подтвердил я.

   Хорошо, что он это спросил, а то пришлось бы выдумывать.

   – А в каком подразделении? – поинтересовался начальник.
   – Валерий Кузьмич…,  – произнёс я голосом предельно уставшего человека, подняв коробку за серебристую ручку. – Я, правда, очень тороплюсь. Мне надо бежать.
   – Да иди, иди, конечно! – усмехнулся шеф. – Странные у тебя знакомые, однако… Ладно, не буду тебя задерживать. Удачных выходных!
   – Спасибо! – сказал я, пожимая его руку. – И вам того же.

    Я вернулся в комнату, выключил компьютер, бегло осмотрел помещение, взял портфель, вышел и запер дверь. Дважды дёрнул за ручку, проверяя надёжность замка. С ним всё в порядке. А вот со мной?..

   Бегом спустившись на первый этаж, я сел на скамейку недалеко от проходной и поставил «сюрприз» на колени. Действительно, тяжёлая штука. В ней, наверное, килограммов шесть. Она такая чёрная, что глазам больно. Просто… Я впервые  видел предмет, поверхность которого вообще ничего не отражает. Интересно, как эта коробка открывается? У неё ведь сплошная поверхность – ни молний, ни замков – ничего. Конечно, всегда можно использовать грубый способ, но точно не с этим предметом – я ведь даже не предполагаю, что находится внутри. Что это за «моё изобретение», о котором я сам не знаю?! Я провёл ладонями по всей поверхности коробки. Она твёрдая, тёплая, шероховатая и абсолютно однородная (не считая ручки и надписи). Я подошёл к окну и поставил её на освещённый солнцем подоконник. Поверхность коробки полностью поглощала свет. Выглядело это странно и немного жутковато – солнечный луч, достигнув поверхности коробки, просто прерывался, будто рядом с окном возникла чёрная дыра. Вот только чёрные дыры, насколько мне известно, имеют форму идеальных шаров, а коробка – идеальный параллелепипед. На минуту я застыл неподвижно, рассматривая её… Да – ничто не нарушало совершенства формы и цвета, кроме ручки и адреса моего блога. В общем, сегодня вечером мне будет, чем заняться…


                                      Глава 2 
            
   … Переступив порог квартиры, я скинул верхнюю одежду и обувь, снял с полатей болгарку и поставил круг по металлу. Если я прямо сейчас не узнаю, что внутри коробки, то умру от любопытства! Я надел защитные очки и включил инструмент. Надо быть аккуратным, чтобы не повредить содержимое, но мне так не терпится… Вращающийся диск коснулся угла коробки, но не высек искр и не углубился в него даже на полмиллиметра.  Я надавил сильнее.  Диск разлетелся на части. Чёрт!  Я выключил болгарку, снял очки и дотронулся до угла. На нём не было ни малейших следов контакта с диском, он ничуть не нагрелся. Поверхность коробки осталась однородно чёрной, шероховатой и тёплой. Я поставил другой диск и решил надрезать коробку рядом с ручкой. Результат – то же. Поставил третий диск, и сломал его о дно чёрного ящика. Дьявол! Уроды!! Кто же надо мной так издевается?! А если пилить коробку в том месте, где надпись?! Я попытался сделать это, и угробил четвёртый диск – надпись была сделана краской, под ней оказалась всё та же непроницаемая поверхность. Ругнувшись, я отбросил болгарку в сторону. Неужели проклятую коробку вообще нельзя открыть???! Какая сволочь бросила её под дверь???! И при чём здесь мой блог???!.. Так. Стоп! Это надо выяснить немедленно.

    Я включил ноутбук, вышел в Интернет и открыл свой профиль в ЖЖ. В блоге появилась новая запись, сделанная… мной?! Но я ведь ни разу не появлялся на этом сайте за последние две недели! Вскрыли мой аккаунт, твари!!.. Ага. Понял. Я никогда не отправлял в Журнал такие короткие POSTы. Этот появился буквально в то время, когда я обнаружил «посылку». Текст был такой: «Не пытайся открыть коробку. Это невозможно. Содержимое абсолютно чёрного ящика станет доступным послезавтра, ровно в 18:00».

   Я опешил. Кто это? Чего они хотят от меня?! Внутри коробки – подарок? Если да, то зачем он мне и почему они называют его «моим изобретением»? Давай подумаем… Самый простой вариант – коробка пуста, ибо я ничего не изобрёл. Или там записка с инструкциями? Возможно, со мной играют. Тогда в чём цель игры? Остаться в живых, как в какой-нибудь «Пиле»? Или получить то, чего до смерти не хватает?  Представь – открывается коробка, её внутренняя поверхность обшита кроваво-красной тканью, а на ней… Ну, допустим, пульт с красной кнопкой. Или двумя кнопками – красной и чёрной. Я могу нажать любую, но в одном случае меня ждёт величайшее счастье, в другом – мучительная смерть. Что, если там бриллиант размером с мой кулак? Или контейнер со страшным вирусом? Может быть, отрезанная голова? Или миниатюрная атомная бомба? Рукопись, повествующая о том, к чему человечество ещё не готово? Карта, по которой можно найти клад? Послание от инопланетян? Божественные откровения? Врата Ада? Вдруг там то, что даёт неограниченную власть над миром? Или то, что может уничтожить его? В общем, мне досталась шкатулка Пандоры. И я смогу открыть её только через два дня. Значит, надо собраться с силами и не дать себе обезуметь от неопределённости до этого времени. А в воскресенье ещё и Дашин день рожденья… Блин – может не ходить, а? Всё равно мне будет не до праздника. Если я пойду, то обязательно возьму с собой коробку и до шести часов буду сильно нервничать. Её содержимое может быть опасно и для меня, и для ребят… С другой стороны, если там что-то, по-настоящему скверное, то от него нигде не убережёшься. Тут невозможно угадать.

    Я думал ещё минут десять и понял, что не могу принять решение. Значит, придётся довериться случаю. Я открыл портфель, взял кошелёк и вынул из него двухрублёвую монету… Нет, я суеверен – лучше использовать пятирублёвую. Сейчас я сыграю в орлянку. Если выпадет «орёл» – иду в воскресенье на день рожденья и беру с собой коробку. Если «решка» – останусь дома и открою её в одиночестве. А если монета потеряется или встанет на ребро – тогда я зарою чёрный ящик в землю так глубоко, как только смогу. Я подбросил шестиграммовый кругляш. Быстро вращаясь в воздухе, монета подлетела почти до потолка, на мгновение прекратила поступательное движение и начала падать. Я наблюдал это, как в стократно замедленной записи. Кто знает, чьими судьбами и жизнями я сейчас играю?

   Монета врезалась в пол. Я склонился над ней. Она лежала «орлом» вверх.   

 
                                     Глава 3

      Воскресенье, 5 июня, семнадцать часов пятьдесят пять минут. Я нервно расхаживаю возле огромной сосны, не отрывая глаз от абсолютно чёрного ящика, поставленного между её корнями. Двадцатичетырёхлетняя именинница и другие ребята – на полянке в ста метрах отсюда. Я ни в чём не уверен… Даже в том, что ещё увижусь с ними.

     В ночь с пятницы на субботу я долго не мог уснуть.  Спрятал шкатулку в коробку из-под телевизора, лёг в постель и стал смотреть на звёзды через открытое окно комнаты. Хорошо им – они столь далеки и величественны, что им вряд ли что-то угрожает. А вот нам и нашей крохотной планетке… Главное, чтоб не вирус. Эпидемия хуже ядерной войны – она убивает медленно. Если содержимое коробки несёт гибель, то пусть она будет мгновенной. А если все звёзды погаснут? Или наоборот – взорвутся? А, может, чушь всё это?! Чей-то розыгрыш или новое разводилово? Но тогда как объяснить неуязвимость и непроницаемость коробки? И самый главный вопрос – каким таким образом я оказался её СОЗДАТЕЛЕМ?!.. В четвёртом часу утра я всё-таки уснул. Проснулся в половине седьмого и проверил, на месте ли чёрный ящик. В начале восьмого будто провалился в омут и через мгновение вынырнул, но оказалось, что за это «мгновение» прошло два с половиной часа. Почти весь день я просидел за компьютером – лазил по Интернету, трепался на философском форуме, смотрел «в Контакте» фильмы ужасов и через каждые двадцать минут проверял электронную почту и блог, ожидая новых сообщений от таинственных «благодетелей».  Но сообщений не было. К половине первого ночи с субботы на воскресенье у меня жутко разболелась голова, и я выключил ноутбук. Ещё раз проверил, на месте ли коробка. Уснул буквально минут через двадцать, но сон был очень тревожным. Сначала мне пригрезилось, что из коробки выполз огромный рыжий паук с десятками отвратительных конечностей и многоглазым клыкастым черепом вместо головы. Во втором сне я будто бы откинул крышку коробки и обнаружил внутри свою отрезанную голову без глаз, носа и ушей. В третьем – будто коробка заполнена тухлым фаршем, в котором утоплены золотые слитки. В четвёртом ящик оказался до отказа забит купюрами по пятьсот евро. В пятом сне внутри лежал хрустальный череп. В шестом – бомба, уничтожающая Галактику. В седьмом – уже под утро – я будто бы нашёл в ящике огромное яйцо, похожее на куриное, но величиной с футбольный мяч. Это яйцо раскололось, обрызгав меня отвратительной жёлтой жижей, и из него вывалилось трое разновеликих близнецов. Самый маленький был размером со спичечный коробок, средний – чуть больше моего мобильника, самый крупный – величиной с буханку хлеба. Они выглядели так же, как я на своей первой фотографии, где запечатлён в возрасте нескольких недель. Близнецы пронзительно визжали, одинаково шевеля ручками и ножками…

