Heavy metal - Школа

Весна 1979. Свердловск.

Мы в 10-ом классе. В школе всего один десятый класс и всего один девятый. А план по сбору металлолома – ого-го! Где его брать-то? В субботу утром, одетые «в рабочее», мы выслушали наставления директрисы о важности данного мероприятия для всей страны, и веером разбрелись по округе, реагируя только на металл и на разливное пиво.
Тощая кучка собранного ранее металлолома, лежащая на заднем дворе школы, напоминала руины хижины «Железного дровосека». Спинки кроватей, сломанная коляска и несколько чугунных радиаторов были пересыпаны ржавыми банками из-под краски и мятыми ведрами.
Пионервожатая Вика и завхоз стояли у кучи, придирчиво осматривая приносимые трофеи, и на глаз определяя их вес, выдавали бумажки с соответствующими данными. В конце дня ученики сдавали бумажки и подводились неутешительные итоги.
А в двух кварталах от нашей школы, стояла школа математическая. Имея аж по шесть девятых и десятых классов, этот муравейник насобирал столько железа, что завод УралМаш готов был начать переговоры с руководством школы по антидемпинговым процедурам.
Их куча, похожая на развалины Эйфелевой башни, продавливала земную кору за школой и, естественно, вызывала наше здоровое негодование.
Часам к четырем, прочесав микрорайон вдоль и поперек, и найдя лишь один обрезок водопроводной трубы, за который пионервожатая хмуро вручила нам бумажку с надписью «8 кг», мы приняли решение взять, спереть, тиснуть, стибрить, на худой конец, спионерить что-нибудь компактное и тяжелое у математически одаренных соседей.
Вчетвером мы вошли на внутренний двор «математички», и нашему взору открылся срез благосостояния общества, выраженный в пренебрежительном отношении к лежащим здесь вещам. Чего здесь только не было. Сразу приковала к себе внимание огромная батарея, уходящая дальним концом под пресс металлического навала. Но ни вытащить, ни тем более утащить ее было не реально. Поднять бы мы ее не смогли, а тащить волоком – значит привести зондер-команду математиков прямо к порогу родной школы.
Оглядев кучу хозяйским взглядом, мы высмотрели радиатор из четырех секций, лежащий так, что снять его с кучи – плевое дело. Мы вцепляемся в холодный чугун радиатора мертвой хваткой, как в удостоверение передовика по сбору металлолома.
Куча железа отзывается скрежетом и позвякиванием. На эти звуки с ее другой стороны появляется шесть нетипичных математиков. Они рослые, у них бутылка портвейна, они мирно сидели с той стороны на импровизированных скамейках и этот злополучный радиатор, возможно, был, как раз ими и принесен…
- Оппа! Вы чё, обурели!?
Вперед неожиданно выступает Валерка Медведев. Вот он точно похож на математика – маленький, щуплый в круглых очках:
- Чё, облезете, шо ли?
- Дать бы тебе по рогам, - мечтательно произносит крепко сбитый знаток теорем и аксиом, после чего несколько разочарованно добавляет, - вот тока за удар по очкам можно три года заполучить…
Что делает Валера? Правильно! Он снимает очки, зажимает их в руке, и, с интонацией Зои Космодемьянской, говорит:
- Я готов!
…Назад мы возвращались закоулками, по-очереди ведя под руки Валеру с разбитым носом. Он достаточно компактный и тяжелый – как мы и мечтали…


Рецензии
Математики тоже люди. Библиотекарши, вроде меня, и учителя тоже люди. Типичные, от которых всего можно ожидать. Замечательный стиль. А последняя фраза - прелесть. С уважением,

Анна Сивак   29.05.2016 19:05     Заявить о нарушении
Спасибо за приятные слова. Моя мама долгие годы проработала библиотекарем на разных уровнях, а любимая тетя - супер-учитель математики. А школьные годы - это многосерийный фильм с лихо закрученным сюжетом. Вот выкладываю фрагменты...
С теплом. Борис

Борис Соболев   30.05.2016 10:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.