Шоу Кармера

пьеса с сюрпризами в двух коротких действиях



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ХРАМЦОВ, по прозвищу «ГРАФ» – богатый человек средних лет.
МИША ДОЛИНИН – его давний друг, врач.
МИЛЕНА – жена Храмцова, певица.
КАРМЕР – мастер шоу.
АЛЕКС – личный секретарь Милены, молодой человек.
ВАЛЕРА – молоденькая секретарша в офисе Храмцова.
ДИДЖЕЙ.
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.
КРОТ.
ГОСТИ.
ЛЮДИ в масках.
ОМОНовцы.


        Д Е Й С Т В И Е     П Е Р В О Е
        С Ц Е НА     П Е Р В А Я
Гостиная в городской квартире Храмцовых. Сумерки.
Х р а м ц о в   и   М и ш а   Д о л и н и н   сидят  в полутьме, выпивают.

ХРАМЦОВ.   А хорошо, Мешок, что ты мне сегодня позвонил…  Очень правильно сделал!
МИША.   Ну, Граф, между первой и второй… (разливает) в перерывчик по одной!
ХРАМЦОВ.   Погоди, Мешок, дай скажу!
МИША.   Не, Граф, потом. Всё – потом. А сейчас – то, что доктор прописал.
ХРАМЦОВ.   Ладно. Вам, докторам, виднее.

(Они чокаются и пьют.)

А теперь точно скажу, Мешок. (Жуя.) Пока не забыл.
МИША.   Валяй, графская морда!
ХРАМЦОВ.   У нас с Милешей через неделю годовщина. Двадцать лет –  тик-в-тик!
МИША (волнуясь).   Двадцать?  (Меняя тон на шутовской.) Так до фига? Столько не живут, Граф!
ХРАМЦОВ (нежно).   Да, Миша, –  двадцать.
МИША.   А как вчера было… Я ж тебя, Граф Храмцов, вот таким (показывает) помню!
ХРАМЦОВ.   А я тебя, Мишка Долинин, – вот таким. (Показывает сильно ниже.) Мешок мешком.
МИША.   Не ври, Граф, я выше был! Я на физре пятым с конца стоял, а ты, Граф, извини – последним.
ХРАМЦОВ (беззлобно).   Да, стоял. Я маленьким был. Пока не вырос. (Вытягиваясь.) Вырос я, а, Мешок?
МИША.   Конечно, вырос! (Ехидно.)  Ты у нас, Граф, теперь – как телебашня! (Наливает.) За тебя, подлеца! (Выпивают.) Эх, постарели мы с тобой, Графин…

(Храмцов встаёт, чуть покачиваясь, берёт с полки фотографию жены, чмокает и ставит перед Долининым.)

МИША (глядя на фото).   А вот Милена – она не стареет.
ХРАМЦОВ.   Она – звезда. А звёзды, Мешок, они не стареют, им по статусу не полагается. Они только светят… и свет их летит через мильёны лет! (Наливает.) За Милешу?
МИША.   За Милешу! (Пьют.)
ХРАМЦОВ (морщась).   Двадцать лет – это какая свадьба?
МИША (закусывая).   Чёрт ее знает. Полиэтиленовая. Всё едино, отметить стоит. (Опять наливает, пьют.)
ХРАМЦОВ (уже сильно заплетающимся языком). Надо устроить Милеше… этот… как его…
МИША (лукаво).   …разбор полётов.
ХРАМЦОВ (морщась).   Ты чё? Она тебе даст – разбор полётов! Ты чё, Милешу не знаешь? Разбор полётов, скажет тоже… Праздник надо устроить. Праздник! Она обожает… эти, как их… ну да – праздники. Это должно быть что-то… (чертит в воздухе  нечто неопределенное) что-то эдакое! Посоветуй, Мешок, чего бы такого выкинуть… эдакого?
МИША.   Не напрягайся, Граф. Этим должны заниматься специально нанятые люди.
ХРАМЦОВ.   В смысле?
МИША.   В смысле организации его… эдакого. Есть крутые спецы. Я, Граф, как раз могу посодействовать… по случаю. (Роется в карманах.) Где же, чёрт… ага!  Вот.
(Протягивает Храмцову визитку.)
Третьего дня был на таком банкете – ого-го! Супер-пупер и даже больше!

(Храмцов рассматривает визитку.)

ХРАМЦОВ (читает, с трудом разбирая в сумерках).   «Кар… Кар… Кармер… мастер шо…» Шаолиня?
МИША.   Какого Шаолиня, Граф?! Мастер Шоу. Просто – мастер шоу.
ХРАМЦОВ (Мише).   Что за хрен?
МИША.   Гений! Теперь ни один уважающий себя юбиляр без него не обходится. Свадьба, там, у тебя или день-рожденье – сейчас зовут Кармера.
ХРАМЦОВ (икая).   Он чё… тамада, да?
МИША (стучит Храмцову по голове).   Сам ты, Граф, тамада. А он –  Мастер Шоу. Соображаешь? Он делает праздники.
ХРАМЦОВ (икая).   Администратор?
МИША.   Сам ты – администратор! А он – художник, соображаешь? У шефа моего в клинике юбилей был. Собрались, понятно, в ресторане – банкет, выпить-закусить, то да сё. И там всех гостей хорошенько подпоили, потом заманили в поезд и повезли –  будто бы в Москву. А по дороге, в чистом поле, всех вдруг высадили… ну, вроде, поломка на путях. А там – луна, снег, вдали волки воют, у-у-у…
(Завывает, Храмцов охотно вторит.)
И тут вдруг – бабах! – фейерверк! Прямо среди дикой природы. На громаднеющем экране кино крутится из жизни юбиляра, голые девочки в снегу шампанское раздают, водку разливают. А на опушке леса симфонический оркестр, замаскированный под пеньки, –  и вдруг как грянет «Естедей»! Прямо до слёз…
ХРАМЦОВ.   Круто.
МИША.   Это еще что! Шеф рассказывал, что банкет для министра, вообще, был на крыше двенадцатиэтажки. Официантов туда сбросили на парашютах прямо с подносами в руках, а на подносах – горячее.
ХРАМЦОВ (восхищённо).   Врёшь!
МИША.   Да чтоб я сдох, Граф!

(Слышен звон ключей, стук двери, шаги в прихожей.)

ХРАМЦОВ (шёпотом).   Шшш… Это Милеша вернулась! Как это она, у неё ж концерт?! А-а-а, верняк, опять забыла чего-нибудь, это она всегда. А тут мы … а она думает, я на фирме. (Хихикает.) Давай, Мешок, спрячемся! (Тянет Мишу за рукав.) Тока быстро…
(Открывает шкаф-купе и заталкивает туда Мишу.)
МИША (из шкафа).   Напугаем?
ХРАМЦОВ (залезая в шкаф).   Чё – напугаем? Сюрприз! (Из шкафа.) Милеша обожает сюрпризы. Она счас войдет, а мы как выскочим… Знаешь, она как обрадуется?

