Никто меня не любит

                       Ранним утром, семнадцатого марта, Алевтину покинул муж. Выскочил из дому в ботинках на босу ногу, без шарфа и, ругаясь, исчез. Печально валил последний в году снег, ненадолго покрывая вытаявшие мерзости. Глядя в окно, Аля упивалась горькими слезами. Такого предательства, такой неблагодарности от Сергея она не ожидала. Оскорбил, наорал,… Ведь ничегошеньки плохого не желала. Ну пошутила… не совсем удачно, но, видит бог, без злого умысла. Да за то, что она  для него сделала, мог бы и потерпеть. Строит из себя Гоголя, а сам!… Гвоздя в стену забить не может, на всём готовом привык. Только и знает, что обзывать… Попробуй поди, покрутись с моё. Это тебе не бумажки марать… Даже обувь не очистит, как следует, крошки со стола не смахнёт. И пусть уходит, не больно-то нужен. Тоже мне – «моряк с печки бряк»… до сих пор в Североморске зад морозил, не вытащи его Аля из флотской нищеты. Толку-то было – гонор офицерский, да форма,… потёртая. А как она его любила! Сколько костюмов справили, рубашек, курток… И вот те благодарность…
                 Третий раз уходит. Во второй ссоре развелись и разменялись. Пожалеешь дурака, а он коники выбрасывает. Найти бы кого помоложе и зажить в любви? Уж так хочется душевных отношений с интеллигентным человеком!… Как с Димой…

                   Алевтина взяла телефон, задумалась…
                   Ах, никто меня не любит!… Уж на что Дима – молодой, наивный…Всего-то на восемнадцать лет моложе, а смотрелись как ровесники. Жаль фотографии затерялись, очень жаль. Димка, не любил фотографироваться, всегда отворачивался или уводил от камер. Стеснительный, как ребёнок. В постель дурачился… Пот, словно дорогой одеколон, в нос шибал, тело мускулистое, сам неопытный… Однажды, на день рождения, пришёл к Але с красным бантиком, заранее привязанном к …Вот дурачок! Когда после ресторана Алевтина привезла его в свой загородный коттедж, Димон даже охрип от восхищения. Полгода счастья, и всё прахом. Напрасно купила ему «Мерседес-190», ох напрасно! Испортился её Димуля-крохотуля, возомнил о себе, стал исчезать на несколько дней подряд, раздражался, пьянствовал. Наконец признался, что влюблён в девчонку из дискотеки и предложил Алевтине дружбу. От неожиданности и избытка нежности Аля приняла предложение. Как стойко и покорно сносила она измену. Приглашала влюблённых к себе, поила чаем, внемля глупостям взбалмошной дурёхи. Что он в ней нашёл? Ну молоденькая, смазливая (колготки с затяжками, юбка дешёвенькая), макияж…Назвать это макияжем? Смело! Алевтина намерилась забрать «Мерсик», но передумала. Пускай ездят, она не станет опускаться до мелочей. Хотя ей деньги с потолка не падают, их заработать надо и не в постели. Проплакала не одну ночь. Бесстыдник, обманщик, подлец! В конце концов – машина не вечная, да и доверенность в декабре заканчивается. Решили продать её и съездить в прощальный тур по Египту. Не удался свадебный медовый месяц, пусть состоятся проводы былых чувств. А Димина Муська небось потерпит пару недель, не принцесса. Страдала же Аля… Там же купим Митюше авто поближе к шестисотому и расстанемся навсегда.

                   Хургада – благодать! Воздух – плюс тридцать один, море - тридцать три. Уж как Алевтина старалась угодить милому, не передать. Отели, яхты, пляжи, бары. Рестораны. Дитё и думать перестало о манерной дурочке. Гонимый прохладными кондиционерными ветрами, прежний пыл возвратился в строптивое сердце возлюбленного. Он опять смотрел  в глаза, дурачился, кобенился, целовался и ревновал… Ревность не украшает мужчин, она ублажает душу женщин. Да и к кому, собственно, ревновать, к Роме? Так они просто подружились. Ну сходили пару раз в бар, ночью. Ревнивый Димка, проснувшись, искал Алю, но они с Романом спрятались и хохотали над одураченным любителем сна. По утрам Дмитрий устраивал сцены, надува губы, морщил лоб, не разговаривал. Пусть докажет… Свободная женщина имеет право просто бродить ночью у моря,… в одиночестве. К концу отпуска Але обрыдло слушать занудства юного рогоносца. Правда, в постели он был поинтересней некоторых, но голая физиология, замешанная на гоноре ревнивого мальчика, не для нас. Тоска, излеченная достойным увлечением, прошла. В Алиной душе трепетно зарождалась настоящая любовь к Роме. Почти как к Серёже…

