Год свиньи

Наступил 1983 год. Год Свиньи. Новогоднюю ночь, по традиции, отмечали с соседями по подъезду. Дружили уже долго, со дня переезда в этот дом. Чего только не случалось за эти годы. Но дружба была прочной. И ничего не могло её нарушить. Праздник обещал быть весёлым. У всех костюмы, заготовки игр и шуток. В разгар праздника случилось непредвиденное-исчезла Валентина. Куда? С кем? Непонятно! А дело было так!
Рыдая и размазывая тушь по ярко накрашенному лицу, Валька гигантскими шагами поднималась на свой пятый этаж девятиэтажного дома.Зеленое  платье было длинным, скользким  и узким, оно напоминало рыбью чешую. Пришлось  подол   поднять  до самого пояса, чтобы не тормозил  стремительного  продвижения вверх по лестнице. С головы постоянно сваливалась корона из картона, украшенного разноцветной фольгой и блёстками.  Серебряная мишура, изображавшая волосы морской царицы, прилипала к мокрым щекам и кололась!
-Сволочь! Какая сволочь! Это при мне, при родной жене, он выкаблучивается перед этой рыжей! Откуда она взялась, откуда? Ее никто не звал! Лисичка,съешь меня! Лисичка, укуси меня!- передразнила она интонации мужа,- тьфу!
Подол платья неожиданно сполз вниз и Валька чуть не растянулась на ступеньках, при этом обнаружив, что она босиком.
-Я перед ним  выпендриваюсь босая на стуле, а он, отклячив свой тощий зад, хрюкая и повизгивая, как недорезанный, извивался перед этой! Кобель! Вот кобель! Ну, я ему! Пусть только явится домой!
На Валькином этаже, как всегда,не было света. Она   споткнулась о соседский половик, который почему-то оказался почти на ступеньках.  Не устояв, упала плашмя как точно перед своей дверью. Дверь от удара Валькиной головой резко открылась,врезалась в стену прихожей и,отскочив от нее,вернулась назад,с той же скоростью, что и открылась!
-А-а-а, пень-едрень!– выругалась смачно еще раз она, хватая себя за голову,-ну, погоди, гад,  вернешься ты… муж мой ненаглядный!
Валька с трудом поднялась, держась  за косяк двери. Узкое платье из парчи, напоминающее рыбью чешую, то и дело сползало, сковывая свободу движениям. Колени ободраны и уже начали сильно болеть. Чтобы не разбудить сына, шепотом ругаясь и костеря во все лопатки мужа, прикрыла дверь. На замки двери не закрывали, тем более, в Новогоднюю ночь, когда все могли шастать без приглашения туда–сюда. Такая у них была традиция, сложившаяся за долгие годы проживания в этом доме.
Свет включать тоже не стала.
Наревевшись вдоволь и смыв густую косметику, "Царица морей и океанов" в спальню не пошла, а прилегла в детской комнате на диванчике:-Придет, а меня там нет! – злорадствовала Валька, - вот пусть поищет по этажам, узнает тогда, как чужих жён лапать!
За дверью детской комнаты послышался какой-то шорох.
Валька приподняла голову, прислушиваясь.
-Пришел? Пришел! А с кем он там так шепчется?
Она  тихонечко спустилась с дивана и подползла к двери, приложив ухо к щели между полом и дверью, приняв позу  попой вверх.
-А-а-а…
-Ну, не ломайся!
-О-о-о…
-Ну, скорее, скорее, а то нас потеряют, моя начнет рыскать, искать меня,давай,  давай…-свистел мужчина пронзительным шепотом.
У Вальки волосы на голове зашевелились, рот открылся и уже никак не закрывался, а собственного голоса и в помине не стало, как будто и не было никогда!  Только запутанные  мысли, как огненные стрелы, метались в ошарашенной Валькиной голове:
- Он!Он… в нашу по… постель! Св…Свинья недорезанная! Да я… я!
Не успев еще ничего предпринять, Валька снова вздрогнула от неожиданности.
В прихожей послышались тяжелые широкие шаги.
Валька напряглась и выгнула спину, как будто готовилась к прыжку, как дикая кошка.
Еще сильнее прижалась щекой к полу и стала слушать. Нестерпимо ныли ободранные колени. В щель сильно дуло.
-Сквозняк, – прошептала обреченно  Валька, - как бы ухо не застудить!
- Ага! Попалась!- закричал муж. Пронзительно взвизгнула женщина.
 - Я,дурак, ищу ее, а она с мужиком! В нашей постели!
-А! А что это он так орать-то начал?- удивленно соображала Валька. 
За дверью началось странное движение, похожее на борьбу. Валька встала, медленно приоткрыла дверь. Темно. Только луна светила в кухонное окно  и ее свет падал холодно и ровно из кухни в коридор. По полу валялись и тихо матерились два мужских тела-один с голым задом, другой–в костюме розового поросенка.