(Оба  толкаются и тихо хихикают.
 Храмцов задвигает дверь изнутри, оставив заметную щель, корчит страшенную гримасу и уже готов выскочить наружу.
Входят   М и л е н а   и   А л е к с .)

МИЛЕНА (Алексу).   Зажги свет, Алекс – ни чёрта не видно! Ищи диски, только быстрей.

(Алекс включает небольшую  лампу – свет падает на полку с книгами и дисками, шкаф остаётся в тени.
Разгорячённый Храмцов всё ещё порывается выскочить из шкафа, но Миша его крепко держит.
Милена озирается.)

Никого нет. А мне показалось…
(Замечает на столе остатки пирушки.)
Господи, что за бардак! Ну, Граф! и когда только успел? Как говорят писатели: ни дня без стопки.
АЛЕКС (роется на полке). А тебе не кажется, что твой Храмцов… он попросту хроник уже?
МИЛЕНА (резко).   Хроники – это у авторов фэнтези теперь в моде, а он Граф. Граф, ясно?
АЛЕКС.     Дурацкая кликуха!
ХРАМЦОВ (шёпотом).   Сопляк!

(Храмцов раздражённо пытается протиснуться наружу, но Миша его удерживает и зажимает ему рот.)

МИЛЕНА (Алексу).   Это не твоего ума дело, Алекс. Бери диски – и поехали!
АЛЕКС.   Подожди, Мила.
(Обнимает её. «Дежурным» романтическим голосом.)
Ты сегодня такая чужая…

(Храмцов в шкафу замирает. Миша всё ещё крепко держит его.)

МИЛЕНА (освобождаясь). Я на работе, Алекс, отстань. Я в образе – не сейчас…
АЛЕКС (страстно).   Когда? Ну – когда? Я так соскучился. Уже прошла целая вечность…
МИЛЕНА (ладонью закрывая ему рот).   Шшш… Ты знаешь, я не выношу таких опереточных наигрышей… да ещё перед выступлением. Потом, потом! Все игры – потом!
АЛЕКС (обиженно).   Ты обращаешься со мной, как с мальчишкой!
МИЛЕНА.   Ты и есть мальчишка. (С нежной улыбкой.) Глупый-глупый мальчишка… (Целует его. Алекс обнимает её.) Всё-всё, малыш, лицо сотрёшь! (Отстраняется.) Ну, сколько тебе нужно… на этот раз?
АЛЕКС (с фальшивой обидой в голосе).   Зачем, Мила? Зачем ты… так?
МИЛЕНА.   О-о-о… Деньги нас больше не интересуют?
АЛЕКС.   Но зачем всё сводить к деньгам?
МИЛЕНА.   По моему, это ты всё к ним сводишь. Для тебя я – коробка с деньгами.
АЛЕКС.   Ты – это одно, а деньги – это совсем другое…
МИЛЕНА.   Одно и то же, когда речь идёт о моих деньгах. Поехали, опоздаем!
(Гасит лампу.)

(Милена и Алекс уходят.
Храмцов, пошатываясь, выбирается из шкафа, за ним – Миша Долинин.)

ХРАМЦОВ (трезвея). Почему? Почему? Почему ты не пустил меня, Мешок? Я бы ему… (Пауза.) Ты… ты что – знал?
МИША (серьёзно).   Знал.
ХРАМЦОВ.   Давно?
МИША.   С самого начала. (Пауза.) Уже почти два года.
ХРАМЦОВ.   И молчал?! Свинья… Друг называется!
МИША.   Пойми, Граф, я не хотел всё разрушить.
ХРАМЦОВ.   Что разрушить? Что? Этот их гнусный романчик? Скажите, какая трогательная забота!
МИША.   Нет, конечно, не романчик, нет. Я о тебе думал, Графин. Я не хотел пустить по ветру всю вашу жизнь.
ХРАМЦОВ.   Угу, жизнь… угу… Спасибо, Мешок. И вообще – как ты узнал? А?! Когда это началось? И почему это я, лох, ничего не замечал, а вот ты... Почему?
МИША.   Сам не знаю, Граф, не знаю… Сначала я просто почувствовал что-то… Потом… потом проследил за ними один раз… после концерта.
ХРАМЦОВ.   Следил? Ты, Мешок?! Зачем?
МИША.   Я хотел… хотел быть уверен. Кто-то же должен был держать это под контролем. А я твой друг.
ХРАМЦОВ.   А тебе не кажется, что это моё дело? Ты должен был мне сказать.
МИША.   Граф, ты бы его убил.
ХРАМЦОВ (кивая, азартно).   Убил, да.
МИША.   Тебя б посадили.
ХРАМЦОВ.   Не, не посадили бы.
МИША.   Почему это?
ХРАМЦОВ.   Не посадили бы – и всё!
МИША.   Ну… ну, ладно –  не посадили б. Но ты бы всё равно мучился…
ХРАМЦОВ.   Я?! Из-за этого отморозка?! Ни фига!
МИША.   Мучился, мучился бы – я тебя знаю! А она завела бы себе другого такого… секретаря. (Пауза.) Тебе не надо было знать. Вы жили так хорошо, спокойно, практически душа в душу. Вон – годовщина будет у вас!
ХРАМЦОВ (наливая себе водки, мрачно). Да, годовщина, точно... А я и забыл… (Выпивает, молчит, думает. С внезапным блеском в глазу.) И, знаешь? Мы славно отметим её, Мешок! Особенно, как говорится, в свете последних событий. Звони своему Кармеру!

(Протягивает Мише мобильник.)



        С Ц Е Н А      В Т О Р А Я
Фирма Храмцова, его кабинет.
Х р а м ц о в   уныло сидит  за столом.
В дверь заглядывает   В а л е р а .

ВАЛЕРА.   Шеф, кофе хотите?

(Храмцов мотает головой.)

А коньячка?

(Храмцов мотает головой.)

А пива?

(Храмцов отмахивается.)

Чёрт, Шеф, вы что – заболели? Хотите доктора?
ХРАМЦОВ.   К чёрту доктора, к чёрту! У меня, Валера, душа болит. Какой тут доктор… (Пауза.) Ко мне сейчас придёт хрен один… Кармер. Проводи сюда. И больше никого не пускай. И ни с кем не соединяй.
ВАЛЕРА.   Шеф, а Давыдюк?
ХРАМЦОВ.   Что – Давыдюк?!
ВАЛЕРА.   Если Давыдюк явится?
ХРАМЦОВ.   А на черта он мне сегодня нужен?! И Давыдюка – в шею. Всех – в шею…

(Секретарша исчезает.
Храмцов мрачно смотрит перед собой.
Входит   К а р м е р , осматривается.)

ХРАМЦОВ.   А это вы, значит… Кармер.
(Жестом предлагает сесть.)

(Кармер кивает, мгновение глядит на Храмцова, оценивая ситуацию.)