     Мы договорились встретиться в два часа дня возле Дашиного подъезда. Я пришёл с огромным чёрным пакетом, в котором лежала шкатулка, подарок для именинницы, купленный за час до встречи, кошелёк и паспорт. Сидя в большой компании на бревне за импровизированным столом, я пил чуть ли не вдвое больше обычного и ел за четверых. Весёлые ребята, симпатичные девчонки, пьяные разговоры – всё это расслабляло и прогоняло тревогу. Но ближе к пяти часам меня начал колотить мандраж. Я ежеминутно смотрел на часы, боялся отойти от коробки хотя бы на метр, пропускал вопросы мимо ушей, отвечал невпопад и непрерывно мял пальцами пластмассовые стаканчики. Четыре штуки смял так, что пришлось выбросить. Пятнадцать минут шестого на меня окончательно перестали действовать советы: «Успокойся!», «Не парься!» и «Выпей ещё!». Полшестого я просто сидел на месте, держа за ручки пакет со «шкатулкой». Без пятнадцати шесть я понял, что надо остаться одному – у меня слишком обеспокоенный вид. Я взял пакет и быстрым шагом, едва не срываясь на бег, направился в гущу леса. Примерно через три минуты я обнаружил огромную сосну, аккуратно поставил коробку между её корнями и стал ждать. Что бы сейчас не произошло – я не в силах остановить это…

   Я судорожно выхватил мобильник и посмотрел на часы. 17:57. Время – точное московское. Чёрт – должно было быть 17:58! Какая-то долгая минута – никак заканчиваться не хочет! Моя щека задергалась от тика. Вокруг меня тучами роились комары. Они отвратительно жужжали, но я почти перестал их слышать и чувствовать укусы. Интересно, через три минуты они ещё будут способны пить кровь? Листья на деревьях будут шелестеть? Солнце продолжит излучать колоссальную энергию, ежесекундно превращая в свет около четырёх миллионов тонн своей высокотемпературной плазмы? А я… я увижу всё это? Меня пошатывало. Может, лучше сесть? Вот только куда?.. Нет – после! Сейчас – никаких «сесть», «лечь» и «отойти»! Интересно, а важно ли то, насколько близко я буду стоять к коробке в критический момент? Может быть, я должен держать её в руках, или просто касаться её? Или наоборот – отойти подальше? Не угадаешь… Время? 17:58. Вот, как… Я впился глазами в дисплей телефона. Может, так и простоять оставшееся время? Надеюсь – никаких задержек не будет, и коробку получиться открыть ровно в шесть? Кстати… Нет – совсем не обязательно! Мне про это ничего не говорили. Или я должен догадаться сам?

    О – 17:59! Пошла последняя минута. Я принялся резко вращать шеей – даже позвонки захрустели. Послышался далекий птичий клёкот. Я на мгновение поднял голову и увидел в небе след от пролетевшего самолёта. Лёгкий порыв ветра обдал меня прохладой. Я опустил голову и увидел коробку. До неё не больше пяти шагов. Она так мала в сравнении с сосной. Чего стоят одни только корни, древние и сказочно громадные… Я не верил, что крохотный непроницаемый ящик опасен для этого великана. Осмотрев сосну от корней до кроны, я вдруг почувствовал себя в безопасности. Но – лишь на несколько секунд. Может быть, спрятаться за ствол?! Или… Нет – я могу что-то пропустить. Жизнь дороже, но… ВРЕМЯ??! Всё ещё 17:59. Минута тянется, как Вечность. Динамическая, болезненная Вечность. Секунды ведь остались, секунды!! Я неуверенно сделал шаг вперёд. Потом – ещё шаг. До шкатулки – всего три метра. Я будто врос в ткань воздуха. Я слышал, как бьётся моё сердце, часто-часто-часто… Кровь стучит в висках, затопляет мозг.

   Внезапно в ухо вонзился тонкий писк, острый и горячий, как раскалённая игла. Контур ящика раздвоился – вокруг него возникли его же собственные полупрозрачные очертания, подобные голограмме. Мгновение спустя поверхность голографического ящика приобрела свойство оригинала – абсолютную черноту. Та же позолоченная ручка, тот же наполовину стёртый адрес блога, только всё это – процентов на десять крупнее, чем у материальной коробки, оказавшейся внутри собственного трёхмерного изображения. Секундой позже грани призрачного ящика рванулись в пространство, волной непроницаемой черноты пронеслись по нему и исчезли в бесконечности.

   Я не видел своих глаз, но… наверное, мои зрачки сейчас расширены. Через мгновение писк прекратился. Стало абсолютно тихо. Пылинки застыли в воздухе.

   Что?.. Что-то произошло? Мне можно двигаться? Реальность не рухнет, если я пошевелю кончиками пальцев? Дважды я сжал и разжал кулаки. Всё в порядке, вроде бы… А время? Я боялся смотреть на часы, но не мог терпеть. Так – вот он, мой мобильник. На нём… 18:00! То есть, событие свершилось?! Тогда в чём его суть?! Абсолютно чёрный ящик по-прежнему стоит между корнями огромной сосны, он ничуть не изменился. Но он ведь должен был открыться, правда?! Значит, надо подойти к нему и посмотреть.

   Я собрался с духом и шагнул к коробке. Ничего не произошло. Я сделал ещё один шаг – такой большой, что сам испугался. Ничего не произошло. Ещё шаг –  и я в полуметре от своего «подарка». По-прежнему жужжат комары, светит солнце и ветерок гуляет меж деревьев.  Внутренне содрогаясь, я легонечко толкнул коробку мыском левого ботинка. Она чуть-чуть сдвинулась. Сглотнув, я толкнул её сильнее и едва не опрокинул набок. Чёрт… Мысок моего ботинка… нет – не задымился и не оплавился. Я опустился на корточки и коснулся угла коробки кончиком ногтя мизинца левой руки. Она – твёрдая, как и прежде. И, вроде бы, не горячая. Кожа не чувствует жара. Ладно… Я дотронулся до абсолютно чёрной поверхности кончиками пальцев. Она стала холоднее, кажется… Точно – стала! Думаю, мне нельзя трогать её сразу двумя руками – если что-то произойдёт, я должен сохранить в целости хотя бы одну верхнюю конечность. Правую руку я убрал за спину, а левой провёл по всем граням. Они такие же сплошные, как и десять минут назад – ни единого углубления или выступа. Судорожно сглотнув, я положил коробку набок. Её дно ничуть не изменилось. Значит, меня обманули?! Как же так?!! Но… что-то ведь, всё-таки, произошло?! Этот призрачный контур появился не просто так? Кто мне может сказать, как мне действовать дальше? Я снова достал мобильник. Время – 18:01. «Что произошло?», – отправил я на собственный номер. Пятью секундами позже сообщение вернулось мне в качестве входящего. «Что я должен делать?», – спросил я. Ответом был этот же вопрос. Таинственный собеседник-двойник не хотел говорить со мной. Господи…

    Положив коробку в пакет, я вернулся к своей компании и сказал, что мне пора домой, сославшись на плохое самочувствие. Час спустя я сидел за компьютером у себя в комнате. Никаких новых сообщений не было. Я мог бы сейчас орать матом, биться в исступлении головой об стену… Но всё бесполезно – меня оставили наедине с Великой Неопределённостью. Я знал только то, о чём мне сказали – её создал я. Вот только как, когда, ЗАЧЕМ?! Никто не ответит мне…

   В ту ночь я так и не уснул. Абсолютно чёрный ящик был на шкафу в коробке из-под телевизора. Небольшой параллелепипед, внутри которого спрятано Нечто. Что может быть страшнее, чем «Нечто» – предмет без названия и формы, без свойств и предназначения, предмет совершенно непонятный, от которого можно ожидать ВСЕГО?!! Эта ночь была самой страшной за всю мою жизнь. Я не мог выключить свет. Я боялся каждого нового мгновения. Я воображал себе бедствия – от банального пожара до Апокалипсиса. Тьма в коробке была сверхбесконечной, как Небытие… Никогда ещё время не тянулось так медленно. Минута за минутой безо всяких событий. Господи, ну неужели я так и не смогу увидеть своё «творение»???!..

   Ничего не произошло ни ночью, ни следующим утром, когда я приплёлся на работу в состоянии, близком к коматозному. Произошло только в понедельник вечером.


                                    Глава 4
 
   Я услышал об этом по радио во вторник, в десять часов утра.
    «Вчера вечером, примерно в 18:00 по московскому времени, сотрудники крупнейших астрономических организаций мира стали свидетелями грандиозного феномена. Как известно, самые мощные из современных телескопов позволяют наблюдать космические объекты, находящиеся на расстоянии до 15 миллиардов световых лет, в том числе – миллиарды галактик и их скоплений, десятки тысяч квазаров. В понедельник, 6 июня 2011 года, буквально шестнадцать часов назад, размеры видимого Космоса сократились в сто раз – до размеров Местного сверхскопления галактик. Так называют самую крупномасштабную  структурную единицу наблюдаемой Вселенной. Размеры Местного сверхскопления составляют около 150 миллионов световых лет, оно включает в себя более ста различных групп и скоплений галактик. Наша галактика – Млечный Путь – только одна из 30 тысяч, входящих в состав данной системы, которая, в свою очередь, занимает лишь миллионную долю объёма наблюдаемой Вселенной. Так было до вчерашнего вечера. Вот что сказал по этому поводу сотрудник Европейского центра космических исследований и технологий при Европейском космическом агентстве, доктор физико-математических наук Мойша Кальтенбруннер: «Вчера, в шестнадцать ноль-ноль по времени Амстердама, космическая обсерватория «Планк» перестала воспринимать все галактики и внегалактические объекты, расстояние до которых превышает 150 миллионов световых лет. Колоссальные источники радиоволн, инфракрасных волн и другого электромагнитного излучения словно растворились в космической тьме. Даже такие мощнейшие объекты, как квазары, исчезли из поля зрения. Насколько нам известно, этот феномен также был зарегистрирован космическими обсерваториями «Хаббл» и «Чандра». За всё время исследования дальнего космоса подобное явление наблюдается впервые»».

     – С ума сойти!! – сказал я так громко, что обратил на себя внимание всех, кто был в комнате.
     – Я что-то не понимаю, – голосом обиженной школьницы произнесла Наталия Владимировна – пожилая дама-техник, фантастически недалёкая во всех вопросах, не относящихся к её профессии. – Какие-то световые годы, какие-то сверхскопления…

    Я повернул голову столь резко, что едва не вывихнул шею.

