Про баню, рога и копыта

Иллюстрация Евгения Антоновича Смирнова. 2012 год.


…Жили в деревне рядышком два соседа. Жили мирно и дружно. В деревне хороший сосед лучше родственника: поможет   сено накосить и дров привезти,  свинку заколоть и  бутыль самогона опустошить при надобности.
 

Случилась эта история в субботу. А суббота, как известно, в деревне банный день. Для настоящего мужика святой день, день отдохновения от трудов праведных и дел каждодневных. Вот  собрался, значит, Володька к соседу в баню.  За неимением  своей  он каждую субботу, как штык ходил париться к Борьке. Собрал  исподнее бельишко, пристроил веничек подмышку и пошагал  по белу снегу прямёхонько к соседу.

Тишина  стояла такая, что было слышно собственные мысли. Снег приятно похрустывал под ногами, как хрустят на зубах солёные огурчики. Ветхие  избёнки и покосившиеся заборы утопали в белоснежных сахарных сугробах, из  печных труб поднимался к небу сизый дым.  Нет ничего красивее картины зимней деревни. Зимы  в Башкирии ядреные, снегу иногда навалит так, что, дорогу домой после бани не найдёшь.

У соседей в избе пахло свежим хлебом, берёзовыми дровами и достатком. У  печи ловко орудовала Варвара, румяная, мясистая баба с вечной улыбкой на губах. Она одновременно раскатывала тесто, вырезала гранёным стаканчиком кружки для пельменей и раздавала указания мужу. Сыновья сидели за столом и дружно лепили пельмени.  Все три сына Бориса были ладные и похожие друг на друга, как солёные грузди в одной кадушке. Бориске и тут подфартило,  у  Володьки же в доме было настоящее бабье царство: тёща, жена и три дочки. 

Хозяин озабоченно топтался по дому и махнул ему рукой:

- Володь,  ступай в баню, а я скоро подскочу.

Деревянная банька находилась тут же во дворе. Соседу здорово повезло, его двор находился  аккурат в двух шагах от колодца, и до реки было рукой подать. Поэтому воду носить было сподручно. Володя  распахнул дверь бани, и переступил порог в крохотный предбанник, где едва могли уместиться два здоровых мужика. Несмотря на крошечные размеры, банька была у соседа сколочена на славу и держала тепло в самые сильные морозы. У Борьки руки росли из нужного места.
 
Владимир в предвкушение банных радостей разоблачился до последней нитки, скинул  портки на лавку и наярился в тепло. Из   бани доносились какие-то странные звуки, будто кто-то парился. «Что за чертовщина!?" –подумал, почёсывая волосатую грудь, Владимир. Ведь Борис остался в доме, а его сыновья, не переносившие первый жар,  обычно, подходили позднее». 

С этими мыслями Володя  нагнул голову, чтобы пройти вовнутрь. Бориска  сидел на полке и вовсю хлестал себя вениками.
- Послушай-ка, соседушка, как это ты раньше меня  проскочил? – разинул рот от удивления Володя.

Борис не удостоил соседа ответом. Он  невозмутимо парился, квохая и крёхая. Гость не обиделся на Борьку, знамо дело, баня, тут не до разговоров. Владимир расположился на лавке,  с наслаждением поскрёбывая могучее брюхо и широкую грудь. Вдруг его взгляд зацепился за чёрную верёвку, которая,   как живая, болталась под полоком,  покачивась в такт Борькиным движениям.

Владимир с опаской стал озираться по сторонам. Нет, не мерещится, так и есть, под  полкой у Борьки свисает длиннющий, волосатый  хвост, похожий на плеть. Сердце у Володи забухало, внутри всё опустилось от страха.

- Чего это у тебя, Борька,  там болтается?! – прохрипел  он, тыкая корявым пальцем под полок.- Не хвост  ли то чертячий?!

- Ах! Тебе мой хвост не по нраву!? – сверкнул глазищами парильщик.- А что ты скажешь, если я тебе свою руку покажу!?


С этими словами Борис, сидя на полке, мгновенно вытянул страшную, покрытую чёрной шерстью лапу и с нечеловеческой силой бросил несчастного оземь. Лапища на глазах вытянулась  до невероятных размеров, упёрлась в голое естество соседа и вцепилась железной хваткой за шею. Над Владимиром нависла жуткая образина со спутанной бородой, изо рта чудовища разило зловонным дыханием…


 Распростёртый на полу, Володя тщетно пытался вспомнить спасительные слова молитвы и перекреститься. Но бедняга будто вдруг онемел, язык прилип к нёбу, руки-ноги стали ватными, а правая рука  не повиновалась хозяину. Владимир корчился от боли, не в состоянии ни вздохнуть, ни шевельнуться, двухметровая лапа с жуткими загнутыми когтями, будто намертво припечатала его к дощатому полу.  Не  было силы не только сопротивляться, но и дышать. В голове бедняги пронеслось, что вот пришёл  мой последний час...


Дверь  бани неожиданно  распахнулась, и перед  Володькой явился ещё один  Бориска. Лже - Борис с жуткой двухметровой рукой и волосатым хвостом моментально испарился, пропал бесследно, будто и не было его вовсе. Мокрые  веники валялись в беспорядке на полке, расхристанный сосед корчился в судорогах на полу. 

 -Эй, сосед, ты чё угорел что ли?! – дёрнул за руку Бориска, наклонившись  к Володьке. – Э, брат, да ты точно,   угорел! -увидев закрытую вьюшку, распахнул дверь хозяин бани.

Облако свежего воздуха ворвалось в баню, и мгновенно привело  соседа в чувство.

- Тьфу, нечистый, - сплюнул  Володька, как только пришёл в  себя и увидел Бориску.

Он живо вскочил на ноги и голый, без порток, дёрнул прочь из дьявольской бани.

 – Господи, спаси мя грешного, - непрерывно крестясь и оглядываясь, приговарил он, перепрыгивая босиком через сугробы.


Рецензии
Мандрида бы в те места

Абдул Аль-Хазред Ибн-Тисил   17.10.2015 09:07     Заявить о нарушении
Добрый день, Андрей Ветрович.
Не поняла, какого "мандрида"?
Солнца, ДИНа

Дина Гаврилова   17.10.2015 09:40   Заявить о нарушении
На это произведение написана 51 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.