Время собирать камни

«Песок – сотни и тысячи километров мелких, желтовато-серых крупинок. Песок - вещество, из которого вытекает время, чтобы снова вернуться в него. Что есть человек в рамках Великого космоса? Всего лишь песчинка. Поколения рождаются и умирают, не замечая, что вся их насыщенная событиями жизнь – всего лишь горстка песка в незримых ладонях судьбы. Что я делаю здесь? Зачем я здесь? Почему я? Небо, небо, ты все равно не ответишь мне. Вокруг – только песок, да кучка дикарей, боящихся собственной тени. Их интересы – чужды мне, их жизнь скучна. Неужели мне суждено сгинуть среди бескрайней пустыни, в одиночестве и неизвестности?» - размышлял Лорнель, сидя у догорающего костра. 

Ничто не нарушало его уединения: ни мерное потрескивание кизяка, ни редкие крики спящих животных, ни манящий свет бесконечно далеких звезд. «День завтрашний будет моим, - он горько ухмыльнулся, - как же, будет! Мой день не наступит уже никогда. Никогда... какое страшное слово». Спасаясь от холода ночи, Лорнель встал и поспешно направился к своему жилищу.

В шатре было темно, душно и тепло. Где-то в глубине, на примитивном ложе из верблюжьих шкур его дожидалась Эйлин.
- Только бы не проснулась, - подумал Лорнель, когда задел ногой какую-то медную утварь.
- Кто здесь? – раздался испуганный голос жены.
- Не кричи, это я.
- Тебе опять не спалось, милый? Ты говорил со звездами?
- Да-да, спи, поздно уже, - он по-отечески погладил ее по голове и лег рядом.
- Не к добру все это, - вздохнула Эйлин и села, обхватив колени руками, - Ты совсем не бываешь со мной, хотя муж мне. И детей у нас нет. И ты... ты совсем не трогаешь меня.
Лорнель знал, что если не обращать внимания на упреки жены, то она немного поплачет и уснет, а он вновь останется наедине со своими невеселыми мыслями. Но Эйлин и не думала униматься:
- Жена я тебе или нет?! – причитала она, - я молода, красива, я детей хочу! Смотри, мой отец, он тебя выгонит... - она зарыдала.
Как бы там ни было, а ссориться с вождем племени в планы Лорнеля не входило.
- Ну что ты, успокойся, не плачь, дурочка, не надо, - он начал равнодушно прижимать ее к себе, чтобы успокоить. Эйлин сопротивлялась. Потом дыхание Лорнеля участилось, может от близости ее упругого тела, пропахшего дымом костра, а может – это горячие слезы жены тронули, наконец, его зачерствевшее сердце. 
Она застонала и прижалась к нему, открываясь навстречу его горячим губам...

***
- С кем-с кем ты встречаешься? – переспросил Максим, - да ты с ума сошел!
- Какая разница, Макс! Она – чудо, и я люблю ее! – восхищался Денис, - И ничто, слышишь, ничто нас не разлучит. Ведь она, она тоже любит меня!
- Хм, идиот! – в голосе друга чувствовалось напряжение. – Анна играет с тобой, как кошка с мышкой. Ты ей не нужен, это же только слепой не заметит!
- Не смей говорить об Ане плохо, она – ангел!
- Нет, не ангел: к сожалению, она еще жива... Эх, с влюбленными разговаривать бесполезно, - вздохнул Максим, - интересно, что ты запоешь, когда этот ангелочек откроет свое истинное лицо? Как бы не было поздно, Динь, как бы не было поздно.
- Что-то я не совсем понимаю тебя, что ты имеешь в виду?
- Продажная тварь твоя Анна, - выпалил Макс, - все, что ей от тебя нужно – это коды доступа к информационной базе твоего папаши!
- Да ты свихнулся! Мы с ней ни разу не говорили об этом!
- Разумеется! Станет она тебе сразу выкладывать цель своего появления.
- Макс, у тебя не паранойя, часом? Ты готов видеть шпиона даже в собственной тени!
- Не забывай, что я все-таки начальник службы безопасности. И моей прямой обязанностью является пресечение любых попыток несанкционированного доступа к секретной информации.
- И что же ты серьезно считаешь, что Анна... – Денис осекся на полуслове и недоуменно  посмотрел на друга.
- Да, Динька, она – шпионка, и ты должен немедленно прекратить с ней всяческие контакты, последствия могут быть катастрофическими. У нас же все в одном месте собрано: заходи кто хочет, взрывай что хочешь! А папаша твой все денег жмотит на то, чтобы базу по серверам в разных уголках мира растолкать. И мне, похоже, придется организовать разбор полетов в отделе – о твоих контактах с Анной я должен был узнать не от тебя.
- Ты что же, шпионишь за мной?
- Денис, я обязан знать все о сотрудниках, их семьях и близких людях. Если я сегодня перестану в каждом постороннем видеть врага, завтра случится катастрофа.
- Ты-ттыыы.. тточно, болен, - сказал в ответ Денис, заикаясь от волнения. – И з-знаешь, я-я тебе больше н-не друг.
- Как скажешь, - пожал плечами Макс, - я многим готов пожертвовать ради дружбы, но на кону судьба цивилизации.
- Я-я... я в-все сделаю, чтобы у-уволить тебя.
 Максим не ответил. Зная специфику своей работы, он давно предполагал, что рано или поздно Денис отвернется от него, так же, как и другие.

