Тайна

                                                ТАЙНА.
                                     фантастический рассказ

Когда Фани Даль очнулся и посмотрел не часы, было сорок восемь двадцать по абсолютному времени. Значит, он пролежал на дне этой трещины около двух часов. Сколько это будет по-местному? Фани сделал попытку правой рукой нажать кнопку циферблата. Острая, невыносимая боль пронзила мышцы руки, прошла по шее и ударила в голову. В глазах помутнело. Фани закусил губу, чтобы не вскрикнуть, потом ослаб и застонал. Стыдиться было некого. На десятки километров вокруг он был один. Плато, по которому шел Даль, было необитаемым, безжизненным. Станция «Купол-2», откуда Фани держал путь, находилась в восьмидесяти километрах на север, «Форт Смелых» еще дальше.

Вездеход с оборудованием, который Фани вел от «Купола-2», не дотянул до базы геологов полста километров и стоял где-то в темноте, зарывшись траками в свинцовую пыль, если его уже не засосало в воронку. Даль съехал с тракта, чтобы обогнуть «железные челюсти», и угодил в другую ловушку Горячего Плато. Ночью плохо ориентироваться. Фани вылез через верхний люк, когда понял, что машина не выберется из пылевой воронки: слишком глубоко. Конечно, потерять вездеход на Голубом Небе, по нынешним временам, дело серьезное. Но Горячее Плато – место малоизученное и опасное. В первые годы его освоения не проходило и недели, чтобы не случалось ЧП. В пылевые воронки засасывало машины, которые едва успевали покинуть участники экспедиций. Погибали, заблудившись в миражах, рискнувшие пересечь плато в дневную жару. Проваливались в «железные челюсти» идущие ночью. Да вот и сам он, Фани, лежит сейчас в этой проклятой трещине. И выберется ли отсюда, еще не известно.

Даль осторожно, чтобы не причинить себе боль, высвободил ноги и уперся спиной в стену. Надо попробовать… Хотя, конечно, в такую темень – это дело трудное. Фани усмехнулся: трудное! Даже если бы у него был фонарь – это дело случая. Даль знал только одного человека, выбравшегося из «железных челюстей». Значит, буду вторым, подумал он. Если повезло и трещина не глубже десяти-пятнадцати метров, то упираясь ногами в противоположенную стенку, можно подняться до ее устья. И фонарь был бы нужен, чтобы прощупать трещину, найти более узкое место.

Вводная информация. Краткие сведения.
«Голубое Небо» - вторая планета звезды В17 в созвездии  Лебедя.
Масса - 59,6 х 1012 млн. тонн.
Сила тяготения - 0,75.
Период вращения:
   вокруг звезды - 2500 декачасов абсолютного времени.
   вокруг своей оси - 51 час абсолютного времени.
Среднедневная температура:
   низменность:  максим  900 С,  миним -500 С.
   плато:                максим  2100 С,  миним -1850 С.
В атмосфере наличие кислорода ниже допустимой нормы – 17%.
Фауна: низшие формы (см. каталог ФФГН-3/1)
Флора: маловыразительна (см. каталог ФФГН-3/2)
Свободной воды нет.
Полезные ископаемые: открытые месторождения чистого железа, серы, свинца, кобальта в неограниченных количествах; расположены на плато.

      Даль сорвался вниз в очередной раз и подвернул ступню. В глазах помутилось, и нехороший холодок пробежал по спине. Теперь, кажется, все, - подумал он. Сколько еще осталось до восхода солнца? Часов шесть? Может меньше. Потом край неба надломится раскаленным маревом, и дикая голубая звезда взойдет над горизонтом.  Еще пара часов, и плато начнет нагреваться. Постепенно невыносимое тепло будет проникать все глубже в толщу пород, и железные трещины начнут сжиматься. Когда солнце перевалит зенит, плато зарубцует свои старые раны, чтобы холодной ночью, разрывая выходы металлических пластов, открыть новые. Но следующей ночи для Фани уже не наступит. Он это прекрасно знал. Даже  если его будут искать, то найти не успеют.

Даль облокотился о здоровую руку. Надо попытаться еще раз. Потом еще и еще, до последней минуты. Главное пройти карниз и там дождаться восхода солнца. А там уже выбраться наверх по сужающейся трещине и включить маяк. Часа через три его обнаружат. К Далю вдруг пришла уверенность, что  он победит «железные челюсти».

Фани уперся спиной в шершавую металлическую стену. Шаг вверх, второй, третий, … девятый… Нога не выдержала, здоровая рука не нашла опору,  он рухнул вниз и потерял сознание.

База «Рокот» - «Куполу-2». Четыре утра по-местному.
Косморазведчик Фани Даль не прибыл к расчетному времени.
SOS-маяк отключен. В пределах видимости базы не обнаружен.
Ангоров.

«Купол-2» - базе «Рокот».
Принято. Приказываю начать поиск.  Связь по необходимости.
Шеберт.

