Памяти матери

   На 97 году ушла из жизни моя мама Березовская Маня. До конца своих дней она сохранила ясность мысли и феноменальную память. Для всех родных и друзей она многие годы олицетворяла собой материнство, притягивала к себе живой памятью, добротой и сердечностью.
   Родившись в 1910 году в маленьком украинском местечке Сквире Киевской губернии, она прожила большую и сложную жизнь, испытала в детстве лихолетье революции и гражданской войны, чудом выжив во время еврейских погромов, учинённых бандами батьки Махно и атамана Маруськи.

  С кончиной Мани Березовской ушла из жизни последняя коммунарка еврейской сельскохозяйственной коммуны "Войа-Нова" ("новый быт" на эсперанто), основанной в 1928 году на территории бывшего Советского Союза, в Крыму, приехавшими из Палестины "гдудниками" во главе с известным деятелем рабочего движения, соратником Бен-Гуриона, Элькиндом.

   Коллективный (более 50 человек) переезд из Израиля в СССР был совершен по рекомендации Коминтерна и согласован с советским правительством.
 
    По своему социальному устройству и организационной структуре коммуна, по сути, была киббуцем. Обосновалась коммуна в Крыму в 20 км от Евпатории на степном безводном участке, напоминающем пустыню Негев. Не получая никаких дотаций от государства, опираясь лишь на помощь международных сионистских организаций, предприимчивость и  коллективный самоотверженный труд, коммуна за короткий срок добилась грандиозных успехов в развитии своего хозяйства, занималась животноводством, зерновыми культурами и огородничеством.
В 30-е годы, когда на Украину обрушился страшный голод, коммуна Войа-Нова сполна обеспечивала себя, продавала излишки и, со слов мамы, подкармливала детей окрестных сёл.

     Нуждаясь в притоке новой рабочей силы,  коммуна обратилась с призывом к еврейской молодёжи пополнить ряды коммунаров. Так в 1930 году по комсомольской путёвке Березовская Маня оказалась в коммуне, куда вскоре переехали её родители и младшая сестра. Мама начала работать дояркой. Годы жизни в коммуне мама всегда вспоминала как самые значительные и счастливые. Коммунары были молоды и задорны, умели не только хорошо трудиться, но и отдыхать: петь, танцевать и любить.
 
  Как грибы, появлялись молодые семьи. Полюбили друг друга и мои будущие родители Маня и Песах Бекман, один из основателей коммуны, приехавший из Палестины. В 1932 сыграли свадьбу, а в 1934 появился на свет сын Золя, то есть я.
 
   Мой отец родом из Прибалтики. В гражданскую войну, потеряв в одну ночь отца и старшего брата, убитых махновцами, шестнадцатилетним юношей став беженцем, оказался в подмандатной Палестине. Работал в знаменитом "Рабочем Батальоне" ("Гдуд Ха-Авода"), строил дороги, гостиницы и осушал болота, а позже вслед за Элькиндом приехал в СССР. 

    В 1934 году коммуну насильственно преобразовали в колхоз с тем же названием. Некоторые коммунары уехали из колхоза, среди них и руководитель коммуны Элькинд. Несколько раньше, выйдя замуж за московского художника Менделя Горшмана, уехала в Москву мамина подруга Шира, впоследствии известная еврейская писательница Шира Горшман, одна из дочерей которой Шламита стала женой выдающегося актёра Иннокентия Смоктуновского.

    С началом сталинских репрессий коммунаров ожидали суровые испытания. Многие были арестованы, более 20 человек погибли в лагерях ГУЛАГа. Избежавшие репрессий погибли на фронтах Великой Отечественной войны.

   Тяжёлая участь не обошла стороной и моих родителей. После ареста в 1938 году и приговора трибунала отец много лет прожил в районе Магадана на поселении без права выезда.

   Во время войны наша семья перенесла все тяготы и лишения неоднократной эвакуации. О судьбе отца ничего не было известно вплоть до конца войны.
В 1956 году отец был полностью реабилитирован, но у него, как впоследствии выяснилось, уже была другая семья, о чём моя мама ничего не знала, продолжая хранить ему верность.

    Однако в 1962 году, после 24-хлетней разлуки, мама по приглашению отца уехала в Магадан, где они снова стали жить вместе. После выхода на пенсию они вернулись в Крым, где забота о подрастающих внуках стала смыслом их жизни.

   В 1986 году изношенное сердце моего отца перестало биться. Он умер на 82-м году жизни, дождавшись рождения правнука. Он, покинувший когда-то Палестину, нашёл успокоение в крымской земле.
   А моя мама, пережив его более чем на 20 лет, нашла свой последний приют в
Святой Земле Израиля, о которой он много рассказывал, никогда не забывал, и в созидание которой вложил не только много пота и крови, но и долю своего труда и частицу своей души
 
        Опубликовано: Газета " NEGEV  INFO" №609. 1 – 7.08.2007 Израиль
                                   Газета "ХАВЕРИМ" № 106 [6] ноябрь 2008  Крым

                     

























 


      
                                  
       




 


Рецензии
Читаю и что-то такое горестное рождается в душе, что чувствую это как внутреннюю боль. Какая невероятная человеческая драма разыгралась в Вашей семье, дорогой Зиновий! Какие невероятные перипетии в судьбах Ваших родных.Сколько нужно иметь душевных силы, чтобы пережить всё выпавшее на долю и не сломаться.
Когда читала Вашу повесть "Тернистый путь познания", с изумлением думала, откуда у Вас бралось упорство и решимость бороться за свою мечту с , казалось бы, несокрушимыми преградами. Теперь понимаю, это заложено в Вашей природе и в воспитании. Спасибо Вам за уроки мужества, за память сердца. С уважением, Галина.

Галина Лагутина   19.04.2017 14:31     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, дорогая Галина, за Вашу"внутреннюю боль" и за сопереживание. Вот уж поистине "Жизнь прожить, не поле перейти".
Спасибо Вам за интерес к моему скромному литературному творчеству и доброту ко мне.
Она меня согревает.
С теплотой, Зиновий

Зиновий Бекман   21.04.2017 22:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.