    – Световой год – это расстояние, которое свет проходит в вакууме за один год, – начал я ликбез. – За одну секунду он преодолевает около трёхсот тысяч километров, а за год – почти девять с половиной триллионов. Самые далёкие объекты, известные астрономам, находятся от нас в пятнадцати миллиардах таких световых годах. В километрах эта величина выражается 24-значным числом. Вчера вечером оно уменьшилось на два порядка – до 22-значного.
    – И что нам от этого? – спросила Наталия Владимировна, глядя на меня стеклянными глазами. – Пусть астрономы теперь видят чуть-чуть меньше звёзд, но Солнце-то по-прежнему светит.
    – Ни чуть-чуть, а в миллион раз! – поправил её я. – И звёзды на таком расстоянии не видны. Бесследно исчезли целые галактики – их многомиллиардные скопления.
   – Вадима заботят глобальные проблемы Вселенной! – с нарочитой торжественностью произнёс Александр – молодой выпускник МГТУ имени Баумана, «бумажная крепость» на столе которого чуть ли не вдвое превосходила мою как по высоте, так и по толщине «стен».
   – Ты же говорил, что в сто раз, а не в миллион? – удивился Константин – ещё один молодой конструктор, слишком солидный для своих двадцати восьми лет. – Сами себе противоречите, коллега.
   – Он всё правильно сказал, – ответила за меня Елена Григорьевна – специалист по криогенной технике, чья теоретическая подготовка, пожалуй, была лучшей во всём отделе. – Стократное отличие линейных размеров двух геометрически подобных трёхмерных объектов эквивалентно отличию объёмов в миллион. В сто раз длиннее, в сто раз выше и в сто раз толще – это в миллион раз объёмнее. Школьную стереометрию надо помнить!
   – А-а, ну-ну! – недовольно пробасил Константин. – Пойду, учебники почитаю.
   – Вселенная-то, хоть, расширяться не перестала? – спросил Вячеслав Васильевич, начальник сектора.
   – Об этом ничего сказано не было! – немного резко ответил я, сломав шариковую руку, которую держал в руке. – Просто 99,9999% обозримой Вселенной куда-то провалилось.
   – В сверхмассивную чёрную дыру! – воскликнул Александр.
   – В природе нет таких чёрных дыр! – усмехнулся я. – Даже среди сверхмассивных.
   – Значит – гипер-массивная ультра-чёрная супер-дырища, – страшным голосом сказал Константин. – Весь дальний Космос захавала!
   – Нас-то не проглотит? – задал риторический вопрос Александр.
   – Как знать, как знать, – съехидничал Константин. – Может, завтра проснёмся уже в ней!
   – И будем вечно падать! – снова усмехнулся я, причём – как-то нездорово.

   Никогда прежде моё желание поскорее вернуться домой с работы не было столь сильным! На территории режимного предприятия доступ в интернет весьма ограничен, а на прошлой неделе для сотрудников нашего отдела он прекратился вовсе. Мне не терпелось узнать подробности! Для меня ведь очевидно, ЧТО сделало невидимым космическое пространство за пределами Местного сверхскопления галактик! Как??? Этого я не мог себе представить. Мне оставалось только гадать. Абсолютно чёрный ящик размерами не превосходит лазерный принтер, к которому подключён мой рабочий ноутбук, но мрак и пустота внутри него неисчерпаемы, как внегалактическая тьма…

          
                                      Глава 5

   Вечер вторника, 20:15. Я ворвался в свою квартиру, запер дверь, сбросил верхнюю одежду и обувь, и побежал в свою комнату, к компьютеру. Пока загружалась операционная система, я снял ящик со шкафа. Сплошная, непроницаемая поверхность без единого отверстия, ничуть не изменилась за трое суток. Я всерьёз задумался. Может быть, плюнуть на все и зарыть его в землю? Или отнести этот артефакт в какой-нибудь НИИ, чтобы сделать его достоянием науки? К сожалению, наш институт такими вещами не занимается, но ведь есть масса других? 

   В моём кармане завибрировал телефон. Я достал его и обнаружил sms, пришедшее с моего номера. Текст был такой: «Ящик должен быть у тебя. Обязательно посмотри девятичасовой выпуск новостей». Вот, чтецы мыслей, а! «И десятичасовой тоже?!», – написал я в ответ, добавив в конце подмигивающий смайлик. Сообщение вернулось мне. Изверги проклятые! У меня к ним столько вопросов, а они не хотят вести диалог!

  В интернет выйти не получилось – какая-то ошибка при проверке имени и пароля. Такое бывает редко и через полчаса, как правило, проблема исчезает. Но мне так НЕ ТЕРПЕЛОСЬ, что я был готов разбить молотком этот грёбаный модем, хотя дело было вовсе не в нём! Ладно, из новостей всё узнаю, как мне и велели… то есть, я хотел сказать – посоветовали! 
   
   Полчаса спустя я сидел перед экраном телевизора и смотрел репортаж о чудовищной аномалии в обозримом космическом пространстве. Оказывается, три часа назад видимая Вселенная стала ещё меньше! Она сократилась до размеров местной группы галактик – гравитационно-связанной системы, число галактик в которой едва превосходит полсотни. Среди них лишь три крупные – Млечный Путь, Туманность Андромеды и галактика Треугольника, а остальные звёздные системы – карликовые, минимум в десятки раз уступающие крупным по количеству небесных тел. Диаметр местной группы не превосходит четырёх миллионов световых лет, а это – в сорок раз меньше, чем вчера, и в четыре тысячи раз меньше, чем два дня назад, когда «открылся» мой ящик. Через минуту я узнал более точные данные. Космос, видимый в данный момент, представляет собой параллелепипед, габаритные размеры которого составляют три миллиона двести тысяч, два миллиона восемьсот тысяч, и два миллиона сто тысяч световых лет соответственно. Внутри него находится наш родной гигант Млечный Путь со всеми четырнадцатью галактиками-спутниками, ещё более необъятная Туманность Андромеды, потерявшая семь из восемнадцати спутников, и несколько «мелких» галактик, некогда сопровождавших большую галактику Треугольника. Сама галактика Треугольника бесследно исчезла.

    Последнее событие было детально описано. В соответствие с эффектом Доплера удаляющийся космический объект должен излучать низкочастотные электромагнитные волны. Чем выше скорость, тем больше длина волны и меньше её частота. Самым низкочастотным видимым светом является красный, поэтому эффект роста длин волн, испускаемых галактиками, с увеличением скорости их удаления от наблюдателя назвали «красным смещением». Этот эффект можно выразить количественно, он вычисляется по определённой формуле. Для покоящегося объекта он равен нулю, для объекта, движущегося почти со скоростью света, стремиться к единице.  Так как расстояние между любой парой галактик растёт вследствие расширения Вселенной, скорость удаление галактики тем больше, чем дальше она находится. Соответственно, растёт и красное смещение.

     В шесть вечера по московскому времени красное смещение галактики Треугольника внезапно начало резко падать и за несколько секунд обратилось в ноль. То же самое произошло с двумя его спутниками и одним спутником Туманности Андромеды. Исчезновение других галактик произошло мгновенно. «Вселенная стала конечной, – констатирует эксперт NASA Марк Хоффман. – У неё появились ровные, чёткие границы, подобные стенкам непроницаемого ящика, причём стенки эти сдвигаются. Мы не можем дать объяснение этому феномену и хотя бы предположить, к чему приведёт его развитие в будущем. Остановимся на галактиках, которые перестали быть видимыми после зафиксированного падения красного смещения. Их скорость была практически одинакова и составляла пятьдесят четыре километра в секунду. Ровно в десять утра по вашингтонскому времени она начала резко падать – буквально за пару секунд уменьшилась до сорока километров в секунду, за три последующие секунды снизилась до тридцати, а ещё через пять секунд наши приборы зарегистрировали значение, строго равное нулю. Это выглядело так, словно процесс расширения Вселенной встретил  непреодолимое препятствие,  остановившее движение галактик на стенках исполинского ящика».

     В это время на экране появилось изображение того, что осталось от Космоса. Внутри гигантского параллелепипеда – две крупные спиральные галактики, расположенные почти вплотную к двум противоположным граням, удалённым друг от друга на один мегапарсек. Картина сделана в масштабе – Млечный Путь и Туманность Андромеды среди прочих звёздных систем кажутся великанами, окружёнными толпой лилипутов. 

    «В данный момент нельзя предложить каких-либо разумных альтернатив «гипотезы ящика», – вещал с экрана отечественный академик-астрофизик В. В. Рыбаков – Тут дело не только в специфической форме наблюдаемой области космоса. К примеру, предположение о том, что все объекты вне местной группы галактик перестали излучать вследствие грандиозного катаклизма, физически несостоятельно. Причина следующая. Чтобы пересечь «исчезнувшее во тьме» космическое пространство, электромагнитному излучению требуются миллиарды лет. Поэтому информация, которую мы получаем об объектах дальнего космоса – это сведения из далёкого прошлого. Взять, к примеру, два квазара – 3C 273, расстояние до которого составляет около 2,4 миллиарда световых лет, и PC 1247+3406, находящийся в шесть раз дальше. Первый из них мы видели таким, каким он был во времена зарождения жизни на Земле, а информация о втором соответствовала времени, когда ещё не было ни Земли, ни Солнца. Те события, которые аппаратура пресловутых космических обсерваторий воспринимала, как одновременные, в реальности разделяли двенадцать миллиардов лет. Допустим, что неведомый катаклизм «погасил» PC 1247+3406 на пять миллиардов лет раньше 3C 273. Если бы обсерватории работали вечно, то первое событие по их данным произошло бы только через семь миллиардов лет после второго. Если предположить, что никаких «стенок в пространстве» нет, и квазары действительно «растворились во тьме», то для того, чтобы мы увидели их исчезновение одновременно, интервал между этими двумя события должен быть строго равен отношению расстояния между ними к скорости света в вакууме. А теперь представьте себе, насколько мала вероятность того, что срок в двенадцать миллиардов лет совпадёт со временем прохождения света между квазарами с точностью до секунды! Едва ли стоит полагать такое событие возможным. В поле зрения обсерваторий  находилось почти двести тысяч квазаров и свыше ста миллиардов галактик. Их «одновременное» исчезновение должно было бы происходить в течение миллиардов лет, а интервалы между «растворением» во тьме отдельных объектов – строго соответствовать расстояниям до них. Предположим, что некая «волна тьмы» «затопляет» пространство со скоростью света. В этом случае, мы вообще ничего не увидели бы, так как она накрыла бы нас одновременно с потоками квантов.  Можно начать говорить о некотором отличии скорости «волны тьмы» от скорости света и взращивать на этой почве множественные гипотезы, но в них слишком многое будет притянуто за уши, что будет возводить их в ранг словоблудия. Я нисколько не сомневаюсь в существовании гигантских экранов, образующим в пространстве непроницаемый «ящик» объёмном в миллиарды миллиардов кубических световых лет. Не исключено, что таких ящиков несколько, и они вложены друг в друга»…

     Одиннадцать часов вечера. Я сижу на диване перед выключенным телевизором, разглядывая своё отражение в плоском экране. Время от времени я перевожу взгляд на коробку, которую поставил себе на колени и снова убеждаюсь, что никакого отражения в её поверхности нет и быть не может. Во Вселенной есть лишь два абсолютно чёрных параллелепипеда – она и тот, в котором заперт видимый Космос. Как они связаны друг с другом? Как я связан со всем этим? Мне не дано этого понять. А кому-нибудь в мире дано?! Например – этот академик, изучив мой «подарок», смог бы получить хоть какие-то результаты? Информация о нём, включая контактную, точно есть в интернете…  Да, так и сделаю! Он дядька умный – вот пускай и разбирается с этим феноменом. Если «великое затмение» 2011 года войдёт в историю, то в неё будет вписано и моё имя! Я поставил ящик на диван, поднялся на ноги и пошёл в другую комнату, к компьютеру.

