Говорящая кукла 2

                 Сборы были недолги. Егор отвез жену с дочкой в больницу и вернулся на работу. На душе было грустно и тревожно, мысли были заняты одним: как там дочка?
 
                 На другой день, еле дождавшись конца рабочего дня, Егор помчался в больницу. По дороге заехал в магазин «Детский мир» и купил большую, красивую говорящую куклу. При переворачивании  на живот и на спину, она четко говорила «мама». Стоила кукла недешево, а зарплата Егора оставляла желать лучшего,  и поэтому он какое-то мгновенье стоял в раздумье: «купить - не купить».  «А! – махнул он, наконец, рукой, - деньги – это зло и надо от него быстрее избавляться». Он облегчил кошелек от «зла» и с коробкой подмышкой, предвкушая, какую радость испытает Таня, помчался к машине. Валентина все эти сутки была рядом с дочерью.
   
                  Увидев отца, Таня повеселела, глазенки засветились радостью.
                  - Ну, как тут наша принцесса? – целуя дочку в лоб и одновременно определяя, горячая она или нет, весело спросил Егор.
                  - Сегодня уже лучше, - нежно и устало глядя на дочь, ответила Валентина. – Температура 37,4, ожила…
                  - Давай выздоравливай побыстрее, а то Охламон там истосковался весь по тебе. Ходит по квартире и жалобно так мяукает: где Таня? где Таня? Голодовку объявил, свою любимую рыбу минтай даже не ест.
                  Таня рассмеялась:
                  - Ну ты, папка, и сочинитель!
                  Девчонки при слове «Охламон» удивленно повернулись все к Егору. На личиках читалось любопытство: что там у них дома за Охламон живет?
                  - Это у нас кота так зовут, - смеясь, пояснила Валентина.
                  Палата повеселела.

                  - Вот тебе от нас с Охламоном подарок.
                  Егор открыл коробку, достал куклу и тут же продемонстрировал ее способность говорить «мама». Таня на мгновенье оторопела от увиденного. Она нетерпеливо протянула руки за куклой.

                  Рядом с Таней на койке лежала худенькая, бледная, с острым носиком девочка. Егор обратил внимание на нее, когда еще только вошел в палату. Она каким-то отрешенным взглядом посмотрела на него и отвернулась к окну. Все девчонки с любопытством разглядывали нового человека, а эта как-то демонстративно отвернулась. Егору это показалось странным.

                  Рядом с девочкой, понуро склонив голову, сидела старушка с редкими седыми волосами, маленьким высохшим лицом, испещренным глубокими морщинами. Она мельком вскинула на Егора свои усталые, выцветшие глаза и снова опустила голову. Губы ее почти незаметно шевелились, как будто старушка шепотом разговаривала с кем-то невидимым. Услышав, как кукла произносит «мама», девочка повернулась, приподнялась и жадно вцепилась взглядом в это, как ей казалось, чудо. По ее взгляду, вытянувшемуся личику с чуть приоткрытым от удивления ртом, было видно, что она видит такую куклу впервые.

                   -  Тебя как зовут? - спросил Егор.
                   -  Настя, - тихо ответила девочка.
                   - Таня, давай дадим Настеньке куклу поиграть? Она немного поиграет и тебе отдаст.
                   Таня немного посомневалась, и, видимо, вспомнив наставления отца, чтобы она никогда не жадничала, протянула куклу соседке по койке.
                   Лицо Насти оживилось. Она еще не могла до конца поверить, что у нее в руках оказалось такое сокровище. Вскоре кровать ее окружили другие девчонки.
                   - А у меня тоже такая есть, - сказала одна из них. Другие стали наперебой рассказывать и хвастаться, какие у них дома есть куклы, игрушки.

                   «Никто так не любит похвастаться, как дети» - глядя на возбужденных  девчонок, с улыбкой подумал Егор. Бросив взгляд на Настю, он понял, что похвастаться ей было нечем. В это время Валентина направилась к выходу, на ходу дав незаметно знак мужу, чтобы следовал за ней. 
                   - Мы сейчас, дочка, придем, - сказал Егор и вышел вслед за женой. Они присели в холле на диван.
                  