***
Солнце поднялось высоко, и в пустыне становилось невыносимо жарко. Чтобы хоть как-то защититься от палящих лучей, ему пришлось снять с себя рубашку и обмотать ею голову. «Вот оно значит, как люди по пустыне ходят, - думал он, с тоской глядя на бескрайние барханы, - И хоть бы указатель, мол, куда дальше двигать, ну или бы верблюд какой встретился. А какова вероятность моей встречи с верблюдом? – подумал он, и тут же в памяти всплыл абсурдный ответ, - Эх, ровно такая же, как и встречи с человеком или крокодилом – пятьдесят процентов. Да. Невесело. Шаг... Еще шаг... Да что же это? Ветер не приносит прохлады, наоборот - обдает горьким жаром пустыни. Песок... Вот интересно... Если песчинка – это байт информации, то сколько килобайт успело забиться в мои ботинки? Сколько мегабайт ежесекундно переносит ветер? А сколько терабайт хранится в бархане... А в пустыне? Вода... Мне бы воды... Отдохнуть. Хоть немного. Сесть на раскаленный песок... Нет, только вперед... Шаг... еще шаг... еще много шагов... Воды... Солнце. Кажется, оно никогда не сядет. Шаг... еще шаг... еще много шагов. Воды... Деревья... Деревья? Вода! Где деревья, там и вода! А может быть и люди».