   Я был в двух шагах от двери, когда в комнате раздался грохот, будто на пол с высоты двух метров упала пудовая гиря. Я чертыхнулся и отпрыгнул назад. В комнате замигал свет, грохнула балконная дверь. Мимо меня пулей пронеслась ошалевшая, взъерошенная кошка. Секундой позже я вбежал в комнату. Люстра раскачивалась под потолком, балконные двери были распахнуты настежь. Посреди комнаты на полу валялся мой модем. Вернее – то, что от него осталось. Неведомая «гиря» упала прямо на него.
 
    В этот момент мобильник просигналил о принятом сообщении. Я вздрогнул так, будто меня ударило током. Можно было не сомневаться, что… да, так и есть! Оно пришло с моего номера, от чёртова собеседника-двойника. Текст был такой: «Никаких исследований! Ты всё погубишь! Держи ящик при себе, он – единственный портал в твой Мир».  «В мой Мир?! Каким образом?!», – написал я в ответ. Сообщение пришло мне. Вот сволочь, а! 
 
     Я выскочил на балкон. Там никого не было, на улице – тоже. Я вернулся в комнату и запер двери. Провода, которые только что были присоединены к модему, валялись на столе. Меня отрезали от интернета, запретили разглашать тайну ящика. Можно найти другой способ сообщить о моём «открытии», но, боюсь, эти попытки будут также грубо пресечены. Кто бы это ни был, они опасны. Сейчас пострадала только техника, но если я ослушаюсь их, то последствия могут оказаться куда серьёзнее. Новый модём я куплю в самое ближайшее время, но больше не буду предпринимать попыток рассказать о том, что я знаю.
 
     Когда я вернулся в комнату с веником и совком, люстра перестала мигать и вращаться. Честно говоря, твари они пакостные! Что, обязательно нужно было уничтожать устройство! Могли бы, например, перекрыть мне доступ к определённым сайтам. Хотя… Тогда я сошёл бы с ума в эту ночь, не понимая, почему нигде нет никакой информации об интересующих меня лицах и организациях. 
 

                                   Глава 6
 
     Среда, 8 июня, одиннадцать тридцать утра. Я сижу в своей «бумажной крепости», теребя в руках ластик и рассматривая незаконченный чертёж на экране монитора. Это моя работа, но мне нет до неё дела. Время от времени в голову приходит мысль, что чертёж нельзя стереть ластиком, и я понимаю, что всё больше сожалею об этом. Удалить файл, что ли? У него есть три копии – на другом компьютере в этой комнате, на флешке и на моём домашнем ноутбуке. Я, вообще-то, должен закончить его до следующих выходных. Но наступят ли они?

   Уже трое коллег спросили, не заболел ли я. Один из них посоветовал мне отпроситься у начальника и уехать домой после обеда. Я так и сделаю. Обязательно. Ночь прошла без сна, мысли мои далеки от актуальных проблем НИИ, и толку от меня, как от работника, сегодня не будет. Обед у нас в двенадцать, так что отпрашиваться надо прямо сейчас. Причина? Скажу, что плохо себя чувствую, и не солгу. Мне надо быть дома, рядом с чёртовой коробкой. И постоянно быть в курсе всех происшествий в обозримом космическом пространстве.

   Начальство у нас душевное, к проблемам подчинённых относится с пониманием. Меня отпустили безо всяких вопросов, и к трём часам пополудни я был дома. Коробка осталась прежней, новых сообщений на телефоне не было. Модем?.. Блин, модем забыл купить! До ближайшего магазина, где можно его приобрести, всего два километра, но в нашем городе туда быстрее дойти пешком, чем добраться на общественном транспорте. Мне не хотелось выходить из дома. Я включил телевизор, и стал ждать новостей.

   В три часа ничего нового не сказали. В четыре часа – тоже. Примерно в половине пятого я уснул на диване перед телевизором. Мне снилось, будто я лежу на бескрайнем ложе под бесконечным чёрным одеялом в тёмном, пустом зале без потолка и стен. Пытаясь устроиться поудобнее, я всё больше заворачиваюсь в одеяло, постепенно превращаясь в огромный кокон. В конце концов, я понимаю, что просто кручусь на месте, наматывая на себя новые слои чёрной ткани, и не могу остановиться. Я задыхаюсь, и меня охватывает паника. КАК ОСТАНОВИТЬ ЭТО???!!!

   Я проснулся. Вокруг светло… светло… солнце ещё высоко, а «негр» уже давно не работает. Время? 18:57! Телевизор включен. Если что-то произошло, то я узнаю об этом прямо сейчас!

   Но и в этом выпуске были только старые данные. Информация, всё-таки, не распространяется мгновенно. Вчера, вон, три часа прошло прежде, чем телезрители узнали о новом сжатии наблюдаемой Вселенной.

   Сегодня это произошло быстрее. В восьмичасовом выпуске новостей сообщили, что видимый Космос уменьшился до одной-единственной галактики – Млечного Пути.  Ровно в восемнадцать ноль-ноль по московскому времени стенки «ящика» сблизились настолько, что пространство внутри него сократилось в двадцать раз по каждому из трёх измерений.  Теперь они составляют сто шестьдесят, что сорок, и сто пять тысяч световых лет. Млечный путь, диаметр которого не превосходит ста тысяч световых лет, помещается внутри него целиком, но периферийные участки нескольких спиральных рукавов оказались очень близко от непроницаемых стенок. Дело в том, что центр нового «чёрного параллелепипеда» не совпадает с центром нашей галактики – они удалены друг от друга примерно на двадцать семь тысяч световых лет.  «Середина» теперешней Вселенной – точка пересечения двух диагоналей параллелепипеда – оказалась в одном из спиральных рукавом Млечного Пути, почти на одинаковом расстоянии между его ядром и периферией. Примерно в этом месте располагается Солнечная Система.

   Итак, Мироздание исчезает, съёживается. Каждый день его линейные размеры уменьшаются в десятки раз, объём – в десятки тысяч. Вернее, это наблюдается ежедневно, а в реальности стенки ящика резко сдвигались через огромные, неравные, быстро сокращающиеся промежутки времени. Последний коллапс произошёл, когда на Земле была эпоха среднего палеолита. Многие люди путают понятия «галактика» и «видимый Космос». Теперь они правы – из ста миллиардов галактик существует только одна. По крайней мере, так будет до завтрашнего вечера.

   Многие вообще не понимают, что происходит, из-за чего столько шума вокруг исчезающих галактик, если это никак не сказывается на Земле? Почему не сказывается? Я решил произвести некоторые элементарные вычисления. Если рассмотреть влияние гравитационного поля космических объектов на нашу планету, то был ли весомым вклад колоссальных звёздных систем, растворившихся во мраке? В соответствии с законом всемирного тяготения, сила гравитационного взаимодействия Земли с далёким небесным телом прямо пропорциональна массе этого тела и обратно пропорциональна квадрату расстояния до него. «Далёким» в том смысле, что расстояние между ним и нашей планетой хотя бы на порядок превосходит размеры взаимодействующих тел. Сравним, к примеру, влияние Солнца и Луны. Первое из этих тел в триста тридцать тысяч раз массивнее Земли, второе – в восемьдесят раз легче. Таким образом, Солнце массивнее Луны в двадцать семь миллионов раз, но при этом находится лишь в четыреста раз дальше неё. Четыреста в квадрате – сто шестьдесят тысяч. Если двадцать семь миллионов разделить на сто шестьдесят тысяч, то получится примерно сто семьдесят. Таким образом, гравитационное поле Солнца влияет на Землю в 170 раз сильнее, чем поле Луны. А другие тела? Взять, допустим, Юпитер – самую большую планету Солнечной системы. Он примерно в тридцать тысяч раз массивнее Луны, но расстояние до него в две тысячи раз больше. В квадрате – четыре миллиона. Итог – Юпитер влияет на Землю в 130 раз слабее Луны и в двадцать две тысячи раз слабее Солнца. Сатурн, Уран и Нептун меньше Юпитера и ещё более далеки. Кто ближе Юпитера? Венера, Марс и Меркурий. Первая из этих планет немного уступает Земле по массе, но находится так далеко, что её поле в десятки раз слабее лунного. Марс – меньше и дальше, Меркурий – тем более. О кометах и астероидах вообще говорить не стоит. Значит, во всей Солнечной системе только Солнце и Луна создают существенное для Земли гравитационное поле.