                   -  Бедная девочка, - вздохнула Валентина.
                   -  Это ты про кого? – насторожился Егор. Он подумал, что эти слова относятся к Тане.
                   -  Я о Настеньке. Старушка рассказала мне все про нее, и с тех пор сердце у меня не на месте, прямо разрывается от жалости.
                   - Это бабушка Насти? – спросил Егор.
                   - Нет, это соседка ее. Они живут в деревне Сосновка, в семи километрах от города. Старушка, видать, сердобольная, приехала навестить девочку, принесла пирожков, варенья…
                   - А где у нее родители-то? – нетерпеливо спросил Егор.
                   - Отец ее работал шофером в какой-то автоколонне. Зарабатывал неплохо, жили хорошо, пока не начались эти перестройки, реформы… Автоколонна приказала долго жить, работы нигде не было и отец, чтобы прокормить семью, завербовался на заработки куда-то на север. Там и сгинул. Жене сообщили, что муж ее провалился вместе с машиной где-то там под лед и утонул. Мать Насти это горе подкосило, она стала выпивать, а сейчас совсем спилась. Все, что было ценного в доме, продала и пропила. Короче, опустилась ниже некуда, на самом дне оказалась. Девочка совсем беспризорная... - голос Валентины дрогнул, - брошенная...

                    Валентина замолчала. Промокнула платочком глаза. Некоторое время оба сидели молча.
                    -  Я вот думаю, - прервала молчание Валентина, - может, заберем ее к себе, Егор, а? Вместе с Таней будут расти?
                    Егор задумался.
                    - Ты думаешь это так просто? Тут волокиты будет... Ты адрес ее узнала?
                    - Да, я записала, - обрадовано, что муж в принципе  не против, ответила Валентина.
                    - Тут надо все хорошо продумать, проконсультироваться со знающими людьми. Я не против удочерить девчонку, но это надо сделать по закону.
                    - Если бы не эта старушка, - сказала Валентина, - то неизвестно еще жива ли была сейчас Настя. Заметив, что из дома  дня два уже никто не выходит, старушка решила проведать Настю. Зашла - в доме холодно, сыро, не топлено. Настя, чуть живая, вся в жару лежит в постели, в каких-то лохмотьях. Старушка вызвала скорую помощь, и вот так она оказалась здесь.
                     - А мать-то где была?! – возмущенно спросил Егор.
                     - Матери дома не было, скорее всего, она была в очередном запое.
                     - Ладно, - твердо сказал Егор, - решим мы этот вопрос, а пока пошли в палату.

                      Продолжение
              http://www.proza.ru/2011/02/28/1554


Рецензии
Тебя как зовут, - спросил Егор.-Тебя как зовут? - спросил Егор.
Боже мой, Николай Иванович, сколько у меня было таких детей - не счесть!
Из-за них я заработала себе сердечную болезнь. С 30 - лет каждый год лежу в больнице. Я прошла этот путь,когда не знаешь, как облегчить жизнь страдающему ребенку. Вечно стоишь над вопросом - определишь ребенка в детское заведение и лишаешь его братьев и сестер, непутевых родителей, в конце концов.Вечно не знаешь, что лучше - гарантированное трехразовое питание, сносные условия или окружение родных...
Тему Вы подняли такую больную! Она еще больше усугубилась с воцарением демократии. А делать нечего, приходится мириться...
С уважением и болью - Асна.

Асна Сатанаева   01.10.2011 23:07     Заявить о нарушении
Спасибо, Асна.
Если вы работаете с неблагополучными семьями, где страдают дети, то я вам не завидую и сочуствую. Я бы не смог.
Неравнодушная ты, поэтому и заработала сердечную болезнь.
С уважением и пожеланием здоровья,
НИК

Николай Иванович Кирсанов   02.10.2011 13:48   Заявить о нарушении