                  В Шереметьево Алевтина попросила Диму не провожать её домой. Он обиделся, вскочил в такси и был таков. Однако!… На обиженных воду возят. И замечательно. Небось, наш Ромео к своей малолетке помчался. Обидно, мог бы и потерпеть для приличия…»Лети, голубь,  лети…»

                  Роман с Романом – замечательно! Алевтина набрала заветный номер. Вызов шёл, но никто не отвечал. Значит коварный Рома дал рабочий телефон,… женат. Ничего экстраординарного. В его-то двадцать семь вполне допустимо. Может и дети есть… Ребёнок не имеет никакого значения, Алевтине не нужны чужие дети, своей дочурки достаточно. А может у Романа мальчик?… Никто меня не любит… Рома – коварный, Димка – неблагодарный! Наверняка «детский сад» развлекает. Проверим:
- Алё, Дима ты уже лёг? Ладно, спи, не отвлекайся, я просто позвонила, чтоб убедиться в твоей безопасности. Бросил меня…
- Ты сама отослала.
- Я!? Как тебе не стыдно, женщина одна в холодной постели, а человек утверждающий, что он её любит вот так запросто уходит…
- Угу, уходит… Сама сказала…
- Может я тебя проверяла, Кроходимчик, а ты и купился. Нет, не любишь ты…
- Люблю!
- Ну-ну. Там с тобой рядом небось лежат… Я чувствую… Ты её любишь?
- Кого?
- Ну эту, твою красавицу. Как её, Муся?…
- Марина.
- Я и говорю, Муська. Да ладно, изменник, продолжай…
- Почему Муська? Она хорошая…
- Ладно, пусть будет Муся – Муся хорошая… Только я для тебя плоха! Старая…
- Молодая.
- …уродина.
- Красивая.
- Одинокая…
- Я сейчас к тебе приеду, Алюньчик, миленький…
- А Муська? Ладно, Дима, не обращай внимания… Люби её…
- Да у меня никого нет! Я тебя люблю. Всё, одеваюсь и еду!

               Кажется, и вправду приедет. Алевтине безумно захотелось спать. Она постелила Диме на диване, но, не выдержав характера, пустила к себе. Слабая, беззащитная женщина… Пожалуй, он не так хорош, как представлялось раньше. Слишком активный,… и перхоть в волосах… Но каков Рома, … конспиратор. Ах, никто меня не любит!
Завтракали поздно, почти в полдень.
- Дим, ты не ходи больше ко мне, я разлюбила тебя.
- Почему?
- Не знаю… Вернись к своей Му,… Марине. Она красивая…
- Не будем о ней, Алечка. Я тебя люблю…
- Ошибаешься, Крохадимчик, мы не пара…
- Пара…
- Моя Настя тебе через пару лет тебе в невесты сгодится. Погоди малость, если она тебя полюбит, поженим вас. Ты меня тёщей звать будешь.
- Дурь, глупость!… Я, ..я тебя люблю!
- Ой, Дим, мы же забыли машину купить!
- Чёрт с ней с машиной!…
- Нет, я привыкла слово держать. Поехали на Солнцевский рынок.
- Лучше на Люберецкий…
- Ты, кажется, «Мерс» хотел.
- Джип. Давай обвенчаемся в церкви, Аля.
- Поехали, Димочка, на рынок, зачем Бога смущать.

              Добрый, милый, глуповатый пацанёнок по вечерам приезжал на подержанном джипе, звонил, стучал, но Аля с Романом успешно пережидали  нежданные визиты, выключив во всём доме свет. Алевтина соврала, что Дмитрий её бывший муж, пристающий с разделом имущества. Впрочем, не совсем соврала, они поженились с Димой в Египте каким-то «левым» образом, так, ради шутки. Роман порывался помочь в силу профессиональных возможностей. Прокурор, точнее – заместитель прокурора района. Вот потеха была, когда Алевтина впервые дозвонилась:
- Прокуратура. - сказал солидный мужской баритон.
- Извините, я, кажется, ошиблась номером.
- Не ошиблись, Алевтина Георгиевна.
- Ромик, ты перепугал меня. Сам не говорил, что в прокуратуре работаешь.
- Государственная тайна.
- Как твоё отчество?
- Феликсович.
- Понятно. А фамилия Дзержинский…
- Соколовский.
- Ты меня уже забыл?
- Разве это возможно, Алевтина Георгиевна?
- Давай, я к тебе приеду.
- Лучше, я к тебе, - секретарше по селектору ,- Вера Васильевна, будьте добры, вызовите машину к подъезду… Спасибо. Говори адрес.
- Однако, Роман Феликсович, вы повергаете в шок бедную девушку.
- Бедные девушки купаются в Клязьме, а не в Красном море и не прячутся за пирамидами от ревнивых мальчиков.
- Он не мальчик, он муж…
- Следствие покажет, Алевтина Георгиевна. Я выезжаю, где  встречаемся?