КАРМЕР.   Представляться, полагаю, уже нет необходимости… Что ж, обойдёмся без формальностей.
(Садится.)
Можете называть меня просто Кармером. А вы позволите называть вас Графом? Наслышан от ваших друзей… (с мягкой улыбкой) и это задаст беседе приятный колорит…
ХРАМЦОВ.   Валяйте –  хоть Графом, хоть чёртом.
КАРМЕР.   Я полагаю, вы уже имеете некоторое представление о моих... э-э-э… перфомансах… раз обратились именно ко мне. А я вот пока могу лишь догадываться о ваших… хм… о ваших намерениях.

(Храмцов молчит.)

Что ж, пока вы собираетесь с мыслями, позвольте проявить некоторую, скажем так, профессиональную наблюдательность.

(Кармер некоторое время молча глядит на Храмцова.)

У вас, Граф, видится мне, впереди особая дата. Апофеоз, так сказать, нерушимого союза двух судеб…
ХРАМЦОВ.   Трёх.
КАРМЕР (озадаченно).   Что-что?
ХРАМЦОВ.   Трёх… трёх судеб. (Пауза.) Понимаете, Кармер… в наш семейный союз затесался заяц. Безбилетник.
(Встаёт из-за стола и прохаживается по кабинету, что-то обдумывая; потом садится.)
Кармер, мне до зарезу нужен праздник. Только это должен быть необычный праздник… Не знаю, приходилось ли вам… Короче: готовы ли вы, Кармер, устроить… антипраздник?
КАРМЕР.   Так-так… Вы предлагаете мне поменять полярность ситуации: скажем, не праздник – рай, а праздник…
ХРАМЦОВ.   …ад. Да, так – в самую точку.
КАРМЕР.   Ну, что ж… Для меня, как художника, задача чрезвычайно заманчивая, чрезвычайно... Хотя… (разводит руками) сами понимаете, я не всемогущ…
ХРАМЦОВ.   Плачу двойной гонорар. Тройной! Готов на любые расходы.
КАРМЕР. Надеюсь, вы не ждёте от меня… э-э-э… никакого криминала?

(Храмцов  качает головой.)

И кого же –  в адское пекло, позвольте уточнить? Желаете поджарить вашего… хм… зайца?
ХРАМЦОВ.   Скажем так: изрядно подпалить.
КАРМЕР.   Ясно. А… А третье лицо?
ХРАМЦОВ (мрачно).   Я уверен, её вы прекрасно знаете. (Пауза.) Это Милена.
КАРМЕР (с чуть преувеличенным удивлением).   Милена?! Я не ослышался? Наша неугасающая звезда?
ХРАМЦОВ.   Она. Это моя жена. Хотя вы, наверняка, и так в курсе…


(Храмцов достаёт коньяк, разливает по рюмкам;  одну подвигает собеседнику. )


(Наклонясь к Кармеру, доверительно.)  Я хочу провести их по самому краю жизни и смерти, понимаете, Кармер? Чтобы не осталось на поверхности никакого макияжа, чтобы истинное вышло наружу, настоящее… почти звериное человечье нутро. Чтобы у них вопила душа, чтобы в их боли я мог утопить свою – тогда сравняемся.
КАРМЕР (спокойно).   Жаждете мести, Граф?
ХРАМЦОВ.   Мести? Не знаю… нет… Справедливости, наверно. Или чего-то там в этом роде. Я просто должен что-то сделать, понимаете? Что-то такое мощное… (разводит руками) …как взрыв. Или сам взорвусь. (Выпивает.)
КАРМЕР.   Что ж, душа моя, –  понимаю, понимаю. Но я должен всё тщательно взвесить, обмозговать. Дайте-ка мне… денька три – а там и потолкуем. Жизнь штука прелюбопытнейшая… Возможно, тот Мастер Шоу, (указывает пальцем вверх) что творит её, сейчас уже наметил нам с вами новые роли. Кто знает, какие? Кто знает…

(Выпивает коньяк.)



        Д Е Й С Т В И Е   В Т О Р О Е
        С Ц Е Н А   П Е Р В А Я

Загородный дом Храмцова. Просторный зал с большими окнами
 Ранний вечер, звучит музыка.
Входят   Х р а м ц о в   в смокинге и   М и л е н а   в вечернем платье – с бокалами в руках, за ними – толпа нарядных гостей во главе с   д и д ж е е м ; в толпе –   М и ш а     Д о л и н и  н,    А л е к с ,   К а р м е р ,    В а л е р а .
Все оживлённо беседуют, смеются.

ХРАМЦОВ.   А теперь всех прошу сюда! (В зал, зрителям.) Проходите, проходите! У нас сегодня без церемоний – все желанные гости!
МИЛЕНА (мужу).   Граф, ты точно –  в ударе! Только не переоцени свои потребительские возможности… (Кивает на бокал.)
ХРАМЦОВ.   Милеша, у меня, как аптеке! Ни одной лишней капли…
ДИДЖЕЙ (всем).   Леди и джентльмены! Как распорядитель этого вечера, прошу минутку внимания! Предлагаю поднять бокалы за наших юных виновников торжества! За союз отважных мореходов, рискнувших пуститься в долгое плавание по житейскому океану… на утлом суденышке любви! Как сказал, а?!

(Все смеются, чокаются с юбилярами, пьют.)

Горько, господа! Горько!

(Диджей щёлкает пальцами – и сверху на юбиляров обрушивается дождь из цветов. Милена и Граф смеются, целуются.
Кармер за спиной у Алекса  приставляет ему едва заметные рожки так, что это видно только Храмцову; отойдя от Алекса, замечает что-то на своем пиджаке, отряхивается.)

А сейчас вас ожидает главный сюрприз! Прошу минутку внимания…

(Диджей достает стартовый пистолет, с трагической миной наводит его на себя, приставляет к своему виску, потом слегка пугает им гостей; затем стреляет вверх. Свет гаснет, и, под звуки музыки, в холл въезжает гигантский торт с зажжёнными свечами, украшенный  сверху аляповатым  амуром.
Все восхищённо ахают, аплодируют.)

 Апофеоз нерушимой любви и верности! Попросим наших дорогих – язык не поворачивается сказать «юбиляров» –  нет, наших молодожёнов – задуть свечи, точно и не было этих промелькнувших лет…
МИЛЕНА (растроганно).   Точно и не было… (Мужу.) Задувай, Граф!

(Храмцов и Милена задувают свечи. На мгновение делается темно.
Все аплодируют. Свет вспыхивает.
Верхушка торта, увенчанная амуром, откидывается, все вновь аплодируют.)

Неужели, Граф, ты припрятал там стриптизёрку? Фу, бессовестный!

(Из торта высовывается   ч е л о в е к    в   м а с к е ,    с автоматом — и даёт очередь поверх голов. Мгновение все в оцепенении, потом раздаётся женский визг.
Слева и справа вбегают вооружённые   л ю д и   в   м а с к а х .)

ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Молчать! Не визжать! Все – на пол! На пол, я сказал!
ХРАМЦОВ (плохо разыгрывая удивление). Что за шутки? Мужики, хорош валять дурака! Давайте лучше выпьем… за наш юби…

(Человек из торта даёт очередь над головой Храмцова.)