    А звёзды? Самыми массивными являются так называемые гипергиганты, но и их масса превосходит Солнечную не более, чем в триста раз. А расстояние… Ближайшая звезда от нас в триста тысяч раз дальше Солнца. Она – далеко не гипергигант, но даже если бы она была им, то влияла бы на Землю сотни миллионов раз слабее Солнца! Короче – звёзды по боку. А галактики? Чтобы сразу отбросить все сомнения, я вычислил влияние ядра Млечного Пути. Во сколько раз оно массивнее Солнца? Максимум – в сто миллиардов. А расстояние до него? Двадцать семь тысяч световых лет – это около 250 квадриллионов километров, то есть в миллиард с лишним раз больше, чем до Солнца! В квадрате – вообще сказать страшно. Итог – гравитационное поле галактического ядра в области орбиты Земли в миллионы раз слабее Солнечного. Что из этого следует? Правильно – в плане гравитации на Землю существенно влияет только её естественный спутник и то, естественным спутником чего является она сама. А другие силовые поля?  Электромагнитные, например?  На большом расстоянии от заряженного тела напряжённость электромагнитного поля также обратно пропорциональна квадрату расстояния.

   Значит, на Земле ничего не изменится до тех пор, пока существуют Луна и Солнце. Но при таком быстром сокращении пространства размеры ящика могут стать меньше диаметра орбиты Земли уже в ближайшие дни, и вот тогда… нет, лучше не думать об этом…

   
                                   Глава 7

    Четверг, 9 июня, девять часов утра. Я чувствую себя как никогда хорошо! Не знаю, как правильно называется моё состояние – эйфория или исступление? Я двигаюсь в пространстве так быстро и легко, словно гравитационное поле нашей планеты больше не действует на меня. Я невесом, я не хожу, а летаю! Коллеги поражаются моему небывалому благодушию. Я говорю громко, мои формулировки предельно лаконичны, я способен невероятно быстро и грамотно выполнить любое поручение. Мне кажется, что я стал выше, по крайней мере, на полголовы. Сегодня я невесом и величественен, как полубог.

    Мир умирает… Умирает, чёрт возьми!!! Совсем скоро «космический чёрный ящик» сожмётся в точку, и Вселенная будет низвергнута в Небытие. После этого уже ничего не будет. Никакого движения, никаких процессов – только Абсолютный Покой. Все мои волнения, все страхи за будущее будто поглотились стенками сжимающейся непроницаемой коробки. Наверное, то же самое чувствовал бы Сизиф, если бы докатил свой камень до вершины горы. У меня больше нет проблем! Никаких обязанностей, никакой ответственности! Сейчас я могу сделать всё, что захочу, например – пойти и нагадить под дверь генеральному директору за то, что в прошлом месяце он лишил премии всё наше подразделение. Как ни парадоксально, именно это ощущение независимости и вседозволенности порождало во мне бесконечное стремление стать идеальным человеком в глазах окружающих. Свою работу, которая за последние три дня едва сдвинулась с мёртвой точки, я закончил к обеду. Я общался с коллегами, участвовал в разговорах на любые темы, при этом непрерывно острил, высказывал любопытнейшие суждения и при доказательстве их всегда приводил яркие примеры. Три последних часа рабочего дня я провёл в кабинете начальника отдела, за это время мы обсудили с ведущими разработчиками целых четыре проекта и по каждому из них я предложил чуть ли не инновационное решение, созревшее в моей голове в послеобеденное время. Под конец совещания я почувствовал себя хозяином этого кабинета. Думаю, у меня были бы все шансы в скором времени занять его, если бы этого времени не было так мало. В шесть вечера я вышел из дверей огромного серого здания НИИ под руку с юной светловолосой проектировщицей Мариной из соседнего отдела, по которой тайно вздыхал весь последний год. Потом – несколько часов вещественного, земного, житейского Рая, в сравнении с которым гипотетический Небесный Рай кажется глупой, мёртвой абстракцией. Небо в эту ночь было таким же чистым, как и всю последнюю неделю. Я наблюдал звёзды через окно в её комнате. Божественная, величественная картина, которую я могу дорисовать силой своего воображения, гипертрофировав до бесконечности… нет – до несебетождественной сверхбесконечности! Но – не сейчас… сейчас я не могу думать… Да и Космос этот… я не сразу понял, что он стал больше походить на Бездну, ибо в нём теперь меньше света. Меньше звёзд. Телескопы больше не нужны – коллапс Мироздания виден невооружённым глазом…
 
    Подробности я узнал в пятницу утром. Видимая Вселенная сжалась до параллелепипеда размером 960 на 840 на 630 световых лет, в центре которого расположена Солнечная система. Самые далёкие видимые звёзды в новом «чёрном ящике» удалены от нас не более, чем на двести парсеков, поэтому некоторые яркие гиганты и сверхгиганты – Ригель, Бетельгейзе, Антарес, Денеб и другие – оказались вне этого замкнутого пространства. Исчезли, перестали существовать.

   Только теперь люди поняли, что происходит, и началась всемирная паника, которую уже окрестили «космической клаустрофобией».  Ещё бы – столько нелепых слухов о конце света, и вдруг – настоящая катастрофа! Пока в небе гаснут далёкие звёзды, нам ничего не грозит, но что будет, когда вне стенок «абсолютно чёрного ящика» окажется Солнце?! Телевидение и газеты молчали об этом, но в интернете тема обсуждалась очень активно. В данный момент я сидел в кабинете Марины, держа в руках её iPhone, и читал статью, написанную блоггером Живого Журнала. Она называлась «Конец бесконечности: последние дни Вселенной».  «Возрадуйтесь, человеки – нам всем осталось жить не больше недели! – жестоко ехидничал автор. – Видимо, Господь-Вседержитель пришёл к выводу, что создал полную (…), и решил утилизировать Вселенную, сплющив её до размеров кванта пространства-времени». За этими словами следовала чрезвычайно многопиксельная иллюстрация, на которой был изображён огромный, седовласый, белобородый старец с нимбом над головой. Безумно вытаращив глаза и оскалив зубы, старец сжимал Космос в абсолютно чёрных тисках. Далее блоггер описывал, что станет происходить на Земле после исчезновения Солнца, вернее – что стало бы происходить, если бы Космос прекратил сжиматься: «В среднем на каждый квадратный метр поверхности Земного шара приходится 1,37 киловатта энергии, поступающей от Солнца, а на каждый квадратный километр, соответственно, 1 миллион 370 тысяч. Радиус Земли составляет около 6370 километров, а площадь экваториального сечения, соответственно, 127 миллионов квадратных километров (на иллюстрации – Земной шар с указанием радиуса и заштрихованным сечением, поток лучистой энергии показан стрелками, направленными из Космоса к его поверхности, за пределами атмосферы изображена крохотная площадка в один квадратный километр, расположенная перпендикулярно стрелкам, рядом с площадкой написано «1.370.000 Вт/км^2»). Таким образом, на Землю поступает около 184 триллионов киловатт энергии, что эквивалентно ежесекундному взрыву сотен атомным бомб (изображены весы, на одной чаше которых – освещённая Земля, а на другой – бесчисленные атомные «грибы»). Если этот колоссальный энергетический поток прекратиться, Земля не погибнет мгновенно. Её ждёт долгая, мучительная агония. Через десять суток температура на всей поверхности планеты станет ниже нуля по Цельсию (изображён африканский дикарь, посиневший от холода возле покрытой льдом пальмы). Через три недели средняя температура биосферы понизиться до отметки минус сто градусов, океаны промёрзнут до дна (показан ледяной массив многокилометровой толщины с замурованными в нём рыбами, моллюсками и другой океанической живностью). Через месяц все атмосферный газы перейдут в твёрдое состояние (на иллюстрации -  Земной шар, висящий в абсолютной пустоте и окутанный слоем люда). Сорок дней спустя вымрут последние, самые стойкие микроорганизмы (изображён десяток гротескных синих микробов со скошенными глазами и вывалившимися фиолетовыми языками). Но мы не увидим этого, ибо «космический пресс» расплющит планету гораздо раньше, чем она остынет (показана холодная планета, сминаемая чудовищным механизмом). А посему настоятельно рекомендую каждому купить ящик водки и как можно скорее упиться до состояния блаженного, бездумного анабиоза (изображён вдрызг пьяный мужик, который валяется возле горы пустых бутылок с умиротворённой  улыбкой на опухшей роже)! Умрём счастливыми, дамы и господа! Помниться, до Большого взрыва Вселенная была заключена в единственной точке, называемой Сингулярностью, в которую теперь и вернётся! Пусть Сингулярность нам всем будет пухом! АМИНЬ, (…)!!!!!!!!!!!!».

     –  Думаешь, так и будет? – всхлипнула Марина.
     – Не знаю, – мрачно ответил я. – Никто не знает. Никто ничего не может сделать. Остаётся только ждать.
     – Интересно, что хуже – замёрзнуть или быть раздавленной?! – произнесла она болезненным шепотом.
     – Да глупости всё это! – уверенно и громко заявил я. – Кто вообще сказал, что Космос, который мы больше не видим, перестал существовать?! Что, если он просто отделён от нас стенками ящика? Пусть в определённый момент Солнце окажется снаружи его, а Земля – внутри, но максимум через три дня ящик сожмётся настолько, что планета перестанет помещаться в нём. Земля выйдет за пределы чёрного параллелепипеда, а там – и Солнце, и остальные небесные светила. «Космический пресс» козлы-пессимисты придумали!  Не надо им верить! Думаю, на следующей неделе всё проясниться, а потом «коллапс Вселенной» войдёт в историю, как самый невероятный, самый загадочный феномен за всю историю астрономических наблюдений.

    На лице Марины воссияла улыбка, способная затмить все видимые и невидимые звёзды.

    – Я лучше тебе буду верить, – нежно прошептала она, крепко взяв меня за руку и положив голову мне на плечо. – Твоя теория гораздо правдоподобнее.


                                     Глава 8

    Пятница, 10 июня, одиннадцать часов вечера. Дважды повернув ключ в замочной скважине, я со всей злобой пнул дверь своей квартиры. Вот, подонок, а?! Предупредить заранее не мог, сволочь поганая! Из-за него домой ехать пришлось! Я был у Марины, мы смотрели семичасовой выпуск новостей. Видимый Космос сжался до размеров Солнечной системы! Вернее, Солнце и его спутники теперь были единственными вещественными объектами в наблюдаемом пространстве, точные размеры которого установить не удалось. Известно только то, что в центре нового чёрного параллелепипеда, скорее всего, находится Солнце, а ближайшая к нам звезда – Проксима Центавра, расстояние до которой едва превосходит четыре световых года, больше не видна. Я сидел на мягком диване в небольшой, уютной, со вкусом обставленной комнате, рядом с любимой девушкой. Мы оба верили, что мир скоро станет прежним… И вдруг мне приходит sms от моего двойника: «Ты должен забрать коробку! Всегда будь рядом со своим чёрным ящиком – только так ты сможешь пережить гибель этого мира и увидеть то, что ты создал!». ГИБЕЛЬ?! ЧЁРТ!!!