- Ты здорово влип, Фани!
- Да… - Даль приходил постепенно в себя.
- И вряд ли выберешься.
- Тоже верно. – В голове шумело от удара стеклокерамического шлема о стеки; подташнивало, поломанную руку выворачивала боль. Фани открыл на полную кислородный обогатитель.
- Найти тебя до восхода солнца не успеют: трещин много, каждую не осмотришь.
Фани задумался.
- Они только вышли, и им идти сюда часа два. Солнце тогда уже взойдет.
«Я что, брежу? – подумал Даль. – Сам с собой говорю?»
- Вот, вот! Тот парень, как его… Джо, тоже считал, что бредит.

     Фани оглянулся по сторонам – сплошная темень. Рация разбита, он ее уже проверял. Впрочем, и слова ведь звучат не в наушниках. Чужой голос раздавался в голове и наполнял, именно наполнял, его, Даля голову.

- Ну, чего молчишь?
- А что сказать?
- Ну, что-нибудь. Покричи, поругайся, поплачь, как то, как его, гм… Джо.
- Какой Джо?
- Ну, не помню как его дальше. Такой, знаешь, все кричал и плакал. Правда, он тоже руку разбил, но не так, как ты,- легче. А ругался!... В общем, я ему помог выбраться.
«Джо… Джо… - подумал Даль, - Уж не Джо ли Стиллер? Единственный, кто смог избежать смерти в «железных челюстях».
- Точно, Стиллер! Правильно!
- Послушай, кто ты? Откуда знаешь Стиллера, меня? И вообще… - Фани замялся, не зная, как закончить свою мысль.
- Я же говорю, - зазвучал голос, - Джо я помог выкарабкаться из «железных челюстей». Да… Такой славный  малый был. Все кричал и плакал.

Фани попытался за гулом ответа сосредоточиться.
- Ты что, разумное? Ты обитаешь на Голубом Небе?
- Разве ты это еще не понял?
- Но здесь нет высших форм! Биоразведка работает на планете уже пятнадцать лет!
- Мы зря теряем драгоценное время на пустые разговоры. Солнце через час взойдет.
- Ну и что?
- Как что?! Тебе же самому не выбраться из трещины. Там вверху карниз. Его не пройдешь без специального снаряжения.
- Дальше. – Фани все еще казалось, что он бредит.
- Дальше?... Дальше я предлагаю тебе свою помощь.
- Ну, так  давай, помогай!
- Но ты тоже должен дать мне что-нибудь взамен.
- Что же я могу тебе дать взамен? У меня ничего нет!
- Ты знаешь, - голос стал чуть тише и вкрадчивее, - я собираю тайны.
- Какие еще тайны?
- Ну, какие-нибудь, лучше всего страшные. Ведь у каждого человека есть хоть одна тайна.

Надо же! Призрак, собирающий тайны! Фани усмехнулся. Средневековый спиритизм! Раз, два, три: приходит дух и говорит умопомрачительные вещи.  Только в данном случае, этот призрак живет на далекой планете и хочет услышать нечто подобное от меня.

- У меня нет тайны, – ответил Даль.
- Этого не может быть!
- Почему?
- Как же можно жить без тайны? Вот это, Джо рассказал мне свою тайну, и я ему помог.
- А просто так помочь нельзя?

Голос, по-видимому, задумался. Фани посмотрел на циферблат. До восхода солнца оставалось полтора часа.

- По-моему, - философски сказал голос, - жизнь стоит того, чтобы отдать за нее тайну.
- Это еще как посмотреть, особенно если нет тайны.
- Зачем же ты тогда живешь? Разве можно жить без тайны?
- Как видишь можно. Смысл жизни, думаю, совсем в другом.

Голос не ответил. Наверное, Даль перестал его интересовать. Надо же, какая неудача – человек без тайны! Фани стал постепенно высвобождать ноги. Время попытать удачу еще оставалось.

- Жаль, жаль, - вдруг снова заговорил голос. – Но ты подумай, может, вспомнишь что-нибудь, ну хотя бы маленькую тайночку.

Фани поудобней уселся в расщелине, вытащил наружную шнуровку из ботинка и принялся делать жгут на поломанной руке.

- Ах, какая досада! – Продолжал бубнить «призрак». – Ты хороший парень, Фани. Мне жаль тебя. Скоро трещина начнет сжиматься, и я никак не смогу спасти тебя. Такая смерть похуже, чем казнь на костре!
- У каждой смерти свои краски, - отозвался Даль, завязывая зубами и здоровой рукой узел жгута. – Но у  казни есть неоспоримое преимущество – последнее желание.
- Правда? Как интересно! Наверное, я начну собирать и последние желания, - обрадовано заявил голос, - раз уж так туго с тайнами. Фани, ты можешь сказать его мне?
- Желание? – усмехнулся Даль. – Могу.
Его улыбка застыла на губах. Он прислонился головой к железной стене.
- Я бы хотел увидеть свою дочь.
- У тебя есть дочь? Большая?
- Восемь лет.