              Ах, Рома! Помнится, в детстве мальчишки во дворе говорили:  «Грудь моряка, жо.. старика, спина грузчика, руки вора, голова прокурора.» Это о нём… Ему бы не в прокуратуре работать, а в Монте-Карло богачей облапошивать. Всё в Ромче прекрасно, кроме одного – жена. Собственно, жена не стена, но её пахан!… Крутой тестище, этакого прокуроришку Ромика одним щелчком с должности собьёт. А уж капиталистку Алевтину заковать – плёвое дело. Встречались с острым привкусом риска. Любовь была чистая, почти платоническая. Но коротко бабье счастье, всегда её оболгут, обманут.
- Ромча, останься на ночь, … останься милый.
- Не могу, пора.
- Ну задержись немного.
- В другой раз, Аля.
- А ты меня не любишь, коварный Ромчик.
- Только ты любишь.
- Люблю.
- Не надо, Аленький, никчему эти выяснялки.
- Это почему,Ромаша?
- Сама знаешь.
- Ничего не знаю.
- Тем лучше.
- Нет, ты ответь прямо.
- А ты у Коли спроси.
- У какого Коли, что ты выдумываешь? Сам жену корявую бросить не можешь… Господи, ну почему таким рябым уродинам достаются самые лучшие мужики! Чем она тебя держит? Чем я хуже твоей Фроси?
- Эммы. А я хуже Коли?
- Подслушивал, прокуроришко несчастный! Поставил телефон на прослушивание…
- Могу и поставить, после того как помог тебе бензоколонки приобрести…
- Ты же не внакладе остался. Небось, за ту зелень, что от меня досталась, своей Фроське жменю брильянтов купил.
- Давай не будем, Аленький, мы же договорились…
- Да уж, сам прослушиваешь… Останься, Ром.
- Случайно вклинился… Не прерывать же ваш интим. Кстати, не связывайся с ним, не советую.
- Кто связывается? Ординарный телефонный флирт. Почему не советуешь?
- Да так, Аленький, просто не советую… Ты мне не безразлична…
- Ромчи милый, останься…- Поцелуй был долгим, ночь страстная, но последняя.

                Бедные-бедные бабы, чего только не выпадет на их тяжкую долю! Маются горемычные, пашут, как тягловые лошади, и никакого просвета в судьбинушке. По ночам хоть волком вой. Рому мудрый тесть в министерство перевёл под своё крыло, теперь никакой командировкой не прикроешься. Дима с братвой связался – пропал. Коля, Рома был прав, полное ничтожество. Никто меня не любит, никто! Зачем женщине огромный дом в пригороде, квартира в городе, если нет в сердце любимого человека… Был муж – «кап-лей» Северного флота, теперь на автостоянку устроился – секюрити, по ночам романы пишет. Кто ж их читать станет!.. Позвонила сдуру:
- Стоянка?
- Да, Алевтина.
- Узнал! Привет, Серёжа!
- Здравствуй, Алевтина, что случилось, Настя здорова?
- Здорова, вчера звонила из Лондона, учится хорошо, преподаватели довольны.
- Да, а я перепугался, подумал, заболела.
- Я заболела, Серёжа.
- Грипп?
- СПИД… Что молчишь?
- Ошеломлён…
- Я тоже.
- Ты не расстраивайся…
- Я не расстраиваюсь, теперь уже поздно.
- Да,.. то есть я сказал, я хотел сказать… Надо надеяться.
- Угу, слышала – надежда умирает последней.
- Аля, ты можешь на меня рассчитывать… Я получаю гроши, но…
- Спасибо, Серёжа, у меня есть немного на чёрный день. Написал свой роман?
- Повесть. Третью дописываю. Две готовы к изданию… Вопрос финансирования…
- Дай почитать.
- Когда?
- Сейчас.
- Сейчас?… У меня зажигание барахлит…
- Боишься заразиться?
- Я? Я не боюсь, просто «Москвич» неисправен, и некому вахту сдать…
- Брось всё, разве я тебя часто прошу одолжения? Сколько тебе надо на издание?
- Много. Десять тысяч… баксов
- Можно поискать.
- Не в деньгах дело… Ладно, еду.