***
- Мальчик мой, пойми, я не осуждаю тебя, - отец смотрел на Дениса сочувственно, - напротив, и я был молод, и тоже совершал ошибки...
- Ясно, - злобно хмыкнул в ответ Денис, - Макс тебе уже успел донести.
- Это его работа, сын. И делает он ее хорошо. И еще, - он многозначительно замолчал и приглушенным тоном добавил, - запомни: я скорее уволю тебя, чем его.
- Но папа...
- Да, да – ты мой единственный сын и наследник. Но, к моему сожалению, Денис, я не могу доверить тебе управление корпорацией.
- Но почему? Неужели все из-за Анны? Тебе-то она чем успела насолить?
- Денис! Веди себя как мужчина, в конце концов. Ты пренебрегаешь интересами дела ради удовлетворения своих примитивных потребностей! Это недопустимо. У тебя напрочь отсутствует инстинкт самосохранения – иначе как объяснить, что ты доверяешь первому встречному. То есть встречной.
- Но Аня не первый встречный, папа!
- Вот-вот, и даже не второй! А ты не в состоянии услышать то, о чем толкуют близкие, заметь, тебе люди. Аня твоя – шпионка, а ты, будучи моим сыном, имеешь, прямо скажем, уникальную возможность предоставить ей сведения, потеря которых приведет к глобальным катастрофическим последствиям.
- Пап, ну объясни ты мне,  дураку, по-человечески! Да мне осточертела уже вся эта ваша секретность! Ходите вокруг да около, а по делу – ни полслова! Как очередную бредятину запрограммировать или интерфейс адаптировать, так Денис! А что взамен? Отладку и то приходится осуществлять на каких-то абстрактных примерах. Это же нонсенс! Я должен быть в курсе! Я не могу больше работать в полном неведении!
- Хорошо, Денис, - нехотя согласился отец, - ты знаешь, что наши специалисты, в ходе изучения жизненного цикла товаров и жизненного цикла компаний, создали универсальную формулу жизненного цикла. Вот Эйнштейн, к примеру, шагнул за рамки Ньютоновой механики, включив ее как частный случай в свою теорию относительности, -  В главе корпорации проснулся ученый, оседлал своего любимого конька и поскакал... Между тем, Денис слушал отца внимательно, но, чем дальше тот вдавался в пространные объяснения, тем меньше воспринимал он слова своего родителя. Вечером к нему должна придти Аня, и все мысли его невольно фокусировались на встрече с ней. Слуховые рецепторы периодически улавливали слова отца, но в обрывках фраз, долетавших до его сознания, понять суть было фактически невозможно.
- Открытая не так давно возможность совершения скачков во времени, оказала бла-бла-бла... в результате проделанной работы нам удалось выявить некоторую закономерность бла-бла-бла..., - глава корпорации разгуливал по кабинету, дополняя богатой жестикуляцией важность произносимого, и не замечал, что его пламенной речи больше внимают стены, - развитие цивилизации всегда бла-бла-бла... информации. Это бла-бла-бла... культуры, науки и образования. То есть, расширение информационных связей и потоков бла-бла-бла... прогресса. Так продолжается до определенной черты – критического момента. - Денис вздрогнул, услышав эмоциональные слова отца, - После преодоления этой черты неминуемо начинается борьба за владение информацией между отдельными группами людей. И бла-бла-бла... привести к построению гармоничного человеческого общества бла-бла-бла... приводит к гибели цивилизации.
Денис, так и не поймав нить разговора, посмотрел на отца незамутненным  взглядом:
- И... причем тут мои отношения с Аней?
- Да притом, дурья твоя башка, что наша цивилизация в своем развитии уже переступила критическую черту, и мы находимся в стадии информационной войны.
- И что?
- Ты не понимаешь? – руководитель корпорации возвел руки к небу, - О, Боже! Я вырастил идиота! И, обращаясь вновь к Денису, ответил, - Результаты наших исследований – мощнейшее оружие. Если они попадут в чужие руки, цивилизация сгинет.

***
- О чем ты думаешь, Звездный человек? - обратился к Лорнелю Терин, нескладный мальчишка лет тринадцати. Он всюду совал свой любопытный нос и частенько донимал взрослых расспросами и личными наблюдениями.
Лорнель, находящийся на особом положении шамана, мудреца и предсказателя, целыми днями околачивался в пустыне, недалеко от оазиса, в котором нашел себе приют. Мальчишка вовсе не мешал ему, скорее даже развлекал своей болтовней. Надо сказать, что Терин, по мнению Лорнеля, был, пожалуй, одним из самых умных людей в племени.
- Да так, ни о чем.
- Неправда!
- Я дал тебе повод сомневаться в моих словах, Терин?
- Нет, Звездный человек.
- Тогда в чем дело?
- Вот я, например, всегда думаю: о солнце, о небе, о песке. Вот интересно, а зачем солнце утром встает, а вечером садится?
Лорнель улыбнулся:
- Видишь ли, Терин, солнце не садится и не встает – это всего лишь иллюзия. На самом деле крутится наша земля.
- Чудной ты, Звездный человек, - засмеялся мальчик, - если бы земля крутилась, мы не смогли жить на ней.
- Ты никогда не учился, Терин, - спокойно возразил шаман, - твои знания ограничены тем, что ты видишь и чувствуешь.
- Ну и что, - обиделся Терин, - зато я могу выжить в пустыне, а ты нет! Я помню день, когда ты пришел к нам!
- Ты прав, Терин – я не знаю, как находить воду в песке, я никогда прежде здесь не бывал. Мне знаком и холод, и жара, но я не привык такой резкой смене температур. Зато, я умею считать.
- Я тоже, - возразил Терин. И тут же сосчитал пальцы на руках.
- Молодец, - похвалил его Лорнель, - А теперь скажи мне, а сколько пальцев на ста руках.
Терин посмотрел на свои руки, а потом, взглянув исподлобья на шамана, ответил:
- Это слишком сложно. Тебе никто не скажет.
- Это легко, малыш. Хочешь, я научу тебя?
- Правда? – оживился мальчик.
- Да.
- Ой, а можно я приведу своих друзей? Им тоже будет интересно!
- Можно. Приходите сюда сегодня на закате.