    Я сказал Марине, что у меня дома, якобы, прорвало трубу, теперь там потоп, залило соседей снизу, и мне срочно надо уехать. Я был так зол, что напугал её. Кое-как взяв себя руки, я пообещал, что вернусь как можно скорее, и побежал к метро. На восьмичасовую электричку, следующую до моего города, я опоздал буквально на три минуты. Твою мать, ну и денёк!! Выехал из Москвы только в начале десятого, прибыл в пункт назначения без пятнадцати одиннадцать. Пока шёл домой – пятнадцать минут пешком по темноте – мой взгляд был устремлён вверх, поэтому я часто спотыкался, а один раз едва не сломал ногу. Небо опять было чистым, но теперь – не только от облаков, но и от светил. Луна и пять разновеликих светлых точек – вот и всё Мироздание! Чтобы пересчитать всё звёзды на теперешнем небе, достаточно пальцев одной руки. Кроме того, это не звёзды, а планеты Солнечной системы, видимые невооружённым глазом – Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн. Мне не хватало остроты зрения, чтобы разглядеть Уран и Нептун, но, по сведениям астрономов, они всё ещё отлично видны вместе со всеми спутниками. Так будет до завтрашнего вечера, а потом… О, Господи…

    Я не собирался задерживаться дома больше, чем не минуту – надо насыпать кошке в миску трёхдневный запас еды, взять коробку, а потом нестись, сломя голову, на автовокзал, чтобы успеть на последний автобус, так как электрички в Москву в это время уже не ходят. Не снимая обуви, я вбежал в комнату, включил свет, снял ящик со шкафа и бросил его в огромный чёрный пакет – тот, с которым в прошлое воскресенье ходил на день рождения. Наполнив кошачью миску сырым куриным мясом, я быстрым шагом направился в сторону входной двери. В этот момент неразговорчивый «мобильный двойник» прислал мне новое сообщение. Ну, что там?! Текст был такой: «Тебе понадобиться твой ноутбук! Кроме того, тебе не следует покидать квартиру». Ноутбук?! Ладно, возьму его с собой. Не следует покидать квартиру?! «Не следует» и «нельзя» – разные вещи! Кроме того, в конце предложения поставлена точка, а не  восклицательный знак. Таким образом, оно содержит рекомендацию, а не приказ. Я не буду ей следовать! Я должен быть рядом с Мариной – если мой чёрный ящик действительно дарует безопасность, то мы спасёмся вместе. Я не хочу быть единственным, кто переживёт ЭТО! Одиночество хуже смерти – я понимаю это лучше, чем кто-либо другой. Минуту спустя я выбежал из подъезда с двумя пакетами в руках. В одном из них был абсолютно чёрный ящик,  в другом – немного менее чёрный ноутбук с зарядным устройством и мышкой, кошелёк и паспорт.

   В половине второго ночи я вернулся к Марине. Около четырёх утра она уснула, но я не мог последовать за ней в мир грёз. Стараясь не потревожить её, я встал с постели и подошёл к окну. Всё та же картина – пять планет и Луна. Завтра я расскажу Марине о своём «подарке», ибо никто не запрещал мне этого. Пусть хотя бы она знает. Я извлёк коробку из пакета и поставил её на подоконник. Ещё раз осмотрел и ощупал со всех сторон. Результат – круглый ноль, ни единого изменения. Абсолютная непроницаемость, и конечный объём, внутри которого заключено жуткое в своей неопределённости Нечто. Как оно может спасти меня?! Ноутбук ещё… он-то здесь причём?! И самое главное – как я создал всё это???! Я знал, что скоро получу ответы на эти вопросы. Точное время не было мне известно, и это сводило меня с ума. Если я переживу гибель Вселенной, то что со мной будет ДАЛЬШЕ???! Смогу ли я уберечь Марину?! Скоро узнаю… скоро… в понедельник или во вторник, наверное? Если они наступят, конечно…


                                     Глава 9

    … Воскресенье, 12 июня, 8 часов 43 минуты утра… Нет, 8 часов 41 минута – у моей любимой светловолосой проектировщицы просто спешат часы. Если бы Солнце не было таким ярким, мы смотрели бы на него, не отрываясь. Оно величественно. Оно божественно. Два октиллиона тонн высокотемпературной плазмы, ежесекундно источающей в пространство чудовищную энергию. Будь проклят тот, по чьей вине оно была отнесена к категории жёлтый карликов. Солнце – великан, титан, колосс звёздного мира! Всякие Ригели и Антаресы канули в небытие, а оно всё ещё с нами. Бог, каким бы тираном Он ни был, не имеет право отнимать у нас это Вселенское Сокровище! Пусть в его животворных лучах теперь купаются только Земля и Луна, но оно наше… наше по праву… Тьма стенок абсолютно чёрного ящика не впитает, не растворит его…

    Маринка перестала плакать. Три часа назад у неё началась истерика, и только теперь она успокоилась. Ночь прошла без сна. Вчера вечером, в половине седьмого, сообщили об исчезновении планеты Нептун. Диаметр её орбиты составлял около девяти миллиардов километров. Чтобы преодолеть это расстояние, свету требуется всего восемь часов. Около полуночи СМИ проинформировали о том, что Уран стал невидимым. Как же так?! Ведь никаких изменений до завтрашнего вечера не должно было произойти?! С другой стороны, линейные размеры пространства за шесть часов сократились всего в полтора раза. Неужели «космический ящик» теперь сжимается непрерывно? Растворение во мраке следующей планеты – Сатурна – мы видели собственными глазами. В три пятнадцать ночи яркая точка на небе просто погасла, будто перегоревшая лампочка. Кроме того, было установлено, что Солнце находится не в центре параллелепипеда, а в ста пятидесяти миллионах километров от него – таков диаметр орбиты Земли. В шесть утра стало известно об исчезновение Юпитера. Незадолго до этого я сказал, что орбита Юпитера всего в пять раз больше земной. Нервы Марины не выдержали – она зарыдала и все мои попытки успокоить её были тщетны. За последние сутки миллионы людей по всему миру покончили с собой от безысходности, и она в любое мгновение могла сделать то же самое. Марина не позволяла подойти к ней, кричала что бессвязное. Мне показалось, что она хулит Бога, обвиняет Его во всем, что происходит в мире и требует спасти планету, изменить её, мгновенно очистить от скверны и подарить Рай всем тварям, от простейших до людей. Но Он не отвечал ей, и она всё больше напоминала одержимую Дьяволом – её глаза выкатывались из орбит, она скалила зубы, извивалась, выкручивая суставы, её крик всё более походил на рёв огромного хищника, издыхающего в муках от ужасных ран. Мне хотелось бежать из её квартиры, но я не мог. А потом всё прекратилось, будто Сатане наскучило терзать её душу. Зачем, если есть легион других?! Все эти вопли и грохот на улицах, какие-то взрывы, временами сотрясающие Землю… Удивительно, что стекла до сих пор не вылетели! Прочные в Мариночкиной квартире стёкла. Качественные…

    Мы с ней молча смотрели друг другу в глаза, когда солнечный свет исчез. Нет, не померк – именно исчез. Мгновенно и бесследно.
 
  – Ой! – болезненно воскликнула Марина. – Всё уже, да? Мы умерли?!
  – Может быть! – пробасил я.
  – А это Рай или Ад?! – спросила она. – Что-то не видно ни чертей, ни ангелов? Для Чистилища темновато, мне кажется.
  – Да-да, – согласился я. – Кроме того, мы по-прежнему сидим на твоей кровати. Что касается света, то его источник я сейчас держу в руках!

   Я нажал кнопку на мобильном телефоне. Экран засветился. «Чистилище» оказалась очень похожим на комнату Марины. Слишком похожим. А вот и выключатель! Я нажал его и осветил помещение.
 
   – Вау! – восхитилась Марина. – Так наш мир ещё существует?
   – Пока – да, – подтвердил я. – Но Солнца уже нет. Остались только Меркурий, Венера, Земля с Луной, и, возможно, Марс и пара его крохотных спутников.
   – А Земля всё ещё вращается? – спросила Марина.
   – Двигаться по эллиптической орбите и вращаться вокруг оси её заставляло гравитационное поле Солнца,  – ответил я. – Поля теперь нет, Земля движется прямолинейно и с постоянной скоростью. Что же касается вращения, то оно продолжается. Сил, вызывающих его, уже нет, но нет и того, что рассеивало бы кинетическую энергию вращательного движения.

    Непроглядный мрак за окном пронзил электрический свет уличных фонарей и окон домов. Вскоре к нему присоединились петарды и фейерверки – кто-то явно ждал момента, когда Великий Жёлтый Карлик погаснет в небе. Остывающий воздух улицы взорвался криками. Мы с Мариной одновременно очутились возле окна. Внизу бесновалась толпа. Голосов было настолько много, что оглушительный гул их был почти монотонным. Заорали автомобильные сигнализации, раздался звон разбиваемых стёкол, грохот ударов железа по железу… Марина задёрнула шторы и, схватив меня за руку, отвела от окна.

    – Они празднуют Конец Света, – неожиданно спокойно сказала она. – И начало Бесконечной Тьмы.
    – Но мы ведь не будем к ним при-при… ой, чёрт!... при-со-е-ди-нять-ся? – еле выговорил я, чувствую, что моя щека дёргается от тика.
     – Будем! – уверенно ответила Марина, расплывшись в самой ослепительной улыбке. – Но – по-своему…

     … Вторник, 14 июня, девять часов утра. Разумеется, понятие «утро» я использую по привычке – в умирающем мире царствовала Абсолютная Ночь. В нашей комнате работает обогреватель, ибо температура на улице опустилась до +6 градусов по Цельсию. По крайней мере, так было полтора часа назад, когда я последний раз смотрел на термометр. С тех пор, как непроницаемые чёрные стенки отделила Землю от Солнца, мы не покидали квартиру. У нас всё ещё были еда, вода, газ и свет, а снаружи было крайне опасно. Время от времени разные придурки врывались в наш подъезд и принимались бегать по всем этажам, орать всякую чушь (в том числе – религиозную и псевдорелигиозную), звонить и колотиться в двери. Маринкиной дверью можно было восхищаться больше, чем окнами в её комнате – её эти оголтелые мракобесы так и не взломали! Поэтому мы всё ещё живы и физически невредимы. Агонизирующему Дьяволу, который прямо сейчас творит Всемирное Непотребство, мы не достанемся! Либо умрём людьми, либо выживем. Всё зависит от моего чёрного ящика, который вторые сутки стоит на нашей кровати.

