Трудовая повинность

     Каждое утро Игорь подъезжал к дому Анфисы Петровны на  отполированной Toyota Land Cruiser Prado, и ждал свою начальницу. Она была финансовым директором большой нефтяной компании, и ей по статусу  полагался служебный автомобиль с персональным водителем. Игорю не очень нравилось возить эту властную,  уже немолодую женщину, но зарплату он получал такую, что другим водителям государственных предприятий и не снилось.

     Каждое утро в одно и то же время она выходила из подъезда, Игорь ждал у машины, открывал заднюю дверцу и помогал Анфисе Петровне забраться в салон. Она опиралась на его руку, и одаривала водителя жгучим взглядом.

     Как-то утром, в ожидании своей начальницы, у Игоря зазвонил телефон.
- Поднимись ко мне, - приказала начальница. Поднявшись на этаж, Игорь увидел, что дверь нужной квартиры приоткрыта, и шагнул в прихожую. У зеркала стояла Анфиса Петровна.
- Помоги, там молния застряла, - отвернувшись от него, сказала женщина.  Глазам Игоря предстала открытая спина, перетянутая бюстгальтером, молодой человек быстро взялся за бегунок молнии, и потянул вверх, застёгивая змейку.

- Готово, - сказал он. Она повернулась, схватила его за шею и впилась в его губы своими большими мягкими и влажными губами. Игорь оторопел, первым желанием было оттолкнуть эту наглую бабу, но потом, разум взял верх над чувствами, и он не смог толкнуть женщину, начальницу, кормилицу, как он, шутя в разговорах с женой, называл Анфису Петровну.

- И так теперь будет всегда, вернее каждое утро, - оторвавшись от молодого человека, хищно улыбаясь, как показалось ему в этот момент, произнесла Анфиса Петровна, - возражения не принимаются, не нравится – свободен! А теперь, иди заводи машину, я скоро спущусь.

    Весь день он обдумывал утреннее происшествие, и не знал, как дальше себя вести с Анфисой Петровной, и что она имела в виду, сказав, что так будет теперь всегда? Вечером, Игорь привёз начальницу домой, подал руку, помогая ей выти из машины.

- Завтра приезжай на час раньше и сразу поднимайся ко мне, - приказала она.
- До свидания, Анфиса Петровна, - проговорил Игорь.
- До завтра, - ответила она и зашла в подъезд.

     Утром, как и было велено, Игорь приехал по знакомому адресу на час раньше. Он вошёл в подъезд и поднялся на этаж, робко нажал на кнопку звонка, надеясь, что Анфиса его сейчас прогонит. Не успел он опустить руку, как дверь открылась. Его начальница стояла перед ним в одном пеньюаре. Через прозрачную ткань он видел её огромные белые груди. У него тут же возникло желание, нет, не то желание, которое возникает между любящими людьми, это был животный инстинкт, и Игорю нестерпимо захотелось овладеть этой могучей самкой. Она уже стягивала с него куртку, он расстегивал джинсы, и, раздеваясь,  продвигался вглубь квартиры, подталкиваемый Анфисой. Игорь не понял, как оказался в кровати, и как всё произошло, но откинувшись от горячего тела, он как будто протрезвел, и почувствовал отвращение к этой женщине. Она лежала рядом, и даже не пыталась прикрыть своё обнажённое тело.

- Давай, быстро в душ, и в машину, ты молодец, с сегодняшнего дня у тебя новая зарплата, - властно произнесла удовлетворённая женщина. Игорь встал, быстро сполоснулся под душем, оделся, собирая одежду по квартире, и не глянув на лежащую женщину, спустился к машине. С этого дня у Игоря началась двойная жизнь. Зарплату ему, действительно, увеличили, и он уже мог позволить покупать жене дорогие подарки. На все её вопросы он отвечал, что его ценят на работе, и часто премируют. Визиты к Анфисе Петровне Игорь расценивал, как один из пунктов должностной инструкции. Анфиса была довольна своим молодым водителем. По вечерам, приезжая домой, и, выходя из машины, она предупреждала, когда в этом была необходимость, чтобы Игорь приезжал на час раньше, это являлось своеобразным паролем для утреннего свидания. 
    
     Так прошло полгода, Игоря такие отношения уже начали тяготить. И несколько раз он оказался неспособным исполнить свои утренние обязанности. Вначале Анфиса смеялась над ним, а потом, когда такое стало повторяться неоднократно, начала унижать и обвинять его в мужской несостоятельности. Игорь стал раздражительным, мрачным, приходя вечерами домой, он избегал смотреть жене в глаза. Она видела, что с мужем что-то происходит.