Ч-чёрт, он же не шутит!
МИЛЕНА.   Охрана! Где охрана?
ХРАМЦОВ (гостям.) Сохраняйте спокойствие! Этого, из торта, лучше всем слушаться. (Первый укладывается на пол, увлекая за собой Милену; делает знаки гостям, призывая последовать его примеру.) Чёртов смокинг, как в нём неудобно!

(Гости неловко укладываются на пол. Человек в маске выскакивает из торта, смахнув рукавом кремовую розу; пальцем подцепляет крем с рукава, пробует, морщится – и отряхивает рукав.)

ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Дрянь сладкая! (Гостям.) Вставать по одному – лицом к стене, руки за голову! И без глупостей – стреляем без предупреждения! Ну, ты, пельмень во фраке! (Пихает ногой ближайшего к нему гостя.) К стенке!

(Гости по одному поднимаются и выстраиваются вдоль стен слева и справа под присмотром людей в масках. Их обыскивают, отбирают деньги,  драгоценности и мобильники. Последними встают Долинин, Милена и Храмцов.)

МИША.   Что вам, собственно, нужно? Зачем вся эта возня?
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Заткнись, умник! (Обращается к Храмцову.) Ну что, вот и свиделись… Граф!
ХРАМЦОВ (весело).   Хм… мы знакомы, загадочный Человек-из-Торта?
МИЛЕНА (мужу).   Хороши же у тебя дружки, Граф!

(Человек из торта поворачивает Милену лицом к себе.)

ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Какой сюрприз! Да это же наша перезрелая знаменитость! А ты неплохо сохранилась… вблизи даже больше впечатляет.
(Проходится руками по её фигуре и ловко срывает с шеи бриллиантовое колье, Милена влепляет ему пощёчину; он одной рукой заламывает ей руки назад и вынимает из её ушей серьги.)
Но-но, какая резвая старушка! (Отбрасывает её к стене.) Пока уймись… детка.

(Храмцов бросается на него, ему скручивают руки и бьют. Храмцов скрючивается от боли и сползает на пол.)

(Храмцову.) Я предупреждал. (Подручным, выборочно указывая рукой на заложников.) Вот этих, этих, этого, того ещё… вывести отсюда –  и глаз не спускать! Проверьте, чтоб ни у кого мобильников не осталось. Заприте их где-нибудь, и чтоб без визга! Не выношу визга.

(Люди в масках выводят заложников.)

(Вслед гостям.) Всех, кто будет визжать – лично перестреляю!

(В зале остаются Алекс, Долинин, Милена, Храмцов и несколько грабителей.)

КРОТ! (Подбегает один из подручных.) Присмотри за ними, а я пока потолкую с папиком. (Храмцову.) Встать!

(Храмцов с трудом поднимается.
Человек-из-Торта выталкивает его на середину зала.)

ХРАМЦОВ (Человеку-из-Торта, тихо и мстительно). Сука! Я тебе это припомню! Побои я не заказывал!
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Считай это подарком, Граф. За счёт фирмы.
ХРАМЦОВ.   Я вам покажу – за счёт фирмы! Челюсть мне свернули… за мои же деньги. Художники хреновы! (Осматриваясь). А где Кармер?
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Кармер? Тебе, что, мозги отшибло? Да мне плевать, где твой Кармер! Слушай сюда: два лимона налом, твой вертолёт и брюлики.
ХРАМЦОВ (обалдело). К-ка… какие… брюлики?
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Но-но-но! Какие?! (Трясёт перед его носом колье Милены.) Брюлики твоей сладкой старушки. И разойдёмся по-хорошему.
ХРАМЦОВ.   Идиотские шутки! Хватит, я уже развлёкся. Ты вылез из торта, как Мефистофель, пострелял… короче, отработал заплаченную сумму. (Нервно.) А теперь я отменяю всё. Слышишь? Всё. Где Кармер?
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Слушай, не зли меня. (Упирает ствол автомата Храмцову в лоб.) Я не знаю, где твой грёбаный Кармер. И не хочу знать. Или ты играешь по моим правилам – или ты жмурик. А баксы я и так выну из твоей бабы – не сомневайся.
ХРАМЦОВ (оторопело). Постой, мужик…
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Попрошу мне не тыкать!
ХРАМЦОВ.   Хорошо, хорошо… Давай… те поговорим… спокойно.
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Ну!
ХРАМЦОВ.   Я… я всё понимаю… Вы прекрасные актёры, профессионалы… вы слишком глубоко вошли в свои роли – я понимаю, так бывает, да. Мне это знакомо. У меня у самого жена… актриса! Всё лично испытал на себе. Но… послушайте… мы же так не договаривались.
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Дурдом!
ХРАМЦОВ.   Ну, ничего. Давайте… давайте передоговоримся. Прекратим всё это… шоу. Даю кусок сверху… тыщу баксов отступного – вот лично вам!
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Тыщу баксов, говоришь? Мне?! (Орёт.) Крот! (Подбегает Крот.) Тащи сюда его бабу!

(Крот приволакивает Милену. Человек-из-Торта обращается к ней.)

Слушай, детка. У твоего мужика крыша съехала, но я сейчас вставлю её на место. Объясни ему как можно доходчивей: или он немедленно выполняет наши требования – или мы начинаем тебя пытать.
МИЛЕНА.   Пы… пытать? Ме… ня?! Как… пытать?
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Как придётся. Я думаю, детка, утюг у тебя найдется? А больше ничего и не надо.
МИЛЕНА (истерически).   Гра-а-аф! Немедленно сделай всё, всё, всё! Всё, что они хотят!
ХРАМЦОВ.   Успокойся. Это всё не всерьез. Это не по-настоящему.
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Ну, ты опять! (Милене.) Так где, говоришь, у тебя утюг?

(Милена в ужасе трясёт головой.)

КРОТ! (Делает знак – Крот выходит.)
МИЛЕНА.   Гра-а-аф!
ХРАМЦОВ (Человеку-из-Торта).   Послушайте, вы… человек из торта. Могу я переговорить с женой? Всего одну минуту!

(Человек-из-Торта кивает.  Храмцов, отводит Милену чуть в сторону.)

Милеша, это я их нанял. Всю эту шайку. То есть, не сам лично, а поручил одному человеку.
МИЛЕНА (мужу).   Ты? Но…
ХРАМЦОВ (Милене).   Я. Мне хотелось вас попугать… точнее, напугать досмерти – тебя и вот этого сопляка твоего. (Кивает на Алекса.)
МИЛЕНА (мужу).   Досмерти? Но почему, Граф?
ХРАМЦОВ (Милене).   Почему? И ты ещё спрашиваешь?! Ты?! Да потому! Я всё узнал о вас… недавно. О тебе и об этом… (Кивает на Алекса.) ...об этом…
МИЛЕНА (удивлённо). Граф… Ты разве не знал?!
ХРАМЦОВ (Милене).   Нет, не знал. А  что –  должен был знать?! (Пауза.) Как ты могла, как?!
МИЛЕНА (мужу).   Это долгий разговор. Но мне казалось – ты знаешь… Ты сам подтолкнул меня к этому – помнишь, тогда, ну?  (Пауза.) Об этом трудно говорить… Тогда, казалось, время уже выставило мне счёт… Меня чуть не сбил с ног весь этот бешеный наплыв вопящих мальчиков-девочек с длинными ногами… И я вдруг почувствовала себя слишком старой… для кривлянья с микрофоном,  для плясок,  для флирта со зрителем … для всех этих игр. И я хотела уйти со сцены… совсем уйти… но меня так страшила провальная пустота впереди… Ведь я певица – и не знаю ничего другого… ничего больше не умею… Я же тогда искала твоей поддержки, Граф… Ты помнишь?
ХРАМЦОВ (Милене).   И я… и я посоветовал тебе завести собачку… (Неловко хихикает. Пауза.) А ты, значит, завела… этого… этого… щенка? (Пауза.) Но ты ведь не ушла со сцены!
МИЛЕНА (мужу).   Да, я не смогла… Но тут подвернулся Алекс – и  с ним я точно помолодела…

(Пауза. Храмцов злобно сопит.)