***
- Я так боялся, что ты не придешь, - прошептал Денис, прижав к себе вошедшую девушку, - Ох, Анна – ты восхитительна! Наш мир несовершенен, но ты... ты безупречна!
- Дурачок, - волнующим грудным голосом ответила хрупкая русоволосая девушка, - как  я могла не придти? Я так соскучилась!
- Прости... я не смог пригласить тебя в ресторан, - Денис замялся, - мой отец... словом, нам пока нельзя бывать в обществе вместе.
- Понимаю, - ответила Аня, - а разве нам с тобой нужны лишние глаза? -  девушка лукаво улыбнулась и, обняв Дениса за шею, поцеловала его.
- Как же я люблю тебя, малышка, - выдохнул он.
- М..., ты меня с ума сводишь, - прошептала Анна. Она горела и трепетала в сладостном предвкушении близости.
«Как же ты не прав, отец!» - подумал Денис, - «Так не лгут. Она, правда, любит меня!»
- Девочка моя, цветочек мой страстный, - шептал он, пока они, раздевая друг друга на ходу и периодически натыкаясь на мебель, пробирались к спальне.
Ее черное кружевное белье подчеркивало красоту спортивной фигуры. Закинув руку за голову, Аня привычным движением расстегнула заколку, и тяжелые волосы золотисто-русой волной рассыпались по ее оголенным плечам.
- Черт бы побрал эти застежки! - злился Денис, тщетно пытаясь расстегнуть бюстгальтер.
- Дурачок, это же так просто! - шепнула Аня в ответ, снимая лиф. Она была из тех женщин, что не оставляют партнеру ни малейшего шанса проявить инициативу. Денису казалось, что она предугадывает его малейшие желания, в то время, как он полностью доверился своей партнерше. Она неистово кричала, периодически вонзая свои аккуратные острые ноготки в его тело, он же, в ответ,  покусывал ее шею и нежно царапал грудь щетиной. Они скакали по кровати, меняя позы и сталкивая по ходу дела одеяло и подушки, пружины, не привыкшие к подобным встряскам, прогибались и стонали...
- Ты был великолепен, мой зверь, - со стоном выдохнула Анна, когда они, наконец насытились друг другом..
- Тигрица моя неистовая, - улыбнулся Денис, приглаживая рукой ее шелковистые волосы, разметавшиеся по подушке, - милая..., - продолжил было он, но осекся, - Аня! Наш ужин!... уже остыл... наверное. Не знаю, как ты – а я не прочь перекусить!
- И я, пожалуй, не откажусь, милый.

***
- Ты что-то совсем ничего не ешь, милый, - заметила девушка, - а говорил, что голоден... неприятности?
- А... – не обращай внимания, - махнул рукой Денис, - с отцом поссорился... из-за нас с тобой.
- Из-за нас?
- Видишь ли, - Денис смутился, - я даже не знаю, как тебе и сказать. И молчать не могу.
- Так скажи.
- Только ты не обижайся, ладно?
- Почему я должна обижаться?
- Ну пообещай мне, что не обидишься, тогда скажу.
- Хорошо, обещаю.
- Эх... он считает, что ты шпионка и со мной связалась только из-за информационной базы нашей корпорации, - скороговоркой выпалил Денис.
Услышав это, девушка театрально вскрикнула, закрыв лицо руками, ее плечи затряслись от беззвучных рыданий. Но даже такое неестественное поведение подруги не заставило молодого человека усомниться в ее искренности.
- Аня, хорошая моя, милая... любовь моя... счастье, - Денис упал перед ней на колени и сам готов был разрыдаться, - ну пойми, дорогая, ведь я... я же так не считаю! Правда! И чтобы доказать отцу, как он в тебе ошибается, я сделал тебе пропуск в наш информационный центр, я собирался подарить его тебе за ужином. Ну посмотри на меня, родная. Скажи, что не сердишься больше...
- Нет, - всхлипнула девушка, - я не могу... я не хочу, чтобы ты видел меня такой... мне надо умыться...