- Так, свинья–это мой,-быстро соображала Валька,-я сама ему шила из старого покрывала этот комбинезон, а кто без штанов-то? Или это костюм Адама?
Тела никак не могли расцепиться, они рычали и хрюкали, шипели  и плевались. Чуть приподнявшись и снова стали падать, врезались в вешалку.  Вешалка не была прикручена к стене, поэтому незамедлительно упала и накрыла  борцов всем своим шубным  разнообразием. Женщина в спальне завизжала еще громче и бросилась на пол.  Начала ползать  и,на ощупь,что-то искать, хлопая руками по ковру.
-Ага! Голая! Ева…-почему-то обрадовалась Валька.
Послышался грохот. Входная  дверь во всю силу открылась, ударилась об стену и с той же силой вернулась назад и вновь открылась.
-А-а-а ё-ё-ё…!- раздался  надрывный густой бас. В проеме двери Валька увидела силуэт падающего тела. Раздался глухой звук, как будто упал мешок с песком.  Шлеп!
-Хр-р, хр-р-р-р-рррр, хр-рр-рр-ррр,-тут же понеслось из подъезда.
-О, вырубился  сразу же! - обрадовалась  Валька.
Сверху спускалась веселая женская компания.
-Ой, мороз, мороз! Не морозь меня! Не… Твою… А-а-а! Мама!
Взвизгнули  перила. Послышался грохот поочередно падающих тел. По ступенькам катились и разбивались о стену, бутылки. Что-то взорвалось! Видимо, шампанское.
Густо  запахло крепким спиртным.
- Эх,погуляли…- зачем-то пожалела всех Валентина.
-Убили! Убили! Кровь! Течет кровь! Труп! – заорали бешеными  пьяными голосами бабы.
-Боже! Откуда труп! - перепугалась Валька.
Под вешалкой всё ещё боролись и матерились Адам и свинья…
Ева, уже лежа на животе, ползала по полу и шарила  руками вокруг себя.
На крики и шум  прибежала компания с третьего этажа.
Все толкались в дверь, но протиснуться в квартиру мешало спящее  тело у двери, а еще дальше–матерящаяся живая  вешалка, которая ходила ходуном. Ева завизжала еще сильнее и стала бегать по спальне, пытаясь куда-нибудь спрятаться.
Никто пока не догадался включить свет.Тени толкались, валялись, прыгали, кричали, матерились и визжали!
-Мама, а Новый год теперь у нас?–включив свет в детской и открыв дверь, спросил заспанный  семилетний мальчик,-Ур-р-ра! Новый год пришел к нам домой! А то всё у соседей, да у соседей!
Картина была ещё та! Красный, как после бани, в красной шубе нараспашку, под халатом только трусы в якорях и валенки на босу ногу, Дед Мороз, с бородой на затылке и посохом в руке, ростом под потолок, занимал композиционный центр всей нарисовавшейся картины. Его правая нога победно водрузилась на тело лежащего и неимоверно храпящего рыцаря в доспехах и шлеме. Справа -Снегурочка: длинная коса завязана вместо пояса, корона надета задом наперед,под глазами черные круги, видимо плакала. Или смеялась до слез!  Несколько хорошо откормленных свиней в масках с приплюснутыми  пятачками, задранными на лоб, как третий глаз у Циклопа заполнили задний план картины! Еле стоящие на ногах цари в коронах набекрень,заняли позицию слева от центра. Царицы с красными щеками и размазанными по всему лицу губами!  Черти с рожками и свинячьими рожами, лохматый домовой в тулупе наизнанку, то и дело вытиравший грязной шапкой пот со лба! Лисичка с рыжим хвостом, а так же и другие звери! Все они, неуверенно стоящие на ногах, но по-братски поддерживая друг друга, толкались между главными героями картины, пытаясь протиснуться внутрь. Молча, удивленно следили за происходящим на полу. Ни у кого не было ни сил,  ни желания вмешиваться в этот мужской поединок Свиньи и Адама.

Когда все выяснилось, оказалось, что сосед, который как будто Адам, с шестого этажа, гулявший на девятом, спьяну, проскочил мимо своей  квартиры и …  попал в квартиру Валентины на пятый этаж, прихватив с собой дамочку, которая как будто Ева. Ева всё-таки нашла свои вещи и выпорхнула сквозь разноликий люд, грубо растолкав его в разные стороны, на что все цари, царицы, черти и свиньи возмущенно отреагировали, хватаясь друг за друга, чтобы удержаться каким-то образом на ногах. Муж-свинья был несказанно рад встрече с верной женой, оправдываясь и давая клятву верности до гроба. Эту семейную идиллию нарушило беспардонное ржание рыжей лошади, которое подхватили все герои картины. Хохот стоял такой, что прибежали гости с девятого этажа.
Стало еще веселее! И празднование Нового  года  закрутилось  с новой силой и воодушевлением.


Рецензии