    – Интересно, как он нам поможет? – в очередной раз спросила Марина, приподняв его за серебристую ручку.
    – Увидим! – в очередной раз ответил я. – Пока рано. Параллелепипед всё ещё вмещает Землю.
    – А ноутбук тебе зачем? – произнесла она голосом капризной девочки.
    – Повторяю в сто пятьдесят шестой раз – так надо! – ответил я с нарочито-комичной суровостью. – Сейчас нам следует держаться как можно ближе к коробке.
    – Я тебе верю! – усмехнулась она. – Но мне нужно отойти на пару минут.
    – Куда? – спросил я.
    – Туда, куда ты не можешь за мной последовать! – ответила она, щёлкнув меня по носу.
    – Я всё могу! – не согласился я.
    – Нет-нет-нет, – возразила она, поднимаясь с кровати. – Есть вещи, которые я делаю только в одиночестве!
    – А жаль…, – томно вздохнул я, потягиваясь.

    Натянуто улыбнувшись, она вошла в ванную и закрыла за собой дверь. Я повернул голову в сторону занавешенного окна. За ним был Ад, а это – хуже любого Мрака. Что-то хором прокричала толпа. Очередной взрыв сотряс стены. Рядом с моим правым боком что-то завибрировало. Это оказался мой мобильник. Мне пришло sms от меня самого. Текст был такой: ««Космический ящик» откроется завтра в 18:00. А сейчас положи перед собой ноутбук и мобильный телефон так, чтобы они касались коробки». ЗАВТРА ОТКРОЕТСЯ???!! Мой пульс мгновенно участился, меня обдало болезненной испариной. Знакомые чувства… Очень знакомые! Марина… Господи, как не вовремя она вышла! Неужели всё образуется???!

   Я выполнил просьбу двойника. Ноутбук и телефон лежали рядом, касаясь ящика, а я сидел на кровати, облокотившись на его крышку. И что… Что теперь?.. Стало очень тихо… Почему? Неужели все мракобесы одновременно надорвали глотки?.. Одна секунда тишины… Две секунды… Три…

    … Внезапно жуткий ГРОХОТ сотряс Вселенную вокруг меня!!! Стены комнаты лопнули, как хитиновый покров жука под ботинком пешехода. Колоссальный вихрь подхватил осколки стен и унёс их во тьму по спирали…

    …Кровати подо мной больше не было…
 
   …Я не понимал, где я…

   … Мимо меня пролетела искорёжённая железная конструкция размером в вагон поезда…

   … Свет, невыносимо яркий свет, будто погасшее Солнце снова зажглось всего в миллионе километров от Земли!.. Но – только на мгновение…

   … Полумрак… 
 

                                 Глава 10 
                                  
   … Я наблюдал неистовство чудовищной стихии. Вокруг меня носились гигантские осколки разрушенного мира – целые здания, вырванные с фундаментом, километровые комья земли, тысячетонные каменные глыбы… Но я только видел и слышал это, будто был единственным зрителем в фантастическом 4D-кинотеатре…

   Моя «зрительская ложа» занимала строго определённую область пространства. Во всяком случае, я не ощущал движения. Границ «ложи» видно не было, их положение и форму я определил наощупь. Это был параллелепипед, подобный моему чёрному ящику, но вдесятеро превосходящий его по каждому из трёх измерений. Его поверхность не сплошная – вблизи одного из нижних углов есть отверстие, в которое можно было бы бросить баскетбольный мяч. Из него сильно дует. Мне холодно. Но это – наименьшая из бед.

   Я здесь уже вторые сутки, если верить часам на телефоне и ноутбуке. Они лежат рядом на «полу» прозрачного параллелепипеда, прямо под чёрной коробкой, неподвижно висящей в воздухе. Я пытался и её поставить на пол, но она жёстко вросла в пространство, не сдвинувшись ни на микрон. Сегодня среда, 15 июня 2011 года. Время  – 17 часов 30 минут. Я всё ещё придаю смысл этим понятиям, хотя суток больше нет – вчера утром видимый Космос сжался так сильно, что Земной шар перестал помещаться внутри него.  Кроме меня, здесь больше никого нет. Совсем никого… Марина? Она мертва. Все мертвы. Есть только я, коллапсирующая Вселенная, два электронных устройства и абсолютно чёрный ящик. Вернее – два ящика, один внутри другого. Первый – мой, размеры которого не меняются – так и не открылся. Второй – трёхмерный «космический пресс» – должен открыться меньше, чем через час.

   Только что неразговорчивый «мобильный двойник» прислал мне новое сообщение: «С:\Всякая ерунда\Незаконченные дела\Давно забытое\Литературные эксперименты». Что он имеет в виду? Разве такая папка есть на моём диске «С»?! Я встал на колени перед ноутбуком и набрал это в адресной строке. Да, есть такая папка. Внутри – один-единственный вордовский файл, датированный 2008-ым годом: Хаос Несебетождественности.doc. Я открыл его.

    Ага – вспомнил! В 2008-ом году я купил ноутбук, а текст этот был написан тремя годами ранее. Мой роман, прочтённый единицами и никем не понятый… Четыреста тысяч печатных знаков с пробелами. Тема – несебетождественная сверхбесконечность.

   Это понятие я придумал ещё в подростковом возрасте. Начитавшись книг по математике, физике, космологии и философии, я пришёл в восторг от множества бесконечностей. Да – именно множества! Они разные, одна грандиознее и величественнее другой. Для них есть своя «табель о рангах» – более мощные бесконечности включают в себя менее мощные в качестве ничтожнейших элементов, но сами входят в состав ещё более мощных, в сравнении с которыми они пусты и безразмерны, как отдельные точки в сравнении с видимым Космосом. Гипотетический «высший ранг» в табели её автор назвал «абсолютной бесконечностью». Это – Вселенная, Мироздание в общем и целом. Концептуальный поиск этой Сущности – Бесконечности с большой буквы, в сравнении с которой любая из бесчисленного множества других бесконечностей строго равна нулю – стала основной темой моих досужих размышлений. Как придумать то, больше чего ничто другое быть не может? Ничто другое… помню, как наморщил лоб, когда впервые задал себе вопрос в такой форме! «Ничто другое» – это всё, кроме самой Сущности. Но ведь она не может превосходить саму себя? Или… «А давай представим, что она и вправду больше себя?  – подумал я. – Что тогда будет?».

   Это абсурд – нечто, не равное себе. Я записал его в виде абсурдной системы уравнений: x=x и x=x+a, где «a» не равно нулю. Потом начал рассуждать логически: 1) Из первого уравнения следует, что а=0;
2) Таким образом, «a» не равно «а», или, что то же самое, нуль не равен нулю;
3) Тождественность нуля и не-нуля приводит к равенству ВСЕХ величин – любую разницу между двумя объектами можно полагать нулевой;
4) С другой стороны, нулевая разница – это любая, как сколь угодно малая, так и сколь угодно великая разница (см. пункт 2).

   В результате – Великое Равенство КАЖДОГО каждому ДРУГОМУ одновременно со ВСЕВОЗМОЖНЫМИ отличиями КАЖДОГО как от любого ДРУГОГО, так и от САМОГО СЕБЯ!!!

   Соитие Логики и Абсурда порождает Вселенную, в которой всё – правда!!! У лягушки пятнадцать ног – это правда. У этой же лягушки 666 ног – тоже правда. Микроб больше слона в любое число раз, но и слон в любое число раз больше микроба. Пространство имеет любое число измерений, в том числе – любое отрицательное, дробное, даже комплексное, гиперкомплексное… Все бесконечности, в частности, равны друг другу и любым конечным величинам, включая ноль. Больше такой Вселенной ничего быть не может, ибо она больше самой себя, НЕСЕБЕТОЖДЕСТВЕННА!!!
 
   Я упивался этим. К чему споры о том, чья картина мира правильнее, если все они СОСУЩЕСТВУЮТ в моей Несебетождественной Сверхбесконечности?! Всё есть… и есть, и нет… абсолютное ВСЁ, содержащее себя внутри себя в ЛЮБОМ качестве! Я называл это Сверх-Мирозданием… моим Сверх-Мирозданием… Я придумал его… Оно – просто фантазия, но эта фантазия – моё творение, тривиальное и грандиозное одновременно…

   … Вселенная, нетождественная себе – это то, что я создал…

   Так вот, что имел в виду безликий телефонный двойник?! Внутри абсолютно чёрного ящика царит Хаос Несебетождественности, придуманный мной?! Но… как это может быть?! Ведь эта коробка ничем, кроме себя не является? Да, она непроницаема, но что в ней такого, чего в ней же и нет?! Я не понимал… Я не верил…

   Экран ноутбука засветился ярче… Ещё ярче… Нет – это темнеет пространство вне прозрачного параллелепипеда, в котором я заключён. С тех пор, как я оказался в нём, вокруг царил полумрак, но теперь он густеет, становиться плотнее. Вдалеке я вижу вращающуюся скалу – гигантский фрагмент поверхности погибшей планеты. Таких скал много. Но эта – самая крупная, её линейные размеры составляют никак не меньше двадцати километров. Она могла бы стать астероидом, но Космоса больше нет. Что-то надвигается на неё. Какая-то тень… Нет – стена. Сплошная стена мрака. Достигнув триллионотонной глыбы, она окутывает её, не влияя на вращение и положение в пространстве. Значит, стена не твёрдая. Скала погружается в неё, как в вязкую жидкость.