               Сергей всегда был блаженным. Что поделаешь, диагноз у него – моряк. Скажи где, что больна СПИДом, так некоторые от ужаса по телефону перестанут разговаривать. А он, при его педантизме, бросает пост и мчится в ночи на неисправном «Москвиче» к бывшей жене при малейшей просьбе. Может он меня вправду любит?: нет, никто меня не любит.
Через три месяца издали книгу, спустя полгода на счету автора лежала кругленькая сумма, а в столе несколько писем с выгодными предложениями. Стояла ранняя весна, воскресный день – семнадцатое марта. Разведённая супружеская пара нежилась в широкой постели загородного дома.
- Аля, может нам опять расписаться?
- Зачем?
- Просто так, для порядка. Когда умрём…Насте останется светлая память о её законных родителях.
- А без росписи мы не законный?
- Законные. Понимаешь, мне, кажется, что лучше умереть, будучи в браке. Жалко…
- Не надо было приезжать, спать… Ты меня любишь?
- Не в любви дело, Аля. Главное издать побольше, успеть…
- Значит, не любишь…
- При чём здесь любовь? Ты пойми, просто так умирать…
- Рано нам умирать, Серёженька.
- СПИД спрашивать не станет…
- Какой СПИД, никакого СПИДа нет.
- Как нет? Ты говорила… А таблетки, которые мы принимали?
- Витамины.
- Уколы?
- Глюкоза.
- …Курвота!…Стерва! Зачем ты меня обманула, зачем? Я поверил, людям руки не подавал, не дышал ни на кого, боясь заразить, а ты!…Будь ты проклята! Ноги моей здесь больше не будет! – Сергей впрыгнул в ботинки, натянул брюки, накинул куртку и выскочил наружу.
 
            Вот такая благодарность. Чего взбеленился, убежал? Ну пошутила, ну неудачно, так что, можно оскорблять беззащитную женщину? Господи, никто меня не любит! Прикажи любому из своих молодых работников,…даже не прикажи, намекни, и здоровенные бугаи, энергичные жеребцы, сексуальные кролики будут… Проверяла, но всё это эрзац – физиология. Отсутствует неуловимая аура божественного чувства. Однажды в Сочи сняла,…трёх. Уж как старались, кобели, только что не грызлись. Впрочем, захотела бы и грызню устроила. Сначала было интересно., но, поглядев некую картину в огромном зеркале, расстроилась. Сплошная пакость, никакой любви? Войдут в раж, раздерут на клочки. Вскочила, отошла к шкафу. Самцы, застыв в картинных позах, недоумённо уставились. Фу! Алевтина велела им убираться. Один из волкодавов решил показать сучке крутой нрав, но, увидев чёрный глаз «Браунинга», мигом превратился в послушного пуделя. Боже, какая скука – жизнь без настоящей любви! Мужикам  легче, они  могут напиться, подраться, пойти в политику, в бордель, а женщине кроме любви ничего не надо, ничего – ни богатства, ни машины, ни магазина, коль душа одинока, если нет милого друга… Только не подруги! Эти извращения… Изведала с одной: «Да, да вот так! Как ты хорошо умеешь… Откуда ты знаешь, как мне так замечательно делать?» Сумасшедшая, привязалась, еле отвадила, …а может, не надо было?

             Алевтина набрала номер сестры: «Алё, Тань, не занята?  Спишь! Извини… Да ничего не случилось, Сергей ушёл. Поговори  со мной немного… Никто, Тань, меня не любит…»


Рецензии
Удивили Вы меня Александр, как это Вам удаётся? Читаешь, как будто идёшь по извилистой дороге, и за каждым поворотом - неожиданность. С уважением Александр Смирнов 83, это столько мне лет, да ещё вчера добавился ещё один.

Александр Смирнов 83   25.07.2016 16:42     Заявить о нарушении
84 года при ясном уме - это здорово. Поздравляю, тёзка, и желаю здоровья, а с Вашими удачами, будете ещё жить и жить. Немного похвастаюсь. Я недавно прикупил в Костромской (Вы же оттуда родом) губернии недвижимость. Далеко 530 км., но душа отдыхает - боровые леса, река, люди!... И ещё. Осмелюсь предложить автора для прочтения на Прозе ру. - Нина Коновалова, она кажется из вологодских будет и пишет замечательно. Всех благ.

Александр Шимловский   25.07.2016 17:05   Заявить о нарушении
Благодарю, советом воспользуюсь. Александр.

Александр Смирнов 83   25.07.2016 18:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.