Граф, по-моему –  это дело домашнее. Он для меня – просто плавсредство… что-то вроде спасательного круга, палки… или костыля после аварии. Сам лично он ничего для меня не значит…
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА (Милене и Храмцову).   Хватит трепаться!
МИЛЕНА (покосившись на Человека-из-Торта, мужу, язвительно).   Он не слишком-то вежлив… за твои денежки! Если ты всё это затеял, Граф, почему не прекратишь?
ХРАМЦОВ (Милене).   Не получается. Сам не понимаю… Я сейчас пробовал – но их заклинило: они шпарят по своему сценарию, как заведённые.

(Возвращается Крот с утюгом.)

КРОТ (буднично).   Шеф, я нашёл утюг.
МИЛЕНА (мужу, на грани истерики).   Граф, сделай же что-нибудь! – они, похоже, всерьёз рехнулись.
ХРАМЦОВ (озираясь, решительно).   Кармер. Где этот чёртов Кармер? (Долинину – кричит.) Мешок, где Кармер?
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА (Храмцову).   А ну, тихо! Ты меня достал! (Кроту.) Крот, разберись!

(Крот спокойно подходит к Храмцову и как-то, между прочим,  ударяет его.  Храмцов падает, как подкошенный. Человек-из-Торта хватает Милену за руку, она пытается вырваться.)

Иди сюда, детка –  пообщаемся! Крот, врубай утюг…
ХРАМЦОВ (стонет). Не-не… не надо! Остановитесь…
МИША.   Стойте! (Отпихивает охрану и выскакивает на середину. Человеку-из-Торта, повелительно.) Её не трогать!

(Все в замешательстве.)



        С Ц Е Н А   В Т О Р А Я
Те же, там же.
Двое грабителей крепко держат Долинина.

КРОТ (буднично).   Шеф, а это кто?
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Конь в пальто. Дурдом, блин!
(Нервно прохаживается, потирая живот; потом внезапно даёт Долинину в зубы; Долинин пытается вырваться, но безуспешно.)
Ты! Ты будешь мне тут указывать?! Да я тебя сейчас по стенке размажу!

(Человек из торта вскидывает автомат. Милена грохается в обморок.)

Та-ак! Откинулась. Крот, посмотри – жива?

(Крот наклоняется к Милене, слушает, щупает пульс.)

КРОТ (буднично).   Жива. Нервишки у девушки!
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Та-ак! (Прохаживается.) Снаружи тихо?
КРОТ (буднично).   Как в морге.
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Держи их под прицелом, Крот. (Потирает живот.) Желудок, чёрт, так и знал! Достали ведь, уроды, все нервы измотали! Я сейчас.

(Человек-из-Торта быстро выходит. Долинин рвётся к Милене.)

МИША.   Я –  врач. Ей помощь нужна.
КРОТ (буднично).   Ладно, валяй, док. Только без фокусов!

(Долинина отпускают. Он бросается к Милене.)

ХРАМЦОВ (Мише).   Мешок, что с ней?
МИША (Храмцову).   Обморок. Сейчас очнётся.
ХРАМЦОВ (Мише).   Ну, ты крутой! Они же могли тебя застрелить.
МИША (Храмцову).   Не могли, Граф. Это ведь я всё затеял.
ХРАМЦОВ (Мише).   Не понял… Что – всё?
МИША (Храмцову).   Всё… это. И мужика в торте, и нападение. Помнишь, Граф, я тебе говорил про Кармера?

(Храмцов в недоумении кивает.)

Это всё его работа. Я заказал ему шоу.
ХРАМЦОВ (Мише).   Не ври, Мешок! Тебе такие штуки не по карману.
МИША (Храмцову).   Не боись, Граф! Я не богач, но кое-что скопил.
ХРАМЦОВ (Мише).   Не ври, Мешок! Не ври. Это я заказал ему шоу.
МИША (Храмцову).   Ну, ты заказал, Граф… а я… внёс некоторые изменения.
ХРАМЦОВ (Мише).   И он согласился?
МИША (Храмцову).   Согласился. Не бесплатно же!
ХРАМЦОВ (Мише).   Вот свинья!
МИША (Храмцову).   Я наплёл, что хочу сделать тебе дружеский сюрприз, что ты любишь крутое кино… стрельбу, погони… короче – боевики. В общем – заплатил, уломал.
ХРАМЦОВ.   Ну, попадись он мне, этот Кармер! (Мише.) И что же ты запланировал, Мешок?

(Милена приходит в себя и слушает их разговор.)