Когда Анна пришла на кухню, закутавшись в махровый халат Дениса, ее дыхание было каким-то непривычным.
«Это все из-за слез», - подумал про себя Денис и, улыбаясь, заметил:
- Тебе идет. Пока ты приводила себя в порядок, я сварил кофе.
- Ты просто чудо, любимый...
Они сидели на кушетке у открытого окна и смотрели на звезды. Денис нежно обнимал девушку за плечи, вдыхая пленительный аромат ее волос.
- Твои волосы... они так пахнут, - прошептал он, медленно погружаясь во мрак...

***
Очнулся он от того, что кто-то хлестал его по щекам.
«Анна, да что ты делаешь!» - пытался сказать Денис, но губы отказывались шевелиться, и вместо этого раздалось нечленораздельное мычание.
- Денис, Денис, очнись! – услышал он встревоженный голос Максима и снова провалился в черноту.

Он чувствовал, как чьи-то заботливые руки влили ему в рот горькую тягучую жидкость. В этот момент Денису казалось, что земля уходит из-под него, и он проваливается в неизвестность. Но сил сопротивляться падению не было. Члены его затекли и не слушались. Он вновь погрузился во мрак.
- Потерпи, дружище, сейчас легче станет.
Денис пришел в чувства. Он лежал на кушетке возле открытого окна. Перед глазами плыли желто-синие круги, его мутило. Рядом с кушеткой на корточках сидел Максим.
- Макс, - еле слышно прошептал Денис, - что это со мной?
- Ничего серьезного. Ты только что испытал на себе новый способ обезвреживания объекта. Если бы не мое зелье, ты бы еще  пару суток провел в отключке.
- Ничего не понимаю, - Денис сел и схватился за голову, - как же башка трещит!
- Ничего, пройдет.
- Погоди, а что ты здесь делаешь? - спросил он Макса.
- Тебя спасаю, если ты еще не заметил...

***
- Послушай меня, сын мой, - вождь жестом указал Лорнелю место подле себя, - ты здесь человек чужой. И я вижу, что люди моего племени чужды тебе. Ты ставишь себя на голову выше их, забывая об ответственности. Ведь я отдал тебе в жены свою дочь, значит, следующим вождем племени должен стать ты.
- Вы правы, отец, - начал Лорнель, - я чужой в вашем мире.
- Не перебивай меня! - воскликнул вождь, - Ты не от мира сего, это видно. Ты молод, горяч и неразумен, поэтому и пытаешься установить свои правила. Так дело не пойдет. Правила установлены нашими предками. За их соблюдением слежу я и жестоко караю за безрассудные попытки нарушить традиции моего народа. Ты понял меня?
- Да, вождь.
- Это хорошо. А теперь объясни мне, почему ты осмелился самовольно учить детей неведомой моим людям науке?
- Но ведь это всего лишь математика! Вы не представляете, насколько важно человеку ее знать!
- Много ты понимаешь, - вздохнул вождь, - откуда ты только взялся на мою голову? Ведь, как только услышал хлопок и яркую вспышку на небе, сразу понял – не к добру. Все племя обрадовалось: «Знамение, знамение!» - кричали люди, - «К нам придет Звездный человек – великий учитель: так предсказали звезды». Я один не разделял общего ликования. И ведь не ошибся! Вскоре после вспышки появился ты и для начала сделал несчастной Эйлин. Не знаю, что она нашла в тебе, может, пожалела. Помнишь, как ты первое время лепетал что-то невнятное, даже я с трудом мог понять, что ты говоришь! А теперь вздумал обучать наших детей! Не нужно нам этого! Достаточно того, что тебя почитают за шамана.
- Но почему? Объясните мне, почему вы так противитесь знаниям? Чего вы боитесь?
- Вот ты - много знаешь?
- В принципе, да, - смутился Лорнель.
- Тогда скажи, - вождь взглянул на зятя, хитро прищурив глаза, - это благодаря своим знаниям ты теперь здесь?
- Наверное, да, - согласился чужак.
- И что, ты счастлив?
На этот вопрос он ответить не смог.
- То-то, - лицо вождя расплылось в довольной улыбке. А теперь послушай меня, мальчик. То, что я расскажу сейчас – тайна, передаваемая от вождя-отца вождю-сыну. Никому из людей племени нельзя узнать о ней, потому что знания эти могут погубить наш мир. Когда-то, давным-давно наше племя было многочисленным и великим. Люди жили в больших и высоких шатрах, сделанных из бетана.
- В домах? Из бетона? – уточнил Лорнель.
- Верно, эти шатры назывались домами, - вождь с удивлением взглянул на зятя, - И много времени посвящали наши предки учению. Годами осваивали они различные науки. А потом не поделили между собой накопленные знания и начали враждовать. Вначале никто не воспринимал опасность подобной вражды. А потом, - вождь вздохнул, - потом было уже поздно.
- Почему поздно? – поинтересовался Лорнель, - Что произошло?
- Вождь одной из враждующих сторон решил, что легче справиться с врагом, если враг глуп. По его указанию в процесс обучения детей врагов были внесены упрощения, а затем последовало снижение требований к учащимся. Люди по-прежнему учились, но умными стать уже не могли, потому что наука была искажена. Сменилось несколько поколений, учить детей стало некому: глупцы растили дураков уже по обе стороны. А потом накопленные предками знания обернулись против них. Началась великая битва. Поселения были разрушены, много людей погибло. А те, кто выжил в этой схватке, решили похоронить остаток своих знаний, чтобы обезопасить детей.
- Но ведь это чудовищно! – воскликнул Лорнель, - Неужели ваши предки оказались настолько глупы, что не разглядели очевидное? Знания сами по себе не таят никакой опасности. Зло исходит лишь от невежественных людей.
- Может быть, ты и прав, Звездный человек, - ответил вождь, - я подумаю над твоими словами.
- А когда? Когда это было?
- Очень давно, сын мой, - ответил вождь, - очень давно. Когда я вырос – мой отец рассказал мне то, что я сейчас поведал тебе. А он узнал эту историю от деда, дед от прадеда, а отец прапрадеда узнал ее от своего деда. Я же рассказал ее тебе, так как сына у меня нет.
- И вы считаете, что медленно деградировать в пустыне – это выход? Неужели в том, разрушенном мире не было ничего прекрасного, ради чего следовало бы жить дальше?
- Я же сказал тебе, что подумаю над твоими словами, мой мальчик. Мне мало что известно, - вздохнул вождь и добавил, - Мы живем так, как живем.
- Нет, - покачал головой Лорнель, - вы существуете.