Фани закрыл глаза. Его Келли еще только восемь.
Этим летом они выбрались к океану. Если бы их видела Ольга, она была бы счастлива.
Ласковая, прозрачная вода Атлантики, и огромный песчаный пляж до самого горизонта.
«Ну, догони! Догони!» - кричала Келли и убегала с восторженным визгом. Фани догонял ее, они падали и начинали барахтаться в горячем песке. Песок забивался в нос, рот, уши. И через несколько минут он и Келли походили на большие котлеты, обвалянные в хлебной крошке. Тогда они с криками первобытных дикарей падали в воду, и вода смывала песок, возвращая им золотистый загар. Потом Фани сажал маленькое создание на плечи и галопом мчался по берегу к их биваку. А под вечер уставшая и счастливая Келли засыпала у него на руках. Он смотрел на нее и вспоминал Ольгу.

Фани уперся ногами в стену. Надо идти вверх, карабкаться, ползти, срывая теплозащитный слой комбинезона. Время еще есть. И только время и силы покажут: сбудется ли его последнее желание. Даль сделал шаг вверх и потерял сознание.


- Полюбуйтесь! – Старший программист протянул бланк Главному. Тот вопросительно поднял глаза.
- Это результат экстримум-теста кандидата Фани Даля.
Главный взял протянутый листок, пробежал глазами и откинул его на стол.
- Третий случай за последнюю неделю, - раздраженно заметил он. – Они что издеваются над нами?
Главный нажал сенсор селектора:
- Кадровика ко мне!
-Ну, и как вы это объясните? – с иронией в голосе спросил Главный, протягивая листок кадровику. – Сколько времени, и все впустую! На последнем этапе! Я вас предупреждаю: анкеты проверять досконально!
Главный повернулся к программисту:
- Пусть зайдет ко мне после восстановительного центра.

Фани Даль открыл тяжелую серебристую дверь  в кабинет:
- Разрешите?
- Разрешаю! – ответил Главный. Его раздражение за прошедшие полчаса несколько улеглось. Он внимательно посмотрел на Фани.
- Так как же получается, Даль? В анкете вы указываете, что вашей дочери двенадцать с половиной лет, а на самом деле – ей восемь!
Фани почувствовал, что у него покраснели мочки ушей.
- Это так или нет?
- Да… - Даль не выдержал взгляда Главного и опустил голову.
- Вы что, не знаете положения о наборе в косморазведку? Вы думаете косморазведка – это работа с компьютером в комнате с кондиционером и ужином дома? Вы на кого хотели оставить свою дочь? Как я знаю, ваша жена погибла в авиакатастрофе?
- Да, это так. -  У Фани к горлу подступил комок.
- Извините, что говорю об этом. – Главный подошел к Далю. – Подумайте сами, какую душевную травму вы можете нанести своему ребенку в этом возрасте. Я не могу отменить двадцатый пункт в положении.
Фани понял, что разговор окончен.
- Разрешите идти?
- Разрешаю! И… - Главный положил руку ему на плечо. – Очень жаль, Фани… Вы подходите нам, но… только через пять лет.

Наступал вечер. Даль выбрался из такси и вошел во двор своего дома. От стайки ребят отделилась белокурая девчушка в цветном сарафанчике и бросилась к нему.
- Папа!
Даль подхватил ее под руки и поцеловал.
- Что-то ты сегодня долго, - улыбаясь, говорила Келли. – Я уже все переделала в доме, а тебя все нет.
- Ну, вот я и есть! – подмигнул ей Фани и опустил на землю. Они взялись за руки и пошли к подъезду.
- Скоро воскресенье, папа. Давай куда-нибудь поедем.
- Обязательно, красавица моя!
- Лучше, если бы это было большое-пребольшое озеро, и много-премного белых лебедей!
- Я постараюсь, - ответил он.
Они сели на скамейку и замолчали. Девочка прижалась к нему и тихо сказала:
- Фани, мне приснился сон: как будто ты улетел далеко-далеко к голубым звездам и оставил меня совсем одну. Я так плакала… Ведь это неправда? Ты не улетишь?
Даль обнял Келли и прижал к себе. Его глаза предательски заблестели. Он поднял голову к небу, чтобы не дать упасть соленым каплям себе на щеки.
- Ну, что ты, маленькая моя! – сказал он надтреснутым голосом. – Конечно, неправда. Я никогда от тебя не улечу. И ты никогда не будешь плакать.

Келли посмотрела на него и тоже подняла голову к темнеющему небу.
Там, в далеком космосе, в бескрайнем пространстве, неслись в неизвестное огромные субсветовые барки. И смелые, отчаянные люди осваивали неизведанные миры.

(Счастливый конец)

А здесь, на Земле, в тихом маленьком дворике, на скамейке сидели, прижавшись друг к другу, два человека. И их сердца, одно большое, а другое маленькое были полны любви и доброты.

(Настоящий конец)

       Келли наклонила голову и посмотрела на Фани:
       - Мы поедим в воскресенье?
       - Да.
       - Только ты и я?
       - Да, милая, только ты и я.
       - И ты тогда мне расскажешь свою тайну?

                                ВСЕ. 


Рецензии