О весне, желаниях и прочем

  Не зря говорят "Бойся своих желаний, ибо они могут исполниться". В этом я смогла убедиться на собственном опыте.
 
   Началось все в понедельник. В первый день недели у меня традиционно плохое настроение. Как вскоре выяснилось, у моего начальника та же проблема. Поэтому ничего удивительного не было в том, что когда мы с ним столкнулись на пороге офиса, то вместо приветствия сразу приступили к делу - к выяснению отношений.
 
  - Когда, скажи на милость, я увижу отчет на своем столе? -
  негромко спросил он, буравя меня ледяным взглядом.
 
   Прошин был из разряда тех начальников, которые всегда чем-то недовольны. Даже если у него случалось хорошее настроение, он умудрялся его тщательно скрывать за скучающей миной. Во всяком случае, для меня у него еще ни разу не нашлось ни одной, хотя бы самой завалящей улыбки. Он меня ненавидел - сделала я вывод.
 
  - А тогда, - ответила я, насупив брови - когда ваши маркетологи предоставят мне последние данные.
 
   Гордо тряхнув челкой, я уверенно зашагала в сторону своего кабинета. Не скажу, что мне это легко далось, спиной чувствовала - это был не единственный вопрос, который он хотел мне задать. Но для разминки было достаточно. Еще весь день впереди, наговоримся! Сейчас, главное, скрыться за дверью кабинета, а Прошин, глядишь, найдет себе новый объект для истязаний.
 
   Однако этот понедельник, похоже, решил подтвердить свою "нехорошую" репутацию. Едва я открыла дверь кабинета, как моему взору предстала унылая картина: на полу стояли тазики, ведра и еще какие-то емкости невнятного предназначения. Мерные капли своим дзыньканьем озвучивали весь этот натюрморт.
 
   Что ж, ясно - на дворе весна, оттепель, и дырявая крыша решила выплакать свои горести через потолок. Только почему у меня? Странно, но над рабочим столом потолок оставался сухим. Это, наверно, чтобы я не расслаблялась и не вздумала объявлять забастовку.
 
   Какое тут может быть рабочее настроение? Хоть бы Прошин зашел что ли. Я бы с ним "обсудила" перспективы развития наших отношений в свете последних событий! Но дверь кабинета за весь день никто не потревожил.
 
   С тоской и чувством полной безнадежности я глянула в окно и обратилась к небу: "Ну за что ты так со мной? Разве можно работать в подобной обстановке? До отпуска еще ой как далеко, а смотреть на все это нет сил. Хоть бы насморк какой случился, чтобы недельку дома посидеть..."
 
   То, что Космос слышит нас, известно. Кому-то он идет навстречу, кого-то игнорирует, исходя из своих, высших, соображений. Но вот то, что Силам Небесным свойственна ирония - этого я никак не ожидала!
 
   Вернувшись вечером в свою уютную и, главное, сухую квартиру, я после легкого ужина с блаженством растянулась на диване и предалась разного рода мечтаниям. Главным образом, сентиментальным.
 
  Для славян, кстати, сентиментальность не характерна. Нам ближе драматизм, потому что у нас все как-то сложно очень, глубоко. Но драматизма мне хватало на работе, один Прошин чего стоил.
 
   А сейчас я ощутила дефицит простого и чистого чувства, как в индийском кино. Наверное поэтому я всплакнула. Чуть-чуть. Точнее, я только успела пустить пару-тройку довольно крупных слезинок по поводу своей одинокой жизни и дырявого потолка. И тут моему затуманенному меланхолией взору попался цветок в горшке. Любимый антуриум совсем опустил листья.
 
   Бессердечная эгоистка! - отругала я себя и рывком вскочила с дивана, чтобы сходить за водой для несчастного растения. Внезапно резкая, зигзагообразная боль молнией пронзила мою поясницу. Ноги подкосились и, цепляясь руками за край дивана, я рухнула на колени. Прострел...
 
   Такого подвоха от судьбы я никак не ожидала. Замерев в позе кающейся грешницы, я лихорадочно соображала, как выйти из сложившейся ситуации. На мое счастье, на диване лежал мобильник. Медленно, как оживающий мертвец в фильме ужасов, я протянула руку к аппарату и, едва шевеля пальцами, набрала номер соседки тети Шуры. У тети Шуры находился запасной ключ от моей квартиры на случай отъезда в командировку, чтобы полить цветы или вдруг потеряю свой.
 
   - Алечка, детка, это что ж за напасть? - подвывала тетя Шура, стоя надо мной. - Тебя, верно, кто-то сглазил. Молодая такая...
   - Так, хорош причитать, - пробурчала я, уткнувшись носом в диван.
  - Не для того тебя позвала. Набирай скорую и подожди здесь, дверь откроешь.
  - Все поняла, не серчай на старую, - засуетилась тетя Шура и пошла выполнять приказ.
 
   Не прошло, как говорится, и года. В дверь позвонили. Тетя Шура с редкой для ее возраста проворностью умчалась в прихожую
  и спустя мгновение вернулась обратно.
  - Дохтур! - объявила она, сделав при этом страшные глаза.
 
   На пороге гостиной появился долговязый молодой человек с чемоданчиком. Его взгляд, даже не зацепившись за мою персону, некоторое время блуждал по гостиной. Затем он подошел к дивану и с размаху плюхнулся на него.
 
