Неукраденная невеста

     Всю мою жизнь на меня обращают внимание мужчины, как сейчас говорят, кавказской национальности. В каких бы южных республиках я не бывала, да и у нас жителей этих республик на Севере сейчас много, все принимают меня за «свою». По природе своей я черноволосая и чернобровая, этим всё и объясняется.
    Когда я училась в десятом классе, то заметила пристальное внимание к себе со стороны южного мужчины. Был он красив собой, лет тридцати, высокий, стройный, с шапкой густых иссиня-чёрных волос. Проживал он в мужском общежитии, которое находилось рядом с домом, где я жила с родителями. Сокращая дорогу к школе, я бегала по тротуару, как раз у центрального входа общежития. И по вечерам, возвращаясь из школы, всегда встречалась с ним.
- Здравствуй, красавица, - говорил он мне с лёгким акцентом.
- Здравствуйте, - отвечала я, опустив глаза.
    Какое у него было родное имя мне до сих пор неизвестно, но все называли его Хан. Каким ветром его тогда занесло к нам на Север, сейчас уже никто и не вспомнит, а я и тогда не знала. Он пользовался большим успехом у местных разведёнок, но, ни с кем у него не было долгих и серьёзных отношений. Не скрою, мне внимание со стороны взрослого и красивого мужчины было приятно, но его пристального взгляда, прожигающего меня насквозь, я боялась. Да и вообще тридцатилетний мужчина для семнадцатилетней девушки казался в тот момент пенсионером. 
     По выходным в Доме культуры были танцы, сюда приходили все, кто хотел потанцевать, встретиться со знакомыми и приятно провести время. Мы с одноклассниками тоже не были исключением, и после школьных дискотек, всем классом отправлялись в Дом культуры. И вот когда начинала звучать медленная музыка, все девчонки, с замиранием сердца ждали, пригласят или не пригласят их на танец, присутствующие в танцзале ребята. И вот однажды, через весь зал к нашей девчачьей стайке направился Хан. Одноклассницы начали меня подталкивать локтями и шептать, что он идёт ко мне. Я стеснялась, отводила глаза и всем видом показывала, что меня это нисколько не волнует. И вот он уже рядом со мной, берёт меня за руку, и я, как заворожённая выхожу с ним на середину зала. 
     Я была ни жива, ни мертва, и мне казалось, что все танцующие расступились, образовав вокруг нас пустое пространство, и не сводили с нашей пары глаз. Он нежно обнимал меня за талию, но к себе не прижимал, за что я ему мысленно была благодарна. Казалось, что все женщины в этот момент мне завидовали, «девушки» на выданье шушукались, и видели во мне конкурентку. В этот же вечер он пошёл провожать меня домой. Может, так казалось со стороны, что он меня провожает, а на самом деле нам было по пути, так как жили мы рядом.
- Пойдёшь за меня замуж? – спросил он.
- Нет, не пойду, я замуж вообще не собираюсь, - чуть дыша, отвечала я.
- Тогда я тебя украду, - вполне серьёзно говорил он.
- А я буду кричать, - уже пугалась я.
- А я напою тебя снотворным, заверну в ковёр, и загружу в самолёт, - продолжал он.
- Нет, такого не может быть, в аэропорту же люди работают, - думая, что он шутит, отвечала я. (Скорей всего так оно и было, не думаю, что он хотел на мне жениться).
- У меня столько денег, что хватит расплатиться со всеми, уверенно сказал мужчина.
     Тем временем мы подошли к моему дому. У подъезда меня ждала мама.
- А вот и тёща стоит, - вместо приветствия сказал Хан.
- Какая я тебе тёща, - возмутилась мама.
- Отдай за меня дочь, - властно произнёс он.
- Ни за что, она ещё маленькая, - сказала мама, и, обняв меня, увлекла в подъезд.
- Не дай Бог тебе выйти за нерусского, они женщин ни во что не ставят, будешь ноги мыть и воду пить, - строго сказала мама. Я, представив эту сцену с мытьём ног, испугалась пуще прежнего. (Да простят меня мужчины с «горячей кровью», но такое мнение имеет место быть). После этого, я начала ходить в школу в обход общежития, и старалась избегать встречи с ним.
     Во дворе общежития был установлен турник. По вечерам там собирались мужчины, живущие в общежитии, да и жители  соседних домов, посмотреть на те «выкрутасы», какие выделывал Хан на перекладине. Я тоже, прячась за дверью подъезда, не могла отказать себе в этом удовольствии. Впечатления были потрясающие!
     Окончив школу, я уехала из родительского дома. И приехав однажды на каникулы, узнала, что Хан вернулся к себе на Родину, а потом, через несколько лет, знакомые, которые случайно во время отпуска, встретились с ним в московском аэропорту, привезли мне от него привет. Конечно, мне тогда было очень приятно, что кавказский красавец вспомнил обо мне, увидев моих знакомых, и сейчас, по  прошествии многих лет, я, вспомнив Хана, написала эту страничку из своей биографии.

На фото я в десятом классе.

Рассказ опубликован в журнале "Завалинка" №19, 2016 год


Рецензии
Трогательно как, Танюша!
Конечно, в таком возрасте это было немножко любопытно, какова она, взрослая жизнь. Но.. со стороны, просто посмотреть и убежать в безопасное место. А в 17 лет мы уже считались девушками и конечно же, было приятно, что на тебе останавливает взгляд, кто-то из противоположного пола, даже если он старше тебя. Такое у всех было, есть что вспомнить, но ты так ярко всё описала, что картинка перед глазами.
Да, и моя мама так говорила, мол, хоть пусть плохенький, но русский чтобы муженёк был. Потому что, у каждой национальности свои обычаи и надо сразу же принимать чужую веру. Не знаю, стоит ли это всё ради любви, ведь её можно встретить и среди своих.

Доброго вечера, Танечка! На фото - красавица! Ох, и где наши 17 лет?

Клименко Галина   07.11.2016 20:01     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Галочка!
Рада, что заглянула! Спасибо за добрые слова!
Ты права... молодость пролетела, как сон... потому, наверное, и вспоминается теперь всё так ярко и трогательно...
Тебе мои самые тёплые пожелания!
С симпатией, Т.

Татьяна Микулич   07.11.2016 20:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.