- Игорёш, милый, что с тобой, у тебя что-то случилось? – ласково спросила она.
- Случилось, ещё как случилось, - со вздохом ответил муж.
- Игорь расскажи, я ведь мучаюсь, глядя на тебя, вижу, что ты стал сам не свой.

     И Игорь рассказал, всё с того самого дня, как поднялся к начальнице застегнуть молнию на её платье. И ещё о том, что мечтал отвезти жену на острова, купить новую квартиру, мебель, потому что та зарплата, которую он сейчас получал, могла им это позволить. И, конечно, просил  его простить.

- Игорёк, пойдём спать, утро вечера мудренее, - ласково обняв мужа, произнесла жена и первая ушла в спальню. Он ещё долго сидел на кухне, а потом тоже направился спать. Жена притворилась спящей,  Игорь, молча разделся и лёг рядом. Сон одолел его, а жена не  спала всю ночь, думала, анализировала, злилась на мужа и жалела его. А утром, встав, как обычно пораньше, сварила кофе, приготовила завтрак, и когда Игорь вошёл в кухню, спросила: «А ты не можешь перейти на другую машину?»

- Нет, она житья мне не даст, - мрачно ответил муж.
- Тогда увольняйся, вместо островов съездим в Турцию, а в квартире сделаем новый ремонт и будем жить дальше! А насчёт работы не переживай, водители всегда нужны! – бодро сказала жена, и от этих слов близкого и родного человека у Игоря сразу стало легче на душе, и ему показалось, что ноша, которая давила уже несколько месяцев, растворилась, у него расправились плечи и ему стало легче дышать! Он подошёл к жене, обнял её и нежно поцеловал.
- Как я тебя люблю, ты самая лучшая!

    Подъехав к подъезду Анфисы Петровны, Игорь в квартиру не поднялся, а стал ждать появления хозяйки. Через несколько минут зазвонил телефон. Игорь нажал «отбой». Телефон звонил снова и снова, но каждый раз, Игорь отказывал в разговоре. Через некоторое время, дверь подъезда распахнулась, и Анфиса Петровна размашистым шагом направилась к машине. Игорь, как обычно вышел навстречу.

- Что ты себе позволяешь, мерзавец! – выкрикнула на ходу начальница.
- Здравствуйте, Анфиса Петровна, - открывая дверцу машины, и подавая руку Анфисе, произнёс Игорь. Она не приняв его помощи, сама забралась в машину. Игорь завёл двигатель, и поехал по привычному маршруту.

- Что произошло, почему ты не поднялся и сбрасывал звонки? – кричала, полная гнева, начальница.
- Я больше не буду подниматься к вам, Анфиса Петровна.
- Что значит, не буду, щенок! Да я тебя сегодня же уволю!
- Я уже написал заявление об увольнении.
- И как ты собираешься жить?
- Как другие живут.
- Я позабочусь, чтобы тебя нигде не приняли на работу, сам приползёшь.
- Нет, Анфиса Петровна, не приползу, извините.

    Войдя в офис следом за Анфисой Петровной, Игорь направился в отдел кадров.

     На днях я проходила утром через двор Анфисы Петровны. Из подъезда быстрой походкой вышел красивый молодой человек, он нажал на кнопку брелка сигнализации, а я не сдержавшись, обернулась и увидела, как отполированная Toyota Land Cruiser Prado, лукаво подмигнула ему фарами.

Иллюстрация - Эгон Шиле "Любовники"


Рецензии
Добрый вечер, Татьяна!

Название рассказа подобрано с большим смыслом и умыслом;-), с ними же и сама история написана! К сожалению, не переводятся те, кому такая трудовая повинность вполне подходит:-(

Авторское настроение отторжения подобных отношений, вне зависимости от их причин и поводов, радует и подтверждает читательское понимание жизни и ее ценностей.

Татьяна, написано замечательно: где надо - тонко,"штрихами", где надо - ярко, броско, "мазками".

Приятного вечера!

С теплом и наилучшими пожеланиями,
Елена

Елена Петелина   05.12.2016 19:05     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Елена!
Как же Вы хорошо "разобрали" эту историю!
И я рада, что Вы увидели и саму ситуацию, как она есть... и моё отношение к ней...
С благодарностью и самыми искренними пожеланиями, Т.

Татьяна Микулич   05.12.2016 19:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.