МИША (Храмцову).   Я заказал антипраздник.
ХРАМЦОВ (Мише).   Антипраздник? Ну, молодец! Сам до такого додумался?
МИША (Храмцову).   Сценарий мой. А терминология его, Кармера.
ХРАМЦОВ (Мише).   Врёт. Всё врёт! Это моя, как ты выразился, терминология. Это я придумал… про антипраздник. А сценарий – нападение, заложники, стрельба – это уже он потом предложил. (Пауза.) Нет, ну во даёт, Кармер! Ловко же он нас провёл! За одно и то же дважды с двух идиотов деньжат срубил. Точно, мастер! Профессионал.
МИША (Храмцову).   Значит, Граф, мы с тобой заказали одно и то же блюдо…
МИЛЕНА (Мише).   Миша, а ты зачем всё это затеял? Только мне уж не ври про крутое кино!
МИША (Милене, укоризненно).   Ты-то могла бы догадаться, Мила.
МИЛЕНА (Мише).   Ты что… да нет, не может быть…
МИША.   Может.
МИЛЕНА.   Господи… чушь какая… (Мише.) Ты решил отомстить, да? Вот так вот тупо, да? Через двадцать лет? Не поздновато ли, а, Мишенька?
МИША (Милене).   Отчего же? В самый раз – юбилей. У меня ведь тоже – своя годовщина.
ХРАМЦОВ (глядя то на Мишу, то на Милену).   О чём это вы? Не понимаю…
МИША.   О прошлом…
МИЛЕНА (мужу).   О прошлом, Граф. О том, что случилось ровно двадцать лет тому назад. Ты разве не помнишь?
ХРАМЦОВ.   И что же случилось?
МИЛЕНА (мужу).   Я вышла за тебя замуж.
МИША.   А любила она… меня. (Глядя на Милену.) По крайней мере, говорила, что любит...
ХРАМЦОВ.   Ребята, вы что? Это… это правда?
МИЛЕНА (не глядя на мужа).   Правда, Граф. Мы с Мишей любили друг друга. И собирались пожениться.
ХРАМЦОВ.   Но ведь не поженились! Почему? Почему, чёрт вас возьми?! Что вам помешало?
МИЛЕНА (мужу).   Ты, Граф, ты... Ты разбогател так внезапно… и так не вовремя.
ХРАМЦОВ.   Милеша, ты что… ты вышла за меня… из-за денег?
МИША (язвительно).   Нет, ну что ты! Деньги – не главное. Просто ей хотелось сделать карьеру, хотелось стать звездой. И у неё были отличные данные – внешность, обаяние, голос. Только деньжат на раскрутку недоставало. А с твоими деньгами, Граф, всё так славненько получилось.
МИЛЕНА.   К чему столько сарказма? Мне нелегко дался этот выбор, ты же знаешь... Но поймите, поймите вы оба: я – актриса, певица! Талант – это дар божий. (Пауза.) Это судьба.
МИША.   Судьба?! Ну, да… судьба… (Милене.) А ты знаешь, что все эти годы я работал, как проклятый, день и ночь работал, роздыху себе не давал! Вертелся, как только мог… старался… нет, не разбогатеть, что уж –  куда мне до Графа! –  а хотя бы дотянуться до мало-мальски приличного этажика в этой глобальной денежной коммуналке…
МИЛЕНА (Мише).   Зачем?
МИША (Милене).   Зачем?! Да чтобы доказать тебе, себе – всему этому хренову миру, что я тоже чего-то стою…
ХРАМЦОВ (Мише).   Мешок… Но почему ты ничего не сказал мне… тогда?  Разве мы не друзья? Я не стал бы перебегать тебе дорогу! Можно же было что-нибудь придумать… можно было всё решить… как-то иначе…
МИША (Храмцову).   Куда там – иначе! Да ты был так влюблён в неё… по самые уши… ничего вокруг не замечал. А ты же мой лучший друг, Граф! А для неё я готов был сделать всё. И она знала…

(Пауза. Все молчат.)

МИЛЕНА (Мише).   Но почему ты до сих пор не женился? Завёл бы семью, отвлёкся… давно бы жил, как все люди… Неужели никого не встретил за эти двадцать лет?
МИША (горько).   Завёл семью… как собаку заводят, что ли? Да я пытался, Мила: встречался, ухаживал, цветочки дарил... Даже пару раз делал предложения, честно… Но, когда женщина в конце концов соглашалась, когда говорила «да» –  мне становилось как-то… как-то неинтересно. Не мог я дальше ничего строить. (Милене, устало.) Ты что-то разрушила во мне... (Храмцову.) А ваш брак… ваш брак был для меня святыней… Он был для меня всем… он был моей гордостью!  Мне так важно было знать, что я не зря принёс эту жертву. Вы и были моей семьёй. (Милене.) Но ты и здесь всё разрушила! Как ты могла, как?!
МИЛЕНА (Мише).   Ну вот, мужа мне мало! Ты не смеешь меня упрекать!
МИША (Милене).   Смею. Ты обманула нас обоих – и его, и меня. С каким-то жалким альфонсом… малолеткой.
МИЛЕНА (Мише).   Ну, ты тоже у нас не святой, Мишенька! Я  тебя видела с этой облезлой лолиткой… (Мужу.) С твоей, кстати, секретаршей, Граф!
ХРАМЦОВ.   С Валерой?! (Мише, с улыбкой.) Мешок, что, правда?
МИША (Храмцову).   Это не то, что ты думаешь… Она… Она – моя дочь, Граф.
ХРАМЦОВ.   Дочь?!
МИША (Храмцову).   Да. Я не велел ей говорить, кто её отец. Сказал, что ты щепетилен в выборе сотрудников, не любишь разводить на фирме семейственность...
МИЛЕНА (Мише).   Но… Но у тебя не может быть дочери… такого возраста. Сколько ей?
МИША (не глядя на Милену).   Ровно двадцать… будет через полгодика.
МИЛЕНА.   Нет… но это невозможно… Невозможно, Миша!
ХРАМЦОВ (Милене, удивлённо).   Почему? Почему ты так в этом уверена?
МИША.   Почему?! Она знает, что говорит… (Пауза.) Помнишь, Граф, двадцать лет назад она ждала ребёнка?
ХРАМЦОВ.   Да. (Пауза.) Такое не забыть. (Тихо.) Наш ребёнок умер… сразу после рождения.
МИША.   А ты знаешь, что это был наш ребёнок? (Указывает на Милену.) Наш с ней ребёнок. И он… то есть – она… Моя девочка не умерла. Это ведь я принимал роды, помнишь? В клинике как раз одна наркоманка рожала, малолетка... Короче, дохлый номер – её ребёнок не выжил. (Пауза.) И я подменил детей.
МИЛЕНА (Мише, шёпотом).   Ты лжёшь…
МИША.   Это правда. (Храмцову.) Ты мой лучший друг, Граф, но моего ребёнка я не мог отдать даже тебе. Потом я удочерил свою собственную дочь. Валеру вырастила моя мама.
МИЛЕНА.   Ты… ты преступник! Ты хуже зверя! Отнять ребёнка у матери! Отнять моего ребёнка … Я тогда чуть с ума не сошла… чуть не умерла…
МИША (Милене).   Чуть? Чуть не считается! Перестань, перестань, Мила… Ты ведь тоже должна была пожертвовать хоть чем-нибудь. И потом, тебе не нужен был никакой ребенок! Зачем? Тебе ведь хотелось только одного – быть знаменитой! Чтобы было всё-всё-всё – овации, толпы репортёров, телекамеры, вопли ошалелых фанатов… твои фото на мыльных обёртках…Что? Разве я не прав? Ты ведь могла родить других детей… потом, позже, уже от Графа. Могла! Я врач, я знаю. Почему не родила? А?! Молчишь…
МИЛЕНА.   Ты, ты… Я тебя убью!

(Бросается на Долинина с кулаками, тот хватает её за руки, Милена плачет.
Возвращается Человек-из-Торта.)

ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Тихо! Крот! Что тут происходит?
КРОТ (буднично).   Ругаются. Отношения выясняют.
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Ну-ну! (Заложникам, язвительно.) Мы вам не помешали? Может нам выйти?
ХРАМЦОВ (Человеку-из-Торта).   Шут гороховый! (Достаёт бумажник.) Сколько ты хочешь? Тыщу? Две? Десять? Бери всё – и уматывай… к своему Кармеру!
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА (накаляясь).   Я не знаю никакого Кармера! Я не могу больше слышать про Кармера! Если ты ещё хоть раз ляпнешь про Кармера, я всех тут урою! (Вскидывает автомат.)
МИЛЕНА (Мише и Храмцову, сквозь слёзы).   Он точно не знает Кармера. Дело в том, мужики, что все ваши идиотские шоу я отменила.
МИША и ХРАМЦОВ (вместе). Ты?! Как?!
МИЛЕНА (всхлипывая).   Всё просто. Я нашла у Графа в пиджаке визитку Кармера… она мне показалась странной… В общем, я почувствовала что-то неладное… женская интуиция, знаете? Я встретилась с Кармером, всё у него аккуратно выведала – и всё уладила. Я отменила эти ваши тупые подростковые блокбастеры… и заказала обычный дежурный сногсшибательный банкет.
ХРАМЦОВ (Милене).   Но здесь, сейчас… ты была так напугана! Расспрашивала нас с Мешком… Притворялась?!
МИША (с жалостью).   Актёрка!
МИЛЕНА (Мише и Храмцову, утирая слёзы и успокаиваясь).   Да, притворялась. Мне просто хотелось разобраться, что там у вас в  башках варится! И я напугана, конечно. Вы что, до сих пор ничего не поняли, идиоты несчастные? Ведь это никакие не актёры!
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Ну, наконец-то – хоть до неё дошло! (Милене.) Детка, доходчиво объясни своему тупому папику, что если он мигом не организует нам вертолёт и два лимона баксов, я  устрою тут братскую могилу!
ХРАМЦОВ (людям в масках).   Не понимаю… Но если вы работаете не на Кармера… то на кого же?
АЛЕКС.   На меня!

(Алекс отлепляется от стенки и выходит на середину зала.)

Их нанял я!
ХРАМЦОВ (Алексу).   Нанял?! Не ври, сопляк!
МИЛЕНА (Алексу).   Ты?! Как это – ты?!
АЛЕКС.   Я.
МИЛЕНА (Алексу).   Но почему, Алекс?
АЛЕКС (Милене).   Почему?! Да я жить хочу, понимаешь – жить! Мне надоело выпрашивать твои жалкие рублёвые подачки! Мне надоела ты, со своими капризами, мигренями, со своим вечным полупрезрением, со своими заштукатуренными морщинами!
МИЛЕНА.   Морщины?! У меня?! Негодяй!

(Милена ударяет его по лицу, Алекс порывается ответить, но  Долинин перехватывает его руку, выкручивает – Алекс падает, но быстро вскакивает и, выхватив пистолет, стреляет Долинину в  грудь. Долинин падает, окровавленный.
Милена в ужасе зажимает рот рукой.)

АЛЕКС (растерянно).   Чёрт, он сам напросился! (Пауза. Резко.) Что ж, игры закончились! (Храмцову.) Гони деньги, Храмцов!
ХРАМЦОВ (медленно).   Да.   Столько наличными сразу не собрать.
АЛЕКС (паясничает).   Да?! И что же нам делать? (Злобно, угрожая Храмцову пистолетом.) Хватит валять дурака! Я знаю про твой личный сейф в подвале! Я знаю, сколько там зелёных! И про бриллианты твоей старухи! Я всё знаю!
ХРАМЦОВ (Милене).   Это ты ему сказала?
МИЛЕНА (мужу).   Я что, похожа на идиотку? (Устало.) Какая теперь разница, как он узнал?

(Входит Валера.
Милена пристально смотрит на неё.)
ВАЛЕРА (Храмцову).  Ему сказала я, шеф.
ХРАМЦОВ.   Валера?! Ты?! Но зачем?
ВАЛЕРА (Храмцову).  Простите, шеф – ничего личного. Он обещал, что не причинит вам вреда. Нам просто деньги нужны позарез…
ХРАМЦОВ.   Но ведь я никому… (Валере.) Ты не могла знать!
МИЛЕНА (язвительно, мужу).   Ну-ну…
ВАЛЕРА.   Вы плохой конспиратор, шеф. А я в фирме целый год – достаточно времени, чтобы собрать кое-какую информацию.
ХРАМЦОВ (Валере, грустно).   Предательница! А ты… ведь ты дочь моего друга! (Отходит в сторону и указывает на тело Долинина.)

(Валера в ужасе смотрит на тело отца, потом бросается к нему.)

ВАЛЕРА (Мише).   Папа! Что с тобой? Что… что случилось? (Смотрит на Алекса.)
ХРАМЦОВ.   Он мёртв. Мёртв мой Мишка… Его убил твой дружок!
АЛЕКС (Валере).   Пойми, детка, я не хотел, он сам... Это вышло случайно.
ВАЛЕРА (Алексу).   Ты! Ты убил моего отца, отморозок!
ХРАМЦОВ.   Точно!

(Валера набрасывается на Алекса. с кулаками)

АЛЕКС (хватает её за руки).   Успокойся! Ты же знаешь, я этого не планировал. Он сам виноват. И теперь уже не исправишь. Помни: мы с тобой в одной лодке, детка. И нам пора сматываться – мы и так слишком задержались. (Храмцову.) Неси баксы, урод!
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА (Кроту.) Крот, бери двоих – и валяйте с ним в подвал! Будет упираться – поработаем над фейсом нашей звезды. (Помахивая утюгом.) Разгладим ей морщины.

(Крот и двое подручных уводят Храмцова; на сцене остаётся один грабитель. Валера плачет над распростёртым телом Долинина.)

МИЛЕНА (Алексу).   Какая же ты мразь!
АЛЕКС (Валере).   Видишь, детка, она ревнует. (Милене.) Не волнуйся, милая, а то голос пропадёт Ничего, вам с Графом недолго осталось переживать. Скоро всё кончится.
МИЛЕНА.   Вы нас убьете?
АЛЕКС (Милене).   Дорогая, мне бы так этого не хотелось! Но не оставлять же свидетелей…
МИЛЕНА (Валере).   Видишь, девочка, он не оставляет свидетелей. Сначала убрал твоего отца… теперь прикончит и твою мать.
ВАЛЕРА (Милене).   Я не понимаю. Мать?
МИЛЕНА (Валере).   Да, девочка. Я – твоя мать.
ВАЛЕРА (Милене).   Я вам не верю. Моя мама умерла.
МИЛЕНА (Валере).   Ирония судьбы! И я считала тебя мёртвой, а ты уже такая большая девочка...
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Дурдом! Как по телику… Я плакаль...
АЛЕКС.   Не слушай её! Она врёт. Она всегда врёт. А сейчас просто пытается выиграть время.
ВАЛЕРА (неуверенно).    Я ей и не верю.
ЧЕЛОВЕК-из-ТОРТА.   Где Крот? Чего они там возятся? Я пойду, гляну. (Выходит.)
АЛЕКС (Валере).   Всё, детка. Сейчас принесут деньги – и мы смотаемся. У нас будет всё – всё, как мы мечтали!
ВАЛЕРА (глядя на Милену).   А… а они?
АЛЕКС.   Пока возьмём с собой, для прикрытия. Избавимся по дороге.

(Алекс нервно прохаживается по холлу. Внезапно Долинин чуть приподнимается и хватает его за ноги. Алекс падает. Долинин выхватывает у него пистолет, вскакивает.)