***
«Анна... О, Анна как ты могла, Нет, как я мог!» - размышлял Денис после разговора с Максимом. Полученная от друга информация никак не хотела укладываться в его голове: «Какой же я дебил... Запах ее волос – вот что вырубило меня! Фильтры – вот почему она так странно дышала... Отец! Ты предупреждал меня, а я... как последний осел, поверил. И кому! Ей! Эх, вернуть бы все назад... вернуть бы назад!»

Он расхаживал по квартире взад и вперед, вновь и вновь восстанавливая в памяти картину произошедшего. «Нет! Этого не может быть!», - возмущался его рассудок, - «Но это случилось. Что же теперь делать?»

«Отец... как я скажу ему? Как мне теперь смотреть ему в глаза?» - у него в голове постоянно прокручивалась беседа с Максом.

Произошло ЧП. Информационной базы больше не существует. Резервное хранилище оказалось поврежденным. Сначала среди бела дня в офисе начали сбоить компьютеры. Макс поднял по боевой тревоге охрану предприятия. Потом в головном офисе погас свет, а в следующее мгновение раздался взрыв со стороны информационного центра, погибли все, находившиеся в нем на момент взрыва.

«Боже! И это все из-за меня! Из-за меня...

Время... Вернуть бы назад время...», - подумал Денис и остановился, в его глазах вспыхнул огонек надежды, - «Конечно же! Прыжок во времени! Денис, да ты гений! Ты все исправишь, парень, взрыва не будет, никто не умрет. Отец еще будет гордиться тобой!»
Он пулей выскочил из дома и поспешил в лабораторию.