   Я огляделся. Пять плоскостей сжимали пространство вокруг меня, никак не влияя на материю – разновеликие обломки планеты просто исчезали в них, словно кусочки сахара в стакане с чаем. Трёхмерный, пространственный пресс. Уменьшающийся параллелепипед, внутри которого девять суток назад помещалось Местное сверхскопление галактик, а теперь его объём не превышает пятидесяти кубических километров… Да какие пятьдесят – тут и десяти нет!.. Грани огромной коробки стремительно наползают на меня… Эй-эй, хватит!!! Космос ведь не может сжаться до такой степени, чтобы и одному человеку стало тесно? В теперешний  «космический ящик» вряд ли поместится здание моего НИИ!.. А в этот даже квартира моя не влезет!!..

   Я сжался на полу, чувствую себя букашкой, на которую опускается исполинский сапог. Стены… Пресс… Жуткая боль раздавленного… Я не почувствовал этого… Почему так долго, а?! Зачем продлевать мою агонию?!

   Я открыл глаза. Тусклый экран ноутбуку освещал то, во что превратилась Вселенная. Коллапс остановили грани прозрачного параллелепипеда.

   Я поднялся на ноги. Да-а-а… Комната без окон, без дверей. Стены, пол и потолок абсолютно чёрные, полностью поглощают свет. Одним словом – увеличенная копия моего ящика, который по-прежнему висит в воздухе. Две непроницаемые коробки, одна внутри другой. Их центры совпадают – мой ящик находится точно посередине «космического чёрного ящика», обернувшегося для меня просторным гробом. До потолка можно достать рукой, площадь пола не превышает десяти квадратных метров. Интересно, почему на меня всё ещё действует гравитационное поле, равное земному, и я по-прежнему могу дышать?! Непонятно…
 
   Внезапно в ухо вонзился тонкий писк, острый и горячий, как раскалённая игла. Десять дней назад, когда «открылся» мой чёрный ящик, я слышал его, стоя в лесу возле огромной сосны. Но этот был вдесятеро сильнее! Я зажал уши и упал на колени. Перед моими глазами был экран ноутбука. Часы в правом нижнем углу показывали 18:00.
 
   Я понял, что что-то происходит. Что-то небывалое. Потом поднял глаза, и… НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! Крышка моего чёрного ящика разделилась надвое, и половинки удалялись друг от друга, открывая внутреннее пространство «шкатулки Пандоры»!!! Одновременно над моей головой раздвигались половинки большого чёрного ящика, в котором находился я сам…


                                        Глава 11

   Я заглянул в коробку. Её внутренние стенки такие же чёрные, как и наружные. Там что-то светится… Похоже на миниатюрный экран… Да – это дисплей крохотного ноутбука! На моей ладони поместилось бы несколько таких. Посередине ящика в воздухе висит маленькая, абсолютно чёрная коробочка с открытой крышкой, а возле неё… стоит человечек, который заглядывает внутрь! Зрение у меня хорошее – предметы размером до пятидесяти микрон я чётко вижу невооружённым глазом. На дне коробки, в которую заглядывает лилипут, находится совсем крошечный ноутбук – диагональ его экрана не превышает пяти миллиметров, а над ним, в том месте, где пересекаются диагонали коробки, висит крохотный ящичек – её уменьшенное подобие. В этот ящичек заглядывает точно такой же лилипут, но он во столько же раз меньше первого, во сколько первый меньше меня. Внутри ящичка – такое же пространство, тот же лилипут, склонившейся над чёрной коробочкой, в которой даже блоха не поместиться… А в ней… Я не сомневался, что эта матрёшечная последовательность вложенных друг в друга чёрных ящиков продолжается гораздо дальше, чем позволяют увидеть мои глаза. До бесконечности?!

    «Чёрт!», – громко произнёс я. «ЧЁРТ!!!», – оглушительно проревел какой-то монстр и его рёв чудовищным эхом разнёсся по Космосу. Я содрогнулся и закрыл голову руками. Это ещё что такое?!

   Я посмотрел вверх. «Космический ящик» был открыт, над ним возвышался великан, который без труда мог бы посадить меня к себе на ладонь. От лилипута он отличался только размерами. Великан смотрел вверх – над ним возвышался невероятный гигант, который мог бы посадить на ладонь его самого. Тот тоже смотрел вверх… Я был слишком мал, чтобы разглядеть колосса, которого видел гигант. Единственное, что я мог различить – это родимое пятно размером в половину футбольного поля… Точно такое же, как у меня на груди.

   Да, всё именно так! Я сейчас наблюдаю бесконечную в обе стороны иерархическую последовательность вложенных друг в друга абсолютно чёрных ящиков, в каждом из которых находится мой двойник, увеличенный либо уменьшенный в соответствующее число раз.
 
    Двойники всё делают одновременно – если я скажу что-нибудь, они повторят это, если я сделаю движение, каждый из них сделает точно такое же. Я погрузил ладонь в ящик. Исполинская ладонь опустилась в мой ящик. Я провёл пальцами по дну коробки, слегка задев ногу лилипута. Огромная ладонь погладила пол моей коробки, задев мою ногу кончиком указательного пальца. Я чертыхнулся, и извлёк ладонь из ящика, чтобы не пугать самого себя.

 Я – творец этого? Да, похоже на мои детские и подростковые фантазии. Но где же, всё-таки, исчезнувший Космос?!

  Внезапно двойники-великаны перестали копировать меня. Стоя рядом со своими коробками, они наклонились и подняли что-то с пола. Я посмотрел вверх. Мои величественные подобия выпрямились в полный рост, каждый держал в руке гигантский сотовый телефон и производил с ним какие-то манипуляции. Я опустил глаза. Лилипуты занимались тем же самым. А я… я разве особенный? Нагнувшись, я взял в руки мобильник. В ту же секунду мне пришло сообщение с собственного номера: «Эта бесконечность – самая примитивная иллюстрация Несебетождественности. Хочешь увидеть своё творение в натуральную величину?».  «Да», – ответил я. Сообщение не вернулось мне. Вместо этого все карликовые двойники одновременно посмотрели на меня из своих коробок. «Хочешь? Это очень просто», – сказали они, приветственно улыбаясь. Ничего себе!!! Я поднял глаза. Все великаны тоже смотрели на меня из абсолютно чёрных прямоугольных бездн. «Чтобы лицезреть всё величие несебетождественной сверхбесконечности, ты должен вынуть себя из ящика», – произнесли в унисон бесчисленные одинаковые голоса.

   Вынуть из ящика… Вылезти из коробки… Покинуть свою тёмную и тесную пещеру, вырваться из неё к свету… Я сделаю это! Наклонившись над коробкой, я посмотрел на маленького себя. Он снова повторял мои действия. Я опустил руку в коробку и осторожно обхватил пальцами его туловище. Одновременно громадная ладонь сдавила мои рёбра так, что они захрустели. Я охнул и ослабил хватку. Великанская лапа всё ещё держала крепко, но давление пальцев на скелет стало терпимым. Я задержал дыхание и оторвал лилипута от пола…

   ... Если бы ящиков было всего два, то ноги миниатюрного двойника оказались бы в паре сантиметров от пола. Но так как меня самого поднял великан, а великана поднял другой великан, того – третий и т. д., расстояние между стопами лилипута и полом коробки оказалась больше самого себя…

   … Я оказался внутри совершено чёрного ящика, объём которой равен Абсолютной Бесконечности. Или, что то же самое – бесконечности несебетождественно высокого ранга, бесконечности, превосходящей себя. Я – всё, что угодно, от нуля до Мироздания. Я – песчинка на собственной ладони. Я – частица во мне же. Вселенная, созданная мной – это сверхбесконечное множество моих «я», заживо погребённых в непроницаемых стенках абсолютно чёрного ящика. И больше ничего нет… вообще ничего… кроме, разве что,  этих пятен… и света…

    Так!.. Чё?.. Где?.. Что это такое?! Горы каких-то бумаг… Стол под ноутбуком… Эй, да это ведь моя «бумажная крепость»! Я… я опять на рабочем место, что ли?! У меня над головой – потолок нашей комнаты, на пятом этаже НИИ. За окном – до боли знакомый вид на Преображенскую площадь… Блин, какой сегодня день, а?! Я схватил телефон. Одно непрочитанное сообщение. Отправитель – я. Текст был такой: «Так ты хочешь, или нет?», и хитро подмигивающий смайлик в конце. Это пришло мне после того, как я спросил себя: «Хочешь увидеть то, что ты создал?». «НЕТ!!!!..», –написал я в ответ, добавив сотню восклицательных знаков. Сообщение вернулось мне через несколько секунд. Я открыл его. Прочитал и понял, а потом закрыл и очистил папку «Входящие». После это я задвинул ногой под стол большой чёрный ящик  с золотистой ручкой, внутри которого были заперты детали нескольких микроманометров ММН-240, и начал собираться домой. Сегодня пятница, короткий день. Незачем здесь задерживаться…

   … Пятница, 3 июня 2011 года, вечер. Я – у себя дома, за компьютером. Послезавтра – Дашин день рождения, на который я обязательно пойду. Развеюсь… Что же, всё-таки, со мной произошло? Сон ведь не может быть таким цветным, ярким и подробным?! Я отлично помню все эти двенадцать дней! Хоть рассказ пиши, честное слово.

   Кстати, а это идея! Давно ничего не писал. Приступлю завтра… Нет – сейчас же! Название? Да чего тут думать – «Вселенная в ящике». Текст был такой:
    «Что является мерилом величия? Правильно – то, что ты создал. Каждому из нас приходится творить и разрушать. Первое – необходимое благо, второе – неизбежное зло. Если допустить существование двух крайностей – абсолютного Творца (Бога?) и абсолютного Разрушителя (Сатаны?) – то любой человек находится где-то между ними…».

                                 КОНЕЦ


Рецензии
Прочитал.
Абсурд - база становления сознания. Мы сами - хаос, наша логика - привычный нам хаос:религии. учения, наука...Вадим, ты не плохо заполнил долю пространства проза.ру. Но, твои произведения - вариации привычной логики. Жаль,что свежей концепции не просматривается. К слову,энергетика с1-го по 4-й уровни ныне не актуальна для Земли.

Так, с логикой все ясно, а что в данном контексте не логика? Знания. Они не отражаются блоками сознаний 5-го и выше уровней, а воспринимаются ими как возможность для согласования и дальнейшей работы "В глубине прозрачной вечности" "на хрупких перекрестках мирозданья". Если есть желание поработать, заходи на мою страницу.
Рафаил.

Рафаил Джан   27.05.2012 16:55     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.