  Я охнула.
  - Вы бы поосторожней, а? Больно ведь...
  "Дохтур" перевел на меня взгляд и, громко чавкнув жвачкой, спросил:
  - Ну и где лечить будем?
  Убила бы! Но в данной ситуации я была абсолютно бесправна, потому тихо ответила:
  - Неужели не ясно? Спину заклинило.
 
  Эскулап шумно вздохнул. Мой нос тут же уловил запах спиртного. Обнаглели вконец...
  - Я, мамаша, вижу, что спина у вас. Спрашиваю - где лечить будем: дома или в стационар помчимся?
 
  От возмущения у меня даже немного спину отпустило. Тоже мне, сынок... На пару лет, может, младше, не более. Я слегка шевельнулась и даже попыталась приподняться.
 
  - Я в стационар не могу, - ответила я тоном, не допускающим возражений.
  - Это почему? - ехидно спросил он, открывая свой чемоданчик.
  - Потому, что я не доползу до вашей машины.
  - На этот счет, мамаша, не волнуйтесь. Сейчас организую соседей, и мы мигом вас перекантуем в "скорую".
 
  - Какая я вам мамаша?! - не выдержала я.
  Доктор ловким движением наполнил шприц сразу из нескольких ампул и с улыбкой глянул на меня.
 
  - Не надо так волноваться, - снисходительно произнес он. - Сейчас сделаю укольчик, авось поможет...
  Все-то вы "на авось" рассчитываете! - возмутилась я про себя и осторожно, одной рукой, стянула край джинсов, освобождая место для укола.
 
  - Ну вот, видите - дела ваши не так уж и плохи: уже ручкой шевелите, - промурлыкал он, медленно вводя лекарство. - Я оставлю вам лекарство и шприц - часа через три можно повторить укольчик. Найдете, кто бы смог это сделать?
 
  - Сама справлюсь, - буркнула я. - Спасибо.
  - Вот и славненько, - радушно улыбаясь, ответил он и захлопнул свой чемоданчик. - Я могу рассчитывать на вознаграждение в виде стакана воды?
  - Да, конечно. Пройдите в кухню.
 
   Как ни странно, укол довольно быстро возымел действие, и я потихонечку поменяла свою не очень привлекательную позу - села бочком на диван. В душе уже зарождалось чувство искренней благодарности к отечественной "скорой помощи", как вдруг из кухни повеяло кофе. А вслед за ароматом в гостиной показался доктор с чашкой кофе в руках. Бесцеремонно шмякнувшись на диван рядом со мной, он состроил извиняющуюся физиономию.
  - Это ничего, что я немного превысил дозволенное?
  Наглец! - хотелось мне бросить ему в лицо.
 
  - Все в порядке, - ответила я, собрав в кулак всю свою волю и демонстрируя интеллигентность. - Что, кроме укола, еще посоветуете?
  Уж коли пользуешься моим гостеприимством, так будь добр - консультацию давай, - решила я.
 
  Доктор, закатив глаза в потолок, с шумом отхлебывал из чашки. Некоторое время он молчал, наслаждаясь напитком. Затем его взгляд и мысль медленно вернулись ко мне.
  - Что порекомендовать? - он почесал за ухом, пожал плечами. - Ну, на этой стадии - половую жизнь.
 
   Я окаменела от подобного хамства. Не зная как реагировать на подобный выпад, я даже приподнялась с дивана.
  - Осторожно! Сейчас все испортите!
  - Что испорчу?
  - Да лечение, блин. Нельзя так резко вставать, - сердито проговорил он. - Спать на полу надо, ясно? Тоненький матрасик постелите и спите некоторое время на полу. Ферштейн?
  - Йес, - ответила я и покраснела.
  - То-то же...
 
   Следующую неделю мне предстояло сидеть на больничном. Мое желание не видеть капающий потолок сбылось. Вариант не лучший, но как говорится, за что боролись... Потом звонил Прошин, узнавал про самочувствие.
  - Спасибо, терпимо, - холодно отвечала я. - Если вопрос об отчете, то я могу его сделать дома. Пусть мне передадут документы.
  Он, похоже, обрадовался. Садист.
  - Если не возражаешь, я сегодня завезу их тебе, - ухватился он за идею.
  - Валяй.
 
   Вечером раздался звонок из прихожей. Распахиваю дверь, а на пороге стоит Прошин... с огромным букетом цветов. И еще - он улыбался. Я впервые видела его улыбающимся. Оказалось, что у него довольно приятная улыбка. Я не сдержалась и расхохоталась.
  - Прошин, видать тебя сильно прижали с отчетом!
 
  Он тут же перестал улыбаться и с кислой миной сообщил мне:
  - Отчет здесь вовсе не при чем. Я просто пришел тебя навестить.
  Я на мгновение растерялась.
  - Проходи. Я не думала... но документы ты, надеюсь, принес?
  - Какие документы? - занервничал Прошин. - Я же говорю: я пришел тебя навестить. И вообще - я соскучился, - сказал он и вновь заулыбался. А я вновь удивилась и замерла, чувствуя, что сейчас заплачу.
 
  - Почему ты никогда не приходил ко мне? - тихо спросила я и уткнулась носом в его пальто, остро пахнущее весной...


Рецензии
Бесподобно! Прочитала и грустно вздохнула: уже закончился... Но, самое главное, что тут не убавить, не прибавить!

Уланова Людмила   12.08.2011 11:30     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.