«Это хорошо, что сейчас ночь», - размышлял он, пробираясь по бесконечным коридорам исследовательского центра. У охранников появление Дениса в столь неурочный час никаких подозрений не вызвало: взрыв информационного центра, гибель сотрудников – немудрено, что сыну главы корпорации приходится работать по ночам. «Только бы они Максу не доложили! Полезет не в свое дело – и все испортит!» Прыжки во времени – дело, конечно, не хитрое, но обычно на подготовку уходит неделя, а для отправления одного исследователя требуется целая техническая группа. К счастью, программное обеспечение для реализации временных прыжков разрабатывалось Денисом. Вернее, он являлся руководителем группы разработчиков. А в последнее время – серьезно подошел к вопросу минимизации человеческих ресурсов в ходе временных перемещений. Чисто теоретически он даже почти рассчитал программу одиночного прыжка. И единственной деталью, смущавшей его, была проблема возвращения назад в свое время. «Ничего», - думал он, задавая параметры для прыжка, - «сначала исправлю ошибки, а там сознаюсь отцу в содеянном и вернусь назад – мои же ребята меня и вернут».
- Отсчет пошел, - раздался металлический голос компьютера, - Пожалуйста, займите стартовую позицию. Пять. Четыре. Три. Два...

В этот момент произошел резкий скачок напряжения, монитор вспыхнул и погас. У Дениса перехватило дыхание. «Неужели все сорвалось?» - подумал он.
- Один, - сказал компьютер, - старт!

Лаборатория мгновенно погрузилась во тьму, Денис почувствовал, что летит с огромной скоростью. Перехватило дыхание, а сердце забилось часто-часто. «Одиночный прыжок все-таки возможен! Я сделал это!» - ликовал он, вновь почувствовав под ногами землю. Но радость его была недолгой. Вокруг, сколько хватало глаз, простиралась пустыня – сотни и тысячи километров мелких, желтовато-серых крупинок.

«Куда я попал? В прошлом – это однозначно, но только... когда я? Надеюсь, динозавры уже вымерли. Эх... теперь назад дороги нет. Какой же я дурак. Прости меня, отец – прости, если сможешь. И ты, Макс, не держи на меня зла... Что осталось мне от прошлого в далеком будущем?» - думал Денис, глядя воспаленными глазами на восходящее солнце, - «Разве что название отцовской компании в виде тиснения на браслете от часов. Ее больше нет или еще нет – не важно. Есть только я – одинокий представитель сгинувшей цивилизации и недостойный сын своего великого родителя».

Он встал и медленно поплелся навстречу неизвестной судьбе.

Эпилог
Денис едва не погиб от жажды в пустыне. Но судьба привела его к оазису. Местные жители приняли его в свое племя, назвав Звездным человеком или Лорнелем. Так Денис приобрел себе новое имя.

Долгое время он проклинал судьбу и презирал полудиких людей, приютивших его. Но со временем – изменился и остаток своей жизни провел в кругу новой семьи. Благодаря Денису оазис его племени стал источником культуры и знаний в пустыне. А имя Лорнеля вскоре стало известным многим соседним племенам. К нему приходили за мудрым советом и знаниями, которыми он с радостью делился по мере своих скромных сил.

Сердечные раны, долго не дававшие ему покоя, со временем затянулись, и Денис обрел счастье с дочерью вождя. И, хотя не пылал страстью, но по-своему, очень привязался к своей жене. Он мог положиться на нее как на самого себя. Эйлин понимала мужа с полуслова и была Денису настоящим другом и опорой.

Лорнель стал вождем племени. Можно сказать, что жизнь его удалась. Однако, до глубокой старости проклинал он ту роковую случайность, из-за которой его забросило в далекое будущее. Денис так до конца жизни и не осознал, что пустынные племена – жалкие остатки его прежней цивилизации. И не мог даже предположить, что на самом деле оказался в нужное время в нужном месте.


Рецензии
Спасибо понравилось!
Вспомнилось "Сталь разящая" Лукиных, и немного лемовского Пиркса

"бла-бла-бла" в монологе отца напрягает, может быть более художественно описать отключение внимания героя от разговора с отцом

Аки Но Кадзе   10.12.2012 02:31     Заявить о нарушении
спасибо за внимание к моему творчеству и конструктивные предложения. когда я писала разговор с отцом, то перед глазами возникал разговор Барта Симпсона с учительницей, когда он, кроме "бла-бла-бла" ничего не слышал. мне показалось, что подобный прием будет выглядеть неплохо в рассказе. но все ошибаются, я - не исключение, потому и не учла,что проза отличается от мультипликации. я подумаю над тем, как можно исправить это "бла-бла-бла".

с уважением,

Наталья Ол-Копернина   10.12.2012 15:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.