ВАЛЕРА.   Папа!
МИША (женщинам).   Лерка, Мила, ко мне, быстро!

(Валера и Милена подбегают к Долинину. Долинин держит Алекса под прицелом.)

(Долинин – грабителю в маске.) Если шевельнёшься, враз уложу! Мне всё равно, тебя или его.  Бросай оружие! Ну!

(Грабитель бросает оружие.)

ВАЛЕРА (прижимаясь к отцу).   Господи, папа, папочка… Ты жив…
МИША (Валере).   Жив, как видишь. Ну и натворила же ты дел! Вся в мать.
ВАЛЕРА (отцу, глядя на Милену).   Папа, она…
МИША.   Она –  твоя мать.
МИЛЕНА (Валере).   Прости меня, прости – ведь я ничего не знала! Это он так решил, твой отец… всё за нас с тобой решил… (Плачет.) Всё прошло мимо, всё потеряно… Двадцать лет пустоты…
ГОЛОС из МЕГАФОНА.   Сдавайтесь! Дом окружен!
АЛЕКС.   Менты! (Пытается вскочить, но вновь оседает под дулом направленного на него пистолета. Валере.) Детка, мы круто влипли…
МИША (Алексу).   Это ты влип, урод!

(Грабитель в маске делает  рывок в сторону окна.)

(Грабителю.) А ну, стоять! Без фокусов!

(Слышна стрельба, шум, топот. Вбегают омоновцы, скручивают грабителя в маске, потом – Долинина и Алекса.
Входят Храмцов и Кармер.)

ХРАМЦОВ (удивлённо смотрит на Долинина). Как?! Мешок, тебя же застрелили?!
МИША.   А я воскрес, Граф. Shoy must go on...
ХРАМЦОВ (омоновцам.)   Отпустите его – это не бандит, это мой друг Мишка! (Трясёт Долинина за плечи, потом указывает на Алекса.) А вот с этого сопляка глаз не спускайте! Он у них главный! (Алексу.) Пшёл вон из моей жизни, щенок!

(Долинина отпускают.
Омоновцы ведут Алекса к двери.)

АЛЕКС (оглядываясь на Валеру).   А она? А её-то?
ХРАМЦОВ (орёт).   Во-о-он!

(Арестованных уводят.
Храмцов обнимает Милену, она плачет.)

Всё-всё!

(Милена смотрит на Валеру, та неожиданно бросается к ней, они обнимаются и плачут вместе.)

МИЛЕНА (сквозь слёзы).   Дочка… моя дочка… моя настоящая девочка… (Мужу.) А знаешь, Граф, они собирались нас прикончить!
ВАЛЕРА (всхлипывая).   Он обещал, что никого не тронет… Сказал, что у шефа слишком много денег, что ему столько не нужно, что мы возьмём совсем чуточку… Сказал, что несправедливо, когда одним всё, а другим – ничего… и что нужно делиться по-хорошему… А сам чуть папу не застрелил. Как же так?! Как?! Ведь я ему верила…
МИЛЕНА.   Что тут скажешь, девочка? Я и сама ему верила… (Гладит Валеру по голове.)
ВАЛЕРА (Долинину).   Папа, теперь меня тоже арестуют?
МИЛЕНА (Валере).   Из-за этого подлеца? Да ни за что! Не волнуйся, мы всё уладим.

(Милена вопросительно смотрит на Храмцова, тот кивает.)

Теперь он в прошлом. Теперь всё это в прошлом…
КАРМЕР.   Да, забавный вышел нынче праздничек…
ХРАМЦОВ.   Это он нас спас –  Кармер. Он вызвал ОМОН.
КАРМЕР.   Я, понимаете ли, почувствовал в ситуации что-то неладное. (Милене.) У вашего секретаря, Милена, пиджак на спине был испачкан кремом. Я, разумеется, пошёл проверить торт  – и обнаружил, в кухне связанную стриптизёрку… План дома я тщательно изучил заранее, знал все ходы-выходы – и про тайный спуск в ваш лодочный сарай. Так что мне удалось вовремя и незаметно покинуть дом. Остальное вы знаете. Главное, что конец у шоу вышел счастливый!
ХРАМЦОВ (Кармеру).   Маэстро, это было ваше лучшее шоу!
КАРМЕР (Храмцову).   Увы, всё же, полагаю, что это было не моё шоу. Это работа другого Мастера. (Указывает вверх.) Как вы и хотели, Граф, на грани жизни и смерти – но с удачным концом. (Обводит всех взглядом.) Я надеюсь, что и все вы так считаете? (Смотрит на часы.) Однако, мне пора. У меня сегодня ещё одно шоу – семейное. Никак нельзя опаздывать, иначе и я попаду в свой персональный домашний ад...

(Кармер потешно разводит руками – все смеются.
Он откланивается и уходит.)

ХРАМЦОВ (глядя ему вслед).   Молоток, Кармер! Настоящий мастер! Каков финал, а?!  (Замечает кровь на груди у Миши. Долинину, испуганно.) Мешок, да на тебе кровь! Ты ранен?! (Омоновцам, в дверь.) Срочно нужен врач! Скорее!
МИША (в дверь).   Отбой, не надо врача. (Храмцову.) Не надо никакого врача… это ж просто краска. Я ведь тоже готовился к шоу: предполагалась стрельба холостыми и я, знаете,  надел бронежилет… так, на всякий пожарный случай. И про капсулы с краской не забыл. Рассчитывал вас напугать, а вот вышло иначе…
МИЛЕНА (Мише).   Да уж напугал, так напугал! У-у-у, супермен противный!  (Треплет его по голове.)
ХРАМЦОВ (обнимая всех).   Ну что, семейка, теперь у нас, наконец-то, все в сборе?

(Все улыбаются и кивают.)

Тогда продолжим праздник. Гости там на террасе пока в шоке, пусть отдышатся. Но для вас у меня есть ещё кое-что любопытное в запасе… Я, честно говоря, с самого начала не очень-то доверял этому Кармеру и заготовил свой запасной вариант финала. И сейчас…

(Храмцов достаёт из кармана пультик и нажимает на кнопку.
На героев обрушивается стена воды.)

Все (уворачиваясь).   Гра-а-аф! А-а-а! Не надо! Нет! Не-е-е-е-ет!

                К о н е ц


        Первая редакция «Шоу Крамера» 1998 г.
        (опубликована в авторском сборнике «Дешёвые пьесы» 2002 г., СПб)
        Вторая редакция «Шоу Кармера» 2011 г.

_______________________________
* Текст пьесы на авторском сайте
http://teatr-snov.narod.ru/PROZA/DR/Karmer.html

* Текст пьесы на Литсовете

______________________________________________________

• Разрешается копировать тексты только:
                                 - при упоминании имени автора
                                 - и обязательной ссылке на первоисточник. •

• В случае некоммерческих постановок
                                 - убедительная просьба известить автора. •

• Любое коммерческое использование текстов
                                 - только по договорённости с автором. •

                                 E-mail для связи:
                                 zverola(собака)mail.ru
______________________________________________________


Рецензии